Священник и жена церковного сторожа
КРИМИНАЛ
«СМ-Украина»
Священник и жена церковного сторожа
Владислав Бартоцкий
журналист
Киев
875
Священник и жена церковного сторожа
Река Раритан, Нью-Джерси, США

Как ни старался обвинитель, он ничего не смог поделать с Чокнутым Вилли, и обвиняемые в сенсационном убийстве были оправданы на судебном заседании.

16 сентября 1922 года в переулке Любовников, выходящем к берегу речки Раритан, которая протекала по окраине Нью-Брунсвика, штат Нью-Джерси, под ветвями дикой яблони была обнаружена парочка в жутком виде...

Тела мужчины и женщины лежали бок о бок; ее голова покоилась на его плече, а рука лежала на его колене. Такое расположение трупам было придано умышленно, и, будто бы музейная табличка, визитка убитого мужчины была прислонена к его туфле, на ней указывалось, что владелец ее – Эдвард В. Холл, ректор Протестантской епископальной церкви Санта Джона Евангелиста в Нью-Брунсвике.

После того, как прибывшие по тревоге эксперты обследовали трупы, было установлено, что обе жертвы были убиты выстрелами в голову. Более того, горло женщины было перерезано от уха до уха, а язык и голосовые связки оказались вырванными напрочь. 

Под снятым шарфом, прикрывавшим ужасную рану на горле несчастной, уже копошилась масса червей. Тела пролежали на месте преступления около 36 часов. Рядом на земле валялись две пистолетные гильзы, а также несколько страстных любовных писем, адресованных убитому священнику миссис Элеонорой Миллз, певицей церковного хора и женой тамошнего сторожа. Как оказалось, именно так звали при жизни изуверски убитую женщину.

Было, в частности, хорошо известно, что 41-летний священник и миссис Миллз, которая в свои тридцать была гораздо младше своего супруга, находились в любовной связи. Именно поэтому полиция самым тщательным образом допросила жену убитого священника миссис Фрэнсес Холл, а также ее двух братьев: Вилли и Генри Стивенсов.

Единственным свидетельством против них являлись показания некоей Джейн Гибсон, женщины, которая выращивала свиней, за что получила нелестное прозвище «Баба Свинья». Она проживала совсем рядом с местом преступления и смогла пояснить, что постоянно остерегаясь воров, укравших у нее запас зерна индейской кукурузы, в ночь убийства услышала рычание своей собаки. Беспокоясь о своем добре, она вышла на веранду и увидела, как две женщины и два мужчины о чем-то громко спорят под дикой яблоней. Светловолосая женщина требовала объяснений относительно нескольких писем. Тут хозяйка свиней увидела внезапно блеснувший в руке одного из мужчин предмет и следом услышала четыре выстрела. Одна женщина ужасно закричала, а другая воскликнула: «О, Генри!». В тот же миг она (Джейн Гибсон) бросилась бежать. Но, как Золушка из сказки, впопыхах потеряла один своей башмак. Лишь спустя три часа Джейн решилась вернуться за потерянной обувкой. Никаких тел под яблоней не было, зато она увидела ту самую светловолосую женщину в переулке: она стояла на коленях и плакала.

По предъявленной фотографии Джейн опознала эту даму – ею оказалась миссис Холл. Так же был опознан и один из братьев жены священника – Вилли, который носил на голове копну густых волос.

На предварительном заседании суда, где заслушивались показания Джейн Гибсон, присяжные пришли к выводу: убедительных доказательств, обличающих миссис Холл и ее братьев, свидетельница привести не смогла. Дело таким образом завершено не было и пролежало в архиве 4 года, хотя пресса и вспоминала о нем время от времени...

А правосудие вернулось к нему снова при следующих обстоятельствах. Некто Артур Риэл добивался расторжения брака с бывшей мисс Луизой Гейст. Последняя состояла горничной у семейства Холл на тот период, когда произошло упомянутое выше двойное убийство. Риэл дал показания суду, заявив, что его жена говорила буквально так: «Я знаю все об этом деле, но получила 5 тысяч долларов за то, что буду держать язык за зубами». Семья Холл была чрезвычайно богата.

За эту историю ухватилась нью-йоркская газета «Дейли Миррор», вынудив соответствующие органы власти снова заняться данным делом и привлечь убийц к ответственности.

Миссис Холл и ее братьям, Вилли и Генри, были предъявлены обвинения в совершенном преступлении. Их кузену Генри де ла Брюер Карпендеру, который организовывал похороны священника, было предъявлено обвинение в соучастии в убийстве, поскольку год спустя после тех драматических событий его якобы видели бродящим на месте преступления и что-то «вынюхивающим».

Новое судебное разбирательство началось 3 ноября 1926 года. Общественность снова продемонстрировала огромный интерес к участникам драмы, разыгравшейся четыре года назад в переулке Любовников.

Все указывало на то, что основная «дуэль» по делу будет между братом миссис Холл - Вилли Стивенсом и судебным обвинителем, сенатором Александром Симпсоном. Первый из них был неуклюжим, вечно волочащим ноги эксцентричным мужчиной с выпуклыми, близоруко щурящимися глазами за толстыми стеклами очков, при этом сей тип был чудаковат в своем поведении – настолько, что его окрестили «Чокнутым Вилли». Второй был умным и деятельным, он не церемонился с подсудимыми и не имел привычки любезничать со свидетелями; по словам самого Симпсона, он намеревался «завязать Вилли Стивенса узлом» и досконально разобраться с этим таинственным убийством.

Вместе с тем, прежде чем два этих человека сошлись лицом к лицу, удача была не на стороне Симпсона. Гувернантка, чьи показания, как он надеялся, придадут делу требуемую мотивацию и верный ход, заявила, что обвинения мужа в ее адрес являются сущим вздором. Напротив, подчеркнула Луиза, Артур Риэл женился на ней специально, чтобы узнать тайну двойного убийства, а обнаружив, что она ровным счетом ничего не знает, донес на нее исключительно по злобе.

Затем выяснилось, что свидетельница Джейн Гибсон находится в больнице с серьезным заболеванием почек и не в состоянии прибыть в суд. Ее все же пришлось доставить на судебное заседание. Едва слышным голосом, но показания Джейн дала. Женщина повторила свою историю, но неожиданно защитник представил суду ее мать, которая громко произнесла перед присяжными: «Да она ведь лгунья! Она всегда была такой!» Теперь и показания «Бабы Свиньи» утратили свою ценность...

Преисполненная достоинства миссис Холл показала в суде, что она и понятия не имела о связи между ее мужем и церковной хористкой (кстати, сама Холл оплачивала больничный счет за проведенную этой женщине операцию). А в ту фатальную ночь она просто искала мужа вместе со своим братом Вилли, прежде чем сообщить своему адвокату о его исчезновении.

Теперь была очередь давать показания Вилли. Однако, сначала слово взял судебный врач. Он заявил, что хотя допрашиваемый Стивенс и не был абсолютно психически здоровым человеком, всё же его интеллект оценивается как «выше среднего уровня», он читает научные книги, например, по металлургии. Вилли не нужно было зарабатывать себе на жизнь, поскольку он беспрепятственно пользовался деньгами трастового фонда, учрежденного его родителями.

Было также известно, что этот оригинал проявлял повышенный интерес к местной пожарной команде и часто посещал место ее дислокации, т.е. депо. Иногда с собой он приносил жареных кур или стейки, устраивал обед для всех пожарных. Также Вилли подарил своим новым друзьям дорогое знамя, с которым пожарная команда проводила свои парады, а сам «благодетель» присутствовал на данных мероприятиях в качестве почетного члена дружины.

Отвечая на ранее заданный ему вопрос, Стивенс неправильно указал свой возраст. Вилли заявил, что ему 44 года, хотя на самом деле ему исполнилось уже 54. Данные «приколы» доставляли ему удовольствие, подобным образом он вел себя и на перекрестном допросе, впрочем, тут же соглашаясь с поправками юристов. Кроме того, этот наглец постоянно и весьма бесцеремонно поправлял, и корректировал произношение обвинителя, отвергал детали различных фактов. Например, на фразу о «докторе Холле», он тут же выкрикнул, что погибший был не доктором, а священником, мистером Холлом. Смущенный сенатор Александр Симпсон видел, что присутствующая в суде публика заливалась смехом на все выходки «Чокнутого Вилли».

Обвинитель потребовал возбудить уголовное дело против Стивенса-свидетеля, который теперь становился подозреваемым. Симпсон был уверен в том, что Вилли выучил все свои показания и реплики наизусть, потому заставил допрашиваемого повторить все им сказанное о события кровавой ночи. Затем, невзирая на яростные протесты защиты, обвинитель обратился к судье с просьбой разрешить допросить Вилли в третий раз. Однако из затеи сенатора ничего не вышло – Стивенс способен был пересказывать свои показания совершенно, другими словами. Кроме того, обвиняемый сообщил, что он и так отлично знает, что ему следует говорить и делать, и нет нужды ему заучивать показания на память.

После пятичасового слушания дела присяжные вынесли вердикт: 

«Не виновны!» и взятые под стражу подозреваемые в преступлении были освобождены.

Судебный процесс проходил путано и показал плохую работу всех судейских чиновников. Однако, нужно сказать, что большинство должностных лиц, которые непосредственно занимались судопроизводством этого дела, были знакомы со всеми тонкостями и уликами, с самого начала общаясь со следователями из графства Мидлсекс. Эти специалисты юриспруденции были вызваны в суд и, несмотря на то, что уже уволились со службы, были допрошены по существу дела. Однако присяжные, публика и пресса проигнорировали их сообщения, вынудив покинуть здание суда.

Кстати, исчезла и пресловутая дикая яблоня – некто предприимчивый вырыл ее из земли и по кусочкам распродал охотникам за сувенирами подобного рода.

Официальные лица, наделенные в штате Нью-Джерси властью, не захотели вмешиваться в это крайне запутанное дело, дабы не навредить своей карьере.

Нью-йоркская газета «Дейли Миррор» выплатила по требованию подсудимых 2 млн. долларов за причиненный моральный ущерб; 50 тысяч долларов вдове Холл и братьям Стивенсам выплатил суд. Филипп Пейн, менеджер-редактор выше указанной газеты, отправился в трансатлантический полет в Рим – это был трюк, дабы спасти репутацию свою и газеты. Однако мистическим образом самолет с Пэйном на борту исчез без следа...

Убийцы священника Эдварда Холла и миссис Миллз так никогда и не были установлены. Джейн Гибсон в оправдательном выступлении судьи в пользу ответчиков была обвинена во лжи. Джеймс Миллз, церковный сторож, утративший свою жену и даже одно время подозреваемый в данном двойном убийстве, заявил: «За деньги можно купить все и всех, ведь миссис Холл являлась самой богатой женщиной Нью-Брунсвика, ее причастность к этому убийству была очевидна!».

Более ранняя версия о виновнике преступления была предложена адвокатом Уильямом Кунстером, по его убеждению, с любовной парочкой расправилась тайная организация Ку-Клукс-Клан, которая жестоко наказывала нарушителей общественной морали. То, что у церковной хористки были вырваны язык и голосовые связки, являлось типичным методом для данной организации.

«Баба Свинья» скончалась от своих болезней. Миссис Холл вскоре навестила ее могилу. «Чокнутый Вилли» прожил до 1942 года.


21 Октября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84305
Виктор Фишман
67414
Борис Ходоровский
59888
Богдан Виноградов
46983
Дмитрий Митюрин
32445
Сергей Леонов
31420
Роман Данилко
28933
Сергей Леонов
24284
Светлана Белоусова
15236
Дмитрий Митюрин
14930
Александр Путятин
13395
Татьяна Алексеева
13159
Наталья Матвеева
13043
Борис Кронер
12570
Наталья Матвеева
11079
Наталья Матвеева
10756
Алла Ткалич
10339
Светлана Белоусова
10027