Похищение в Инглвуде
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №2(414), 2015
Похищение в Инглвуде
Ольга Перуновская
журналист
Санкт-Петербург
133
Похищение в Инглвуде
Чарльз Линдберг и Чарльз Линдберг-младший

В начале XX века похищение детей ради получения выкупа было в Америке обычным делом. Только весной 1932 года Конгресс США вынес на рассмотрение законопроект, предусматривающий смертную казнь за это преступление. Его назвали «законом Линдберга». Во второй раз Чарльз Линдберг оказался в центре внимания всего мира.

Герой эпохи

В 1919 году владелец нью-йоркского отеля Реймонд Ортейг объявил награду в 25 тысяч долларов летчику, который сможет совершить беспосадочный перелет из Нью-Йорка в Париж. В погоне за огромным призом погибло несколько смельчаков, несколько более удачливых авиаторов угодили в больницы, но к 1927 году никто так и не получил вожделенных денег.

В то время Чарльзу Линдбергу минуло 25 лет. Он был прирожденным пилотом: бесстрашным, хладнокровным, с прекрасным зрением и реакцией. Почему бы ему не попытать счастья?

20 мая 1927 года на одномоторном моноплане «Дух Сент-Луиса» Чарльз Линдберг вылетел из Нью-Йорка. Вечером 21 мая он был в Париже. Проведя в воздухе тридцать три с половиной часа, Линдберг преодолел расстояние в 5800 километров.

С этого вечера он стал героем новой эпохи, объектом почитания, первым человеком, награжденным Крестом летных заслуг. Куда бы ни шел кумир, его приветствовали толпы поклонников. Никого так много и часто не фиксировали на кинопленку.

А Линдберг много путешествовал. В Мехико он полюбил дочь американского посла Анну Морроу. Во время пятой встречи Чарльз попросил ее руки. 22 июня 1930 у них родился мальчик. Его назвали Чарльз Аугустус-младший.

Киднеппинг столетия

Чарльз и Анна часто переезжали, но их всегда выслеживали репортеры, личная жизнь была у всех на виду и выплескивалась на страницы прессы. Чтобы избавиться от назойливых почитателей и наглых журналистов, Линдберги поселились в собственном доме в городке Инглвуд. Выходные они обычно проводили в поместье в штате Нью-Джерси недалеко от городка Хоупвелл. На участке площадью 390 акров был построен просторный и удобный дом с оранжереей, теннисным кортом, гаражом на три автомашины и бассейном.

Но в конце февраля 1932 года семья не вернулась в Инглвуд, решив остаться в поместье — заболел Чарльз-младший. 1 марта около 20 часов Бетти Гоув — няня Чарльза — уложила мальчика в постель, погасила свет и вышла из комнаты. Через два часа она поднялась наверх, чтобы проведать ребенка, но Чарльза в постели не было. Встревоженная, няня сообщила Линдбергам, что их сын исчез. Домочадцы обыскали дом и окрестности, но мальчика нигде не нашли. Тогда Чарльз Линдберг вызвал полицию.

При осмотре полицейские обнаружили, что окно в детской приоткрыто, на подоконнике лежал конверт. Требование о выкупе было написано на плохом английском языке с огромным количеством орфографических ошибок. Вместо подписи — странная эмблема. Предположили, что похититель — иностранец.

Найденная под окном самодельная лестница была сломана: вероятно, преступник, держа на руках ребенка, упал. Ни отпечатков пальцев, ни других следов обнаружено не было.

Расследование возглавил полковник Норман Шварцкопф. Дом Линдберга превратился в полицейский участок с телефонным коммутатором и залом для заседаний.

Появилась версия, что похитители имели в доме сообщника. Детективы опросили всех слуг, выяснили их прошлое, разобрались со знакомыми и родственниками. Но расследование зашло в тупик.

Отчаявшись, Чарльз Линдберг опубликовал в газетах всех крупных городов Америки обращение к похитителям с просьбой не причинять вреда малышу и вернуть его домой.

Через неделю преступники выдвинули свои требования — выкуп 50 тысяч долларов.

Радиопрограммы ежедневно передавали экстренные сообщения, газеты печатали сенсационные новости о ходе расследования преступления. Детям запрещали одним гулять на улице. Если преступники смогли похитить сына самого Линдберга, кто может гарантировать безопасность других малышей?

Линдбергам приходили тысячи писем, туристы сутками осаждали их дом. Пилоты за три доллара предлагали пролететь над поместьем. Кто-то даже пустил слух, что Чарльз Линдберг сам убил своего сына.

В дело вступает посредник

В это время один эксцентричный пенсионер — бывший учитель математики, доктор Джон Кондон — опубликовал в местной газете в Бронксе объявление, предложив свои услуги в качестве посредника при передаче выкупа.

Невероятно, но факт: преступники приняли его предложение. С этого момента дело приняло новый оборот. Чарльз Линденберг сначала относился к Кондону с подозрением, но, подумав, решил воспользоваться его услугами.

Связавшись с Кондоном по телефону, похитители продиктовали ему дальнейшие инструкции. Доктор должен был приехать на станцию нью-йоркской подземки с деньгами, где в условленном месте обнаружил записку следующего содержания: «Перейдите улицу и идите от кладбищенской ограды в направлении 233-й улицы. Я вас там встречу».

Следуя указаниям похитителя, Кондон пробирался между надгробиями, где наконец встретился с похитителем. Незнакомец, прикрывая лицо, сообщил, что ребенок в безопасности. Кондон подстраховался, и потребовал доказательств, добавив, что только после этого он передаст похитителю выкуп.

Через два дня преступники прислали ночную пижаму Чарльза-младшего.

2 апреля при передаче выкупа Чарльз Линдберг сидел в машине в нескольких метрах от места встречи. Несчастный отец хотел использовать любой шанс, чтобы вернуть сына. Он готов был отдать деньги без всяких условий. Кондон передал похитителю 50 тысяч долларов. Тот принял коробку с деньгами и обещал выслать подробные сведения о местонахождении мальчика в ближайшее время.

На следующее утро пришло анонимное письмо с указанием места. «Мальчик на корабле «Нелли». Это маленький корабль у острова Елизаветы». Чарльз немедленно вылетел на поиски сына. Он тщетно летал туда и обратно вдоль побережья. После второго мучительного дня, проведенного в воздухе, Линдберг понял, что его обманули.

«Я — не преступник»

12 мая на обочине дороге в шести милях от особняка Линдбергов остановился автомобиль. Внимание водителя Уильяма Аллена привлекла канава, присыпанная листвой. Ковырнув почву носком ботинка, мужчина увидел детскую ручку…

Линдберг опознал своего маленького сына. Следствием было установлено, что мальчик погиб от сильного удара по голове в ночь похищения.

Полиция не нашла ни одной улики, чтобы установить личность убийц. Однако сыщики продолжили расследование: оставалась надежда, что преступники воспользуются выкупом. Чарльз Линдберг переписал серийные номера банкнот, которые разослали во все концы страны. Все банки и кассы получили указание повысить бдительность, чтобы выявить клиента, предъявившего купюры с этими номерами.

Осенью 1934 года бдительный служащий бензоколонки сообщил в полицию, что некий гражданин за 10 галлонов бензина расплатился десятидолларовыми купюрами, среди которых находилась банкнота с «помеченным» серийным номером. Заправщик записал номер автомобиля.

После быстрой проверки сыщики установили, что владельцем машины является некий Бруно Хауптман — тридцатипятилетний эмигрант из Германии, проживающий на 222-й улице в Нью-Йорке. 15 сентября 1934 года его арестовали.

Во время обыска у Хаупмана было обнаружено несколько банкнот из выкупа, в гараже — 14 тысяч долларов, а в квартире на внутренней стороне дверцы буфета нацарапан телефон Кондона.

Хауптман заявил, что в Америке он проживает с 1923 года и занимается перепродажей акций. Он утверждал, что деньги, найденные у него, принадлежат его приятелю Исидору Фишу — преуспевающему торговцу мехами, который отдал их Хауптману на хранение до возвращения из поездки в Германию. Однако выяснилось, что Фиш в Германии умер, и не сможет подтвердить эту версию.

Так же полицейским удалось узнать, что на родине Бруно Хауптман совершил преступление, и был осужден за грабеж. Но он сумел сбежать в Америку и нелегально поселиться там под вымышленным именем.

Еще одной уликой против Хауптмана стало заявление таксиста, который узнал в нем человека, попросившего передать записку для Кондона.

11 октября 1934 года Бруно Хауптману предъявили обвинение в убийстве и вымогательстве. Прошло почти три года после совершенного преступления. И 2 января 1935 года начался сенсационный судебный процесс.

Зал суда был переполнен журналистами, фоторепортерами и возмущенной публикой. Один за другим свидетели давали показания. Против Хауптмана выдвигались все новые и новые улики. Убедительные доказательства, обнародованные на процессе, свидетельствовали о вине подсудимого. Но Бруно Хауптман продолжал отрицать свою причастность к похищению и убийству, настаивая на более тщательном расследовании.

Некоторые изобличающие обвиняемого факты были подвергнуты сомнению журналистами. Каким образом Бруно Хауптман, действуя в одиночку, мог узнать, что Линдберги изменят свое недельное расписание и 1 марта останутся в загородном доме? Или, что окно в детской будет не заперто, а няня на два часа покинет комнату?

На эти вопросы никто так и не дал ответа.

Суд длился 32 дня. 11 февраля 1932 года присяжные, совещавшиеся одиннадцать часов, единогласно вынесли вердикт: «Виновен!». Судья Томас Тренчард определил обвиняемому высшую меру наказания: казнь на электрическом стуле.

Хауптман подал несколько апелляций, рассмотрение которых лишь отсрочило казнь.

3 апреля 1936 года в тюрьме города Трентон штата Нью-Джерси Бруно Хаптман был казнен. До последней минуты он говорил о своей невиновности.

Его вдова в течение 60 лет тщетно пыталась добиться пересмотра уголовного дела мужа. В настоящее время современные исследователи выдвигают предположения о невиновности Бруно Хауптмана.


27 Января 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85183
Виктор Фишман
68610
Борис Ходоровский
61002
Богдан Виноградов
48050
Дмитрий Митюрин
34176
Сергей Леонов
32085
Сергей Леонов
31868
Роман Данилко
29950
Светлана Белоусова
16333
Дмитрий Митюрин
16085
Борис Кронер
15392
Татьяна Алексеева
14526
Наталья Матвеева
14216
Александр Путятин
13939
Наталья Матвеева
12433
Светлана Белоусова
11935
Алла Ткалич
11713