Детектив одной старушки
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №1(387), 2014
Детектив одной старушки
Инна Чернецкая
журналист
Санкт-Петербург
1144
Детектив одной старушки
В искусстве не обойтись без даров природы: кисти из колонка, краски из пурпурной улитки и кошенили.

Сегодня музеи бренда «Мадам Тюссо» есть почти во всех крупных туристических центрах мира — в Лондоне и Амстердаме, Берлине и Вене, Гонконге и Токио, Нью-Йорке и Вашингтоне… Последний филиал знаменитого музея двойников открылся в 2012 году в Сиднее, а всего в мире насчитывается 15 галерей, носящих гордое имя создательницы первых фигур. Ежедневно толпы туристов восхищаются сходством восковых статуй с оригиналами — известными политиками и актерами, которых большинство посетителей, впрочем, никогда не видели «вживую». Любители острых ощущений могут посетить «кабинет ужасов», где под одной крышей собрались жертвы революций, палачи, маньяки и прочие импульсивные личности. Запечатленные в воске сцены насилия и убийств смотрятся довольно странно на фоне предыдущих залов, где гостей встречают неподвижные Шварценеггеры, какие-нибудь французские Людовики или даже Барак Обама со своей фирменной улыбкой крахмальной белизны. Однако «кабинеты ужасов» составляют чуть ли не половину любого филиала музея мадам Тюссо. Да и могло ли быть иначе, если дочь палача, отсидевшая в Бастилии и снявшая посмертную маску с лица Марата, взялась устраивать музей?

БРЮКИ КОМАНДАНТЕ

Современные политики и деятели сцены почитают за честь позировать для скульпторов Музея мадам Тюссо: появление воскового двойника в знаменитой галерее считают знаком признания. В 1989 году сотрудники лондонского музея обратились к Фиделю Кастро с просьбой позволить им провести необходимые замеры, и команданте с радостью согласился. Однако тянул с этой встречей… десять лет. Все это время скульпторы покорно ждали, когда же у кубинского революционера появится час свободного времени. Дело в том, что у сотрудников музея существует строгое правило: если восковая фигура изображает ныне живущего человека, сходство с оригиналом должно быть идеальным, вплоть до мельчайших подробностей.

Фидель Кастро в итоге остался очень доволен результатом и даже подарил двойнику свои собственные брюки и сапоги. Правда, фигуры Кастро есть во всех отделениях Музея, и какая из них одета в брюки команданте, остается загадкой для туристов.

В поисках оригинальных штанов посетители нередко забывают, что жизнь самой основательницы музея — сплошная интрига и захватывающий детектив, который по накалу страстей может смело тягаться с любым художественным произведением.

ЗАГАДОЧНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ

Детство будущей легенды музейного дела покрыто таким количеством тайн, что по прошествии веков трудно разобраться, что было на самом деле, а что «приросло» к биографии мадам по вине излишне впечатлительных поклонников.

Официальная биография гласит: Анна Мария Гросхольц (именно такова девичья фамилия мадам Тюссо) родилась в 1761 году в Страсбурге. Ее родителями были эльзасский офицер Йозеф Гросхольц и швейцарка Анна Мария Вальтер. Увидеть родного отца девочке так и не удалось: Йозеф погиб в Семилетней войне незадолго до ее рождения. Анна Мария Вальтер, оставшись без мужа, начала искать средства к существованию и вскоре переехала с детьми в Берн. Там она устроилась на работу экономкой к доктору Филиппу Вильгельму Куртиусу. Медицинские занятия приносили Куртиусу доход, но не были его главной страстью. Когда-то доктор взялся лепить из воска анатомические модели, затем переключился на портреты и даже фигуры, а к 1765 году так увлекся новым делом, что переехал в Париж, забросил медицину и основал там свою мастерскую восковых фигур. В 1767 году к нему присоединились две Анны Марии — мать продолжила работать экономкой, а дочь проявила неожиданный интерес к лепке и начала потихоньку учиться искусству изготовления восковых скульптур.

Однако десятки других биографий, претендующих на достоверность, дают совершенно иные подробности детства Марии. Некоторые исследователи уверены, что отцом Марии на самом деле был потомственный палач, мужчина крутого нрава и любитель выпить. Как-то раз в пылу скандала Анна Мария Вальтер озвучила страшную тайну: на самом деле отцом Марии приходится совсем другой человек. На лице сурового рогоносца не дрогнул ни один мускул: он просто молча выставил за дверь и жену, и дочь. Перебиваясь какое-то время случайными заработками, Анна Мария Вальтер наконец нашла покровителя и любовника в лице Филиппа Куртиуса. Этот человек обладал редкой специальностью: называл себя анатомистом и пламенно любил ваять фигуры из воска. В один прекрасный момент он осознал, что хобби приносит ему куда больше удовольствия и дохода, а потому переквалифицировался в скульпторы. Поначалу его произведения в основном пользовались спросом у бедняков: заказать бюст из камня или портрет у известного художника было дорогим удовольствием, по сравнению с которым оплатить фигурку из воска считалось сущим пустяком. Говорят, Филипп Куртиус завоевал бешеную популярность потому, что умело льстил своим клиентам — уменьшал на скульптурах носы, увеличивал глаза, исправлял оттопыренные уши. Ему помогала юная Мария Гросхольц, которая со временем даже превзошла учителя по уровню мастерства.

Это, пожалуй, самая жесткая версия ранней биографии Марии Тюссо, а между ними есть несколько промежуточных. Согласно еще одной, Филипп Куртиус приходился Марии-младшей дядей и гостеприимно впустил их с матерью в свой дом, когда последняя в силу каких-то неведомых причин осталась без мужа и средств к существованию. При этом Куртиус — все-таки практикующий медик — увлекался не просто лепкой из воска, а, скорее, историей: на основе учебников он реконструировал батальные сцены, для чего ему требовалось множество маленьких фигурок. Небогатым пациентам, которые не могли оплатить его услуги, он предлагал «отработать» на благо собственного увлечения — полепить миниатюрных участников сражений.

В любом случае, увлечение юной Марии восковыми скульптурами берет начало именно в мастерской Куртиуса, кем бы он ей ни приходился. Поначалу ее пугали странные восковые фигуры; кто-то из современных исследователей даже предположил, что Мария страдала аутоматонофобией — редким психическим расстройством, связанным с боязнью человеческих муляжей. Находят даже причину появления этого страха: мол, отец-палач, приходя домой, рассказывал о том, кого сегодня отправил в последний путь, а заодно — шутки ради — пугал впечатлительную дочь рассказами о душах убитых, которые никуда не улетают, а бродят по ночам и ищут, кому бы отомстить за свою смерть. Не удивительно, что восковые истуканы показались Марии теми самыми жертвами, но Куртиус сумел не только переубедить ее, но и увлечь лепкой до такой степени, что Мария поняла: это ее призвание.

Куртиус даже придумал для маленькой ученицы своеобразную терапевтическую игру: когда к нему приходил позировать посетитель, Мария должна была внимательно изучить особенности его внешности, а затем воспроизвести их по памяти — сначала на бумаге, затем и в воске. Когда Марии удавалось придать фигуре ощутимое сходство с гостем, ей разрешали слепить по своему желанию куклу или зверюшку. В мастерской Куртиуса к моменту их встречи скопилось огромное количество восковых «манекенов» разных размеров. Вскоре его коллекцию пополнили восковые игрушки Марии: девочке так хорошо удавалось справляться с заданиями Куртиуса, что она регулярно получала возможность лепить и для себя. Позднее умение лепить по памяти пригодилось ей, когда она детально запомнила черты лица Шарлотты Корде, убийцы Марата, снимая посмертную маску с покойного. Внезапно Мария поняла: фигура этой женщины не представляет из себя ничего особенного в «отрыве» от жертвы. Так ее — уже личная — коллекция пополнилась первой динамической сценкой с участием фигур Корде и Марата. Со временем «сюжетных» изваяний становилось все больше.

ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ

В начале 1770 года всю Францию охватило радостное волнение: подписание брачного договора между королем Франции Людовиком XVI и эрцгерцогиней Австрии Марией-Антуанеттой сулило пышную свадьбу и массовые гуляния. Но праздник не обошелся без жертв: в толпе, собравшейся, чтобы выпить вина за королевский счет, взорвались пиротехнические ракеты. Началась давка, в результате которой погибли 139 человек; их похоронили на кладбище Святой Мадлены, а монаршая жизнь пошла своим чередом. Мария-Антуанетта и представить не могла, что два десятилетия спустя там же окажется ее собственное тело, а посмертную маску снимет Мария Тюссо — уже известный в кругах революционеров скульптор, которому было не привыкать работать с покойниками…

Но тогда, в 70-е годы XVIII столетия, думать о смерти Марии не приходилось. Посетители салона Куртиуса все больше обращали внимания на девочку: красотой она отнюдь не блистала, зато уже в пору ранней юности поражала талантом в ваянии. Привыкая работать с непокорным воском, Мария постепенно училась и рисовать, и шить, и создавать парики. Довольно быстро она стала главной помощницей Куртиуса, а салон все чаще посещали именитые гости.

Как-то раз, в 1778 году, учитель взял Марию с собой на сеанс моделирования на улицу Бон, где проживал в то время Вольтер, один из крупнейших французских философов-просветителей своего века. Мария впервые самостоятельно смоделировала лицо — ранее Куртиус не ставил перед ней таких серьезных задач. Кто бы мог подумать, что вскоре они останутся единственными обладателями уникального бюста, сделанного при жизни Вольтера? Через два месяца после сеанса мыслитель скончался, а Куртиус выставил слепок в витрине салона. Посетителей прибавилось…

Постепенно слава мастеров по работе с воском дошла до монарших кругов. В 1779 году Анну Марию пригласили ко двору: Елизавета, сестра Людовика XVI, выразила желание обучиться искусству скульптуры. Выбор пал на Марию не случайно: однажды посетив галерею Куртиуса, монарх пришел в такой восторг от качества своего воскового двойника, что немедленно одарил фигуру личным мундиром и орденом. Нельзя сказать, что кто-либо из представителей монаршей семьи достиг особенно выдающихся успехов в ваянии. Зато Мария упрочила свое общественное положение, а вдобавок обзавелась хорошим доходом и прочными связями при дворе. Однако то, что так долго играло скульпторше на руку, вскоре обернулось против нее: после казни королевской семьи Марию заключили в Бастилию как особу, приближенную к монаршим кругам. Спасло ее незнатное происхождение: после нескольких месяцев томительного ожидания казни Марию сначала обрили для эшафота, а потом внезапно отпустили и позволили вернуться в мастерскую.

Жизнь нужно было начинать с нуля: страна была охвачена революцией, и представители новой власти в последнюю очередь интересовались искусством. Однако скульпторша умудрилась найти выход и из этой ситуации…

Дело в том, что еще раньше Куртиус отдал под ее контроль ведение финансовых документов, позволил наладить собственные контакты с продавцами воска, тканей и настоящих волос; в пору революции Мария не стеснялась ходить за волосами к палачам — этого добра у них было хоть отбавляй, головы рубили с такой скоростью, что представителей ранее презренной профессии можно было смело назвать проводниками прогресса. Задолго до ареста Мария сообразила, что неестественно бледный цвет воска можно замаскировать при помощи грамотно подобранного освещения, а небольшое пространство студии визуально увеличат зеркала.

ОТ КОРОЛЕЙ К РЕВОЛЮЦИОНЕРАМ

14 июля 1789 года процветающему бизнесу Куртиуса пришел конец. Разгневанная толпа штурмом взяла Бастилию, королевскую семью арестовали, а все, кто имел хотя бы самое опосредованное отношение ко двору, оказались под подозрением. После того как Марию выпустили из-под стражи, она долгие месяцы жила в страхе, что революционеры могут передумать. Но дело надо было возрождать, и тогда Мария догадалась предложить свои услуги представителям новой власти. В конце концов, и монарха, и революционера объединяет стремление к власти; а где власть, там и тщеславие. Скульпторша предположила, что новые хозяева жизни не откажутся быть запечатленными в воске — и не прогадала.

Все еще находясь под подозрением в связях с королевскими кругами, Мария рискнула отправиться к Робеспьеру. Тот исполнил ее просьбу позировать вполне благосклонно, чуть ли не с радостью. Восковая фигура вдохновителя революционного террора вскоре появилась в витрине галереи Куртиуса. Соглашались позировать и другие революционеры, а Мария постепенно становилась «своей» в новом кругу. Увы, от страха за собственную жизнь это ее не избавило — то и дело снились кошмары о том, как холодное лезвие бритвы касается ее головы, а пряди волос падают на тюремный пол в преддверии казни. 13 июля 1973 года дверь мастерской затряслась от требовательного стука. Открыв дверь, Мария замерла от ужаса: на пороге стояли вооруженные солдаты и зачитывали приказ. Сомнений не оставалось — отложенный смертный приговор решили привести в исполнение…

Ошарашенная Мария не сразу поняла, почему ее просят взять с собой на эшафот рабочие инструменты. Но, покорно следуя за конвоем, она в конце концов сообразила, что никто не собирается ее казнить. Марию привели в дом Марата. Вождь французской революции лежал в ванной, весь в крови. Девушке предстояло снять посмертную маску. Этот способ увековечить погибших соратников и врагов был необычайно популярен в среде французских революционеров, которые высоко ценили профессионализм Марии. Раз за разом она в числе первых попадала на место преступления и покорно наносила восковой состав на лица знаменитых покойников….

ПОКИДАЯ ФРАНЦИЮ

Карьера Марии снова пошла в гору, но, как и любой женщине, ей хотелось простого человеческого счастья, которое она надеялась отыскать в объятиях талантливого инженера Франсуа Тюссо.

В 1794 году не стало Филиппа Куртиуса. Свою мастерскую и коллекцию двойников он завещал Марии, зная, что она продолжит общее дело и сумеет сберечь то, что создавалось в течение десятилетий. Став полноправной хозяйкой мастерской и галереи, Мария с чистой совестью отправилась под венец, приготовившись жить долго и счастливо. Увы, этим надеждам не суждено было оправдаться.

Первая дочь четы Тюссо умерла в младенчестве, позже родились двое сыновей. Появление детей не превратило Марию в домохозяйку: напротив, ощущение того, что сыновья смогут продолжить дело, которому она посвятила всю жизнь, придавало неутомимой бизнес-вумен сил и желания творить. Увы, супруг стремлений Марии не разделял. Точнее, ему было все равно: поглощенный своими делами, он мало внимания обращал на жену и сыновей. Вдобавок Франсуа Тюссо совсем не брезговал алкоголем и азартными играми, а его пристрастия пробивали солидную брешь в семейном бюджете, который состоял в основном из тех средств, которые удавалось заработать Марии. Такой муж гордой скульпторше был ни к чему. Оставив себе в память о неудавшемся браке фамилию Тюссо, в 1802 году она отбыла в Великобританию, чтобы продолжать свое дело на новых берегах.

Впрочем, бежала Мария Тюссо не только от воспоминаний о семейной жизни, но и от алчного французского правительства. В один прекрасный день государственные мужи решили, что искусство должно принадлежать народу, и задумали национализировать галерею Тюссо. Стремясь спасти фигуры, создававшиеся кропотливым трудом, Мария погрузила их на корабль и увезла подальше от жадных рук французских чиновников. Покидая Францию, мадам запаслась рекомендательным письмом от верховного палача Парижа к коллеге из Эдинбурга. Бумага призывала оказать содействие Марии Тюссо в работе, в частности — позволить снимать посмертные маски и пользоваться волосами казненных для создания новых фигур. Таким образом, Мария обеспечила себе «тихую гавань» на случай, если британцы не сразу оценят прелесть уже имеющейся коллекции из 120 фигур.

ВСЕ СНАЧАЛА

Лондонская улица Бейкер-стрит в оживленном центральном районе Мэрилебон известна в первую очередь поклонникам остросюжетной литературы: именно там, в несуществующем доме № 221Б, Артур Конан Дойль поселил частного детектива Шерлока Холмса. Музей, посвященный знаменитому сыщику, открыли в 1990-м, однако и раньше на Бейкер-стрит охотно стекались туристы всех национальностей. Дело в том, что в 1835 году сыновья наконец убедили Марию Тюссо организовать первую постоянную экспозицию восковых фигур.

В родную Францию Мария так больше и не вернулась, предпочитая работать на английских берегах, тем более что ее опасения относительно востребованности коллекции у англичан оказались беспочвенными. Незадолго до смерти Мария Тюссо составила завещание, согласно которому все фигуры должны были оставаться в Лондоне.

Впрочем, английский этап биографии мадам вовсе не был безоблачным, и первая серьезная неудача постигла ее уже в 1804 году. Затонул корабль, перевозивший восковую коллекцию из одного региона Великобритании в другой; под толщей воды оказалось все, что Мария создавала в течение долгих лет.

Однако Мария Тюссо совсем не привыкла сдаваться, а главное — отличалась редкой предусмотрительностью. Мадам никогда не уничтожала формы для отливки, а они, к счастью, оказались на другом судне. Еще много лет Мария выплачивала колоссальные долги, в которые пришлось влезть, чтобы закупить материалы для отливки новых фигур. Однако в итоге коллекция была полностью восстановлена и почти тридцать лет колесила по британским просторам, пока не обрела постоянного пристанища на Бейкер-стрит. А чтобы порадовать англичан, мадам Тюссо обратилась к истории их страны. Каждый выставочный сезон открывали новые скульптуры видных деятелей прошлого — Ричард Львиное Сердце, Генрих VII, Мария Стюарт и Мария Тюдор, Кромвель, Вальтер Скотт, Картуш, лорд Байрон, сэр Нельсон...

Выставку охотно посещали, но Мария не останавливалась на достигнутом. Пользуясь своими связями с палачами и тюремным персоналом всех мастей, она, уже пожилая женщина, снимала посмертные маски с убийц и их жертв, чтобы пополнить свой «кабинет ужасов» новыми персонажами…

ФЮРЕР ПОД СТЕКЛОМ

После того как мадам Тюссо скончалась в 1850 году, ее дело продолжили потомки, постоянно совершенствовавшие искусство литья. Постепенно фигуры стали двигаться и даже «дышать» — как, например, статуя Уинстона Черчилля, изготовленная в 2000 году по особой технологии. Политический деятель время от времени действительно набирает воздух в легкие, а затем незаметно выдыхает. Говорят, выглядит это жутковато.

Учитывая специфику комнаты страха при музее, не обходилось, конечно, без эксцессов. Так, знаменитому инквизитору Томасу Торквемаде пришлось отправиться в запасники лондонского музея, после того как одной впечатлительной посетительнице стало дурно. А ведь восковой Томас всего-то опустил ей на плечо руку с топором…

Особенно горячая пора в жизни музея настала, когда в 1948 году его специалисты изготовили фигуру Адольфа Гитлера. Вокруг галереи разгорелся настоящий скандал: кто-то требовал убрать фюрера, как не заслуживающего места в музее, кто-то, напротив, утверждал, что Гитлер — исторический персонаж, а появление его восковой копии — всего лишь попытка сохранить историю для потомков. Фигуру неоднократно пытались изувечить — забрасывали яйцами, обливали краской, а потом и вовсе подожгли; в результате чуть было не сгорел целый этаж музея. После этого малоприятного инцидента Гитлера поместили под пуленепробиваемое стекло.

Похожая участь ждала копию Ясира Арафата, которая появилась в Нью-Йоркском филиале галереи. Противники палестинского лидера написали письмо в адрес городской администрации с просьбой убрать скульптуру с глаз долой и даже провели у здания музея шестичасовой митинг, однако голоса протестующих не были услышаны.

Неизменной популярностью у туристов пользуются фигуры действующих и недавно сложивших полномочия политиков, вроде Владимира Путина, Барака Обамы или Фиделя Кастро. А вот Ленин и Сталин в последнее время сдали позиции и перестали собирать вокруг себя толпы дискутирующих на тему «Похож или не похож?». Теперь они проводят большую часть года в музейных подвалах и оказываются на поверхности лишь на пару месяцев…

А сама мадам Тюссо занимает почетное место среди знаменитостей и вовсе не торопится в запасники. Маленькая сгорбленная старушка в черном не очень-то приметна на фоне слабо одетых певиц с выдающимися формами, но ей нет нужды привлекать к себе повышенное внимание — она заслужила свое место в истории, положив начало грандиозному делу, которое будет жить уже хотя бы потому, что человечеству нужны идолы.


1 Января 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85166
Виктор Фишман
68591
Борис Ходоровский
60974
Богдан Виноградов
48007
Дмитрий Митюрин
34114
Сергей Леонов
32059
Сергей Леонов
31626
Роман Данилко
29919
Светлана Белоусова
16313
Дмитрий Митюрин
16009
Борис Кронер
15313
Татьяна Алексеева
14474
Наталья Матвеева
14178
Александр Путятин
13936
Наталья Матвеева
12385
Светлана Белоусова
11867
Алла Ткалич
11655