Серебряный мираж «фальшаков»
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №9(499), 2018
Серебряный мираж «фальшаков»
Семен Сретенский
журналист
Санкт-Петербург
2190
Серебряный мираж «фальшаков»
Один из самых значительных кладов, найденных за последние годы в Петербурге, — клад Нарышкиных

Петербург, да и другие крупные российские города, словно саранча, оккупирует туча странных личностей, у которых общее одно — они брякают стопкой «монет» большого диаметра. Учитывая, что таких личностей становится все больше (сейчас их можно уже встретить не только около станций метро, крупных пешеходных трасс и популярных торговых центров, но и даже внутри жилых кварталов), очевидно, что их бизнес становится все прибыльнее. Почему? Да потому, что мошенники блистательно соединили две ведущие страсти «клиентов»: жадность и любовь к халяве. Впрочем, это только основные принципы ловли, есть и другие, также вносящие свою лепту. Что же стоит знать о фальшивых монетах и кладах, чтобы избежать лишних финансовых потерь?

Игра «Обмани шулера»

Среди разнообразия типажей продавцов есть блистательная роль — деревенский дурень. Как правило, это возрастной мужичок, весь сплошные валенки, треух и соха. Лопочут они что-то про помершую мамку, чердак или подпол, тяжелую жизнь на селе и ищут дорогу к ломбарду. В общем, во лбу стоит диагноз: «Лох чилийский». «Бомбят» они достаточно солидно выглядящих относительно молодых мужчин — «белые воротнички», руководителей отделов или директоров небольших, но преуспевающих компаний. Мнящие себя крутыми-деловыми, они с жаром бросаются «навариться»… за что неизбежно и расплачиваются.

Другой типовой принцип — пресловутая «мадонна», в данном случае и беременная подойдет, тем более что зимой и подушка на брюхе дополнительное тепло даст (еще лучше, если там рюкзачок с термосом и бутербродами). Эти блистательно расскажут, как коварный соблазнитель выставил на улицу, дав лишь эту горсть монет, она бы их продала, но везде паспорт требуют, а у нее его нет (тут надо слезу пустить). В общем, надо денег на дорогу до дома. Конечно, у нас есть добрые и сердобольные люди, готовые всегда помочь человеку, попавшему в беду. Вот только они эти монеты не возьмут. А раз взяли, значит купили, если пошли тут же продавать, значит хотели прибыль получить...

Отдельная история — те, кто хочет поправить свою финансовую ситуацию, те, кому хочется, скажем, стиральную машину, да денег не хватает. Они воспринимают ситуацию, будто им счастье подвалило, точнее, вот она, великая халява, — уже в руках. Эти люди видят небо в алмазах, слышат приветственный звон хрустальных колокольчиков. Тут все равно, какая роль у продавца. Этого покупателя уже совершенно не волнует, кто перед ним, — пусть хоть пара цыган, на которых клейма негде ставить. Наш человек уже ощутил солидную прибавку денег в своем кошельке, поэтому готов в данную секунду отдать из него последнее. Потом, конечно, будет дивиться — как же он так?.. Но с большой долей вероятности в следующий раз также с горящими глазами «выгодно» купит, скажем, набор кастрюль или электроинструментов.

Куда смотрит милиция?

С учетом числа торговцев этими металлическими кругляшами получается, что в страну ввозятся огромные объемы подобных изделий. Значит, должна действовать очень серьезная сеть закупок, распространения, вывода денег. Одеть же на нее шапку-невидимку невозможно. Тем более что для подделок используются одни и те же штемпели, что значит — есть устоявшиеся связи. А они всегда заметнее, и следы на таких «протоптанных тропках» гораздо сложнее скрыть.

Но раз такая ОПГ действует… получается, с ней никто бороться не хочет (вряд ли не может). Впрочем, стоит учесть, что предъявить им серьезное обвинение практически невозможно.

Посудите сами. Ввоз в Россию (или производство) таких «монет» можно осуществить вполне легально — стоит всего лишь назвать продукцию муляжами. Ну, нет статьи УК, запрещающий делать макеты и копии! Фальшивомонетчиками при этом они быть не могут априори — их продукция никоим образом не является действующими деньгами.

Это как печатание купюр «Банка приколов», о которых «СМ» уже писали, — типа шутка. А за то, что наши старики потеряли на таком остроумии десятки миллионов рублей, изготовитель ответственности не несет.

Впрочем, в этих случаях хотя бы можно возбудить дело против конкретных аферистов, менявших пенсионерам деньги. Но торговцы металлическими кругляшами, как правило, никого не уверяют в их подлинности. Чаще всего все начинается с вопроса: «А что это?» — и дальше ситуация развивается в зависимости от жадности покупателя — который сам себе что-то возомнил и сам предложил денег. Вот и получается, что обвинить продавца не в чем! Он имеет право и искренне заблуждаться, и получать прибыль.

Разрушить подобную структуру очень сложно, нужна очень длительная и кропотливая работа разнообразных правоохранительных органов. К тому же не факт, что она закончится успехом. А что еще важнее: даже победа не защитит жертв обмана, просто потому, что их нужно защищать от них самих. Ведь они — по классику — сами рады обманываться.

«Фальшак» «фальшаку» рознь

Стоит еще раз подчеркнуть, что этот рынок построен на подделках крайне низкого качества. Грубее, наверное, может быть только фанерный диск, на котором с двух сторон наклеены фотографии монет, вырезанные из газеты или журнала, да гурт выкрашен толстым слоем серебрянки.

Но конечно, история «фальшаков» знает и обратные примеры — то есть продукцию высочайшего качества, которую практически невозможно отличить от подлинника. Правда, зона применения этих технологий относительно невелика. Во-первых, прообразы для копирования должны относиться к периоду развитых технологий. Во-вторых, должны быть изготовлены из дешевого и, что крайне важно, типового сырья.

Именно поэтому очень сложно создать качественную подделку, скажем, российских рублей времен Петра Первого. Ведь их в огромном количестве делали, перечеканивая средневековые копейки — так называемую «чешую». Из-за несовершенства тогдашней технологии поверхность новых монет имеет трещинки, а порой и достаточно глубокие отслоения — вставшие чуть ли не дыбом отдельные чешуйки; кстати, на некоторых из них можно еще разглядеть копье Георгия Победоносца или копыта его коня.

Другой естественной защитой является специфичность сплава серебра, используемого при чекане. Содержание драгметалла в нем ниже, чем в тех же пресловутых советских полтинниках — «молотобойцах», к тому же он имеет иные добавки. Из-за этого у старинных монет масса специфических признаков, — в частности, они отличаются по цветности.

Дополнительным подтверждением подлинности служат и естественные дефекты чекана, вызванные низкой его технологией. Впрочем, стоит учесть, что и в те времена монеты имели свои меры защиты, такие как специфическая накатка гурта (боковой поверхности).

А вот алюминиевые монеты как раз дали широкое поле деятельности для аферистов. Ведь среди них есть очень редкие. Их стоимость превосходит цены золотых монет аналогичного размера (если, конечно, те, в свою очередь, не являются раритетами). При этом их чеканили уже в период развитой технологии — а такая штамповка уже просто штамповка. И сложного сплава нет, и разницу в несколько десятилетий ничем не определить.

Взять, например, монеты гетто в годы Второй мировой войны: с учетом себестоимости их подпольного тиражирования прибыль аферистов была баснословной (торговля наркотиками, что называется, рядом не стояла, и при этом риски минимальны). Вот поляки и наладили конвейер. В итоге рынок просто обрушился. Получилось, что, допустим, у кого-то есть подобная монета, привезенная дедом с войны, то есть подлинная. Она стоила бы очень приличных денег, вот только в подлинности уверен лишь хозяин ее. Никто не рискнет заплатить за этот раритет реальную сумму. Фактически мошенники обокрали не только тех, кто купил их продукцию, но и множество людей, никоим образом не связанных с коллекционированием, можно сказать, лишили их наследства. И подобных ситуаций множество. Особенно если учесть, что аналогию можно привести не только из области монет, но и из сферы множества других вещей (лишь бы спрос на них был, а он есть на все) — от памятных медалей и нагрудных знаков до статуэток и коллекционных фотоаппаратов.

Поэтому стоит напомнить, что «фальшаки» не только чеканятся, но и отливаются (раньше это вообще был основной способ их изготовления). Грубые признаки литья может различить и дилетант, особенно вооруженный лупой. В первую очередь у таких копий остаются следы от воздушных пузырьков. Эти ямки-выбоинки-поры часто пытаются затереть, но это все равно заметно. А у гальванических копий по краю, как правило, остается рубчик или следы от его затирания. Надо изучить мелкие детали, например перья у орла. Они не должны быть смазанными, как бы не пропечатанными. Любая небрежность в изготовлении — признак подделки.

Конечно, рост технологий позволяет изготавливать все более качественные подделки. Порой такие, что фактически создается дубликат подлинника, который так точно копировать, казалось бы, невозможно. Конечно, такие высокие технологии — вещь сама по себе дорогая, и ее использование обычно нерентабельно даже для изготовления поточных копий. Впрочем, как и у любого правила, здесь могут быть исключения. Правда, они требуют также достаточно уникального стечения множества обстоятельств.

Так, через год-полтора после распада СССР в Петербург приехала пара мужчин из какого-то московского «черного ящика» — оборонного предприятия. Зарплаты сотрудникам этих учреждений не платили (или задерживали до полного обесценивания ее) — что, в общем-то, было нормой в ту пору, а классное (просто фантастическое) оборудование было под рукой…

Привезли они две монеты XVIII века — причем им пришлось поменять аверс одной на аверс другой. Как «мастера» эти рассказали, потенциальные клиенты иначе просто не верили, что рубли… ненастоящие. То есть обычно люди доказывают подлинность, а тут, наоборот, приходится доказывать «фальшивость». Сплошной курьез и гротеск. А хотели они найти оптового покупателя — специалиста, который бы не только заказал партию монет, но и порекомендовал, что лучше растиражировать. Чем их поиски закончились, история умалчивает. Но через полгода-год объявился в Петербурге непростой клад, — дескать, нашлась полковая казна, утонувшая в XVIII веке в каком-то болоте…

Связаны ли эти истории между собой, знало лишь несколько человек. Но то, что рынок «аннушек» и «елизаветинок» (рублей соответствующих императриц) тогда просел практически по всей европейской части России, — это точно.

Был ли тот клад или нет, вопрос отдельный. А вот то, что они регулярно отыскиваются на территории нашей страны, — это бесспорно. И так же бесспорно, что клады манили людей во все времена.

Клады, схроны, тайники

О пиратских запрятанных сокровищах складывались легенды, а об их поисках снимают сериалы, как художественные, так и «документальные». Очередная крупная находка становится сразу топовой новостью и в ряде случаев плавно переходит в рекламную кампанию специализированного аукциона. У нас народ ученый и в газету бежит, только если на радостях мозги отшибло, что случается редко. Впрочем, бывали и очень честные люди, пытавшиеся найденный клад сдать государству. Кроме мытарств и головной боли, это ни к чему не приводило, но отпугивало от такого пути возможных последователей. Ведь это только в «Бриллиантовой руке» хорошо…

А ведь Питер имеет, наверное, самую высокую «плотность кладозалегания». Кладоносный, в общем, район. В семидесятые годы прошлого века в городе работали специализированные бригады по разборке старых домов, идущих на капремонт. Работавшие в них вспоминают о том времени как о лучших днях своей жизни: почти после каждой смены они бегали в тогдашнюю скупку на улице Рубинштейна с очередными находками. И с тяжелым вздохом они вспоминают появившихся в бригаде суровых мужчинах, которые не умели ничего делать руками, но зато обладали цепким взглядом... В итоге кормушка закончилась. Кстати, очень любили в тех бригадах снимать настил пола в туалетах: там очень часто бывали серебряные монеты, иногда сплошным ковром устилавшие пол.

До сих пор практически все время в нашем городе случаются находки, восполняющие подчас социальную справедливость. Например, в середине 90-х годов рылись бомжи на помойке и в выброшенном кем-то шкафу нашли клад монет царского чекана. Объем его остался известным только им, но почти год они были постоянными клиентами всех окрестных нумизматических магазинов.

Велик интерес к кладам у коллекционеров, и дело тут не в его стоимости как таковой: клады могут содержать ценную для специалистов информацию, например, по разновидностям чекана монет. Ряд кладов монет допетровской Руси, содержащих по несколько тысяч единиц каждый, позволили выявить множество не описанных ранее разновидностей. К тому же кладовые монеты часто находятся в идеальном состоянии, а сохранность — один из важнейших элементов стоимости монеты. Года три назад в городе появился клад рублей Павла Первого и Александра Первого, датированный 1803 годом. В нем некоторые монеты были в таком состоянии, что и Эрмитаж с удовольствием включил бы их в свою экспозицию.

Почти кладами являются и всплывающие неизвестные коллекции. Несколько лет назад было продано собрание медных российских монет, которое принадлежало офицеру, погибшему в Первую мировую. Многие из тех монет тогда пополнили самые солидные частные коллекции. Бывают и почти курьезные подарки судьбы, не всегда относящиеся к монетам. Пару лет назад один молодой человек получил комнату в коммуналке, освободившуюся от почившей старушки. От прежней хозяйки достался ему в наследство ждановский шкаф, из-за тяжести и крепости не выброшенный на помойку. В общем, новый владелец заглянул на верх мебельного чудовища и обнаружил среди пыли пару холстов, оказавшимися очень приличными картинами. Теперь паренек живет в отдельной квартире и всерьез обдумывает: не разменять ли ее на несколько комнат в старых коммуналках.

Неудивительно, что на этом фоне множество людей по всему миру с маниакальным упорством ищут клады. Кое-кому из них удается подтвердить поговорку «Упорство и труд все перетрут». Примером может служить судьба одного англичанина. Когда он вышел на пенсию, то стал рыскать по округе лишь с перерывами на еду и сон. Дело пошло бодрее, когда друзья подарили ему армейский миноискатель. И чудо свершилось: настойчивый дедок откопал клад золотых женских украшений знатной римлянки двухтысячелетней давности, оцененный в несколько миллионов фунтов стерлингов.

Естественно, везет немногим, а некоторые кладоискатели заканчивают в психушке. Там очутилась, например, одна женщина, жившая в Московской области. Обитала она в деревенском домике и лет двадцать упорно искала клад. Доконало же ее… жилищное строительство: получила бабка квартиру в пятиэтажке, а домишко ее пошел на слом. Тут клад и нашелся — под крыльцом ее дома! Такого удара ее психика выдержать уже не смогла.

Когда в Ленинград для строительства дамбы приехали строители Нурекской ГЭС, привезли они с собой и легенды о сокровищах Востока. Одна из них касалась бегства через горы от наступающей советской власти тамошнего эмира или бая. «Был караванщик богат, богаче любого паши...» В отличие от песни, достаточно популярной в те годы во дворах, этот караван смог дойти до цели (уйти за кордон), хоть и с потерями. По легенде, несколько ослов, груженных золотом, рухнули в пропасть. Указывали точное место и говорили, что на дно ущелья никто спуститься не смог. В итоге группа профессиональных альпинистов не выдержала и маршрут своего ежегодного турне по скалам проложила через то ущелье. Разбогатеть не разбогатели, но дорогу окупили с лихвой, а главное, легенду подтвердили.

Но это кладоискатели-дилетанты. Живет легенда о мощной кладоискательской организации: и тяжелая техника у них (грейдеры, экскаваторы), и база глубоко научная. Если сокровища в пустыне век назад зарыты, то сделают они точнейший расчет, куда их пески за это время унесли!

Кладоискателями себя считают и «прибрежных дел мастера». Есть у нас на побережье Финского залива места, куда течениями выносило разные вещицы с затонувших флотов еще времен Северной войны. Когда летом вода уходит, весь берег усыпан «кладоискателями». Находок у них много, да все больше водой разъеденный хлам, даром что среди него XVII век попадается.

Стоит упомянуть и черных копателей, которые в поисках добычи ездят на места боев Великой Отечественной. О морали большинства из них говорить не приходится за отсутствием таковой. Но явление такое существует, и сказать о нем надо, тем более что доходы там получаются достаточно ощутимые. Особенно когда раскапывают немецкие части, тем более что цена на фашистскую атрибутику неуклонно растет вслед за все увеличивающимся спросом. Даже простенькие солдатские полковые перстни теперь стоят достаточно серьезных денег. Перстень старшего офицера оценивается еще дороже. А в местах гибели какого-нибудь элитарного подразделения, например авиационного полка, накрытого нашей артиллерийской подготовкой перед большим наступлением, оживали картины боев. В смысле, начинались реальные войны между могильщиками разных групп. Ведь, скажем, золотой портсигар с бриллиантовым цветком на крышке, там был всего лишь рядовой находкой. Вот и норовили парни отстрелить друг другу голову, благо парабеллумов там тоже хватало. Впрочем, могильщики — это всего лишь мелкая и дрянная ветвь вечного древа кладоискателей. И мальчишки всех времен будут засыпать с мечтой о пиратских сундуках с золотом, зарытых под старой пальмой на острове, забытом Богом и людьми.

Но грезить — это одно. Мечтайте сколько угодно, а руки чешутся — можно взять лопату и перекопать хоть соседке огород, хоть одичавшее поле. А вот покупать невесть что в погоне за золотым тельцом все-таки не стоит. Если деньги жмут — отдайте их в детский дом. Может, романтики в этом меньше, но смысла явно больше.


7 апреля 2018


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105010
Сергей Леонов
94224
Виктор Фишман
76200
Владислав Фирсов
69414
Борис Ходоровский
67502
Богдан Виноградов
54114
Дмитрий Митюрин
43363
Сергей Леонов
38277
Татьяна Алексеева
37017
Роман Данилко
36484
Александр Егоров
33309
Светлана Белоусова
32608
Борис Кронер
32337
Наталья Матвеева
30363
Наталья Дементьева
30169
Феликс Зинько
29598