Приключения восточных идеалистов
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
«Секретные материалы 20 века» №9(499), 2018
Приключения восточных идеалистов
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
1589
Приключения восточных идеалистов
Британские войска в Баку. Август 1918 года

Весной 1918 году, когда русские войска уходили из Закавказья, в горном ущелье пересеклись пути войскового старшины Лазаря Бичерахова и предводителя персидских повстанцев Кучек-хана. Один из них вскоре станет главным деятелем Белого движения на Кавказе, а другой — вождем несостоявшейся Гилянской Советской Республики. Обоих объединяет то, что об их детстве, юности, молодых годах очень мало известно. Почти нет свидетельств, показывающих становление их личностей.

Персидские истории

Лазарь Федорович Бичерахов родился 15 ноября 1882 года. По национальности он был осетином, из числа приписанных к Терскому казачьему войску, что автоматически определило стезю его будущей деятельности — военной службы. Отец мальчика служил в Собственном Его Императорского Величества конвое, а поскольку крестницей младенца стала сама императрица Мария Федоровна, можно предположить, что на свет он появился не в родной станице Ново-Осетинской, а по месту тогдашней службы родителя — в Санкт-Петербурге.

Вне армии Лазарь себя не мыслил, рассчитывая дослужиться до полковника, а если повезет, то и до генерала. В отличие от юных революционеров, дававших клятвы вести народ в светлое будущее, он и его сокурсники, окончив Московское Алексеевское военное училище, клялись только помогать друг другу делать карьеру.

Службу Лазарь начал в 1905 году в 1-м Горско-Моздокском полку с чина хорунжего. В Наполеоны он явно не метил, комфортно чувствовал себя в рамках существующей системы. Его боевая карьера стартовала в 1909 году, когда русское правительство ввело «ограниченный контингент» в Северную Персию. Поводом для вмешательства стала произошедшая в этой стране конституционная революция, явно навеянная событиями 1905 года в России и даже напоминающая их сюжетно.

Сначала, под влиянием народных волнений, Мозафереддин-шах Каджар подписал конституцию, согласившись на создание парламента (меджлиса) и даже наделив его кое-какими полномочиями. Затем на престол вступил его сын Мухаммед-Али Мирза, меджлис разогнавший, что привело к новым волнениям. Выступления в столице удалось подавить, но ситуация на севере страны — в Иранском Азербайджане и расположенной на побережье Каспийского моря провинции Гилян вышла из-под контроля. Лидер тамошних повстанцев Саттар-хан получал консультации, оружие и даже добровольцев от российских социал-демократов. Например, артиллерией мятежников командовал бывший матрос с броненосца «Потемкин» «Алеша» Гончаровский.

В Петербурге решили помочь шаху, тем более что воспользовавшиеся сумятицей кочевые и горские племена начали грабить подданных Российской империи.

Англичане оккупировали юг страны. Центральная часть со столицей Тегераном контролировалась шахом, который благосклонно принимал вмешательство иностранцев. А на севере казаки вели борьбу с партизанскими отрядами конституционалистов, сепаратистов и просто разбойников.

27 октября Бичерахов с 20 казаками, сопровождая иероманаха Георгия, подвергся атаке примерно сотни курдов. Нападение было отбито, но Лазарь получил ранения в обе ноги и в грудь навылет.

После излечения он остался хром на одну ногу, а правая рука начала сохнуть. Впоследствии офицеры его отряда, подражая командиру, носили трость и подавали для приветствия левую руку — деталь, характеризующая авторитет Бичерахова среди подчиненных.

Между тем Саттар-хан потерпел поражение, однако в Гиляне повстанцы нашли лидера в лице мирзы Кучек-хана. Родился он то ли в 1880-м, то ли в 1881 году, учился грамматике и богословию в столице провинции Реште. Бросив занятия, примкнул к конституционалистам и возглавил партизанское движение дженгелийцев («лесные люди»). Его отряды действовали мобильным группами, при необходимости объединялись для крупных операций и насчитывали около пяти тысяч воинов. Местное население, включая чиновников, им сочувствовало и помогало.

С началом Первой мировой войны противники шаха начали получать оружие от немцев и турок, а партизанские отряды стали направляться германскими инструкторами.

На случай турецкого наступления в Персию пришлось перебросить дополнительные части, составившие 1-й Кавказский (Экспедиционный) кавалерийский корпус Николая Баратова.

Лазарь Федорович после ранения на некоторое время ушел со службы, затем воевал в Карпатах, а в январе 1916 года прибыл на Кавказ, где ему поручили сформировать отряд, который мог бы гоняться за дженгелийцами, а при необходимости наведываться в тыл туркам.

В октябре 1917 года Баратов получил Бичерахову выдвинуться к реке Диале и перехватить трехтысячное вражеское войско, которое пыталось перерезать коммуникации между русскими и англичанами.

Российской империи уже не было, армия разваливалась, и тысячный отряд Бичерахова оказался единственной силой, способной осуществить столь сложную операцию.

Лазарь Федорович выполнил дело с блеском. Его казаки за неделю преодолели безводную пустыню, переправились через Диалу, и, перекрыв подходы к реке, без боя заставили сложить оружие две с половиной тысячи персидских жандармов, перешедших на турецкую службу. Эта победа была одержана как раз в день октябрьского переворота и стала последней победой старой русской армии.

Дорога к Меджильскому мосту

Вынужденный кормить-поить пленных Бичерахов не имел достаточно припасов для обратной дороги, а потому направился к находившимся ближе союзникам-англичанам. Те организовали его отряду торжественную встречу, взяли на довольствие и выделили участок фронта у города Кизил-Рабата. Во время очередного турецкого наступления лишь бичераховцам удалось не только отбить противника, но и вступить на его территорию.

В декабре 1917 года в Хамадане на встрече с Баратовым Лазарь Федорович наслушался жалоб на неповиновение и анархию и согласился прикрыть со своим отрядом отход корпуса в Россию.

Перебазировав подчиненных в Хамадан, Лазарь Федорович получил большое количество оружия и значительную часть казны корпуса, подбросили денег и англичане. С уходом русских турки получали возможность спокойно овладеть Северной Персией и вторгнуться в Закавказье, к милой британскому сердцу бакинской нефти. Между тем главные силы англичан были скованы в Месопотамии. Чтобы хоть как-то перекрыть образовавшуюся дыру, был организован мобильный экспедиционный отряд генерала Лионеля Денствервилля, которому дали очень много денег, сорок автомобилей, один броневик и ничтожное число подчиненных — 12 офицеров, двоих писарей плюс по одному шоферу на автомашину.

Понятно, что Денстервилль был в отчаянии и охотно согласился взять отряд Бичерахова на содержание, что и было скреплено договором. Турки, со своей стороны, связались с Кучек-ханом, подкинули ему денег и оружия и попросили сделать все возможное, чтобы отступление не казалось Бичерахову туристической прогулкой.

Начиная с апреля 1918 года русский отряд постоянно подвергался нападениям дженгелийцев, которые успешно отражались. Попутно Лазарь Федорович вытягивал из англичан деньги — чтобы обеспечить своему воинству финансовую базу. Расплачивались, кстати, британцы, отпечатанными в Басре фальшивыми царскими купюрами, но на Кавказе и такие годились. Во всяком случае, персидские крестьяне, помогая Кучек-хану, охотно снабжали за такие наличные и отряд Бичерахова.

5 июня Дентсервилль получил в подкрепление 14-й гусарский и Гентский пехотный полки, после чего совместно с русскими начал завоевание Гиляна. Решающий бой произошел 12 июня 1918 года у городка Менджил. Здесь находился единственный мост через глубокое ущелье, по которому с севера на юг протекала река Сефид-Руд. Дженгелийцами, помимо Кучек-хана, командовал германский инструктор майор фон Пахен. Повстанцы численностью не менее двух тысяч, вооруженные винтовками и пулеметами, заняли господствующие над подступами к мосту высоты.

Позиция была очень сильной, но Бичерахов пустил своих солдат по склонам гор, и они шаг за шагом отодвигали неприятеля к ущелью. Исход боя решила атака, в ходе которой бичераховцы ворвались в находившееся перед самым мостом полевое укрепление. Сопротивление врага на горных отрогах прекратилось, и освободившиеся войска, спустившись вниз, закрепили победу.

Сам Лазарь Федорович находился в этом бою в первых рядах наступающих и, как рассказывали, чуть ли ни в одиночку, размахивая тростью, разогнал один из вражеских конных пикетов.

Это поражение полностью деморализовало воинство Кучек-хана, которое стало разбегаться. Сам предводитель почти на год исчез с политического горизонта. Британцы вошли в Энзели, закрепились в Реште, а так хорошо послуживший им Лазарь Федорович получил очередные выплаты, раскланялся и отправился дальше. Больше его и Кучек-хана жизненные дороги не пересекались.

Носимый всеми ветрами

Помимо немцев помощь дженгелийцам оказывали и большевики в лице руководителей Бакинской коммуны. Однако когда Лазарь Федорович появился в Баку, они встретили его как родного человека. К городу подступали турки, которых советская власть не устраивала, зато интересовали нефтепромыслы. На их помощь рассчитывали лидеры националистической партии «Мусават», провозгласившие создание нового государства — азербайджанской демократической республики.

Между тем самые боеспособные части защитников состояли из армян, не ладивших с бакинцами-мусульманами. И вообще, Бакинский совет воспринимался как власть не столько интернациональная, сколько великорусская.

Бичерахов никаких антисоветских заявлений не делал, зато выражал готовность выступать именно в «поддержку великорусского элемента». И вообще, дисциплинированностью, вооружением, наличием собственных финансовых средств его отряд выделялся среди других войск Бакинской коммуны.

Лазаря Федоровича даже назначили главнокомандующим, хотя пост этот оказался чисто номинальным. Фактически ответственность за оборону оказалась разделена между ним, наркомом по военным и морским делам Григорием Коргановым и военным комиссаром Бакинского района Григорием Петровым. Коллеги Бичерахова дрались за полномочия и спихивали друга на друга ответственность, так что Лазарь Федорович просто взял на себя правый фланг фронта у Шемахинской дороги.

Однако в конце июля около трех тысяч красноармейцев-армян отказались выйти на позиции, ссылаясь на отсутствие экипировки. Турки этим воспользовались и отрезали отряд Бичерахова от Баку. Потеряв около ста человек, 30 июля отряд снялся с позиций и двинулся к Дагестану. Уход бичераховцев советские историки трактовали как предательство, приведшее к гибели Бакинской коммуны, что является преувеличением. Факт, что власть в Бакинском совете после этого перехватила пестрая коалиция меньшевиков, эсеров и разного рода националистов.

С помощью отряда Денстервилля новое правительство (Диктатура Центрокаспия) удерживало город еще полтора месяца. В конце концов турки Баку заняли, формально передав власть мусаватистам.

Тем временем отряд Лазаря Федоровича угодил в пекло еще более запутанной смуты. На территории Северного Кавказа существовал целый букет правительств: белые разных оттенков воевали с красными, а горцы с казаками. Авторитетные дагестанские лидеры — Гоцинский и Узун-хаджи собирались строить исламское государство и ориентировались на турок.

Появившись в Дагестане, Бичерахов громко заявил именно о стремлении к восстановлению российской государственности, что на новом месте и в новых условиях воспринималось как откровенная белогвардейщина. Именно сторонники Белого дела к нему и потянулись. Больше всего он мог рассчитывать на терских казаков и осетин, группировавшихся в том числе и вокруг его родного брата, меньшевика Георгия Бичерахова.

Освободив от большевиков значительную часть Дагестана, Лазарь Федорович создал правительство Кавказско-Каспийского союза, включив в него представителей терского казачества, христианских общин Ленкорани и Мугани, армянских националистов, а также городов Дербента и Порт-Петровска (Махачкалы). Разношерстная получилась компания. При этом численность его воинства выросла примерно до 25 тысяч, и даже собственный флот у него имелся.

Лазарь Федорович присягнул на верность Уфимской директории, которая присвоила ему звание генерал-майора и объявила командующим «Кавказской армией». Правда, Колчак скоро сверг Директорию, но распоряжения относительно Бичерахова оставил в силе.

Среди вождей Белого дела Лазарь Федорович оказался примерно на одном уровне с вождем Добровольческой армии Деникиным и донским атаманом Красновым. Но этот взлет оказался недолгим.

Почти четыре месяца Бичерахов безуспешно пытался выбить большевиков из Кизляра, воевал с исламистами Узуна-Хаджи, усмирял чеченцев. Когда в ноябре закончилась Первая мировая, Бичерахов ухитрился потерпеть под Порт-Петровском поражение от войск так называемого Горского правительства, подчинявшихся турецкому генералу Иззету-паше. Отступив на юг, бичераховцы вместе с англичанами поучаствовали в занятии Баку, где по-прежнему сидели сменившие ориентацию с протурецкой на пробританскую мусаватисты. Остатки отряда Бичерахова отправили в независимую Грузию, с тем чтобы через Батуми перебросить к Деникину. Но тот в услугах Лазаря Федоровича не нуждался.

В этой ситуации Бичерахову ничего не оставалось, кроме как эмигрировать. А вот его брат Георгий остался в Баку и вскоре был расстрелян большевиками.

Судьба же Лазаря Федоровича сложилась относительно благополучно. Сначала он жил в Англии, потом перебрался в Германию. Чем занимался, неясно, но, судя по всему, не бедствовал. Надо полагать, на черный день у него было отложено.

В эмигрантской общественной жизни себя не проявлял, интервью не давал, мемуаров не оставил. Только в 1945 году неожиданно напомнил о себе, присоединившись к созданному Власовым Комитету освобождения народов России, где возглавил отдел Северного Кавказа. Лучше бы не высовывался, не портил свою, в целом достойную, репутацию. Умер в 1952 году в городке Дорнштадт под Ульмом.

Голова «лесного человека»

В занятый британцами Энзели деникинцы увели из Астрахани 23 военных корабля, включая те, что раньше входили во флотилию Бичерахова.

18 мая 1920 года красная Волжско-Каспийская флотилия под командованием Федора Раскольникова высадила в этом порту десант, сумевший не только отбить корабли, но и очистить город от британцев и их белогвардейских союзников.

К красным присоединились дженгелийцы, включая вынырнувшего из небытия Кучек-хана. 4 июня был взят Решт, где победители провозгласили новое государство — Гилянскую Советскую Республику.

Кучек-хан стал главой правительства и приступил к созданию собственной Красной армии, командный состав которой комплектовался в основном товарищами из России. Советские специалисты заняли и другие руководящие должности. Например, правительственную газету «Красный Иран» редактировал поэт Велимир Хлебников.

Марионеточное государство стало предметом большого геополитического торга между Москвой и Лондоном. Британские правители начали свертывать антисоветскую деятельность на других направлениях, Москва же, в свою очередь, фактически предоставила Кучек-хана собственной участи.

Вероятно, поняв, что он стал разменной монетой, вождь дженгелийцев в августе 1921 года осуществил переворот, провозгласив себя диктатором, а в сентябре начал репрессии против коммунистов. Параллельно он вел переговоры с центральным правительством, надеясь выторговать для провинции хоть куцую автономию. Командующий шахскими войсками Реза-хан сначала его обнадеживал, а затем полностью разгромил силы мятежников.

Сам Кучек-хан бежал в горы, несколько дней скрывался и умер от обморожения. Слуги одного из местных землевладельцев нашли труп и принесли к хозяину, который, рассчитывая на вознаграждение, приказал его обезглавить и отослать отрубленную голову шаху. Было ли вознаграждение выплачено — неизвестно, но голова прославленного мятежника несколько дней демонстрировалась перед городскими казармами.

Жизни Бичерахова и Кучек-хана напоминают авантюрный роман, хотя авантюристами они не были. Скорее обоих можно назвать идеалистами, один из которых мечтал восстановить рухнувшую империю, а другой — создать справедливое государство для своих соплеменников. Тонкости большой политики, равно как и смысл происходивших процессов, были им недоступны, так что, почувствовав себя вершителями истории, в руках других игроков они оказались всего лишь пешками.

Подробнее о событиях, приведших к Октябрьской революции см. книгу «1917 год. Очерки. Фотографии. Документы»


3 апреля 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106328
Сергей Леонов
94487
Виктор Фишман
76303
Владислав Фирсов
71577
Борис Ходоровский
67715
Богдан Виноградов
54352
Дмитрий Митюрин
43533
Сергей Леонов
38451
Татьяна Алексеева
37440
Роман Данилко
36614
Александр Егоров
33665
Светлана Белоусова
32850
Борис Кронер
32636
Наталья Матвеева
30656
Наталья Дементьева
30297
Феликс Зинько
29720