Казус Клапгольца
АНЕКДОТЪ
Казус Клапгольца
Петр Люкимсон
журналист
Тель-Авив
1085
Казус Клапгольца

В Израиле с людьми порой происходят совершенно невероятные истории. Ничего страшного, просто нужно быть к этому готовым.

Мой хороший знакомый живет в Цфате (городе на севере Израиля). В минувшем марте он обнаружил в почтовом ящике письмо на имя своей супруги от некого адвоката из Иерусалима. Тот напоминал, что в 2007 году, когда эта самая супруга прогуливалась с собакой по одному из столичных парков, та набросилась на шестилетнего мальчика и искусала его. В результате агрессии животного ребенок получил не только физическую, но и тяжелую душевную травму. Все эти годы находился под наблюдением психологов, а сейчас достигнув восемнадцатилетия, обратился в суд с требованием выплаты компенсации в 300 тысяч шекелей (примерно $ 85 000). Далее следовало сообщение о том, что 20 апреля его супруга должна явиться на первое заседание Иерусалимского окружного суда по данному делу.

Сказать, что это письмо ударило моих друзей, словно, значит, ничего не сказать. Да и кому приятно узнать, что с тебя вдруг требуют 300 тысяч шекелей, к которым, наверное, еще и приплюсуют пару десятков тысяч судебных расходов?!

- Как ты знаешь, ни у меня, ни у жены проблем с ивритом нет, но мы несколько раз перечитали письмо, чтобы понять, правильно ли его понимаем, - рассказывает мой приятель. - Нет, все именно так: с нас требуют 300 тысяч шекелей за то, что наша собака двенадцать лет назад искусала в Иерусалиме какого-то мальчика! Все бы ничего, но у нас никогда не было собаки!!! Хотя я и не представляю, как спустя двенадцать лет доказать это в суде?!

К счастью, мой товарищ - человек, что называется, «тертый». Поэтому, по прочтении письма, он немедленно отправился к одному из самых известных в Рош-Пине адвокату по гражданским искам.

- Ты уверен, что у вас никогда не было собаки? - с подозрением спросил адвокат. - И твоя жена не гуляла с ней по Иерусалиму?

- Да говорю же тебе - нет! Что будем делать?!

- А что делать? Будем, как обычно писать письма, - ответил адвокат. - По-моему, это так называемый «казус Клапгольца». Кстати, пусть твоя супруга сделает анализ на склонность к аллергии: если таковая имеется, мы сможем утверждать, что аллергия распространяется и на собак.

На следующий день адвокат отправил иерусалимскому коллеге письмо, в котором извещал, что, вероятно, произошла какая-то ошибка: хотя имя, адрес и номер теудат-зеута (удостоверения личности) его клиентки в приглашении в суд указаны правильно, она в Иерусалиме в указанном году не была и собаки никогда не держала. Спустя пару дней пришел ответ: никакой ошибки, истец действительно был в детстве покусан собакой, но они готовы отозвать иск, если еще до первого заседания стороны придут к компромиссу. Например, ответчица согласится немедленно выплатить его клиенту 150 тысяч шекелей.

«Ни о каком компромиссе не может быть и речи. Мы готовы разбираться в суде и в указанный вами день явимся туда», - таков был общий смысл второго письма адвоката моих знакомых.

Прошла пара недель, и вдруг в адвокатскую контору приходит письмо из Иерусалима, в котором говорится, что, возможно, действительно произошла ошибка, и они решили отозвать иск. Но тут, что называется, коса нашла на камень. «Мы категорически протестуем против отзыва иска, поскольку выдвинутое против моей клиентки обвинение ввергло ее семью в немалые расходы и причинило существенный моральный ущерб. Только за подготовку ответных писем клиентка заплатила мне полторы тысячи шекелей. Копии квитанций об оплате прилагаются», - гласило новое адвокатское письмо, направленное из Цфата в Иерусалим.

«Мы признаем допущенную ошибку и готовы уплатить 1500 шекелей компенсации», - последовал ответ столичного адвоката.

«Мы не готовы удовольствоваться столь малой суммой, так как клиентка должна будет уплатить мне еще полторы тысячи шекелей за ведение дела, к тому же, как было сказано, ей причинен моральный ущерб. Ложное обвинение вывело ее из душевного равновесия, ей пришлось обратиться за помощью к психиатру и принимать антидепрессанты», - говорилось в следующем письме из Цфата.

Начался торг, в ходе которого адвокаты сошлись на сумме в 5 000 шекелей. Вся сумма досталась адвокату ответчика в качестве гонорара.

- Чтобы избежать ошибок в будущем, - закончил рассказ приятель, - я спросил, что это за казус Клапгольца такой.

- А, это! - рассмеялся адвокат. - Это байка, которую рассказывают лекторы по гражданскому праву на юрфаках всех наших университетов. Суть ее заключается в следующем. Встречаются два израильских адвоката, и один из них говорит другому:

«Здравствуйте, Клапгольц! Может, Вы не помните, но месяц назад вы наступили мне на ногу, и с тех пор она болит. Поэтому я намерен предъявить вам иск за причиненный ущерб на десять тысяч лир (валюта Израиля до 1980 года, примерно 1/10 к шекелю). Как вы понимаете, если не все 10 тысяч, то 5 000 суд мне обязательно присудит. Еще 1 000 я получу за судебные издержки, то есть минимум 6 000 Вы точно потеряете. Но мы можем с вами договориться: если вы дадите мне сейчас 2 000 лир, я от вас отстану».

«Я не Клапгольц, - отвечает второй адвокат, - но вот вам 2 000 лир и будьте мне здоровы!».

Оказывается, в Израиле это не такое уж редкое явление. Адвокаты подают безосновательные иски с требованием огромной компенсации в надежде, что люди растеряются и согласятся уплатить за отказ от судебного преследования. Вот уж воистину – один законник с портфелем может награбить больше, чем сто громил с автоматами.


26 Августа 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84304
Виктор Фишман
67412
Борис Ходоровский
59883
Богдан Виноградов
46981
Дмитрий Митюрин
32443
Сергей Леонов
31420
Роман Данилко
28932
Сергей Леонов
24278
Светлана Белоусова
15235
Дмитрий Митюрин
14930
Александр Путятин
13395
Татьяна Алексеева
13158
Наталья Матвеева
13040
Борис Кронер
12568
Наталья Матвеева
11077
Наталья Матвеева
10755
Алла Ткалич
10337
Светлана Белоусова
10027