Расцвет и упадок преступной корпорации
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №13(399), 2014
Расцвет и упадок преступной корпорации
Дмитрий Зенченко
журналист
Санкт-Петербург
1255
Расцвет и упадок преступной корпорации
Карло «Дон Карло» Гамбино (англ. Carlo «Don Carlo» Gambino)

Около девяти часов вечера 23 декабря 1921 года в порт Норфолк прибыло грузовое судно «Винченцо Флорио». Корабль пришел из Палермо с грузом цитрусовых, оливковым маслом и контрабандным алкоголем. Единственным пассажиром был девятнадцатилетний итальянец, одетый в сшитый на заказ костюм, модные остроносые туфли и широкополую шляпу.

Он незаметно сошел на берег, благополучно миновав пограничный контроль. Никто не остановил его и не потребовал документов, лишь капитан судна указал юноше место на стоянке машин. Там его уже ждал «форд» с мигающими фарами, благополучно доставивший незнакомца в Нью-Йорк. Так началась американская жизнь Карло Гамбино, ключевой фигуры в истории итало-американской мафии второй половины ХХ века.

Будущий лидер преступников появился на свет 24 августа 1902 года на Сицилии, в местечке Каккамо, что недалеко от Палермо. Он происходил из семьи, принадлежавшей к «достопочтенному обществу» – так в то время именовалась сицилийская мафия. В начале века Сицилия находилась во власти двух криминальных семейств – Кастеллано и Гамбино. В каждом из них власть передавалась из поколения в поколение. Для более успешного сотрудничества семьи даже породнились. Дочь главы клана Кастеллано вышла замуж за сына босса семьи Гамбино. В результате этого брака и появился на свет будущий патриарх американской мафии.

С раннего возраста мальчик прекрасно знал, в какой среде он живет, как себя надо вести, включая знаменитый кодекс молчания «Омерта». Уже в юном возрасте Карло становится членом преступного сообщества. В 1920 году по поручению отца он совершает свое первое убийство. Стремясь уйти от возмездия, Гамбино бежал в Нью-Йорк. Его прибытие на американскую землю прошло без сучка и задоринки. По утверждению одного из репортеров газеты «Нью-Йорк дейли», отец Карло заплатил 10 тысяч долларов капитану вышеупомянутого судна, а также подкупил контролеров иммиграционной и таможенной служб.

Практически сразу после прибытия Карло вовлекается в торговлю контрабандным алкоголем. Параллельно для отвода глаз и придания себе легального статуса он успешно сдает экзамен на вождение тяжеловесных грузовиков и становится водителем в экспедиторской компании. Впрочем, торговля алкоголем оказалась более доходным занятием, и Карло всецело переключается на этот вид бизнеса. Вскоре он становится членом коза ностры, вступив в одну из самых больших мафиозных семей Нью-Йорка под руководством Сальваторе «Тото» д’Аквилло.

Молодой человек достигает больших успехов в новом бизнесе и привлекает внимание лидера нью-йоркской мафии Сальваторе Маранзано. Вскоре он становится членом его группировки. Маранзано платит Гамбино не только самую высокую зарплату среди рядовых членов преступного сообщества, но и предоставляет широкие возможности для развития и обогащения. Наряду с торговлей алкоголем молодой гангстер занимается организацией наркотрафика в Палермо.

После убийства Маранзано в 1931 году новым лидером мафии становится Чарли Лучано. При нем Карло Гамбино получает еще большие полномочия. Он становится руководителем отряда профессиональных рэкетиров, контролировавших наиболее богатые рестораны и увеселительные заведения престижного района Куинс. Спустя десятилетие Гамбино становится очень богатым человеком. Он строит в престижном бруклинском районе элегантный трехэтажный особняк с гаражом, в котором находился «бьюик» последней модели. Особым свидетельством тщеславия его владельца становится номер СG1. Первые две буквы означали имя и фамилию владельца, а цифра 1 – его первое владение одним из лучших автомобилей того времени.

В апреле 1932 года Карло Гамбино женится на Катерине, сестре Пола Кастеллано, родственника по линии матери. Их свадьба состоялась в одном из лучших ресторанов Манхэттена, на которой присутствовало около двухсот человек. Пол Кастеллано становится правой рукой Карло и его самым близким другом. Занимаясь рэкетом, ростовщичеством и «крышеванием» бизнеса, Гамбино заслуженно пользовался репутацией профессионала, славившегося резким и крутым характером. Однако в семье он всегда был мягок и уступчив по отношению к детям и жене.

В отличие от многих коллег по криминальному бизнесу Карло всегда умел контролировать свои эмоции и старался не светиться на сходках лидеров мафии. Благодаря этому он в течение многих лет благополучно избегал тюремного заключения. Однако в 1938 году гангстер был арестован по обвинению в неуплате налогов от продажи спиртного и 22 мая 1939-го приговорен к 22 месяцам тюрьмы и уплате штрафа в 2500 долларов. После выхода на свободу он возвращается к прежним делам, войдя в состав семьи Мангано.

Лидер группировки Винсент Мангано возглавлял семью с 1931 года. Это был мафиози старой формации, деятельность которого часто шла вразрез с распоряжениями комиссии – коллективного органа управления семьями, решавшего конфликты и споры. Руководство комиссии было вынуждено терпеть Мангано из-за его близких связей с Эмилем Камардой, влиятельным вице-президентом Международной ассоциации докеров, через которую мафия контролировала порты Нью-Йорка и Бруклина. Еще одним плодом их совместной деятельности стало создание Городского демократического клуба, формально занимавшегося пропагандой базовых американских ценностей, а на деле являвшегося прикрытием деятельности «Корпорации убийц» – группы профессиональных киллеров под руководством Альберта Анастазиа, выполнявшей заказы различных криминальных сообществ Нью-Йорка.

Анастазиа занимал пост заместителя Мангано, однако отношения между ними не заладились с самого начала и в конечном счете привели к трагической развязке. В апреле 1951 года Винсент Мангано и его брат Фил пропали без вести. Анастазиа убедил руководство комиссии в том, что именно он должен был стать жертвой кровожадных братьев. Вскоре Анастазиа становится главой семьи Мангано, а Карло Гамбино получает пост его заместителя.

Впрочем, новый босс явно не подходил на роль лидера из-за своего неуравновешенного характера и привычки совать нос в дела других семей. В итоге ведущие криминальные авторитеты Америки – Мейер Лански, Фрэнк Костелло и Вито Дженовезе – решили его устранить. 25 октября 1957-го Альберт Анастазиа был застрелен в парикмахерской отеля «Парк Шератон». Организатором покушения выступил Карло Гамбино, ставший вместо него главой семьи Мангано.

Став боссом, Гамбино приобрел опасного врага в лице Вито Дженовезе, рассчитывавшего с его помощью стать лидером всех криминальных семей. В сложившейся ситуации Карло Гамбино предпочел благоразумно встать на сторону противников Дженовезе. В 1959 году Дженовезе был арестован в Атланте местной полицией и агентами ФБР за продажу героина. Дон Витоне получил 15 лет тюрьмы. Главным свидетелем обвинения стал мелкий пуэрто-риканский наркодилер Кантерполс. Лишь позднее стало известно, что сделка, на которой попался Дженовезе, была организована Гамбино, заплатившим наркодилеру 100 тысяч долларов за организацию ловушки и дачу показаний.

Уiстранив опасного конкурента, Гамбино начинает укреплять свою власть и расширять сферы влияния семьи. Создаются новые филиалы мафии в Нью-Йорке, Чикаго, Лос-Анджелесе, Майами, Бостоне, Сан-Франциско и Лас-Вегасе. Гамбино устанавливает полный контроль над Манхэттеном и захватывает крайне доходный бизнес по сбору и вывозу мусора со всего города. Добившись назначения одного из своих подручных Энтони Скотто президентом профсоюза докеров Бруклина, мафия усиливает контроль над бруклинским портом. В 1962 году при поддержке Фрэнка Костелло и Мейера Лански Карло Гамбино становится главой комиссии.

Мафия дона Карло берет под контроль подавляющее большинство строительных фирм Бруклина. В феврале 1965-го босс мафии становится одним из собственников Ассоциации строительных рабочих с правом вето при дележе финансовых средств. Участие только в одном этом предприятии приносило лично Гамбино миллионы долларов.

Желая укрепить свои связи с семьей Луккезе, дон Карло женит старшего сына Томаса на дочери Томми Луккезе Фрэнсис. На свадьбе присутствуют более 1000 гостей. Гамбино лично дарит Луккезе 30 тысяч долларов.

В начале 1965 года дон Карло всерьез заинтересовался возможностью установления контроля над международным аэропортом имени Джона Кеннеди. В те годы аэропорт еще только набирал силу, успешно конкурируя с морскими перевозками. Годовой оборот перелетов уже тогда достигал 30 миллиардов долларов.

Вместе с Томми Луккезе Гамбино начинает вторжение в аэропорт. Первоначально гангстеры облагают данью поставщиков товаров, прибывавших сюда. Затем пришла очередь платить дань владельцам транспортных компаний, занимавшихся развозкой товара. Спустя еще некоторое время благодаря содействию тестя старший сын Карло Томас занимает пост вице-президента самой крупной транспортной фирмы Бруклина, входившей в нью-йоркскую транспортную корпорацию «Консолидейтед». Еще через несколько месяцев Томас Гамбино становится владельцем всех шести транспортных фирм, работавших с администрацией аэропорта. Двое из шести прежних владельцев были убиты, остальные добровольно или за символическую плату передали свой бизнес новым владельцам. В 1966 году гангстеры отправляют в отставку президента корпорации «Консолидейтед», передав руководящий пост Томасу Гамбино. Ну а вслед за контролем над транспортными компаниями мафия устанавливает контроль над администрацией самого аэропорта, заставив платить дань из его фондов. Примечательно, что ФБР смогло раскрыть широкомасштабную систему рэкета и махинаций в аэропорту только в 1992 году, когда многих участников тех событий, включая самого Карло Гамбино, уже не было в живых.

Значительные доходы приносили мафии и другие виды бизнеса. Те, кто отказывался платить, безжалостно уничтожались. По подсчетам ФБР, ежегодно жертвами киллеров клана Гамбино становилось не менее ста человек. Большие прибыли приносила и наркоторговля, но, стремясь избежать лишнего внимания со стороны властей и общества, глава клана запрещает своим подчиненным торговать наркотиками, объявив своим принципом лозунг «Продай и умри».

Параллельно с расширением бизнеса дон Карло предпринимает энергичные шаги по установлению контроля над другими семьями мафии. Еще в начале 1960-х при поддержке семей Луккезе и Дженовезе он добивается ухода в отставку босса конкурирующей группировки Джо Профачи. Новым лидером становится Джозеф Мальоко. Но опасаясь за свое будущее, последний вступает в сговор с целью устранения Гамбино с другим боссом, Джо Бонанно. Для непосредственной ликвидации дона Карло был выбран капо семьи Профачи Джозеф Коломбо. Но тот перешел на сторону Гамбино. По решению комиссии Мальоко был лишен руководящего поста и уплатил штраф в 50 тысяч долларов. Новым главой семьи Профачи становится Джо Коломбо.

В 1967 году от рака мозга умирает Томми Луккезе. Уже на следующий день после его похорон дон Карло в обход решения комиссии объявляет себя наследником мафии Луккезе. На очереди была семья Джо Коломбо. Несмотря на оказанные услуги, дона Карло раздражало поведение Коломбо. В отличие от большинства боссов, предпочитавших вести скрытный и непубличный образ жизни, Коломбо любил покрасоваться перед публикой. Вдобавок ко всему в марте 1970-го он создал в Нью-Йорке организацию защитников гражданских прав, более известную как Итальяно-американская лига гражданских прав. Вскоре после регистрации новой организации Коломбо выступает по местному радио, открыто обвинив федеральные власти в дискриминации и предвзятом отношении к итальянцам. Обеспокоенный опасным развитием ситуации, дон Карло посоветовал Коломбо прекратить маскарад, на что последний ответил категорическим отказом.

А тем временем радиообращение мафиози нашло отклик не только в итальянской общине, но и среди коренных жителей Нью-Йорка. Спустя всего пару месяцев после его выступления город охватила волна демонстраций против дискриминации, в которых приняло участие порядка 150 тысяч человек. Стремясь закрепить успех, Коломбо решил провести еще более массовое шествие под названием «День объединения италоамериканцев». Шествие состоялось 29 июня того же года, собрав 200 тысяч участников, причем многие из них приехали из других городов страны. Завершающим актом шествия стал грандиозный концерт на стадионе Мэдисон-сквер-гарден с участием известных певцов и музыкантов. На следующий день ведущие газеты Нью-Йорка облетел снимок, запечатлевший Джо Коломбо в компании видных городских политиков.

Главным объектом критики со стороны мафиози были действия агентов ФБР, установивших за ним круглосуточную слежку. Спустя месяц после шествия ФБР представило в городскую прокуратуру информацию о преступной деятельности семьи Коломбо. Вскоре ее главарь и 23 члена были арестованы. Им инкриминировалась организация подпольных казино и борделей, а также многочисленные банковские аферы. Впрочем, уже в августе того же года присяжные заседатели признали невиновность Коломбо и выпустили его на свободу.

Выйдя, Джо Коломбо продолжил разыгрывать роль правозащитника, раздражая своими выступлениями по радио и телевидению высшее руководство ФБР. В своих речах он потребовал отказаться от употребления слов «мафия» и «коза ностра» в СМИ. Когда в начале 1970-х на телеэкраны Америки вышел сериал «ФБР», сторонники мафиози сумели добиться от продюсеров картины изъятия вышеупомянутых слов. Однако активисты движения пошли еще дальше. Под их натиском даже Генеральный прокурор США Джон Митчелл запретил своим подчиненным употреблять подобные слова в правительственных документах, предназначенных для публикации в прессе. Еще одним объектом критики стал автор романа «Крестный отец» Марио Пьюзо и режиссер одноименной киноленты Фрэнсис Форд Коппола. К удивлению зрителей и без согласования с автором сценария из фильма удалили слово «мафия». Вдобавок ко всему газета «Нью-Йорк Таймс» также изъяла со своих страниц это понятие.

Ободренный новыми победами Коломбо стал готовиться к празднованию второй годовщины Дня объединения. Манифестация должна была состояться на 69-й улице, у памятника Христофору Колумбу и недалеко от центрального офиса нью-йоркского отделения ФБР. Приглашения к участию в шествии были разосланы политическим деятелям ведущих городов страны. Дальнейшее развитие событий грозило для мафии массой серьезных проблем. Коломбо окончательно вышел из-под контроля, отказавшись распустить лигу и передать управление движением в другие руки. Единственным выходом из ситуации могло стать устранение Коломбо и роспуск лиги.

Демонстрация должна была состояться 28 июня 1971 года. Большинство магазинов Манхэттена, Бруклина и Куинса были увешаны объявлениями. Накануне вечером подручные дона Карло содрали афиши практически со всех магазинов. Они смогли убедить местную полицию перекрыть главную магистраль, по которой должно было проходить шествие.

На следующий день тысячи демонстрантов собрались на 69-й улице. В назначенное время появился Коломбо в сопровождении двух охранников. На трибуне, кроме него и ряда поклонников, не было замечено ни одного политического деятеля. В кульминационный момент выступления на трибуне появился фотограф, назвавшийся Джереми Джонсоном. Он сделал несколько фотоснимков, а после внезапно выхватил пистолет и трижды выстрелил Коломбо в затылок. Охранники мафиози скрутили нападавшего, а выбежавший из толпы незнакомец убил его выстрелом в лицо и так же быстро скрылся в бушующей людской массе.

Получив тяжелейшее ранение, Коломбо лишился возможности ходить, слышать и говорить. В парализованном состоянии он прожил еще семь лет, скончавшись 22 мая 1978-го в своем нью-йоркском особняке. Устранение Коломбо незамедлительно привело к роспуску и ликвидации созданного им движения.

Полиция провела расследование, пытаясь установить организатора покушения. Непосредственного исполнителя действительно звали Джереми Джонсон, и он был рядовым солдатом одного из отрядов криминального семейства, входившего в состав мафии Карло Гамбино. Его основным занятием была подпольная торговля порнографической литературой. Полиция так и не смогла установить, действовал ли он по собственной инициативе или выполнял заказ дона Карло.

Спустя две недели после покушения на Коломбо состоялось заседание комиссии под руководством Карло Гамбино. Участники встречи единогласно одобрили вхождение семьи Коломбо в криминальную империю Гамбино.

К середине 1970-х криминальная империя дона Карло находилась в зените своего могущества. Он сумел объединить под своей властью все криминальные семейства Нью-Йорка, превратив мафию в мощную, хорошо организованную и четко функционирующую корпорацию. По подсчетам исследователей, только в состав семьи Гамбино входило около 30 команд общей численностью до 800 человек, а количество солдат итало-американской мафии достигало 15 тысяч человек. Ежегодный доход семьи Гамбино составлял 500 миллионов долларов. Впрочем, это была только верхняя часть айсберга. По подсчетам исследователей, среднегодовой доход коза ностры достигал 50 миллиардов. Пользуясь услугами высококлассных юристов, адвокатов, всевозможных консультантов и биржевых дельцов, боссы мафии умело маскировали свои доходы, инвестируя теневые капиталы через подставные фирмы в легальный бизнес.

В течение многих лет ФБР вело наблюдение за лидером американской мафии. Его досье состояло из 1011 страниц и содержало немало интересных фактов. Подконтрольная клану территория простиралась на полторы тысячи километров, от Нью-Джерси до Виргинии. Мафия дона Карло господствовала во всех сферах черного рынка страны и контролировала 90 процентов всего наркотрафика. Несмотря на запреты, именно Карло Гамбино стал первым, кто установил контакты с мексиканскими наркокартелями, открыв рынок США для поставок смертельного зелья.

В 1974 году к дону Карло с просьбой о помощи обратился глава семьи Дженовезе Томас Эболи. Он попросил у Гамбино четыре миллиона долларов под 15% в качестве оплаты за крупную партию героина, поставляемого неким Луисом Сивилло. На следующй день после получения денег Луис Сивилло был арестован агентами ФБР. Он категорически отрицал знакомство с Томасом Эболи и факт получения от него денег. Как стало известно его адвокатам, инициатором доноса стал сам Эболи, просто решивший присвоить крупную сумму. Подобный обман привел в бешенство дона Карло, отдавшего приказ ликвидировать зарвавшегося мафиози. Вскоре полиция обнаружила тело Эболи недалеко от дома его любовницы.

Новым боссом семьи стал Фрэнк Тиери, человек дона Карло, что еще более укрепило могущество криминальной империи Гамбино.


1 июня 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88919
Виктор Фишман
71164
Сергей Леонов
63662
Борис Ходоровский
63276
Богдан Виноградов
50238
Дмитрий Митюрин
37922
Сергей Леонов
34161
Роман Данилко
31935
Борис Кронер
21537
Светлана Белоусова
20211
Наталья Матвеева
19463
Светлана Белоусова
19348
Дмитрий Митюрин
18189
Татьяна Алексеева
17935
Татьяна Алексеева
17435
Наталья Матвеева
16758