Как важно остроумие
АНЕКДОТЪ
«Секретные материалы 20 века» №26(542), 2019
Как важно остроумие
Богдан Виноградов
журналист
Санкт-Петербург
534
Как важно остроумие
Павел I

Пожалуй, острый ум – одно из самых полезных качеств личности. Человек с подвешенным языком не растеряется и перед лицом монарха, от которого зависит его судьба... Но и самой коронованной особе случалось очень кстати проявлять смекалку!

Голицин конвоирует Голицина

Однажды император Павел I в поездке по Санкт-Петербургу наткнулся на вдрызг пьяного ротмистра Голицына, который ехал ему навстречу в санях и не уступил дороги. Разгневанный монарх закричал:

– Чем вы изволите заниматься, сударь?!

Голицын узнал своего царя и перепугался до полусмерти, но не растерялся. Выхватив шпагу, он отсалютовал и положил ее у своих ног.

– Ротмистра Голицына на гауптвахту везу, ваше величество! – отрапортовал он.

Павел с трудом сдержал смех.

– За какие же грехи? – спросил он.

– Вдрызг пьян, подлец! Осмелился пресечь проезд вашего императорского величества!

Павел расхохотался;

– Ну, коли так, везите. Впрочем, нет! Как проспится, передайте ему, что я его прощаю.

Королевский клинок

Павел Петрович был не единственным европейским монархом, способным быстро переходить от гнева к снисходительности. Другая подобная история произошла в Польше XVII века. Однажды на утреннем приеме у короля Стефана Батория разговор между знатью зашел о хороших саблях. Особенно увлекся маршал Зборовский, который даже обнажил свой клинок и, расхваливая его как лучший в мире, принялся размахивать им в опасной близости от короля. 

Баторий отреагировал молниеносно – обнажил собственную саблю, отбил в сторону саблю Зборовского и чуть ли не коснулся острием лица обалдевшего маршала. Не поведя и бровью, монарх холодно сказал: «Мне кажется, что этот клинок еще получше вашего». Зборовский, внезапно поняв, что совершил большую ошибку, отреагировал не менее быстро, бухнувшись на колени и прося прощения у его величества. Король добросердечно не стал наказывать своего маршала, а поднял и обнял его.

Рецепт умиротворения смутьяна

Иногда принятое в нужный момент верное решение позволяет даже сделать из врага друга.

Средневековая Англия была неспокойным местом, в котором то и дело вспыхивали восстания и династические войны. И вот в конце XV века в Звездную палату – чрезвычайный королевский суд – для допроса был доставлен ирландский вельможа Джеральд Фитцджеральд, граф Килдэйр, обвиненный в государственной измене. С «подсудимым» возились долго, но поняли, что по закону вменить ему ничего не удастся, а если не по закону, в Ирландии начнется восстание. 

Генрих VII в отчаянии спросил одного из приближенных: «Неужели нет на этого человека управы?» – «Нет, – сказали ему, – с ним уже который год вся Ирландия управиться не может...» Фитцджеральд действительно был известен у себя на родине как суровый властелин. «Тогда, – решил король, – пусть он сам управляется с Ирландией». И назначил Фитцджеральда своим наместником на Зеленом острове. Решение оказалось верным: граф был слишком занят придворными интригами и подавлением восстаний, чтобы притязать еще и на королевскую власть.

Перешагнуть через олдермена

Генрих VII получил свою власть не только и не столько по праву рождения. Ему пришлось воевать за трон. Тогда его звали Генрих Тюдор, граф Ричмонд.

Когда войска графа Ричмонда подошли к городу Шрусбери, они увидели, что мост поднят, ворота закрыты, а на стенах стоят солдаты. На требование графа Ричмонда пропустить его с войском старший олдермен Томас Миттон ответил, что в стране развелось слишком много претендентов на престол, каждый из которых так и норовит пройти через его городок. А сам олдермен знает только одного короля – Ричарда III. Так что Ричмонд войдет в Шрусбери, только переступив через него, Томаса Миттона, в чем он на этом месте и клянется.

Генриху пришлось отъехать от стен. Вернувшись на следующий день, он попросил олдерменов под честное слово выехать к нему и долго убеждал их, что не желает им зла, а хочет только пройти через город. Большинству отцов города смертельно не хотелось воевать, но Миттон уперся и отказывался открыть ворота. А он был популярен, и остальные понимали, что его гибель в любом случае будет иметь последствия. И тут будущего короля осенило. Он пошептался с частью олдерменов, которые через несколько минут дружно набросились на Миттона, связали, повалили. и Ричмонд через него перешагнул. После чего остальные мирно открыли ему ворота.

Став королем, Генрих неоднократно высказывал Томасу Миттону свое благоволение. Так что когда на магистрат обрушилось очередное требование о «добровольном пожертвовании» в королевскую казну, Миттона попросили заступиться перед его старым знакомцем. На что Миттон сказал: «Не вязали бы вы мне тогда руки, не потребовалась бы вам сейчас моя помощь». Но заступаться поехал и даже сумел получить определенные поблажки.

Гражданин Абстракция

Быстрый ум помогает не только при общении с королями, иногда он может спасти в разгар революционного безумия.

Французская революция. К суду революционного трибунала привлечен некто де Сен-Сир. Председатель предложил ему обычный вопрос о его фамилии.

– Де Сен-Сир, – ответил подсудимый.

– Нет более дворянства, – возражает председатель. 

Так отпала приставка «де».

– В таком случае я Сен-Сир.

– Прошло время суеверия и святошества – нет более святых. 

Так узник лишился части фамилии «Сен», означающей «святой».

– Так я просто – Сир. 

Это значило «господин».

– Королевство со всеми его титулами пало навсегда, – последовал ответ.

Тогда в голову подсудимого пришла блестящая мысль.

– В таком случае, – восклицает он, – у меня вовсе нет фамилии, и я не подлежу закону. Я не что иное, как отвлеченность – абстракция. Вы не подыщете закона, карающего отвлеченную идею. Вы должны меня оправдать!

Удивительнее всего то, что трибунал действительно признал подсудимого невинным и вынес следующий приговор: «Гражданину Абстракции предлагается на будущее время избрать себе республиканское имя, если он не желает навлекать на себя дальнейших подозрений!»

Почетный подзатыльник

Французы – остроумная и воинственная нация. Иногда эти качества сочетались.

1554 год. В сражении при Ранти французскую кавалерию вел в атаку на немецкие войска герцог Франсуа де Гиз. Когда он заметил, что один из его лейтенантов, некий де Сен-Фаль, скачет слишком быстро, он ударил шпагой по шлему ретивого всадника, тем самым его притормозив.

После битвы герцогу передали, что господин де Сен-Фаль считает себя глубоко оскорбленным этим ударом. Вероятно, герцог был удивлен – опытному вояке должно было казаться очевидным, что держать строй было важно, а ничего, кроме удара по шлему, всадник просто бы не услышал. Тем не менее де Гиз сразу вызвал лейтенанта в королевскую палатку и в присутствии монарха и всех старших офицеров армии сказал следующее:

– Мне кажется, вы оскорблены ударом, который я нанес вам за то, что вы скакали слишком быстро. Однако, по-моему, то, что я вынужден был ударить вас, чтобы остановить, намного лучше, чем если бы мне пришлось ударить вас, чтобы заставить идти в атаку. Таким образом, полученный удар, несомненно, вас не бесчестит, а наоборот прославляет.

Сен-Фаль был полностью удовлетворен таким объяснением.

Блеф по-британски

Но случалось и французам попадать впросак. Их давние соперники, англичане, не отличались их утонченностью – но ничуть не уступали в работе ума.

1761 год. Драгунский полк англичан был разбит в битве и отступал целых семьдесят миль. Люди и лошади буквально падали от усталости. И тут путь им преградил полк французской пехоты в боевом построении. Командир англичан, Уильям Эрскин, остановил своих драгунов и подъехал к французам как парламентер. Он сообщил французскому командиру, что ведет лишь авангард, а за ними двигается огромный отряд кавалерии. Поэтому Эрскин предложил французам сдаться сразу, не доводя дело до бойни, в которой они, несомненно, проиграют.

Французские офицеры стали советоваться между собой. Наконец Эрскину объявили, что сдаваться они не намерены. «Что ж, кровь ваша и ваших людей будет на ваших же головах», – бросил Эрскин и поехал обратно. Скорее всего, в этот момент он думал, что его отчаянный блеф провалился. И тут французы, подавленные мрачным хладнокровием англичанина, попросили его остановиться, сложили все оружие и объявили себя пленниками.


29 Ноября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84304
Виктор Фишман
67412
Борис Ходоровский
59883
Богдан Виноградов
46981
Дмитрий Митюрин
32443
Сергей Леонов
31420
Роман Данилко
28932
Сергей Леонов
24278
Светлана Белоусова
15235
Дмитрий Митюрин
14930
Александр Путятин
13395
Татьяна Алексеева
13158
Наталья Матвеева
13040
Борис Кронер
12568
Наталья Матвеева
11077
Наталья Матвеева
10755
Алла Ткалич
10337
Светлана Белоусова
10027