Под маской диссидентов
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №13(399), 2014
Под маской диссидентов
Олег Логинов
журналист
Екатеринбург
303
Под маской диссидентов
Семь Семионов

Уровень безопасности полетов в последнее время повысился. И дело заключается не только в технике. Рухнул железный занавес, и теперь пассажирам российских рейсов можно спокойно расслабиться в кресле, не ожидая, что с ними в салоне окажется какой-нибудь бандит с обрезом за пазухой, которому позарез понадобится в Турцию. А между тем еще три десятка лет назад угоны самолетов были для СССР серьезной проблемой и нередко заканчивались трагически.

НЕ ЖАЛЕЯ ПУЛЬ

Пранас Стасио Бразинскас, видимо, очень любил деньги. Поэтому и профессию себе избрал на ниве торговли. Однако социалистическая система никак не позволяла ему разбогатеть. Первый конфликт с системой у него случился в 1955 году, когда за злоупотребление служебным положением суд отвесил ему год исправительных работ.

Система отнюдь не была кровожадной и позволила Бразинскасу занять пост заведующего магазином, несмотря на судимость. Но в 1965 году за хищение государственного имущества он был приговорен к пяти годам неволи. Впрочем, отсидев только половину срока, он за примерное поведение был освобожден условно-досрочно.

Выйдя на свободу, Бразинскас-старший решил, что ему пора перебираться на «загнивающий» Запад, и заложил эту идею в голову своего сына Альгирдаса.

15 октября 1970 года Бразинскасы поднялись в салон самолета, совершавшего рейс из Сухуми в Батуми. Им без особых проблем удалось пронести с собой пистолет, обрез и несколько гранат. Когда лайнер оторвался от земли и набрал высоту, отец и сын вооружились, поднялись из кресел и по проходу направились к кабине пилотов. В этот момент путь им преградила 19-летняя бортпроводница Надя Курченко. Она даже попыталась выбить обрез из рук Пранаса, но тот всадил ей две пули в грудь. Устранив стюардессу, Бразинскасы вломились в кабину пилотов. Там, потрясая оружием и гранатами, потребовали везти их в Турцию.

Командир корабля Георгий Чахракия не испугался и попытался обезвредить террористов, заложив глубокий вираж. От этого маневра террористов отбросило в сторону, но Бразинскас-старший, падая, успел выстрелить командиру в спину. Чахракия, превозмогая боль, сделал еще один вираж и получил еще одну пулю в спину.

Пока командир лайнера закладывал виражи, остальные члены экипажа предпринимали попытки вырвать оружие у бандитов. Но эти попытки окончились неудачей, Бразинскасы пуль не жалели. Штурман Фадеев и бортпроводник Бабаян были ранены. Однако летчикам удалось передать сигнал SOS. На земле узнали о захвате самолета и в целях обеспечения безопасности пассажиров разрешили лететь в Турцию.

Турецкие власти повели себя не вполне дружественно: пассажиров вернули, а террористов и самолет Ан-12 оставили у себя. Это вывело из себя Леонида Брежнева, и он даже отправил в Турцию спецназ ГРУ для возвращения самолета. К счастью, турецкие власти одумались и вернули Ан-12 в СССР, а вот бандитов Бразинскасов не отдали.

Террористов взяли под свою опеку спецслужбы США, попытавшись сделать из них символ борьбы советских людей с коммунистическим режимом. Чтобы «рука Москвы» не добралась до Бразинскасов, их включили в программу защиты свидетелей, сменили им фамилию и внешность обеспечили жильем и деньгами.

Однако в «капиталистическом рае» Бразинскасы не обрели счастья. Спустя тридцать лет после своего совместного преступления отец с сыном крепко повздорили, и Альгирдас пришил папашу, после чего был отправлен в тюрьму.

ЭЛИТНЫЕ ДЕТКИ

Лояльность Запада по отношению к террористам Бразинскасам стала своеобразным сигналом для тех, кто не видел иной возможности покинуть СССР.

18 ноября 1982 года террористы захватили самолет в Грузии. Главарем угонщиков называли Сосо Церетели, сына известного грузинского ученого Константина Церетели. За два дня до драматических событий Сосо женился на Тамаре Патиашвили, дочери секретаря ЦК Грузии. На свадьбе присутствовали не только многие высокопоставленные лица, но и сотрудники аэропорта, которые не смогли отказать в просьбе молодоженам, отправляющимся в свадебное путешествие, и провели их в самолет без досмотра. А в багаже находились пистолеты и целый дипломат с боевыми гранатами.

Вместе с художником студии «Грузия-фильм» Церетели и его женой, студенткой Патиашвили, в их свадебное путешествие отправились два брата-врача Иверелли, художник Табидзе, студент Микаберидзе и дважды судимый хулиган Кобахидзе. В общем, компания подобралась творческая.

Когда самолет, выполнявший рейс Тбилиси – Ленинград с 57 пассажирами на борту и семью членами экипажа, поднялся в воздух, Церетели показалось, что один пассажир является сотрудником службы безопасности. Он подошел к нему сзади и ударил по голове бутылкой шампанского. В тот же миг Табидзе и братья Иверелли схватили стюардессу Валентину Крутикову и, прикрываясь ею, ворвались в кабину пилотов, потребовав лететь в Турцию.

– Самолет не может совершить такой перелет! – попытался возразить бортмеханик Чедия и получил несколько пуль в грудь.

Неожиданно из-за шторки штурман Владимир Гасоян открыл ответный огонь. Он насмерть поразил Табидзе и ранил Пата Иверелли.

Командир воздушного судна Ахматгер Гардапхадзе, раненный в ходе перестрелки в бедро, выполнил несколько фигур высшего пилотажа, что позволило отбросить преступников от кабины пилотов и посадить самолет в самом конце аэропорта Тбилиси.

Микаберидзе застрелил при посадке стюардессу, пытавшуюся открыть дверь, а потом, увидев, что самолет сел в Тбилиси, пустил пулю себе в лоб. Между тем его подельники, взвинтив себя наркотиками, угрожали обещаниями убивать заложников каждый час, если им не предоставят воздушный коридор.

«Альфа» пошла на штурм, в результате которого заложники были спасены, а бандиты обезврежены. Потом был суд, на котором обвиняемым кроме захвата воздушного судна вменялось убийство двух летчиков, двух пассажиров и стюардессы Вали Крутиковой. Террористов спросили, а не проще было бы им, детям высокопоставленных родителей, слинять за кордон по путевкам в Турцию, на что они честно ответили:

– Если бы мы сбежали за границу таким путем, нас бы там приняли как рядовых эмигрантов. Чего стоят наши фамилии, влияние и деньги наших родителей там, за границей? А вот когда отец и сын Бразинскасы улетели с шумом, со стрельбой, убив стюардессу Надю Курченко, их там в почетные академики приняли, узниками совести нарекли, из Турции в США переправили. Чем мы хуже?

Суд посчитал, что они ничуть не хуже убийц Бразинскасов, и приговорил террористов к расстрелу. Снисхождение было проявлено только к Тамаре Патиашвили – ей назначили 14 лет тюремного заключения.

СЕМЕЙНЫЙ ПОДРЯД

8 марта 1988 года произошла трагедия, воспринимающаяся сегодня весьма неоднозначно. Пример тому фильм «Мама», снятый Денисом Евстигнеевым так, что маме (Нонне Мордюковой) и ее сыновьям невольно начинаешь сочувствовать. Хотя сочувствовать следует не им, а их жертвам.

Семья Овечкиных из Иркутска попала в струю застойного шоу-бизнеса. Ансамбль под названием «Семь Симеонов» составляли семь родных братьев, а всего в семье Овечкиных было одиннадцать детей, которых воспитывала одна мать – Нинель Сергеевна. Воспитывала своеобразно.

Понятно, что, когда у тебя одиннадцать детей, в первую очередь думаешь о деньгах. Книг в доме не водилось, на кино экономили и в кинотеатры не ходили, зато умели работать и зарабатывать. В семейном диксиленде царила строгая дисциплина. Чтобы ничего не мешало музыкальной карьере, запретили жениться одному из братьев – Василию и выйти замуж продюсеру ансамбля – сестре Ольге. Завидуя красивой жизни западных звезд шоу-бизнеса, на семейном совете было принято решение угнать самолет, чтобы перебраться за границу. К побегу готовились тщательно, купили обрезы, изготовили взрывчатку, заранее взяли билеты на самолет.

Оружие на борт пассажирского лайнера Ту-154, следовавшего рейсом Иркутск – Курган – Ленинград, пронесли в контрабасе. Примерно за час до посадки в Ленинграде Василий Овечкин потребовал от пилотов направиться в Лондон, угрожая в случае неповиновения взорвать самолет. Пилоты согласились, но договорились о дозаправке в Финляндии. Однако сели на военном аэродроме Вещево близ Ленинграда. Увидев из иллюминаторов советские машины, Овечкины пригрозили, что начнут убивать пассажиров, если их не выпустят за кордон. А потом, обнаружив, что в самолет начали проникать участники группы захвата, Овечкины убили бортпроводницу Тамару Жаркую и стали отстреливаться. В перестрелке погибли Игорь и Сергей Овечкины, а двое пассажиров были ранены.

Поняв, что план покинуть родную страну провалился, совершеннолетние члены семьи решили уничтожить себя самодельной взрывчаткой. Они встали вокруг взрывного устройства, но оно сработало как-то непредсказуемо. От взрыва выбило стекло иллюминатора и загорелось кресло, но никто из террористов не пострадал. Тогда они поочередно начали совершать самоубийство, стреляясь из обрезов. Первым застрелился Дмитрий, потом Александр. За ним Олег. Когда он упал, мать попросила Василия, чтобы он застрелил ее. Василий выстрелил ей в висок, а потом также покончил жизнь самоубийством.

Однако попытка Овечкиных улететь за границу привела не только к их гибели. Бортпроводница и двое пассажиров получили смертельные ранения, 35 человек – телесные повреждения. Самолет выгорел дотла.

Перед судом из Овечкиных предстали только двадцативосьмилетняя Ольга и семнадцатилетний Игорь. Остальным детям: Сергею, Ульяне, Татьяне и Михаилу – было от 9 до 14 лет, и их от уголовной ответственности освободили. Так грустно закончилась история подававшего большие надежды диксиленда «Семь Симеонов».

ЛУЧШЕ БЫ НЕ УГОНЯЛИ

В период перестройки авиатеррористы смогли убедиться, что за границей их никто не ждет с распростертыми объятиями. Примером тому история, когда 19 августа 1990 года одиннадцать уголовников-рецидивистов совершили дерзкий побег из колонии для особо опасных преступников в Якутии. Они сумели обезоружить охрану, после чего вырвались за пределы зоны, где захватили в аэропорту самолет с пассажирами и на нем улетели в Пакистан.

Пакистанские власти отказали и СССР в выдаче беглецов, и уголовникам – в предоставлении им политического убежища. Вся «футбольная команда» рецидивистов пожизненно была определена в тюрьмы Исламабада. Пакистанские застенки оказались гораздо суровее советских. Когда двое из беглецов скончались в заключении, остальные обратились в Генеральную прокуратуру России с просьбой, чтобы их забрали на родину, с которой они бежали. Что и было сделано в 1998 году.


1 Июня 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85166
Виктор Фишман
68591
Борис Ходоровский
60974
Богдан Виноградов
48007
Дмитрий Митюрин
34114
Сергей Леонов
32059
Сергей Леонов
31626
Роман Данилко
29919
Светлана Белоусова
16313
Дмитрий Митюрин
16009
Борис Кронер
15313
Татьяна Алексеева
14474
Наталья Матвеева
14178
Александр Путятин
13936
Наталья Матвеева
12385
Светлана Белоусова
11867
Алла Ткалич
11655