КРИМИНАЛ
«СМ-Украина»
Дело Маргариты Жюжан
Евгения Подобная
журналист
Киев
170
Дело Маргариты Жюжан
Обвинитель по делу Жюжан — прокурор Анатолий Кони

18 апреля 1878 года в собственном доме неожиданно скончался 18-летний юноша – Николай Познанский. Несколько дней он провел не выходя из дому, так как болел краснухой, но в день перед смертью выглядел вполне здоровым, шутил, играл на гитаре. И вдруг… 

Семья начала приготовление к похоронам, но врач Николаев, лечивший юношу, настоял на проведении медицинской экспертизы. И, как оказалось, не зря – патологоанатомы обнаружили в организме Познанского смертельную дозу морфия. Однако кому как не Николаеву было известно, что морфий не входил в состав ни одного из прописанных покойному лекарств. Значит, речь шла об отравлении.

ГУВЕРНАНТКА

Когда следователи обратились к Познанским оказалось, что в последние дни жизни за умершим ухаживала гувернантка Маргарита Жюжан. Она же давала Николаю приписанные лекарства. В те времена едва ли не каждая уважающая себя семья имела гувернантку-француженку. Не стали исключением и Познанские. Жюжан появилась в их доме около пяти лет назад, когда Николаю было 14 лет. В доме француженка быстро прижилась и вскоре стала едва ли не членом семьи. На протяжении пяти лет она ежедневно бывала у Познанских, днем давала уроки французского в других семьях. Однако ее любимчиком всегда был Николай. Стоит сразу заметить, Маргарита Жюжан отнюдь не была юной девушкой. На тот момент ей было около сорока. Юноша был малообщительным, замкнутым в себе, в семье держался эдаким «волчонком». Однако гувернантке каким-то образом удалось подобрать к нему «ключик» и вскоре они подружились. Но вскоре их отношения вышли за переделы рамок «ученик-гувернантка». Жюжан обращалась к своему воспитаннику на «ты», постоянно присутствовала на его пирушках с университетскими товарищами, целовала его при всех. При ней молодые люди позволяли себе ходить без сюртуков и говорить всякий вздор, от которого немедленно краснели щеки. Также Маргарита была «доверенным лицом» юноши, с которым он делился своими мыслями и переживаниями, она, в свою очередь, поведала ему об амурных неудачах своей молодости.

Итак, как обозначалось выше, в последние дни за Николаем Познанским, как это ни парадоксально, ухаживала не мать, не младшая сестра, не прислуга, а именно гувернантка Жюжан. Она же накануне смерти юноши подняла тревогу по поводу его увеличившихся лимфатических узлов. На что опять-таки не обратили особого внимания его родители и близкие. Узнав о смерти своего ученика, Жюжан немедля отправилась в дом Познанских. Именно она помогала безутешному семейству в организации похорон, постоянно находилась возле гроба и ночевала в комнате покойного до самых похорон. После погребения Познанские подарили гувернантке на память запонки сына. Вскоре именно ее назовут убийцей Николая Познанского.

ЗАГАДОЧНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

Следствие выяснило, что это был не первый инцидент с морфием в доме Познанских. Примерно за две недели до этого Николай в присутствии друзей решил выкурить папиросу, но, едва сделав первую затяжку, отложил – у сигареты оказался странный привкус. Гувернантка же выкурила другую папиросу, после чего ей сразу же стало плохо: закружилась голова, нарушилась координация движений и женщин пару дней провела в постели, отходя от «перекура». Как оказалось, папиросная бумага, из которой были сделаны сигареты, была пропитана морфием. Однако это сочли… не более чем глупой шуткой кого-то из домашних.

Но на следующий день в доме Познанских произошел куда более серьезный инцидент. Отец покойного служил полковником в жандармском управлении. Из Третьего отделения ему сообщили, что на его сына был донос – анонимное письмо, утверждающее, что Николай Познанский – член некой группировки, которая занимается исследованием ядов, проводит на ними опыты и «дистиллирует их для целей образовавшегося заговора». Учитывая нарастающую агрессию молодых революционеров, охранка не могла оставить это письмо без внимания. К тому же полковник знал, что его сын действительно увлекался химией, более того, у них дома имелся шкаф с целой коллекцией реактивов, среди которых были и яды, например, цианистый калий. Стоит ли говорить, что для столь высокопоставленного лица подобные обвинения могли стать существенным ударом по карьере?

Все эти обстоятельства натолкнули следствие на мысль, что между отравителем и автором анонимной «разоблачительной» эпистолы есть связь. Поэтому, на всякий случай в ходе расследования письмо дали осмотреть полковнику Познанскому. Ему показалось, что почерк схож с почерком Маргариты Жюжан. После этого письмо отправили на графологическую экспертизу. По результатам исследований (а о их качестве стоит промолчать) три буквы были похожи с почерком Жюжан, некоторые ошибки мог допустить только человек, который не знал хорошо русского языка, да и стиль письма якобы напоминал стиль французов.

Еще одно любопытное обстоятельство. Вечером 17 апреля, после приема лекарств, склянку, в которой находилась микстура Николая, его мать забрала к себе в комнату. В это время, напомним, Николай прекрасно себя чувствовал, и ничто не предвещало трагедии. Когда следствие поинтересовалось мотивами действий матери Познанского, она утверждала, что забрала склянку к себе «для сохранности». Но спустя два дня, когда гувернантка ночевала в комнате умершего, она по непонятным причинам возвращает ее обратно в комнату.

И вдруг семья покойного заговорила о «порочной связи» их сына с мадемуазель Жюжан.

РАЗВРАТНИЦА БАЛЬЗАКОВСКОГО ВОЗРАСТА

Так как подозрение пало на гувернантку, следствие опросило прислугу, друзей умершего и его родителей о характере их отношений с усопшим. И вдруг полковник Познанский шокирует следствие откровенным признанием: мадемуазель Жюжан развращала его сына с 15-летнего возраста. Но особые нападки и обвинения в адрес Маргариты прозвучали из уст матери покойного. Именно она рассказала следствию о развязном поведении гувернантки, о том, как они с мужем были напуганы «увлечением» своего сына. Однако тут возникает вопрос, почему видя, что отношения Жюжан и Николая переходят границы дозволенного, родители не прекратили их просто уволив гувернантку и наняв другую француженку, которых в Петербурге был пруд пруди. Познанские апеллировали к высокому уровню педагогических способностей подозреваемой. Дальше отец и вовсе рассказал, что однажды застал сына с Жюжан за неким занятием уж никак не напоминающем уроки французского. Но тут появляется вопрос: почему, став свидетелем развращения собственного сына, Познанский опять-таки не уволил гувернантку? И даже не поговорил о происходящем ни с Николаем, ни с Маргаритой?

Свидетели неоднократно говорили о том, что в последнее время Николай стал выходить из-под влияния своей гувернантки, они часто ссорились, от былого уважения и восхищения не осталось и следа. Сложно судить об этом периоде их отношений, так как в дальнейшем Познанский назовет свою гувернантку неким ругательным словом, которое в суде постесняется произносить его друг гимназист Соловьев. Но Жюжан все прощала и обычно первая шла на примирение.

В усиленном внимании француженки к своему подопечному практически все увидели страсть. Но, странно, почему следователи не рассмотрели второго варианта происходящего: Жюжан уже была дамой отнюдь не первой свежести, а семьи, детей или хотя бы любовника у нее не было. Ее жизнь полностью исчерпывалась работой и общением с Познанскими. Возможно, для француженки, оказавшейся вдали от родных, Николай стал единственным близким человеком, которого стареющая женщина просто не хотела отпускать от себя... К тому же, выяснилось, что в последнее время Познанский не на шутку увлекся девушкой «своего круга» и вел с ней переписку. Следствие сформулировало мотив преступления: убийство из ревности. Француженку взяли под стражу в конце апреля.

ДЕПРЕССИЯ И РАЗОЧАРОВАНИЕ

Но Жюжан не растерялась, более того, она потребовала у следствия просмотреть дневник, который, по ее словам, вел Николай. Эта тетрадь нашлась. Но каково же было удивление следователей, когда обнаружилось, что часть последней страницы была старательно закрашена. Дневник этот поразил всех, кто имел возможность прочесть хоть пару страниц. Глубокие и несвойственные его возрасту мысли здесь соседствуют с откровенными словами отчаяния. В нем 14-летний юноша пишет о своем разочаровании в жизни и женщинах, рассуждает о религии, позже называет себя атеистом. По его мнению, ему никогда не найти свою половину, ни людей способных понять его, и он обречен на вечное одиночество. Покойный упоминает о таинственных поступках, за которые раскаивается: «при воспоминании их, холодный пот выступает у меня на лбу». К тому же Познанский недвузначно указывает на попытки или мысли о суициде, говорит, что стоял на краю гибели. От которой спасла только сила воли.

Эксперты занялись расшифровкой последней, таинственной записи. Как оказалось, речь шла о той самой девушке (ее имя скрывалось, даже в материалах следствия ее обозначали буквой П.), которой Познанский так увлекся незадолго до смерти. Ровно за месяц до смерти Николая, эта девушка сообщила ему, что у него нет шансов и просила прекратить ухаживания. К тому же Познанский сообщает о наличии соперника, имя которого опять-таки зашифровано и заканчивает заявлением, что один из них должен покинуть этот мир. Более того, при повторном допросе младший брат погибшего Алексей отрицает факт особой близости между гувернанткой и утверждает, что женщина была в курсе всех амурных перипетий брата и развязки любовной драмы. А, по логике вещей, теперь гувернантка должна была успокоиться и утешать объект своей «страсти», вместо того, чтобы лишать его жизни.

За процессом Жюжан уже следила вся Россия. Эта история вызвала немало словесных баталий о нравственном «здоровье» современной молодежи и фатальных последствиях неправильного воспитания детей. Причем интересно, что многих факт отравления возмущал гораздо меньше, чем факт интимной близости между Познанским и его гувернанткой. Общественное мнение было настолько взбудоражено, что дискуссии о деле Жюжан находят даже в переписке композитора П. Чайковского с Н. фон Мекк.

СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

Суд над гувернанткой состоялся осенью того же года – с 6 по 8 ноября. Опять-таки любопытно, что обвинителем в деле выступил известный правозащитник А. Кони, прославившийся своим взвешенным отношением к обвинениям, холодному рассудку и очень внимательным исследованием фактов и улик. Благодаря этому человеку, был спасен не один несправедливо осужденный. Но в этом деле юриста словно подменили, даже спустя годы он буде вспоминать об этом деле с неким отвращением и сарказмом, так и оставшись убежденным в виновности Маргариты Жюжан, хотя никаких прямых улик против гувернантки так и не нашлось.

Стоит заметить, что с определенного момента существенно изменились показания прислуги Познанских. И хотя Жюжан в доме многие откровенно недолюбливали, поначалу никаких прямых обвинений против нее не было. Однако вдруг свои показания изменили некие Руднева и Яковлева, служащие в доме Познанских. По их словам, гувернантка не просто открыто признавалась, что была любовницей юноши, но и однажды сам Николай оторвал подол рубашки, так как на нем были «следы интимного сближения». Но показания эти были столь сбивчивы и противоречащие здравому рассудку, что вскоре даже обвинение засомневалось в их правдивости. Но это особо дела не меняло – все равно положение Жюжан было незавидное, хотя сама обвиняемая была уверенна в оправдательном решении и, казалось, даже не рассматривала других вариантов исхода дела. 

Не менее уверенным в удачном исходе процесса был и Константин Хартулари – адвокат француженки. Во время разбора дела он один за одним разбивал тезисы защиты. Самое интересное, что разрешить процесс помог как раз тот, кто дал ему начало – доктор Николаев. На суде Хартулари задал ему вопрос о наличии болезней у Николая Познанского, которые могли бы препятствовать его сближению с Жюжан. Доктор ответил, что такая болезнь у Николая действительно имелась, она не позволяла иметь половых контактов с женщинами и… об этом прекрасно знали его отец и младший брат! Оказалось, что никакого развращения просто не могло быть. При таких обстоятельствах, Жюжан было самое время подавать в суд на полковника за клевету. Более того, со слов Николаева стало известно, что Познанский умер ближе к утру, потому что в 9 часов утра его тело было еще теплым. Если бы его отравила Жюжан во время приема лекарств, Познанский умер бы ночью и к утру был бы холодным. Согласно версии Хартулари, гибель Николая Познанского была ничем иным как самоубийством! При этом присяжный поверенный апеллировал в первую очередь к дневнику умершего – уныния, боли, отчаяния в нем хоть отбавляй, есть намек на несвершившийся суицид, да и последняя строчка – о том, что либо ему, либо его противнику «придется переселиться в лучший мир».

Что же до предыдущих «загадочных событий», то исследователи считают, что это была работа самого умершего. Умирать сразу же после отказа любимой девушки было бы слишком явно и по тем временам не совсем укладывалось в рамки «истинно мужского» поведения. Скорее всего, отравленными папиросами, анонимкой Познанский пытался создать «прелюдию» к своей смерти и окружить ее эдаким романтичным ореолом. Таким образом, все становится на свои места.

Жюжан была оправдана, хотя, вопреки фактам, многие продолжали считать ее убийцей, развратницей и винили в гибели Познанского. Хотя были и те, кто вполголоса говорили о странном поведении матери Познанского, мол, не она ли? Как было на самом деле мы уже никогда не узнаем – Николай Познанский унес правду с собой в могилу.


12 Декабря 2019


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
82894
Виктор Фишман
66794
Борис Ходоровский
58482
Богдан Виноградов
45903
Дмитрий Митюрин
30688
Сергей Леонов
30476
Роман Данилко
27690
Дмитрий Митюрин
13771
Светлана Белоусова
12996
Сергей Леонов
12615
Александр Путятин
12557
Татьяна Алексеева
12546
Наталья Матвеева
12024