Выбор Скотленд-Ярда
КРИМИНАЛ
«СМ-Украина»
Выбор Скотленд-Ярда
Юрий Гаврилин
журналист
Киев
2214
Выбор Скотленд-Ярда
Френсис Гальтон

Конец лета и всю осень 1888 года жители Лондона c ужасом читали в газетах сообщения об убийствах проституток. Преступления отличались необычайной жестокостью: у жертв было перерезано горло, а внутренности вынуты. Поэтому журналисты окрестили злодея Джеком-потрошителем. Общественность требовала не только изловить убийцу, но и преобразовать давно устаревшую систему криминальной службы. Преступника так и не поймали, а вот перестраивать методы работы Скотленд-Ярда правительству пришлось.

УВЛЕЧЕННЫЙ ДИЛЕТАНТ

Френсис Гальтон родился в 1822 году в семье состоятельного фабриканта. Его мать была дочерью известного медика, философа и поэта Эразмуса Дарвина. Поэтому считалось, что призвание Френсиса — медицина. Окончив школу, он направил свои стопы в Главный госпиталь Бирмингема, а оттуда вскоре перебрался в престижный Тринити-колледж в Кембридже. Правда, вместо изучения болезней и лекарств, с головой ушел в математику.

Первые годы ученья давались Гальтону с трудом. Но, будучи от природы человеком талантливым и трудолюбивым, он вскоре преуспел в науке. Причем настолько, что его статьи начали появляться в математических журналах. В сферу увлечений Гальтона входили также история, биология и особенно — антропология. На сон оставалось не более трех-четырех часов в сутки. Но даже достигнув определенных успехов, он так и остался дилетантом в этих науках...

Смерть отца потрясла молодого ученого. Он решил узнать, почему возникают смертельные болезни и как передаются по наследству физические, духовные качества и способности человека. Результатом этого увлечения стало рождение евгеники — науки, сразу же привлекшей всеобщее внимание. (Кстати, этот термин придумал сам ее создатель.) Много лет Френсис Гальтон вместе со своим кузеном Чарльзом Дарвином искал рецепты бессмертия.

Развивая теорию о происхождении видов, ученый доказывал, что она отнюдь не противоречит учению о божественном происхождении мира. Гальтон стал первым, кто предложил научное доказательство существования бога. Эти его труды были высоко оценены как церковью, так и учеными мужами Великобритании.

СТАТИСТИКА ЗА ТРИ ПЕНСА

На лондонской Международной выставке 1884 года большой популярностью пользовался необычный павильон. Купив всего за три пенса билет, любой посетитель мог измерить свой рост, размах рук, длину туловища, вес и оценить физические возможности. Здесь часто появлялся Френсис Гальтон, который и создал этот павильон-лабораторию специально для решения задач евгеники.

Когда через год выставка закрылась. У Гальтона на руках оказался огромный статистический материал, о котором другие исследователи не могли даже мечтать. Успех настолько окрылил его, что он добился создания при известном лондонском Саут-Кенсингстонском музее специальной измерительной лаборатории, которую посещали многие горожане. В 1888 году до Лондона дошли сообщения об открытии Бертильоном в Париже антропологического кабинета, и научное Королевское общество обратилось к Гальтону с просьбой сделать доклад о бертильонаже.

Позже он восторженно писал: «Во время своего кратковременного визита я встретился с месье Бертильоном и имел возможность ознакомиться с его системой. Ничто не может превзойти ту тщательность, с которой его ассистенты производят обмер преступников. Их действия точны и быстры. Все прекрасно организовано». Увиденное настолько поразило Гальтона, что он решил внедрить французские методики и в своей лаборатории. Кто бы тогда мог предположить, что этот ярый сторонник антропологии станет ее могильщиком в криминалистике.

К несчастью для бертильонажа, Гальтон, просматривая журнал «Naturе», наткнулся на статью шотландского миссионера Генри Фолдса об использовании отпечатков пальцев при идентификации людей. Заинтересовавшись, ученый обратился в журнал с просьбой переслать более подробную информацию об этом методе.

Его просьбу незамедлительно удовлетворили. Но при этом случайно выслали не более раннюю статью Фолдса, а работу другого исследователя — Вильяма Гершеля, который как раз в это время приехал из Индии в Великобританию, чтобы поправить свое здоровье. Они договорились о встрече, в результате которой Гершель передал Гальтону все свои накопленные материалы.

Гальтон интуитивно чувствовал, что у него в руках «новое чудо рода человеческого» и решил без лишних хлопот пополнить свою коллекцию за счет многочисленных посетителей Саут-Кенсингстонской лаборатории. С каждого отпечатка пальцев, чтобы их легче было рассматривать и сравнивать папиллярные линии, он делал увеличенные снимки.

ВОПРОС БЕЗ ОТВЕТА

И тут возник вопрос, который ни Гершелю, ни Фолдсу не приходил в голову: а по какому же принципу следует сравнивать отпечатки? Просматривая труды своих предшественников, Френсис Гальтон с удивлением обнаружил, что первую такую попытку предпринял еще в 1823 году чешский исследователь Ян Пуркинье. Он описал несколько типов папиллярных узоров: спирали, эллипсы, круги, двойные завихрения, кривые полосы, Но попытки классифицировать отпечатки по этим приметам закончились полным провалом. Не смог этого сделать и Гальтон. Сравнения фотографий ничего не дали. Слишком много оказалось различных сочетаний этих элементов, — около 60!

В полном изнеможении ученый на несколько дней прекратил поиски. Когда же, отдохнув, он возобновил работу, то с удивлением обнаружил, что иногда принимал одинаковые отпечатки за разные. Дело в том, что при снятии отпечатков краска ложилась неравномерно и смазывалась... Только в 1891 году в журнале «Nature» появилась статья Гальтона о системе классификации отпечатков пальцев. Он писал, что в своей работе многим обязан Вильяму Гершелю. К сожалению, и эта статья прошла незамеченной.

Откликнулся на нее только забытый автором, обойденный вниманием Генри Фолдс. Но Гальтону было не до выяснения приоритетов — он был поглощен созданием книги, которую назвал чрезвычайно просто: «Отпечатки пальцев». Она увидела свет уже на следующий год, однако интереса к себе не привлекла...

НА ЧАШЕ ВЕСОВ

Возможно, трактат Гальтона так и остался бы без внимания. Но один из членов Королевского общества подсунул его и.о. министра внутренних дел, который в тот момент как раз подумывал, чтобы ввести бертильонаж в практику английской полиции.

И.о. министра поразила простота метода дактилоскопии. Он решил создать специальную комиссию, чтобы решить вопрос о выборе способа идентификации. Чему отдать предпочтение: проверенному методу антропологических измерений или неизвестной дактилоскопии?

Не откладывая дела в долгий ящик, члены вновь образованной комиссии посетили Саут-Кенсингстонскую лабораторию и восхитились, как просто и быстро работают ее сотрудники. Казалось, чаша весов склоняется в пользу дактилоскопии. Но тут выразил сомнения сам Гальтон — он считал, что систему еще нужно усовершенствовать... Комиссия отправилась в Париж, где продолжалось триумфальное шествие бертильонажа. Шеф полиции, купавшийся в лучах славы, представил англичанам службу идентификации в самом выгодном свете.

Да и сам Бертильон не подкачал. Забыв свою замкнутость и мрачность, он рассказывал о подвигах служителей закона, водил гостей по местам обитания преступников. Рекламируя свой метод, он позволил себе даже выпить любимого англичанами грога, за что поплатился страшным приступом мигрени.

Особо сильное впечатление на комиссию произвели созданные Бертильоном приспособления для проведения антропометрических измерений и специальные фотокамеры. Более того, он дал гостям в руки необходимые инструменты, чтобы те сами на нескольких преступниках оценили простоту метода опознания. Но здесь-то Бертильон и промахнулся.

Ему не удалось доказать простоту своего метода — уж слишком скрупулезно и медленно проводились все операции. Да и персонал, проводивший измерения, должен был обладать достаточно высокой квалификацией. В своем отчете о поездке во Францию руководитель делегации отметил: «Работа Бертильона по своей природе имеет скорее теоретическое, чем практическое значение».

Проблему выбора так и не удалось решить. Комиссия в обширном заключительном акте приняла компромиссное решение: ввести в Скотленд-Ярде метод антропологических измерений, но в форме, устраняющей его сложности, а от словесного портрета преступников отказаться вовсе. Вместо него «на заполняемую карточку следует наносить отпечатки десяти пальцев заключенного». Основной же упор делался на антропологию, «поскольку классификация по отпечаткам пальцев пока невозможна». Чаша весов продолжала качаться то в одну, то в другую сторону. И вот здесь на сцене появилось новое действующее лицо — генеральный инспектор полиции Бенгалии Эдвард Генри.

О ПОЛЬЗЕ МАНЖЕТ

Эдвард Генри родился в 1850 году в одном из пригородов Лондона в семье врача. Когда ему исполнилось 23 года, он уехал в Индию. Там, благодаря своему уму, образованию, манерам, организаторским способностям и богатой фантазии Генри стал успешно продвигаться по служебной лестнице. В 1891 году его назначили генеральным инспектором полиции Бенгалии.

Заняв этот высокий пост, он ввел в работу полиции бартильонаж. Но квалификация сотрудников была низкой, и чтобы упростить работу, измерения проводили по укороченной программе. В соответствии с новыми требованиями, в карточки учета стали вносить и отпечатки пальцев.

Работа индийской полиции сразу же стала более успешной. Если в 1893 году в Бенгалии благодаря антропологическим измерениям удалось установить личности 23 задержанных, то в 1895 году — уже 207. Количество новых учетных карточек возросло до 100 000. Тут-то и обнаружились ошибки в измерениях. Следовало либо повышать уровень квалификации полицейских, либо искать какие-то дополнительные приметы.

В 1884 году Генри узнал о работах Гальтона и трудностях, с которыми тот столкнулся. Проблема заинтересовала генерального инспектора, и когда он приехал в отпуск в Англию, то именно автору книги «Отпечатки пальцев» нанес один из первых визитов... В Индию Генри вернулся с чемоданом отпечатков пальцев, которые ему отдал Гальтон, и начал уже самостоятельно пополнять коллекцию.

Но решить проблему распределения фотографий по категориям по-прежнему не удавалось. И вот однажды Генри озарило… В конце 1896 года возле окна купе скорого поезда, следовавшего в Калькутту, стоял в раздумье высокий, статный человек. Весь его облик говорил о том, что это либо офицер, либо чиновник высокого ранга.

Внезапно, будто его осенила блестящая идея, он вынул золотую ручку и стал искать какую-нибудь бумажку. Но ничего в карманах не нашлось. Тогда он снял накрахмаленную манжету и начал на ней что-то быстро писать. Его работа несколько раз прерывалась, он снова погружался в раздумье. К концу путешествия вся манжета сэра Эдварда Генри оказалась полностью исписана и зарисована какими-то знаками.

Этот день стал знаменательным в истории криминалистики — родились основные принципы системы классификации отпечатков пальцев. Генри предложил искать на снимках отпечатков пальцев некие точки, названные им «пределами», и относительно этих точек рассматривать комбинации петель и дуг, напоминающих буквы латинского алфавита. То, что несведущему человеку казалось сложнейшей системой, для специалиста было легкой задачкой, решаемой за считанные минуты. Для этого требовались отпечатки, лупа и иголка, при помощи которой отсчитывались папиллярные линии...

ПИОНЕР ИЗ БЕНГАЛИИ

Испробовав идею на карточках, Генри полностью уверовал в свою систему и предложил заменить ею бертильонаж. Когда генерал- губернатор принял это предложение, генеральный инспектор, забыв о своей сдержанности, откровенно возликовал.

Поддержала методику Генри и специально созданная комиссия. «Ознакомившись с антропологической системой и ее недостатками, мы столь же внимательно изучили систему отпечатков пальцев. Первое, на что мы обратили внимание, — это простота самой процедуры снятия отпечатков пальцев и их четкость. Здесь не требуются ни особые инструменты, ни специальное обучение сотрудников. Способ оказался настолько прост, что мы смогли найти оригиналы двух сложнейших карточек быстро, четко и без труда», — говорилось в выводах комиссии.

12 июля 1897 года генерал-губернатор отменил антропологические измерения преступников и ввел во всей Британской Индии дактилоскопию. Результат сказался сразу же. В 1899 году были идентифицированы почти 600 заключенных, две трети из которых с помощью бертильонажа опознать не удалось бы.

ДЕЛО ЧАРЕНА

А вскоре представился случай, позволивший подтвердить эффективность нового метода. Однажды начальник полиции округа Джалпагури приехал на чайную плантацию. Его удивила распахнутая дверь и необычная тишина, царившая в доме управляющего. В спальне он нашел тело хозяина с перерезанным горлом. На полу валялась пустая шкатулка.

В бумажнике убитого денег тоже не было, зато в одном из отделений оказался смятый календарь, на светло-голубой обложке которого было отчетливо видно бурое пятно, похожее на отпечаток пальца. Объяснилась и тишина в доме — вся прислуга в испуге разбежалась...

Вскоре удалось отыскать повара и туземку — любовницу управляющего. Оказалось, что в момент совершения преступления женщины не было дома, а повар видел только спину убегавшего мужчины. О происшествии полицейский сообщил сэру Генри в Калькутту, приложив к донесению отпечатки пальцев убитого и всех лиц, которые обслуживали управляющего.

Вскоре было установлено, что пятно на календаре — ни что иное, как кровавый след от большого пальца правой руки. Также установили, что он не принадлежал ни убитому, ни его обслуге. После опроса соседей выяснилось, что три года назад управляющий уличил в воровстве своего прежнего слугу Чарена, который был арестован и осужден. На него завели учетную карточку.

В 1897 году по случаю празднования юбилея царствования королевы Виктории была объявлена амнистия. Чарен оказался на свободе и тут же скрылся в неизвестном направлении. Многие слышали, что он поклялся отомстить своему хозяину, поэтому подозрение, естественно, пало на него.

Генри распорядился отыскать отпечатки пальцев Чарена. Через несколько недель выловили и подозреваемого, но он упорно отрицал свою причастность к преступлению. Обвинение предъявило старые и новые дактилоскопические оттиски Чарена, которые полностью совпали. Однако суд счел подобные доказательства недостаточными и даже сомнительными. Это было неудивительно, ведь служителям Фемиды впервые приходилось учитывать такую сомнительную, с их точки зрения, улику.

Суд пошел на компромисс: Чарена на основании свидетельских показаний осудили только за воровство. Тем не менее дактилоскопия впервые вошла в практику у криминалистов.

«ПРОКЛЯТЫЕ ОТПЕЧАТКИ ПАЛЬЦЕВ!»

Вынесение приговора Чарену совпало с окончанием работы Генри над книгой «Классификация и использование отпечатков пальцев». Она увидела свет в трудное для Великобритании время — началась англо-бурская война, по всей стране шли демонстрации безработных, росла преступности.

Для Скотленд-Ярда настали тяжелые времена. Его служащие буквально тонули в потоке навалившихся на них дел. Чтобы провести антропологические измерения и скрупулезно составить карточку на нарушителя, требовалось много времени и труда. Это тормозило работу полиции.

Поэтому сообщение об успехах дактилоскопии в Индии и выход в свет книги Генри «Дактилоскопический справочник» оказались необычайно своевременными. После тщательно обсуждения в различных комиссиях и советах бертильонаж был отменен. Идентификация преступников перешла на более легкую и быструю дактилоскопию — благо переучиваться полицейским почти не пришлось. Правильность этого шага вскоре подтвердилась.

В первый же день ежегодных скачек, проходивших в Ипсоме в 1902 году, полиция выловила 45 уголовников, в основном карманников и мошенников, промышлявших на ипподроме. У всех задержанных, согласно инструкции, были взяты отпечатки пальцев и переданы на проверку в Скотленд-Ярд. Сразу же выяснилось, что 29 из них уже имели судимости.

Но возник прецедент. Один из обвиняемых — некто, назвавшийся Грином из Глостера, — стал доказывать судьям, что он никогда не был под судом и следствием, да и на ипподроме не был.

Однако когда главный инспектор назвал его настоящее имя — Бенджамен Браун, указал место его проживания — Бирмингем, да еще и сообщил судьям, что за лже-Грином числятся многие грешки, подсудимый не выдержал: «Проклятые отпечатки пальцев! Я так и знал, что они меня выдадут!» Здесь уже судьям ничего не оставалось, как признать отпечатки пальцев веской уликой...

Сомнения относительно возможностей дактилоскопии стали исчезать. Методы идентификации в английской полиции были реорганизованы. Министр внутренних дел назначил сэра Генри заместителем начальника полиции Лондона и шефом отдела уголовного розыска. В марте 1901 года Генри приступил к исполнению своих обязанностей.

Антропологические измерения не устояли в борьбе с более прогрессивным методом идентификации — дактилоскопией, а Френсис Гальтон вошел в историю криминалистики как один из ее создателей.


16 Марта 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86015
Виктор Фишман
69284
Борис Ходоровский
61614
Богдан Виноградов
48844
Сергей Леонов
35968
Дмитрий Митюрин
35152
Сергей Леонов
32596
Роман Данилко
30503
Светлана Белоусова
17025
Борис Кронер
16680
Дмитрий Митюрин
16612
Татьяна Алексеева
15305
Наталья Матвеева
14989
Александр Путятин
14199
Светлана Белоусова
13686
Наталья Матвеева
13563
Алла Ткалич
12606