ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №18(534), 2019
Дарья Якин: «Врубель – мое осознание себя»
Владимир Хохлев
публицист, писатель
Санкт-Петербург
894
Дарья Якин: «Врубель – мое осознание себя»
Дарья Якин рядом со скульптурой Врубеля «Демон» в Русском музее

Загадочный русский художник Михаил Врубель достиг таких вершин русского духа, взойти на которые и по сей день практически никому не удалось. Но что видел художник внутри себя, какую музыку слышал — осталось в тайне. Может быть, приблизиться к ее постижению возможно благодаря генетической памяти рода Врубелей?.. Корреспондент «СМ» побеседовал с праправнучкой Анастасии Врубель — Дарьей Якин.

— Дарья, расскажите, пожалуйста, о вашей родственной связи с Михаилом Врубелем?

— Я праправнучка Анастасии Врубель, сводной сестры Михаила Врубеля. После смерти его матери, Анны Басаргиной, его отец, Александр Врубель, женился на моей прапрапрабабушке Елизавете Христиановне фон Вессель. Прямых потомков у Михаила Врубеля нет, так как его единственный сын с Надеждой Забелла-Врубель, Савва, скончался в младенчестве. По линии Анастасии Врубель помимо меня остались потомки во Франции и в Москве.

— Каким образом жизнь и творчество Михаила Врубеля повлияло на вас и вашу судьбу?

— Я хорошо помню тот момент, когда впервые увидела его картины. Это было в 1997 году в Мюнхене на выставке Врубеля. Мне было тогда 10 лет. Мама моя, Царствие ей Небесное, мне всегда много рассказывала про нашу семью, особенно про мою прабабушку, которую она обожала и которая училась в Смольным институте для благородных девиц в Санкт-Петербурге. Я очень любила слушать мамины рассказы, но так как я родилась в Германии и в тот момент еще ни разу не бывала в России, мне было тяжело себе представить все то, что мама мне описывала. Именно поэтому, когда я сама впервые увидела картины Врубеля, они на меня произвели такое незабываемое впечатление. Я прониклась гордостью и испытала глубокое чувство ответственности за сохранение вклада в культурное и духовное развитие России, внесенное моей семьей. Именно в этот момент я решила для себя, что я русская и никогда не смогу быть ни немкой, ни француженкой, ни представительницей какой-либо другой страны, в которых я росла. Для меня Михаил Врубель — мое русское осознание себя, что, конечно, парадоксально, так как он сам из польской семьи.

— Какое ваше любимое произведение художника?

— Мое первое любимое произведение Врубеля была его иллюстрация к поэме Лермонтова «Демон», которая называется «Демон, смотрящий на танец Тамары». В ней сочетается моя любовь к танцу и к поэме Лермонтова, которыми я увлекаюсь с детства. Я помню, что неоднократно просила мою бабушку читать мне «Демона» вслух, всегда жалея одинокого героя. Также я очень люблю «Девочку на фоне персидского ковра» — картина, в которой отражается мой интерес к Востоку. Кстати, картина была написана в 1886 году, ровно за сто лет до моего рождения.

— Ваше отношение к периоду жизни Михаила Врубеля — Серебряному веку?

— Серебряный век безумно интересен. Он сопровождал Россию в период больших перемен. Мне кажется, что Врубель во многом сам является символом Серебряного века. Блок, которого многие знатоки сопоставляют с Врубелем, написал о нем: «Символистская эпоха акцентировала в жизни Врубеля печать безумия и рока».

— Какие врубелевские места в России вам известны?

— Этим летом мы с папой и мужем были в Санкт-Петербурге. Навестили могилу Михаила Александровича на Новодевичьем кладбище, на которой трогательно выглядел поставленный кем-то стакан с кисточками и карандашами. У нас с этим кладбищем связана интересная история. Когда-то, много лет назад, мои папа с мамой искали там могилу Врубеля. Была зима, на кладбище никого не было. Вдруг появилась собака, которая остановилась невдалеке и уставилась на моих родителей. Они решили пойти за этой собакой. И что вы думаете? Она привела родителей прямо к могиле Врубеля!..

Помимо могилы я в каждый свой приезд в Санкт-Петербург посещаю Русский музей. Я вообще музеи очень люблю, но в Русском чувствую себя как дома. Может быть, потому, что здесь выставлены картины моего родственника. Я бы очень хотела посмотреть на Кирилловскую церковь в Киеве, в которой Врубель писал образы «Архангел Гавриил» из сцены Благовещение, «Въезд Христа в Иерусалим», «Сошествие Святого Духа» и другие, но, к сожалению, отношения между Украиной и Россией чрезвычайно сложны. Это очень печально.

— Расскажите о судьбе памятника художнику. В чем сложность его установки?

— Я недавно наткнулась на статью 2017 года, в которой написано, что власть Санкт-Петербурга запретила активистам устанавливать памятник Врубелю на Новодевичьем кладбище. Обидно то, что художники, которые создали памятник, над ним работали бесплатно, а деньги на материал для надгробия были собраны методом краудфандинга, то есть местная власть не вкладывала в это никаких средств.

И после всех усилий власть, ранее давшая добро на установление памятника, вдруг потребовала проведения историко-культурной экспертизы, подозревая, что памятник может разрушить постамент. Хотя независимая экспертиза не выявила никакой угрозы.

Я очень благодарна всем добровольцам, которые трудились над памятником, и надеюсь, что здравый смысл все же восторжествует. Я с удовольствием — чем смогу — поддержу инициаторов установки монумента.

— Знают ли на Западе Врубеля?

— Примерно два года тому назад я была на его небольшой выставке в Лондоне, а ранее, как уже упоминала, — в Германии. Хотя Врубель в общем мало известен на Западе, как и многие другие русские художники. Мне кажется, что это не показатель того, что Врубель не интересен Западу. Просто там отсутствует привычка обсуждать искусство.

Кстати, хочу сказать, что ни в одной стране, где мне довелось жить, я не беседовала так много об искусстве, как в России. Русская душа, видимо, нуждается в этом, тяготеет к разговорам и спорам о литературе, живописи и других видах искусства. На Западе такой острой потребности я не замечала.

— Кого из последователей Михаила Врубеля вы бы отметили? Если, на ваш взгляд, такие есть.

— По мнению художника Игоря Грабаря, Врубель в России «не имел предшественников, не оставил последователей». Хотя я знаю, что некоторые эксперты по живописи считают его последователем Павла Филонова. Однако искусство само по себе — бесконечное вдохновение, поэтому и Врубель наверняка имеет последователей, которые, может быть, и не осознают этого.

— Я знаю, что вы тоже рисуете…

— С детства очень люблю рисовать и сожалею, что так и не записалась на курсы живописи. Я, конечно, не художник, но порыв души к рисованию испытываю. Кстати, Врубель считал мою прапрабабушку очень талантливой художницей. В моей семье сохранились рассказы о том, как Анастасия лепила великолепные скульптуры из черного хлеба.

— Бытует мнение, что Врубель балансировал на грани гениальности и сумасшествия…

— Как сказал Аристотель: «Не существует гения без примеси сумасшествия». Известно, что у Врубеля было диагностировано душевное расстройство. Я изучала разные психиатрические заболевания и испытываю глубокое сочувствие к страдающим от них. Их часто осуждают, подвергают разным издевательствам, не понимая, что, может быть, именно в этих людях таятся «штрихи» гениальности, которые нам не дано понять.

Прекрасно об этом высказался Александр Блок: «Проклятую цветную легенду о Демоне создал Врубель, должно быть, глубже всех среди нас постигший тайну лирики и потому — заблудившийся на глухих тропах безумия».

Михаил Врубель чувствовал жизнь по-иному, блуждал в других мирах, может, и потеряв при этом нить земной жизни, склонность к земной суете.

— Почему, на ваш взгляд, Михаил Врубель часто обращался к религиозной теме? И почему образ демона оказался для него таким привлекательным?

— Образ демона интересовал человечество с начала времен. Сколько художников, писателей, композиторов посвятили творчество изучению его. Дьявол и Бог, добро и зло — вечная борьба за нравственность человечества присутствует во всех культурах мира. Разумеется, что эта тема притягивала и пленила разных гениев. Однако соприкосновение с потусторонним миром опасно! Немало людей заблудилось и продолжает теряться в нем.

Но для меня образ демона Врубеля нежен и трагичен. Я нахожу в нем то чувство одиночества, которое испытывала, когда мне в детстве читали лермонтовского «Демона».

— Вы религиозный человек?

— Да, я православный человек. Как и Михаил Врубель, я хорошо знаю и католическую веру, так как училась в немецкой католической школе для девочек, ходила на церковные службы в католические церкви вместе с одноклассницами. При этом для меня никогда не было колебаний в моей православной вере, как и сомнений в моей «русскости».

— Какой исследователь творчества Михаила Врубеля, на ваш взгляд, наиболее объективно говорит о вкладе художника в мировую культуру?

— Много исследователей изучало творчество Врубеля, так что я затрудняюсь назвать одного из них как самого объективного. У нас в доме, например, всегда читали исследование Михаила Германа, который очень изящно переплетает жизнь и творчество Врубеля с разными отзывами русских прозаиков и поэтов, объединяя их на фоне культурных и исторических событий. Также интересна недавно изданная книга о Врубеле в серии ЖЗЛ, которая в большей степени рассказывает о биографии художника, чем о его творчестве.

— Как, по-вашему, надо представлять Врубеля современным начинающим художникам? Что в нем главное?

— У него уникальная техника нанесения красок, цветовая гамма которых нежна и задумчива. В его стилистике отражается символизм Серебряного века и изящность ар-нуво. Его персонажи трагичны и пронизаны сочувствием, исходящим к ним от художника. Творчество Михаила Врубеля объединяет в себе как европейскую школу — отражая его происхождение и путешествия по Европы, так и тягу к Востоку. В своем сочетании эти особенности творчества обретают русский характер.


9 Августа 2019


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83563
Виктор Фишман
67091
Борис Ходоровский
59113
Богдан Виноградов
46355
Дмитрий Митюрин
31436
Сергей Леонов
30934
Роман Данилко
28443
Сергей Леонов
16202
Светлана Белоусова
14319
Дмитрий Митюрин
14201
Александр Путятин
13038
Татьяна Алексеева
12839
Наталья Матвеева
12350