Джонни Торрио – серый кардинал мафии
КРИМИНАЛ
«Секретные материалы 20 века» №20(380), 2013
Джонни Торрио – серый кардинал мафии
Дмитрий Зенченко
журналист
Санкт-Петербург
893
Джонни Торрио – серый кардинал мафии
Мафиози Джон «Папа Джонни» Торрио

В истории американской мафии, существующей уже более ста лет, было немало колоритных, талантливых личностей. Однако большинство мафиози по понятным причинам закончило свою жизнь трагически, так и не дожив до старости. Лишь немногим избранным представителям криминального мира удалось прожить долгую жизнь, оставаясь при этом на свободе, и уйти в мир иной в силу естественных причин. Одним из таких людей был Джонни Торрио.

Доподлинно известно, что Джованни Торрио родился 20 января 1882 года в деревушке Орсара ди Пулья, в 100 километрах к югу от Неаполя. В поисках лучшей жизни родители мальчика решили эмигрировать в США, однако незадолго до этого в результате несчастного случая погиб отец ребенка. Тем не менее, собрав остатки средств, мать с сыном смогли покинуть Италию и приехать в Нью-Йорк, обосновавшись на Манхэттене.

Спустя несколько лет мать снова вышла замуж. Ее избранником стал некий Сальваторе Капутто, владевший небольшим овощным магазином. Под прикрытием основного бизнеса отчим мальчика организовал притон, занимаясь нелегальной продажей спиртного. С самого начала Джонни оказался вовлеченным в этот бизнес, выполняя разнообразные поручения. В школе он отучился немногим более года, но эти знания не пригодились ему в выборе криминальной карьеры.

Однако недостаток образования Торрио компенсировал природным артистизмом и интуицией, позволявшей ему почти безошибочно определять манеру поведения в самых разных жизненных ситуациях. Для получения американского гражданства Джонни сумел создать у властей образ мальчика, упорно стремящегося к получению высшего образования и корпящего над учебниками после тяжелой работы у отчима – честного и порядочного торговца.

К девятнадцати годам Джонни перепробовал массу занятий, но ни одно из них не устраивало его из-за отсутствия достойного заработка и перспектив. Торрио решает попробовать себя в сфере популяризации бокса. В целях искоренения подставных боев в Нью-Йорке в то время можно было организовывать только любительские турниры. На деле это была лишь формальность – договорные бои продолжались.

Работая под псевдонимом Дж.Т. МакКарти, Торри быстро завоевал репутацию в среде оборотистых дельцов, умело манипулируя боксерами и обеспечивая выгодные ставки, приносившие заинтересованным сторонам максимальные прибыли. Очень скоро он сумел сколотить свой первый капитал и стал владельцем небольшого бара. Чуть позже приобрел доходный дом, превратив его в бордель. А еще спустя некоторое время стал владельцем магазина, который переделал в бильярдную.

Из постоянных клиентов своих заведений – бездельников определенных наклонностей – Торрио создал собственную банду под громким названием «Парни с Джеймс-стрит», занимавшуюся рэкетом и крышеванием близлежащих увеселительных заведений. Джон всегда был щепетилен в вопросе раздела прибылей и не казался человеком, который мог бы кого-нибудь обмануть. Он часто повторял: «Всего хватит на всех». Лишь немногие главари банд разделяли подобную точку зрения.

Впрочем, это не единственное отличие молодого гангстера от других представителей криминала. У Торрио была абсолютно невыразительная внешность, узкое лицо, некрасивая фигура, маленькие руки и ноги. Но он явно превосходил окружающих интеллектом, колоссальной настойчивостью, железной дисциплиной и сильной волей. В этом невзрачном с виду человеке чувствовалось нечто страшное, жестокое, за ним стояла особая сила, способная убедительно подкрепить каждое слово. Вдобавок ко всему Торрио хорошо знал, с кем выгодно сотрудничать, а с кем лучше не иметь дел во избежание лишних проблем и неприятностей.

В начале ХХ века практически вся территория Манхэттена находилась под контролем двух уличных банд. Одна состояла из ирландцев под руководством Монка Истмена, другая была представлена выходцами из Италии под руководством Поля Келли. Банда Келли была более известна под названием «Пять точек» и включала около 1500 активных членов. Джонни Торрио, разумно учитывая свое происхождение и расклад сил, вошел в состав этой банды, а ее главарь стал для него первым настоящим учителем и образцом для подражания.

Поль Келли (настоящее имя – Паоло Антонини Вакарелли) был образованным человеком, хоть и самоучкой. Он много читал, любил хорошую музыку, со вкусом одевался и умел красиво говорить. Все это очень импонировало Торрио. В свою очередь, и Келли нравилась интеллигентность Торрио и его деловые качества. В то же время он считал, что для полного успеха молодому человеку не хватает образования и умения вести себя в обществе. Очень скоро Торрио становится правой рукой Келли, а тот делится с ним рекомендациями по части самосовершенствования. Эти уроки этикета не пропали даром, и спустя некоторое время Джонни стал элегантно одеваться и интересоваться классической музыкой.

А тем временем противостояние между бандами Келли и Истмена вступило в решающую стадию. В завязавшейся средь бела дня перестрелке были убиты три человека, еще двадцать получили серьезные ранения, причем трое из пострадавших оказались случайными прохожими. Этот инцидент мог серьезно повредить репутации находившейся на Манхэттене политической организации Таммани-холл, объединявшей членов демократической партии и тесно связанной с деятельностью обеих банд. Представители этой организации приказали главарям группировок заключить перемирие, которое, однако, не сняло напряженности между сторонами. Понимая, что перспектив для дальнейшего роста не предвидится, Торрио принял решение перебраться в Бруклин и начать все с нуля. Для удачного обустройства на новом месте молодой человек уже обладал необходимым капиталом, а также соответствуюшими рекомендациями и связями в преступном мире.

В Бруклине Торрио основал «Ассоциацию Джона Торрио», контролировавшую ряд ресторанов и парикмахерских. Однако в 1909 году Джонни получил приглашение от своей кузины Виктории Мореско, жившей в Чикаго и являвшейся женой крупнейшего криминального авторитета города Джеймса Колозимо. Тот, несмотря на всю свою силу и власть, стал объектом шантажа и вымогательств со стороны неизвестных преступников. Сразу после прибытия в Чикаго Торрио занялся устранением возникших у Колозимо проблем. Он заявил о готовности заплатить вымогателям требуемую сумму, а сам организовал засаду в месте предполагаемой встречи.

В итоге трое вымогателей были убиты, что послужило хорошим уроком для остальных рэкетиров. Как часто бывает в подобных случаях, полиция не смогла установить личности нападавших и прекратила расследование преступления.

В благодарность за оказанные услуги Колозимо предложил Торрио остаться в своей команде. Очень скоро Джонни не только становится правой рукой Колозимо, но и превращается в младшего партнера по бизнесу. Фактически Торрио взял на себя управление огромной империей своего босса, включавшей массу публичных и игорных домов, увеселительных и питейных заведений. Благодаря стараниям своего компаньона Колозимо имел хорошо налаженный бизнес и мог всецело предаться удовольствиям сытой и обеспеченной жизни.

Но пока Колозимо наслаждался роскошью и комфортом, Торрио продолжал внимательно следить за окружающей политической и социально-экономической обстановкой. Еще в 1893 году в городе Оберлин, штат Огайо, была основана Антисалунная лига – антиалкогольное движение, выступавшее за мир, свободный от бедности, преступности и греха. Идеология движения причудливо сочетала в себе черты возвышенного идеализма с грубыми и очень жестокими методами достижения цели. Лига буквально терроризировала конгресс, члены которого были вынуждены считаться с этой организацией, так как малейшие ошибки при голосовании и компрометирующие политиков сведения могли мгновенно стать достоянием гласности через сеть из пятидесяти тысяч региональных деятелей лиги.

После вступления США в Первую мировую войну сторонники лиги получили колоссальную поддержку со стороны основной части населения страны, воззвав к их патриотическим чувствам. Опираясь на поддержку масс, лига стала добиваться от конгресса принятия сухого закона, ставившего запрет на производство и продажу спиртосодержащих напитков.

В пользу введения нового закона приводились следующие аргументы: потребление алкоголя негативно сказывается на трудовой дисциплине рабочих и качестве выпускаемой продукции, пагубно влияет на дисциплину в армии, из-за чего войска плохо воюют и несут большие потери, спиртовая промышленность ежедневно потребляет такое количество зерна, из которого можно выпечь миллион буханок хлеба.

В конечном счете инициатива лиги была одобрена конгрессом, прошла ратификацию во всех штатах и 16 января 1920 года обрела силу закона. Американцам было запрещено производить, продавать и перевозить без соответствующего разрешения спиртные напитки крепостью более 0,5 процента.

Вскоре после принятия сухого закона Чикаго и другие крупные города Америки охватила волна преступлений, связанных с угоном и захватом грузовиков со спиртным. Торрио внимательно наблюдал за ситуацией. Он видел колоссальные перспективы развития нового нелегального бизнеса, сулившего невиданные прибыли. Как опытный и дальновидный предприниматель, Торрио хотел создать мощный трест, занимавшийся производством и сбытом спиртного в промышленных масштабах. Организовать такой бизнес на должном уровне можно было только при поддержке Колозимо.

Однако последний не хотел рисковать. У него уже был хорошо налаженный бизнес в сфере интимных услуг и азартных игр. Конечно, Колозимо занимался нелегальной торговлей спиртным, но делал это в очень небольших масштабах, потому что не хотел привлекать излишнее внимание властей и конкурентов. Но все это не устраивало Торрио. Единственное решение проблемы Джонни видел в устранении своего босса.

Задача эта была возложена на малоизвестного тогда в Чикаго Альфонсо Капоне, управлявшего одним из питейных заведений Торрио и выполнявшего самую грязную работу. Непосредственным исполнителем убийства стал известный нью-йоркский киллер Френки Йель – глава американского отделения Сицилийского союза.

11 мая 1920 года Колозимо был убит в своем фешенебельном ресторане. Убийство столь крупной фигуры в криминальном мире Чикаго не могло остаться незамеченным. Начальник полиции города взял расследование дела под личный контроль. Несомненно, полиция догадывалась о том, кто стоял за этим преступлением. Торрио и Капоне были вызваны в полицию для дачи показаний, но вскоре их отпустили из-за солидного алиби. И все же полиции удалось выйти на след настоящего убийцы, которого опознал швейцар ресторана. Однако вскоре он изменил свои показания, и дело было прекращено.

Смерть Колозимо положила начало новой эпохе, ставшей золотым временем для Торрио и Капоне.

В качестве организатора и управляющего преступным бизнесом Джонни Торрио и по сей день остается непревзойденным за всю историю американской преступности. Он всегда проводил свои мероприятия так, будто это был легальный бизнес. По утрам обычно уезжал работать в свой фешенебельный офис, располагавшийся на втором этаже клуба «Четыре двойки», – занимался покупкой и продажей женщин, проводил совещания с управляющими борделей и казино, определял стратегию действий подконтрольных бутлегеров, организовывал подкуп чиновников и сотрудников правоохранительных органов, регулировал спорные вопросы с конкурентами путем переговоров или отправлял бойцов для силового решения возникавших проблем. Сам Торрио никогда не участвовал в разборках, хвастался, что за всю жизнь даже ни разу не выстрелил из пистолета.

По окончании рабочего дня Джонни возвращался домой и обычно проводил вечера с женой за игрой в карты и прослушиванием музыкальных записей, за исключением тех редких случаев, когда посещал театр или концерты. В отличие от коллег по криминальному ремеслу, Торрио не любил разговаривать о делах. Его любимой темой была музыка, и он часто удивлял музыкантов своими познаниями.

Несмотря на колоссальные доходы от преступного бизнеса, Торрио вел довольно правильный и здоровый образ жизни – не употреблял спиртного, не курил, никто ни разу не слышал от него бранного слова, а женщины, работавшие в борделях, были для него не более чем товаром. Супруга Торрио, Анна, ничего не знавшая о бизнесе мужа, считала свой брак «одним бесконечным медовым месяцем».

Летом 1920 года Торрио провел успешные переговоры с лидерами других криминальных группировок города, договорившись о создании совместной организации нелегального алкогольного бизнеса, пообещав всем участникам баснословные прибыли. Так на свет появился Чикагский синдикат. В течение последующих трех лет его главе удавалось поддерживать мир среди гангстеров, лишь изредка устраняя наиболее зарвавшихся бандитов. Авторитет Торрио был настолько высок, что он редко носил с собой оружие и часто ходил по улицам в одиночку.

Бизнес по нелегальной продаже алкоголя был организован на высшем уровне. Кроме редких угонщиков из независимых банд, грузовикам со спиртным никто не угрожал. Более того, когда осуществлялась перевозка особо ценного товара, в подкрепление охранникам из бандитов добавлялись отряды полицейских. Масштаб коррумпированности властей Чикаго достиг невиданных масштабов. Сотни представителей власти еженедельно получали от Торрио деньги на специально учрежденном для этой цели пункте.

Огромные суммы, шедшие на подкуп властей, были обусловлены поистине королевскими доходами, размеры которых никто так и не смог подсчитать. По данным полиции, ежегодный доход только от производства и продажи спиртного составлял не менее 30 миллионов долларов. Эдвин Олсон, бывший в то время окружным прокурором США, заявлял репортерам, что тандем Торрио – Капоне оперировал общей денежной массой в размере 70 миллионов долларов, что составляет порядка 1 миллиарда в современных деньгах.

Несмотря на кажущуюся стабильность, с весны 1924 года ситуация начала меняться в худшую сторону. Деятельности синдиката стала угрожать банда Дайона О Бениона, контролировавшая северную часть города. Эта группировка также входила в состав синдиката, но стремилась проводить самостоятельную политику. Отличительной ее особенностью и залогом эффективности была система коллективного руководства, немыслимая в других преступных организациях. Дайон О. Бенион был организатором 25 заказных убийств, но благодаря связям с местными политиками из демократической партии успешно избегал правосудия. В то же время этот кровожадный преступник обладал редким талантом флориста и являлся официальным поставщиком цветов для похорон представителей криминального мира Чикаго. Цветочный магазин Бениона был и штаб-квартирой его банды, принося отличные прибыли, так как минимальные заказы начинались от нескольких тысяч долларов.

Бениона перестали устраивать доходы, получаемые с подконтрольной территории, на которую вдобавок ко всему вклинились союзные Торрио гангстеры в лице братьев Дженна, начавших продавать худшее по качеству спиртное по более низким, чем у Бениона, ценам. В ответ бандиты Бениона стали угонять грузовики со спиртным. Вооруженного противостояния удавалось избежать только благодаря деятельности Майка Мерло, президента Сицилийского союза, пользовавшегося непререкаемым авторитетом среди итальянских гангстеров. Да и сам Торрио был вынужден сохранять мир, так как начавшаяся война могла бы легко разрушить всю систему нелегальной торговли алкоголем.

Но Бенион пошел еще дальше. Несмотря на имевшиеся противоречия, оба гангстера являлись совладельцами одной из крупнейших пивоварен города. Бенион заявил Торрио о своем желании уйти из бизнеса, предложив выкупить свою долю в предприятии за полмиллиона долларов. Вскоре после того, как Торрио внес необходимую сумму, пивоварня подверглась рейду полиции и была закрыта. Дело было передано в федеральный суд. Попытка подкупить судью не увенчались успехом.

В результате Торрио был оштрафован на крупную сумму и приговорен к девятимесячному заключению. Впрочем, благодаря внесенному залогу он еще год оставался на свободе.

Своим поступком Бенион фактически подписал себе смертный приговор. Решение проблемы облегчила кончина от рака вышеупомянутого Майка Мерло, а спустя два дня не стало и Бениона. Его похороны были самыми пышными из всех гангстерских похорон и стали своеобразным концом мирного сосуществования бандитов в условиях синдиката.

После смерти Бениона новым лидером группировки стал его ближайший сподвижник Хими Вейс, объявивший войну всем итальянским гангстерам. Опасаясь мести, Торрио был вынужден на несколько месяцев покинуть город. В Чикаго он вернулся только в январе 1925-го. Здесь его уже ждали.

24 января Торрио с супругой возвращался домой с покупками. У дома их уже караулили головорезы во главе с Вейсом, открывшие шквальный огонь. Шофер Торрио был ранен,  сам Джонни также получил несколько тяжелых ранений в грудь и живот. Последующие три недели гангстер провел в госпитале, находясь под неусыпной охраной двух полицейских и банды своих бойцов под началом Аль Капоне. 9 февраля, едва оправившись от полученных ранений, Торрио предстал перед судом, выплатил штраф и отправился отбывать срок по делу о пивоварне.

Впрочем, добросердечный шериф предоставил гангстеру весьма комфортные условия проживания. Его камера была обставлена мебелью и убрана коврами, в ней был радиоприемник, на окнах – пуленепробиваемые жалюзи, а в коридоре перед камерой несли дежурство два помощника шерифа.

Торрио прекрасно понимал, что после освобождения он уже не сможет управлять своей организацией по-старому. Удержать ситуацию мог только более молодой лидер, способный применить силу. Поэтому в марте того же года он вызвал к себе Аль Капоне и в присутствии адвокатов передал последнему всю собственность синдиката, стоившую десятки миллионов долларов. По соглашению сторон Аль Капоне должен был отчислять Торрио 25 процентов от общей прибыли в течение последующих 10 лет в обмен на советы и консультации.

Осенью 1925 года, сразу после выхода из тюрьмы, Торрио покинул США и вернулся в Италию. К моменту отъезда из Чикаго личное состояние легендарного гангстера оценивалось в сумму от 10 до 30 миллионов долларов. В Чикаго он больше не появлялся, но несколько лет спустя вернулся в США и осел в Бруклине. В криминальном мире авторитет Торрио считался непререкаемым. В 1930 году на одной из встреч лидеров оргпреступности он выступил с идеей создания национального преступного синдиката. Так на свет появилась «Большая шестерка» – крупнейшее объединение гангстеров, действовавшее после отмены сухого закона. Ну а сам Торрио в течение почти трех десятилетий являлся советником одной из ведущих мафиозных группировок страны, семьи Дженовезе.

16 апреля 1957 года, в тот момент, когда Торрио находился в парикмахерской, у него случился сердечный приступ. Спустя несколько часов его не стало. О его смерти стало известно лишь спустя три недели после похорон.


15 сентября 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106328
Сергей Леонов
94487
Виктор Фишман
76303
Владислав Фирсов
71577
Борис Ходоровский
67715
Богдан Виноградов
54352
Дмитрий Митюрин
43533
Сергей Леонов
38451
Татьяна Алексеева
37440
Роман Данилко
36614
Александр Егоров
33665
Светлана Белоусова
32850
Борис Кронер
32636
Наталья Матвеева
30656
Наталья Дементьева
30297
Феликс Зинько
29720