100-летие Русской армии (1920-2020 гг.)
КРАСНЫЕ И БЕЛЫЕ
100-летие Русской армии (1920-2020 гг.)
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
892
100-летие Русской армии (1920-2020 гг.)
Барон Врангель (сидит – четвертый справа) с чинами своего штаба и правительственными чиновниками. 1920 год

28 апреля 1920 года генерал-лейтенант Петр Врангель подписал указ о реорганизации возглавляемых им Вооруженных сил юга России в Русскую армию. Для большинства наших современников, слабо представляющих реалии Гражданской войны, это решение представляется каким-то ребусом. Но его смысл был вполне очевиден тем, кто сражался за Белое дело.


Коллекционные знаки в нашем магазине   >

КАКОЙ БЫТЬ РОССИИ?

Евангельское «Вначале было Слово» подразумевает, что слово влияет на материальный мир и происходящие вокруг нас события.

В Гражданской войне противостояли две основные идеи — «красная», интернационалистская, и «белая», имперско-национальная.

Все понимали, за что сражаются Красная и Белая армии, но если название «Красная» было признано официально, то цветовая символика ее главного противника нуждалась в дополнительных комментариях.

Белый цвет традиционно ассоциировался с идеей монархии, но далеко не все противники большевиков мечтали о восстановлении царя на престоле. Спектр врагов советской власти был крайне широк — от сторонников самодержавия до умеренных республиканцев-социалистов. Это вело к сумбуру в лозунгах и целях, а главное — к катастрофичному для военного времени отсутствию четкой армейской иерархии. Лозунг «непредрешенчества» (по которому судьбу освобожденной от большевиков России решит всенародно избранное Учредительное собрание) только частично решал эту проблему. И в любом случае требовалось четко сформулировать позитивную идею, которая противников большевиков объединяет.

Самую серьезную угрозу советской власти на весну 1920 года представляли Вооруженные силы юга России (ВСЮР). Но авторитет возглавлявшего их Антона Деникина был подорван неудачным походом на Москву, а также его неспособностью четко сформулировать идеологию и цель Белого дела.

С этой задачей, следуя правилу «все гениальное — просто», справился его преемник Петр Врангель.

Название «Русская армия» указывало одновременно и на первенствующую роль государственнообразующей нации, и на преемственность со старой Россией, и на верность империи — не важно, в форме республики или монархии. Последний вопрос (при безоговорочном признании двух первых условий) действительно можно было отдать на откуп Учредительному собранию. Тем более что по факту в России все равно всегда получалась монархия. Только более или менее конституционная.

ИМЕНА-СИМВОЛЫ

К столетию создания Русской армии ООО Медиа-агенство «Северная Венеция» представляет вашему вниманию одноименный проект.

На открытках изображены портреты знаковых руководителей Белого движения, а к каждой открытке прилагается металлическая копия памятного знака времен Гражданской войны, который с именем этого деятеля связан.

Вглядимся пристальней в лица этих людей, судьбы которых отражают и героизм Белого дела, и те причины, по которым это патриотичное по своей сути движение потерпело поражение.

О каждом из них газета «Секретные материалы 20 века» в свое время уже писала.

Михаил Васильевич Алексеев (1857–1918) был сыном выслужившегося в офицеры сверхсрочника, участника севастопольской обороны.

Карьеру делал собственным трудолюбием и талантами. Сражался под началом «Белого генерала» Скобелева в русско-турецкую войну 1877–1878 годов. Первую мировую встретил в должности начальника штаба Юго-Западного фронта, одержавшего серию блестящих побед над австро-венгерской армией, что привело к освобождению столицы Галицкой Руси Львова.

В критические месяцы «Великого отступления» русских войск (май — август 1915 года) Алексеев был брошен на самый кризисный участок — Западный фронт — и сумел выправить положение. Когда Николай II принял на себя обязанности Верховного главнокомандующего, Михаил Васильевич стал начальником штаба Ставки.

После Февральской революции он уже сам занял пост Верховного главнокомандующего, но, скованный Временным правительством и не в силах остановить анархию, в мае ушел с должности. В сентябре ненадолго вновь вернулся на пост Верховного, чтобы спасти обвиненного в мятеже генерала Корнилова и его соратников.

В декабре уехал на Дон, где приступил к формированию антибольшевистской Добровольческой армии (позже — ВСЮР, Русская армия). Во время кубанского Ледяного похода бывший главком лично с винтовкой наперевес ходил в атаку.

После гибели Корнилова стал Верховным руководителем Добровольческой армии, взяв на себя вопросы гражданского и финансового управления и передав собственно военную сферу Деникину. Скончался от воспаления легких.

Одна из четырех ударных дивизий Добровольческой армии в его честь была названа Алексеевской.

Лавр Георгиевич Корнилов (1870–1918) — наполовину русский, наполовину казах, вероятно, с примесью калмыцкой и польской крови. Подобно Алексееву, пробился наверх благодаря усердию и способностями. Храбро сражался в Русско-японскую. Служил военным агентом в Китае. В Первую мировую войну командовал 48-й «Стальной» дивизией с которой громил австро-венгров в Карпатах. «Корнилов — это не человек, а стихия», — говорил о нем один из пленных вражеских офицеров.

В апреле 1915 года, прикрывая выход дивизии из окружения, попал в плен. Бежал. После Февральской революции, ввиду популярности Корнилова в армии, многие видели в нем кандидата в диктаторы. Став в июле 1917 года главнокомандующим, он действительно попытался навести в армии и стране порядок, но был обвинен в мятеже и арестован.

После октябрьского переворота с группой соратников бежал из Быховской тюрьмы на Дон, где вместе с Алексеевым создавал Добровольческую армию.

Оказавшись в практически безнадежном положении, его войска совершили в крайне тяжелых условиях Ледяной поход на Кубань, завершившийся неудачным штурмом Екатеринодара. Корнилов погиб от шального снаряда. Добровольцы тайно захоронили его тело, но победители нашли могилу и надругались над останками.

Добровольческая армия смогла отступить на Дон и продолжила борьбу с большевиками. Одна из отборных «цветных» дивизий именовалась Корниловской.

Сергей Леонидович Марков (1878–1918), чье имя было присвоено третьей из ударных «цветных» дивизий, родился в Петербургской губернии в семье кадрового офицера. Отлично проявил себя в Русско-японской войне. В Первую мировую командовал бригадой в «Железной дивизии» Деникина. Георгиевский кавалер и обладатель георгиевского оружия за храбрость.

Вместе с Корниловым был арестован, потом бежал на Дон, участвовал в создании Добровольческой армии. В Первом (Ледяном) и Втором кубанском походах демонстрировал чудеса храбрости и провел целый ряд блестящих операций. Его называли «Белый витязь», «Шпага генерала Корнилова», «Бог войны», а после боя у станицы Медведовской — «Ангел-хранитель».

Погиб в победном для белых бою у станции Шаблиевка, будучи сражен предпоследним снарядом с уходящего красного бронепоезда.

Михаил Гордеевич Дроздовский (1881–1918) — уроженец Киева, сын кадрового офицера.

Участвовал в Русско-японской войне. В 1913 году получил диплом летчика-наблюдателя. В Первую мировую отважно сражался на Юго-Западном и Румынском фронтах.

В декабре 1917 года им был сформирован полк, с которым он решил прорываться на соединение с Добровольческой армией. В ходе беспримерного рейда от Ясс на Дон его отряду пришлось сражаться не только с большевиками, но и с немцами, румынами, украинскими «самостийниками». С противником не церемонился и следовал сформированному им самим принципу «Два ока — за око, все зубы — за зуб».

После соединения с Добровольческой армией командовал развернутой на базе его отряда «цветной» дивизией. Получил смертельное ранение в бою под Ставрополем.

Василий Михайлович Чернецов (1890–1918) — сын потомственного казака, служившего в Войске Донском ветеринарным фельдшером.

В Первую мировую командовал партизанским кавалерийским отрядом.

В декабре 1917 года, когда на Дону атаман Каледин поднял знамя борьбы с красными, Чернецов сформировал ударный отряд, прозванный «донской каретой скорой помощи».

Чернецовцы носились вдоль границ Донской области, перехватывая эшелоны, громя наступающие отряды Красной гвардии и заскакивая на подконтрольные большевикам территории Донбасса.

Деникин писал: «В личности этого храброго офицера сосредоточился как будто весь угасающий дух донского казачества. Его имя повторяется с гордостью и надеждой. Чернецов работает на всех направлениях. Успех сопутствует ему везде, о нем говорят и свои, и советские сводки, вокруг его имени родятся легенды, и большевики дорого оценивают его голову».

Однако силы оказались слишком неравными.

В бою у Глубокой отряд Чернецова был разгромлен, а его командир был лично зарублен председателем Донревкома Федором Подтелковым.

Александр Васильевич Колчак (1874–1918) происходил из семьи, которая вела родословную от перешедшего на русскую службу турецкого паши. Окончив Морской корпус, приобрел известность как организатор и руководитель полярных экспедиций. В Русско-японскую войну участвовал в обороне Порт-Артура, а после ее окончания возглавил кружок «младотурок», занимавшийся возрождением и реформированием русского флота. Особых успехов Колчак добился в деле внедрения минного оружия, считаясь одним из главных мировых авторитетов в этой области.

В Первую мировую воевал сначала на Балтике, затем командовал Черноморским флотом.

После Февральской революции, отказавшись выполнять приказ о разоружении офицеров, демонстративно выкинул в море врученную ему императором саблю.

После поездок в Англию и Японию прибыл на Дальний Восток, где сумел объединить антибольшевистские силы. В ноябре 1918 года в результате военного переворота в Омске провозглашен Верховным правителем России и в этом статусе признан всеми белыми силами.

Его войска добились ряда успехов, но летом — осенью 1919 года Красная армия смогла добиться перелома на Восточном фронте. Колчак был выдан большевикам чехословацкими легионерами и расстрелян в Иркутске вместе с главой своего правительства Виктором Пепеляевым. Тела казненных затоплены в Ангаре.

Григорий Михайлович Семенов (1890–1946) — потомственный забайкальский казак. В 1913 году служил в одной части с двумя другими вождями Белого дела — баронами Врангелем и Унгерном. В Первую мировую проявил себя лихим кавалерийским командиром.

После Октябрьской революции, обзаведясь мандатами и от Временного правительства, и от Петросовета, сформировал Монголо-Бурятский конный дивизион, с которым сначала окопался на стации Даурия, а затем развязал борьбу против большевиков в Забайкалье.

Позже перенес свою столицу в Читу, где правил на манер удельного князя, мало считаясь с распоряжениями колчаковского правительства. Тем не менее в период разгрома белого Восточного фронта именно ему Колчак делегировал свои полномочия по управлению Сибирью и Дальним Востоком. Семенов без особого успеха пытался сопротивляться наступлению красных, после чего ушел с остатками своего войска в Китай, прихватив несколько ящиков из российского золотого запаса.

Позже сотрудничал с японской разведкой. В 1945 году был арестован советскими спецслужбами и приговорен к смертной казни.

Виктор Леонидович Покровский (1889–1922) происходил из дворян Нижегородской губернии. В Первую мировую войну получил диплом летчика-наблюдателя и одержал одну из первых на Восточном фронте воздушных побед, сбив вражеский «Авиатик».

В январе 1918 года по поручению Кубанской рады сформировал добровольческий отряд, во главе которого успешно сражался с большевиками. Врангель характеризовал его так: «Незаурядного ума, выдающейся энергии, огромной силы воли и большого честолюбия, он в то же время был мало разборчив в средствах, склонен к авантюре». Однако именно ему Врангель приказал усмирять «самостийников» из Кубанской рады, одного из которых (священника Кулабухова) Покровский даже повесил.

Эвакуировавшись из Крыма, Виктор Леонидович поселился в Болгарии. Местные власти обвинили его в организации убийства одного из казачьих деятелей, агитировавших за возвращение в советскую Россию. Посланные для ареста военные закололи его штыком за сопротивление при аресте.

Петр Николаевич Врангель (1878–1928) представлял древнюю шведскую фамилию, одна из ветвей которой была основана офицером, перешедшим на русскую службу после Полтавского сражения.

Участвовал в Русско-японской войне. В Первую мировую стал одним из первых георгиевских кавалеров, после того как со своим эскадроном захватил в конной атаке артиллерийскую батарею.

К Добровольческой армии присоединился в августе 1918 года и быстро завоевал признание, обойдя даже заслуженных «первопоходников» (участников Ледяного похода).

Возглавив Русскую армию, пытался превратить Крым в опорную базу Белого движения. Однако предпринятая им попытка наступления в так называемую Северную Таврию (прилегающие к полуострову территории Украины) закончилась неудачей.

8 ноября 1920 года красные прорвали оборону на Перекопе и вторглись в Крым. Через три дня около 100 тысяч военнослужащих Русской армии и примкнувших к ним гражданских лиц были эвакуированы в Турцию.

В эмиграции Русская армия некоторое время сохранялась как единое целое, но потом ее личный состав начал разъезжаться по Европе. Тем не менее Врангель пытался сохранить организационные структуры в форме Российского общевоинского союза, который продолжал борьбу против советской власти с использованием методов пропаганды и диверсий.

Внезапное заражение и смерть Петра Николаевича от туберкулеза вызвала слухи, что он был отравлен советскими агентами.

Андрей Григорьевич Шкуро (1887–1947) родился под Екатеринодаром в семье кубанских казаков.

В Первую мировую командовал Кубанским конным отрядом особого назначения, на знамени которого красовалась волчья голова.

В начале Гражданской войны создал новый антибольшевистский партизанский отряд и присоединился к Добровольческой армии.

Считался одним из самых талантливых кавалерийских военачальников белых, не слишком, правда, дисциплинированным.

С командующим Русской армией Врангелем он не ужился и в мае 1920 года отправился в эмиграцию.

Жил в Югославии. Во время Второй мировой войны сотрудничал с немцами. В 1944 году указом Гиммлера произведен в группенфюреры и назначен начальником Резерва казачьих войск при Главном штабе войск СС.

Сдался в плен англичанам, но в соответствии с Ялтинскими договоренностями был передан в СССР, приговорен к смерти и казнен вместе с бывшим донским атаманом Петром Красновым. В 2009 году в пригороде Новороссийска одна из улиц была названа его именем, но, учитывая неоднозначную репутацию Шкуро, в 2016 году улицу переименовали в честь советского генерала Николая Кириченко…

Вот так зачастую неожиданно и парадоксально складывались судьбы лидеров Белого дела. В разных пропорциях в них уживались отвага, полководческий талант, стремление к лидерству, честолюбие. Не все их поступки и взгляды вызывают одобрение, но все они были патриотами.

И можно ли сказать, что свою борьбу они проиграли? Когда в 1945 года в Праге советские спецслужбы задержали еще одного бывшего белогвардейского генерала Николая Шиллинга, следователи поинтересовались у него, что он думает о Красной армии. Шиллинг отметил подтянутый внешний вид бойцов, наличие погон, то, что смотрят орлами, перекрестился и резюмировал: «Слава богу! Жива Россия!»

Подробнее о событиях, приведших к Октябрьской революции см. книгу «1917 год. Очерки. Фотографии. Документы»


27 Марта 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85183
Виктор Фишман
68610
Борис Ходоровский
61002
Богдан Виноградов
48050
Дмитрий Митюрин
34176
Сергей Леонов
32085
Сергей Леонов
31868
Роман Данилко
29950
Светлана Белоусова
16333
Дмитрий Митюрин
16085
Борис Кронер
15392
Татьяна Алексеева
14526
Наталья Матвеева
14216
Александр Путятин
13939
Наталья Матвеева
12433
Светлана Белоусова
11935
Алла Ткалич
11713