КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №1(439), 2016
Ищите мужчину, или странная история Терезы Эмбер
Петр Люкимсон
журналист
Израиль
214
Ищите мужчину, или странная история Терезы Эмбер
Тереза Эмбер со своим адвокатом Анри Робером

Великие женщины прошлого. Шпионки, революционерки, авантюристки, актрисы, политики, гениальные ученые и поэты… Женщины не раз доказывали, что если они по-настоящему берутся за какое-то дело, то могут дать сто очков вперед любому мужчине. Но в бесчисленной галерее портретов великих женщин меня больше всего занимает образ Терезы Эмбер. Той самой величайшей из мошенниц, перед именем которой меркнут имена всех мавроди и мейдоффов, вместе взятых. Каким образом этой пышной, некрасивой и по меркам того времени далеко не молодой женщине удавалось в течение стольких лет водить за нос самых прожженных дельцов, политиков и юристов Франции? Впрочем, автору этих строк кажется, что он довольно близко подошел к разгадке. Но прежде чем познакомить читателя со своей, если честно, лежащей на поверхности версией, я предлагаю перелистать заново некоторые страницы жизни Терезы Эмбер…

АЛЫЕ ПАРУСА И ВОЗДУШНЫЕ ЗАМКИ

Тереза родилась в 1856 году в крохотном городке Осон на юге Франции. Трудно поверить, но в ту эпоху еще не было ни Интернета, ни телевидения, ни даже радио и телеграфа. Большинство жителей городка не умели читать и писать, а потому коротали время, заслушиваясь рассказами маленькой Терезы о том, что на самом деле ее отец вовсе не нищий, а отпрыск аристократического рода и у них дома хранится шкатулка с документами, удостоверяющими их высокое происхождение. Так что еще немного, совсем немного – и они должны получить в наследство от богатого родственника огромное состояние и родовой замок в придачу.

Словом, Тереза вела себя в точности как Ассоль, но разница между нею и героиней бессмертной сказки Грина заключалась в том, что Тереза научилась извлекать выгоду из этой своей фантазии. Например, брать в долг продукты в городских лавках или занимать у их владельцев небольшие суммы. Кто же мог отказать богатой наследнице, особенно если она сразу по получении наследства обещала вернуть все долги, да еще и с большими процентами?!

Папаша Терезы, надо заметить, по достоинству оценил выдумку дочери. Вскоре он тоже стал рассказывать на каждом углу про шкатулку с документами и занимать деньги под будущее богатство. Так продолжалось несколько лет, но настал день, когда кредиторы устали ждать и потребовали возврата денег.

Назревал скандал.

Чтобы избежать его, Тереза уехала в Тулузу к родной тетушке, и простодушные земляки вскоре потеряли след маленькой (пока маленькой!) мошенницы.

Надо сказать, что тетушка Терезы сделала в Тулузе просто головокружительную карьеру для провинциалки. Устроившись горничной в дом известного юриста Густава Эмбера, она спустя какое-то время женила на себе хозяина и из служанки превратилась в госпожу. Тереза оказалась в доме тетушки на положении бедной родственницы, но оставалась таковой недолго. Очень скоро она вскружила голову Фридерику – сыну Густава Эмбера от первого брака.

Повторю, Тереза никогда не была красива, но молодость, безусловно, придавала ей обаяние, а ее рассказы о наследственном замке, о тайне ее высокого происхождения произвели огромное впечатление на романтичного юношу, мечтавшего стать знаменитым поэтом или художником.

Словом, ни разу в жизни не увидев сказочного замка и даже не проверив родословную Терезы, влюбленный Фридерик отправился с ней под венец. Вскоре Тереза решила, что в Тулузе ей тесновато, и молодые переехали в Париж…

КАКОЕ НЕБО ГОЛУБОЕ…

В Париже Тереза и Фридерик поселились в одном из кварталов бедноты. Фридерик продолжал бредить карьерой художника и поэта, а его женушке тем временем надо было думать о том, где взять средства к существованию.

Тут-то она и вспомнила опыт своей туманной юности и решила прибегнуть к уже испытанному приему. Правда, парижане были не столь простодушны и туповаты, как жители глубинки, а потому для них Тереза изобрела совершенно новую историю. В этой истории богатый португальский промышленник как-то шел по улице Тулузы, шел-шел и упал в обморок. Причем в аккурат напротив магазина, который держала ее покойная матушка, царствие ей небесное. По доброте душевной матушка затащила иностранца в магазин, привела его там в чувство, дала возможность отдохнуть, а португалец в благодарность оставил матушке и Терезе фабрику и несколько домов в своей стране. Ну, его родственники, понятное дело, возмутились, начали судебный процесс, но ведь завещание неоспоримо, так что еще немного – и они с Фридериком получат огромное наследство из Португалии и заживут, как богачи. Им бы только найти, где одолжить денег, чтобы оплатить португальских адвокатов, чтоб они все подавились!

Соседи поверили и чуть ли не выстраивались в очередь, чтобы ссудить Терезе деньги и получить расписку о том, что через два месяца она все вернет с невиданными процентами.

Но прошли два месяца, затем полгода, потом год и еще полгода, а денег все не было. Теперь в дверь четы Эмберов стучали отнюдь не для того, чтобы предложить деньги и послушать удивительную историю о припадочном португальце, а с требованием уплатить долг. Над молодой семьей стали сгущаться тучи, и тут Фридерик и Тереза снова бесследно исчезли. Правда, бесследно только для своих бывших соседей, но никак не для высшего света Франции.

АССОЛЬ СТАНОВИТСЯ ВЗРОСЛОЙ

Исчезновение Терезы было связано с тем, что в Париже появился ее тесть, Густав Эмбер. Убежденный социалист, один из лидеров левых радикалов Франции, он был избран в сенат, а затем стал и министром юстиции. Отблески славы тестя падали и на его сына с невесткой; они теперь жили возле парка Монсо в самом центре Парижа, но Тереза отнюдь не собиралась быть чьей-то приживалкой. Скоро у нее появились свои деньги. Причем очень большие деньги.

Все началось в 1879 году, рассказывала Тереза, принимая гостей в доме тестя. Она ехала одна-одинешенька в спальном вагоне, когда услышала, как из соседнего купе доносится чей-то хрип. В одно мгновение Тереза поняла, что находящемуся за стенкой человеку нужна помощь. Тереза бросилась к двери соседнего купе, но та оказалась заперта. Тогда она на ходу поезда вылезла из своего окна, перебралась таким образом в соседнее купе и обнаружила там пожилого мужчину, у которого начался сердечный приступ. Тереза (в точности как ее матушка с португальцем!) помогла незнакомцу прийти в себя, оставалась с ним рядом до конца поездки, а затем проводила до дома. Мужчина же оказался не кем-нибудь, а американским миллионером по фамилии Кроуфорд, и он завещал ей все свое состояние.

Но вот беда: когда сэр Кроуфорд скончался, выяснилось, что он оставил после себя два завещания.

В первом он завещал все свои ценные бумаги на общую сумму в 100 миллионов франков (порядка сегодняшних 500 миллионов долларов) и право на получение с них процентов Терезе Эмбер. Во втором это состояние делилось на три части между племянниками миллионера Генри и Робертом Кроуфордами и семьей Терезы.

Братья Кроуфорд решили у себя на родине оспорить завещание дяди, но суд постановил, что, пока идет разбирательство, все ценные бумаги покойного должны храниться у Терезы Эмбер и она же будет получать с них проценты. Затем братья заявили в суде, что готовы удовольствоваться отступными в размере шести миллионов франков при условии, что сестра Терезы Мари выйдет замуж за одного из них по своему выбору.

Такой вариант Терезу вполне устроил, но в последний момент братья отказались принять у нее шесть миллионов франков, судебный процесс начался по новой, и теперь Терезе срочно требовались деньги на его продолжение. Так как дело явно выигрышное, то она готова занимать необходимые деньги под какой угодно процент, пусть даже и во много раз превышающий тот, под какой дают ссуды банки. Что касается гарантий под такие ссуды, то ими являются те самые ценные бумаги на 100 миллионов франков, которые лежат у нее дома, запертые в специальном сейфе (вот вам и чудесная новая реинкарнация шкатулки из дома отца!).

Разумеется, в наши дни телефакса и Интернета проверить эту историю не составило бы никакого труда. Но и в конце ХIХ века достаточно было бы просто задуматься над тем, что перелезть на ходу поезда из одного окна вагона в другое – задачка непростая даже для мужчины, что уж там говорить о даме в платье и нижнем белье того времени, с внешностью никак не тянущей на Джеймса Бонда! Да, Тереза Эмбер демонстрировала любопытствующим завещание Кроуфорда и судебные документы, но ведь можно было поинтересоваться хотя бы историей миллионера Кроуфорда, попросить показать лежащие в сейфе векселя, наконец!

Впрочем, вспомним, что к тому времени Густав Эмбер стал председателем Верховного суда Франции, а его сын работал начальником тамошней канцелярии. Усомниться в правдивости жены и невестки двух столь уважаемых людей было даже как-то неприлично.

Как следствие, в течение всех 80-х и 90-х годов ХIХ века деньги к Терезе Эмбер текли рекой. Ей ссужали все – политики, дипломаты, аристократы, промышленники и даже, как ни невероятно это прозвучит, банкиры. Ослепление было всеобщим, и это еще раз заставляет задуматься над психологическими механизмами любой аферы, среди жертв которых всегда есть необычайно умные и трезвомыслящие люди.

На полученные деньги Тереза Эмбер покупала замки и имения, лошадей и – самое главное – содержала роскошный дом, где устраивала каждый вечер приемы, которые считались самыми престижными в городе. Здесь можно было встретить модных писателей и художников, адвокатов, судей, прокуроров, руководство полиции, Минюста, МИДа, бизнесменов. В кулуарах этого салона заключались миллионные сделки, протежировались назначения на высокие государственные посты, планировались политические скандалы…

Тем не менее скептики, сомневающиеся в правдивости истории Терезы Эмбер, находились. Чтобы укрепить созданную ею легенду, она начала… судебный процесс против самой себя. Точнее, поручила двум своим братьям сыграть роль племянников Кроуфорда и возбудить против нее иск по поводу раздела наследства их дядюшки. Началась длительная судебная тяжба, в которой судьям и адвокатам отводилась роль жалких марионеток. При этом один факт ни разу не вызвал сомнения у судей: факт существования векселей на сумму в 100 миллионов франков. Ни один судья даже не пожелал хотя бы раз взглянуть на образец такого документа.

Когда же один из таких скептиков подал в суд против Эмбер, заявив, что устал ждать и хочет получить свои деньги с процентами немедленно, суд признал его… виновным в вымогательстве слишком больших процентов и обязал уплатить судебные издержки.

Были и другие попытки подать в суд против Терезы Эмбер, но все они закачивались тем, что подосланные братьями Терезы молодчики избивали истцов, угрожали им убийством и те отзывали иски, а иногда, чтобы «загладить вину», выдавали Терезе новые ссуды.

Находились даже свидетели, утверждавшие, что они своими глазами видели, как раз в год Тереза с мужем достают из сейфа бумаги и отправляются в банк получать проценты, или, проще говоря, «стричь купоны».

Словом, деньги продолжали течь рекой, и Фридерик Эмбер уже мог не работать, а целыми днями писать стихи и картины, которые были абсолютно никому не нужны…

КРАХ

Все началось, как обычно, с пустяка.

В 1902 году на очередном заседании суда по делу «Братья Кроуфорд против Терезы Эмбер» судья обратил внимание на то, что в документах не указан адрес истцов. В сущности, это было непринципиально. Просто судья был законченным бюрократом и считал, что если в бланке есть какая-то графа, то она всенепременно должна быть заполнена.

Тереза Эмбер, не моргнув глазом, назвала адрес: Нью-Йорк, Бродвей, дом 1035. Этот адрес был услышан сидевшими в зале журналистами, и к тому же не стоит забывать, что на дворе была уже эпоха телеграфа.

Связавшись с Нью-Йорком, репортеры выяснили, что на Бродвее нет такого дома. Более того – никто никогда в Нью-Йорке не слышал ни о братьях Кроуфорд, ни о миллионах их дядюшки.

Это открытие было обнародовано в прессе, по Парижу поползли слухи. Тереза Эмбер пыталась все отрицать, но судья попался на редкость упрямый и не желал слушать ее доводы. Вместо этого он постановил, что у суда есть достаточно оснований направить приставов в дом семьи Эмбер, чтобы те смогли ознакомиться с векселями на сумму в 100 миллионов франков и засвидетельствовать их подлинность.

Интерес к этому делу был огромен. Тысячи людей собрались в назначенный судом день возле дома Эмберов на улице Гранд Арме, чтобы наблюдать, как приставы будут выносить знаменитый сейф с ценными бумагами. Когда же сейф был вскрыт, работники суда не могли удержаться от смеха: там оказалась только старая смятая газета, пуговица от штанов да мелкая итальянская монета.

К тому времени общая сумма долгов, которые набрала Тереза Эмбер, составляла что-то между 150 и 200 миллионами франков – то есть, даже если бы наследство Кроуфорда и в самом деле было реальностью, его все равно не хватило бы на то, чтобы расплатиться со всеми кредиторами. Для многих из них известие о том, что Эмберы оказались обычными мошенниками, означало прощание с надеждой когда-либо получить назад свои сбережения. Для некоторых – разорение.

Когда же, отсмеявшись, полицейские решили арестовать Терезу с супругом и братьями, выяснилось, что их и след простыл.

Лишь в конце 1902 года Эмберы были арестованы полицией Мадрида и по требованию Франции выданы на родину. Начавшийся судебный процесс вызывал опасения у многих представителей французской элиты: ведь Тереза Эмбер была хранительницей бесчисленного множества политических и деловых тайн, и стоило ей начать в суде рассказывать правду, как во всех структурах страны началось бы «землетрясение». Но надо заметить, что и Тереза, и Фридерик повели себя достойно. Сидя на скамье подсудимых, Тереза много и удачно шутила, флиртовала с судьями и прокурором, но при этом не выдала никакой конфиденциальной информации.

Возможно, сами судьи были заинтересованы в таком ее поведении и этим объясняется вынесенный ими необычайно мягкий приговор: Тереза и Фридерик Эмбер получили по пять лет тюремного заключения, а братья Терезы – всего по три.

После освобождения из тюрьмы судьба Терезы Эмбер покрыта мраком. По самой распространенной версии, она эмигрировала в США и скончалась в нищете в Чикаго в 1918 году.

КТО ЗА КАДРОМ?

И вот тут-то и возникает главный вопрос.

К тому времени, когда Тереза и Фридерик оказались под судом, отец последнего Густав Эмбер был уже мертв. Но на протяжении почти двадцати лет он, занимая посты сенатора, министра, верховного судьи и т. д., был свидетелем грандиозной аферы, раскручиваемой его невесткой. Он не мог не знать, что речь идет об афере, – и молчал.

Согласно официальной версии, этот столп французской демократии покрывал невестку и сына, но сам к их преступным деяниям был непричастен. Но так ли это?!

Обозревая карьеру Густава Эмбера, нельзя не задаться вопросом, из каких денег он покрыл огромные долги, сделанные им в ходе предвыборной кампании в сенат, – у скромного юриста из Тулузы необходимых для этого денег явно не было. На какие шиши он затем приобрел роскошный дом у парка Монсо?

И вот после всех этих вопросов невольно закрадывается мысль, что на самом деле Густав Эмбер был не только насквозь коррумпирован (как предполагают многие французские историки), но оказался еще и великим комбинатором. Именно он, вероятнее всего, и вдохновил невестку, вспомнив о ее прежних шалостях. И именно он в первую очередь «стриг купоны» с этой аферы.

Таким образом, главный мошенник, вероятнее всего, сошел в могилу ненаказанным. Но на то он и главный, чтобы не оставить никаких доказательств своей вины.


1 Января 2016


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
82741
Виктор Фишман
66766
Борис Ходоровский
58348
Богдан Виноградов
45802
Дмитрий Митюрин
30592
Сергей Леонов
30392
Роман Данилко
27582
Дмитрий Митюрин
13670
Светлана Белоусова
12910
Татьяна Алексеева
12504
Александр Путятин
12485
Сергей Леонов
12322
Наталья Матвеева
11987