Каменщик, работающий мастерком
АНЕКДОТЪ
«Секретные материалы 20 века» №1(309), 2011
Каменщик, работающий мастерком
Андрей Лихой
журналист
Санкт-Петербург
228
Каменщик, работающий мастерком
Поль Сезанн и Париж 1870-х годов

Французский художник Поль Сезанн — крупнейший представитель постимпрессионизма. Его творческие открытия легли в основу таких явлений, как фовизм и кубизм. Поль Сезанн родился в маленьком провинциальном городке Экс-ан-Прованс на юге страны. Его отец был владельцем шляпного магазина, а позднее стал банкиром. После окончания пансиона Поль учился в коллеже Бурбон, где подружился с будущим известным писателем Эмилем Золя. Одновременно он занимался в муниципальной художественной школе. Окончив коллеж и получив звание бакалавра литературы, юноша поступил на юридический факультет, однако желание стать художником привело его в Париж. После безуспешных попыток поступить в Школу изящных искусств он работал самостоятельно, копировал в Лувре картины старых мастеров.

***

Когда весной 1874 года будущие импрессионисты готовились к открытию первой выставки — Анонимного кооперативного товарищества художников, скульпторов и граверов, они собирались пригласить мэтра — Эдуарда Мане.

Однако он отказался после того, как узнал, что в выставке участвует Сезанн. Мане заявил, что не желает «компрометировать себя», фигурируя в одном обществе с Сезанном. «Никогда я не уроню себя, повесив свои картины рядом с картинами господина Сезанна!» Сезанн для него всего лишь «каменщик, работающий мастерком».

***

Сезанн, несмотря на состояние, сколоченное его отцом, и свои занятия юриспруденцией, любил щеголять грубоватыми манерами и подчеркивать свой южный акцент в противовес более вежливому поведению других.

Ему как будто было недостаточно выражать свое презрение официальному искусству только своими произведениями, он хотел бросить ему вызов всем своим существом, хотел подчеркнуть свое возмущение.

Он сознательно пренебрегал своей внешностью и, казалось, получал удовольствие, шокируя других. Моне вспоминал, как Сезанн, появляясь в кафе Гербуа, распахивал куртку, движением бедер подтягивал брюки и у всех на виду поправлял на боку красный пояс, после чего по очереди здоровался за руку с друзьями, но перед Мане снимал шляпу и с улыбкой говорил в нос: «Не подаю вам руки, господин Мане, я уже восемь дней не умывался».

***

Как-то в парижском кафе Гербуа у Сезанна поинтересовались, что он готовит для официального Салона. Художник, представив реакцию, которую вызовут его картины, ответил: «Горшок с дерьмом».

***

Писал Сезанн очень медленно и как-то признался, что, работая над натюрмортом, выбирает всегда яблоки, потому что они долго не портятся.

***

Сезанн предпочитал писать яблоки, груши, персики, апельсины, так как они, в его представлении, полнее всего выражали элементарные формы предметного мира.

Один из современников вспоминал, с какой тщательностью художник ставил натюрморт: «Он положил персики, противопоставляя тона один другому; наклоняя, нагибая, уравновешивая плоды, как ему хотелось, пользуясь для этого монетами в одно и два су. Он вкладывал в это столько старания и предосторожности, что чувствовалось — это праздник для его глаз».

***

Жена Сезанна Гортензия, позируя мужу, вынуждена была целыми часами сидеть неподвижно. Он запрещал ей пошевелиться, сделать малейшее движение, чтобы передохнуть.

— Уподобься яблоку! Разве яблоко шевелится? — кричал он.

***

Однажды после 115 рабочих сеансов, каждый из которых продолжался несколько часов, Сезанн сказал портретируемому, что сегодня он, пожалуй, уже доволен тем, как получается перед рубашки.

***

Картину Сезанна «Дом повешенного», несмотря на критику, приобрел покупатель. Удивленным знакомым он объяснил: «У меня есть гарантия — личное письмо Клода Моне, в котором он заверяет, что картина еще станет знаменитой. Я прикрепил это письмо с задней стороны картины. Если недоброжелатели вздумают надо мной посмеяться, я сразу покажу им письмо!»

***

Жители Экса изводили Сезанна. Они просили разрешения посмотреть его живопись, приходили в мастерскую, а затем бранили работы художника.

Он придумал хороший способ, как бороться с подобными «знатоками».

«Насрать я на вас хотел», — сразу говорил он посетителям, и робкие люди в страхе убегали.

Поразительно, но благодаря такому поведению общественное мнение города становилось благосклоннее к Сезанну.

***

Сезанн отличался строптивым и независимым характером, был необщителен и резок и упорно шел своим путем. «Доказывать что-нибудь Сезанну, — говорил Золя, — все равно, что убеждать башни Собора Богоматери сплясать кадриль».

***

Сезанн не переносил ни малейшего прикосновения. Даже его сын, которого он любил больше всего на свете («Поль — это мое солнце», — говаривал он), не осмеливался взять отца под руку, не сказав предварительно: «Прости, ты позволишь мне, папа?» И Сезанн, несмотря на нежный взгляд, которым дарил своего сына, не мог подавить содрогания.

***

Долгие годы Сезанн бедствовал так же, как и многие другие художники. Ренуар вспоминал, что однажды встретил его на улице с картиной, почти волочащейся по земле.

Сезанн горестно произнес: «Дома нет больше денег! Попробую продать эту вещь! Достаточно сделанный этюд, не правда ли?» «А это были знаменитые «Купальщицы» — настоящее сокровище», — завершил рассказ Ренуар.

***

Однажды Сезанн, чьи картины не покупали, возвращался пешком с вокзала Сен-Лазар. Только что написанный на пленэре этюд он нес под мышкой. Его остановил молодой человек и попросил показать картину.

Сезанн приставил холст к стене дома, в тень, чтобы на него не падали отсветы. Незнакомец пришел в восторг, особенно от зелени деревьев:

— Чувствуешь их свежесть!

— Раз мои деревья вам нравятся, берите их себе, — предложил художник.

— Мне нечем заплатить, — с грустью ответил собеседник.

Сезанн настоял, и любитель ушел, унеся картину. Художник был не менее счастлив, чем незнакомец.

Впоследствии выяснилось, что это был музыкант, играющий на рояле в кафе и не имевший ни гроша за душой. Вскоре он стал неразлучен с группой молодых художников.

***

Как-то Сезанн ночевал в небольшой гостинице. Утром хозяин гостиницы спросил его:

— Как вам спалось? Я думаю, что не очень хорошо, потому что матрас на вашей кровати довольно жесткий.

— Ну что вы! — ответил Сезанн. — Я ночью несколько раз вставал с постели, чтобы немного отдохнуть.

***

Поль Сезанн не думал о том, что станет основателем нового направления в изобразительном искусстве. Тридцать пять лет он, что называется, «пахал», пребывая в неизвестности, и продавал свои картины за мизерную цену. Так было до тех пор, пока некий парижский скупщик произведений искусства, который почти задаром приобрел у художника большую коллекцию картин, не устроил выставку. Маститые критики и ценители многих стран, посетившие выставку, были ошеломлены увиденным и единодушно сошлись во мнении, что родился мастер-модернист.

Сезанн в сопровождении своего сына, поддерживавшего старика под руки, тоже пошел на выставку. Художник, удивленно глядя на свои полотна, тихо произнес: «Посмотри-ка, сынок, они даже не стали вставлять их в рамы».

***

Когда молодые художники приезжали в Экс, чтобы навестить пожилого Сезанна, они встречали высокого старика, подчеркнуто вежливого, хотя приветливость его по временам внезапно сменялась гневом.

Не интересующийся ничем, кроме искусства, он любил разговаривать о живописи, но раздражался, когда посетители заставляли его давать теоретические формулировки. Он уводил своих гостей в горы, окружавшие Экс, где он работал, и заявлял, что о живописи можно сказать больше и лучше, глядя на мотив, чем когда обсуждаешь чисто умозрительные теории, в которых большей частью можно запутаться.

***

Официальная критика писала, что Сезанн создает свои картины, стреляя в белое полотно из пистолета, заряженного до отказа различными красками. Не случайно его манеру писать называли «пистолетной живописью».

***

Однажды Поль Гоген сказал о Сезанне: «Нет ничего, что так походило бы на мазню, как шедевр».

***

Великий русский художник Валентин Серов, увидев картину «Пьеро и Арлекин», купленную на ретроспективной выставке Сезанна в 1904 году московским коллекционером Сергеем Щукиным, был краток: «Деревянные болваны!»

Однако, бывая в гостях у собирателя новой западной живописи, всегда долго стоял перед этой работой, прищурившись и внимательно разглядывая. С присущей ему искренностью, однажды признался, что картина не выходит у него из головы.


5 января 2011


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
90011
Сергей Леонов
72086
Виктор Фишман
72083
Борис Ходоровский
64105
Богдан Виноградов
51063
Дмитрий Митюрин
39145
Сергей Леонов
34982
Роман Данилко
32950
Борис Кронер
23636
Светлана Белоусова
22009
Наталья Матвеева
21768
Светлана Белоусова
21729
Александр Егоров
21324
Татьяна Алексеева
20907
Дмитрий Митюрин
19056