Мыслить как преступник
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №17(533), 2019
Мыслить как преступник
Яна Титова
журналист
Санкт-Петербург
3686
Мыслить как преступник
Работа реальных профайлеров выглядит не совсем так, как в сериале "Мыслить как преступник"

«Чтобы поймать преступника, ты должен думать, как преступник, ты должен чувствовать, как преступник, ты должен сам стать преступником!» – эту фразу можно нередко можно услышать в детективах или триллерах. Так даже называется очень популярный американский телесериал о работе профайлеров. Утверждение это кажется художественным преувеличением, но на самом деле в ней есть немалая доля правды.

 По-научному «влезание в шкуру преступника» называется профилированием или, по-английски, профайлингом. Это большой набор методов, которые позволяют по отдельным уликам и на первый взгляд не особо важным деталям установить разные факты, касающиеся личности преступника, – возраст и внешность, род занятий и привычки, место жительства и семейное положение, черты характера и наличие психических патологий и многое другое. Чем больше таких фактов удается определить, тем точнее будет созданный криминалистом образ преступника, который можно будет сравнивать с личностями подозреваемых, чтобы понять, кто из них на самом деле совершил преступление.

Применить профайлинг можно и к жертве преступления. Например, полиция нашла неопознанный труп без документов, и в первую очередь ей нужно узнать, кто это, чтобы потом выяснять, что случилось с этим человеком, и если это было убийство, искать преступников. Но как установить личность умершего, если о нем вообще ничего не известно? В этом случае тоже могут помочь самые незначительные детали: сопоставив их друг с другом, специалист-профайлер сможет многое сказать об этом человеке. Чем больше будет разных деталей, тем точнее будет портрет погибшего. Можно будет узнать, чем он, скорее всего, занимался при жизни, где жил, были ли у него родственники и друзья и многое другое. А определив все это – хотя бы приблизительно, – будет проще найти кого-то, кто знал этого человека, и установить его личность.

Кроме того, специалисты по профилированию могут применить свои знания и общаясь с живыми, но незнакомыми людьми. В этих случаях у них появляется еще больше элементов для анализа: манера человека говорить, используемые им слова, жесты, мимика и многое другое. Все это тоже может помочь в расследовании преступлений, а также в их предотвращении: профайлингом пользуются и службы безопасности в аэропортах и на вокзалах, и телохранители, охраняющие важных персон, и этот метод помогает им вычислить в толпе людей потенциального террориста. Впрочем, профилирование приносит пользу и в мирных делах – например, во время собеседований при приеме на работу или при улаживании конфликтов в рабочем коллективе.

Поймать Джека-потрошителя

Самая первая попытка создать профиль преступника, чтобы вычислить, кто он, была предпринята в конце XIX века, когда термина «профайлинг» еще не существовало. Это произошло во время расследования преступлений Джека-потрошителя – убийцы, охотившегося на проживающих в самом бедном квартале женщин, настоящее имя которого так и осталось неизвестным. Его жертвами стали как минимум пять – а скорее всего, гораздо больше – жительниц трущоб, и все они были убиты с особой жестокостью, из-за чего весь город в те годы был на грани паники. Расследованием убийств занималась полиция всего Лондона, и ей помогали несколько врачей, в том числе опытные хирурги, пытавшиеся понять, как именно Потрошитель убивал своих жертв и вырезал у них внутренние органы

Медики сразу поняли, что этот человек хорошо разбирался в анатомии, и не только теоретически, и один из них, хирург Томас Бонд, попытался представить, что же творилось в голове у этого маньяка. Он делился своими соображениями с полицией, однако поймать преступника все же не удалось, так что судить о том, правильные ли выводы сделал Бонд, нельзя. Тем не менее благодаря ему в мире вообще возникла идея о том, что можно попробовать влезть в шкуру преступника. И позже, уже в ХХ веке, ее снова попытались воплотить в жизнь, используя все накопившиеся к тому времени знания по психологии.

«Отец» профайлинга из Бюро

Почти через сто лет после Томаса Бонда заниматься составлением психологического профиля преступников стал спецагент ФБР Джон Эдвард Дуглас. Изначально он специализировался на переговорах по освобождению заложников и, вероятно, уже тогда научился разбираться в психологии преступников, понимать, какими именно словами можно убедить конкретного человека отпустить свою жертву и сдаться. Позже Дуглас стал участвовать в расследовании разных тяжких преступлений и еще больше углубился в криминальную психологию. Он изучал места преступлений и разные улики и выдвигал предположения о том, какими чертами характера мог обладать оставивший их человек. И в тех случаях, когда преступника удавалось поймать, почти всегда оказывалось, что догадки Джона Эдварда были правильными.

Видя это, спецагент решил обобщить свои выводы об отдельных преступниках, и в результате у него получилась целая теория о том, что могут рассказать обнаруженные следователями улики и особенности места преступления. Дуглас стал преподавать криминальную психологию, включая в лекции и эту свою теорию, и параллельно продолжал развивать ее, участвуя в расследованиях и интервьюируя отбывающих сроки в тюрьмах серийных убийц.

В эти же годы он продолжал применять свои изыскания на практике. В 1981 году в американском городе Атланта искали убийцу двух мужчин, и Дуглас, изучив немногочисленные улики, известные на тот момент, с уверенностью заявил, что преступник – молодой чернокожий парень. Потом он дал более подробное описание этого человека, и благодаря его подсказкам полиция арестовала молодого человека по имени Уэйн Уильямс. Он отрицал свою вину, но Джон Дуглас, задавая ему вопросы на суде, сумел вывести его из себя и фактически признаться не только в тех двух убийствах, в которых его обвиняли, но и в убийстве еще нескольких детей.

Поначалу многие криминалисты критиковали методику Дугласа, которую стали называть профайлингом от английского слова «профиль». Его выводы называли надуманными и ни на чем не основанными, и так продолжалось, пока у него не набралось достаточного количества раскрытых преступлений и не оказалось, что расследования с применением профайлинга намного чаще завершаются успешно. Методы Джона Эдварда помогали не только ловить убийц, но и оправдывать невиновных людей, которых обвиняли в преступлениях на основании косвенных улик. Иногда восстановить справедливость удавалось спустя много лет, как было, например, с делом трех приятелей, которых в 1993 году обвинили в убийстве трех маленьких мальчиков. Обвиняемые в то время были еще подростками и отрицали свою вину, но суд посчитал, что они убили детей, проводя сатанинские ритуалы. Однако в 2006 году Дуглас ознакомился с этим делом, изучил все относящиеся к нему материалы и понял, что детей мог убить один взрослый мужчина, с которым они были знакомы и который за что-то возненавидел их, а не три подростка. Было начато новое расследование, и в 2011 году был найден настоящий убийца, а трое невиновных друзей вышли на свободу.

Выйдя на пенсию, Джон Эдвард Дуглас написал несколько книг о профилировании, в том числе и учебники, по которым эту дисциплину сейчас преподают будущим криминалистам.

Как раскололся Чикатило

В России же первым специалистом по профайлингу следует считать доктора медицинских наук Александра Бухановского. Он окончил Ростовский медицинский институт, защитил кандидатскую, а затем и докторскую диссертации по психиатрии и много лет занимался как практикой, так и исследовательской деятельностью, касающейся поведения людей с психическими расстройствами. Он работал и с «мирными» сумасшедшими, не представляющими опасности для других людей, но в историю вошел прежде всего как специалист по серийным убийцам. Ему тоже удалось разработать методику, позволяющую понять логику сумасшедших и предсказать их дальнейшие действия, и эти методы стали использоваться в том числе и при расследовании преступлений.

Как и его американский коллега, Александр Олимпиевич поначалу сталкивался с критикой: другие российские психиатры считали, что он подгоняет факты под свою теорию и что на самом деле поведение психических больных гораздо сложнее и его невозможно прогнозировать. Но Александру Бухановскому было достаточно помочь милиции в расследовании всего одного громкого дела, чтобы оппоненты признали его правоту. Именно благодаря ему был пойман маньяк Андрей Чикатило, и именно Бухановский сумел сделать так, чтобы он сознался в своих преступлениях.

Когда этого убийцу еще только пытались поймать и милиции было известно далеко не обо всех его жертвах, Александр Олимпиевич смог составить его психологический портрет, после чего следователям удалось напасть на его след. А позже, когда маньяк был схвачен, к Бухановскому снова обратились за консультацией, так как Чикатило отказывался признаваться в убийствах. Психиатра спросили, что можно сделать, чтобы разговорить преступника, но он, вместо того чтобы давать советы следователям, решил сам поговорить с арестованным.

До Бухановского Чикатило допрашивали в течение десяти дней, и он ни в чем не сознался, так что следователи слабо верили, что разговор с психиатром может закончиться успешно. Зато сам Александр Олимпиевич, наоборот, был уверен, что у него все получится. Ведь он уже давно, еще до того, как Чикатило схватили, знал, как этот человек видит мир, что он думает и чувствует. Медику не нужно было прикладывать особые усилия, чтобы войти к убийце в доверие и сделать так, чтобы он сам захотел рассказать о своих преступлениях.

Так и случилось – после «доверительной беседы» с Бухановским Чикатило согласился давать показания и признался в 56 убийствах.

 В мирных целях

В наше время профилирование широко применяется при расследованиях самых разных преступлений, не только убийств, но и менее тяжких. Специалистов, работающих по этой методике, часто приглашают для служебных расследований в крупные компании, руководству которых не хочется обращаться в полицию и «выносить сор из избы». Кроме того, услуги профайлеров могут понадобиться, чтобы понять, говорит человек правду или лжет, – хороший специалист сможет определить это точнее, чем детектор лжи.

Поначалу профайлерам поручали проводить собеседования при приеме на работу именно для этого – чтобы распознать, не обманывает ли кандидат будущего работодателя, расписывая свои заслуги и таланты. А в последние годы эта методика стала использоваться шире – благодаря ей, удается еще и понять, для какой работы лучше всего подходит пришедший на собеседование человек, впишется ли он в коллектив, не возникнет ли у него конфликта с начальством и другими сотрудниками. Некоторых успехи профайлеров в «чтении» других людей пугают – создается впечатление, что такой специалист может узнать о другом человеке слишком многое, включая его самые тайные мысли и желания.

Но преувеличивать могущество людей, разбирающихся в профилировании, не стоит. Профайлеры не читают мысли и не видят нас насквозь – они просто очень хорошо знают человеческую психологию и умеют найти к каждой личности индивидуальный подход.


5 Августа 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84407
Виктор Фишман
67447
Борис Ходоровский
59937
Богдан Виноградов
47028
Дмитрий Митюрин
32529
Сергей Леонов
31446
Роман Данилко
29005
Сергей Леонов
24585
Светлана Белоусова
15431
Дмитрий Митюрин
14994
Александр Путятин
13498
Татьяна Алексеева
13219
Наталья Матвеева
13136
Борис Кронер
12884
Наталья Матвеева
11176
Наталья Матвеева
10780
Алла Ткалич
10416
Светлана Белоусова
10079