Ежик в лучах восходящего солнца
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №12(372), 2013
Ежик в лучах восходящего солнца
Яна Алексеева
журналист
Санкт-Петербург
92
Ежик в лучах восходящего солнца
Ежик в лучах восходящего солнца

Семнадцать лет назад, 25 мая 2003 года, «Ежик в тумане» был признан самой значительной работой в истории мультипликации на фестивале в Токио. 140 экспертов из разных стран мира объединились для того, чтобы выбрать лучший мультфильм, и единогласно признали таковым работу Юрия Норштейна. В список из 150 картин вошли еще пять работ мастера, среди которых – знаменитая «Сказка сказок», оказавшаяся на втором месте. Казалось бы, что общего у лирически настроенного ежика и японской публики, выросшей в окружении большеглазых кукол из аниме? Оказывается, намного больше, чем можно было представить. Японские дипломаты наперебой кинулись заверять российских корреспондентов, освещавших фестиваль, что «Норштейн оказал очень большое влияние на художников японских фильмов-аниме, включая таких выдающихся мастеров, как Хаяо Миядзаки». А Хаяо Миядзаки, между прочим, получил «Оскар» за мультфильм «Унесенные призраками». Год спустя Юрия Норштейна и вовсе наградили орденом Восходящего Солнца – «за заслуги перед Японией и японским обществом». Осталось только понять, как же «Ежик в тумане» – пожалуй, самый необычный советский мультфильм – смог стать лучшим в целом мире?

Мультфильм для грустных детей

«Ежика в тумане» снял в 1975 году на киностудии «Союзмультфильм» Юрий Норштейн. Основой для мультфильма послужила сказка Сергея Козлова, правда, режиссер серьезно переиначил ее, «напустил тумана». Картина, которой суждено было стать культовой, разительно отличалась от всего, что когда бы то ни было рисовали и озвучивали в Советском Союзе. Тогда во главе угла стояло понятие «счастливого советского детства» – с пионерским задором и вечно радостными румяными младшеклассниками. Печальных, задумчивых, замкнутых детей в стране быть просто не могло – идеология не приветствовала. А они, как назло, были – таковы уж причуды темперамента. Для них – а заодно и всех взрослых, которые помнят свою детскую тягу ко всему таинственному, – и сняли знаменитый мультфильм. В конце концов, все может встать с ног на голову, а тепло самовара и дружба останутся прежними.

Особая история требовала особого оформительского подхода. Нельзя сказать, что арсенал аниматоров в 1975-м был полон спецэффектов, но даже те, что были, для «Ежика в тумане» не годились. В итоге вопрос создания таинственной атмосферы решился очень просто: эффекта тумана достигли, поместив на белый фон фигурку ежика, а сверху – кальку. Изображение проецировали на экран, приподнимая кальку, и таким образом регулировали интенсивность и густоту тумана.

А вот изобразить самого ежика оказалось невероятно сложно. С Норштейном, как и во многих других картинах режиссера, работала его супруга, художник Франческа Ярбусова. Несмотря на то что Юрий Борисович всегда с большим восторгом отзывался о таланте жены, в этот раз в тандеме возникли разногласия. «Ежик очень трудно рисовался по разным причинам, – вспоминал позже Норштейн. – Во-первых, этих ежиков переходила на мультипликационном экране не одна сотня и прорваться сквозь этот строй и найти своего ежика было на грани невозможного. Франческа перерисовала множество ежиков, и однажды все дошло до такого раскаления! Я кричал: «Он должен появиться на 1/12 секунды – и отпечататься! Профиль должен быть абсолютно четкий, ясный!» И вот после всех этих страшных криков, сердечных капель она вдруг села и нарисовала».

Кстати, известная писательница Людмила Петрушевская утверждала, что профиль ежика срисовали с нее, и даже описала этот эпизод в одной из своих книг. Правда, сам Норштейн с этим не согласился…

Лакмусовая бумажка темперамента

Несмотря на популярность мультфильма во всем мире, не каждый житель нашей необъятной страны может с чистой совестью признаться, что любит или хотя бы понимает «Ежика в тумане». А понимать его можно по-разному – что называется, в меру своей испорченности.

Цветовое решение мультфильма многих вгоняет в тоску. Коричневый, желтый, серый и даже ржавый цвета – действительно не те, на которых отдыхает глаз, да и сюжет не отличается приключенческой остротой. Маленький еж, отправляясь в гости к другу с узелком с вареньем, теряется, падает в реку, скрывается в тумане, пугается, встречает на пути малопонятных существ, но в конце концов приходит к медвежонку – вот, в общем-то, и все. Однако среди поклонников картины найдется немало таких, кто пересматривает ее десятки раз в поисках нового смысла.

Интересно, что психологи и педагоги давно стали использовать «Ежика в тумане» как критерий определения темперамента ребенка и, показывая мультфильм маленьким зрителям, стараются определить круг проблем, которые могут ждать детей в будущем. Так, если во время просмотра ребенок испытывает страх и волнуется за героев, то, судя по всему, у него неустойчивая психика, он раним и, скорее всего, вырастет меланхоликом. Если юный зритель, напротив, спокоен, то, скорее всего, в будущем он сможет хорошо адаптироваться к жизненным обстоятельствам.

Ежики в загробном мире

В сущности, все трактовки «Ежика» можно свести к трем основным идеям: это либо просто мультфильм о дружбе (немного странный, но красивый), либо философское послание Норштейна (а что конкретно он «посылал», все пытаются разобраться до сих пор), либо бред сумасшедшего – алкоголика – наркомана (нужное подчеркнуть). Все более или менее ясно с первой трактовкой: «Ежик в тумане» предстает как поучительная история, в которой главный герой преодолел препятствия, чтобы оказаться рядом с другом. В общем-то, вопросов не возникает и по поводу последней – трактовать в подобном ключе можно любое произведение литературы и кинематографа, если интересы и интеллектуальный уровень исследователя не выходят за рамки трех вышеозначенных областей. А вот вторая гипотеза уже почти сорок лет порождает толки, которые говорят о неутихающей популярности мультфильма.

По мнению ряда исследователей, путешествие главного героя – не что иное, как завуалированный переход в загробный мир, из которого ему удается вернуться. Животные, которых он встречает на своем пути, тоже являются символами: филин – хаос, река – время, лошадь – свет. Многие увидели в мультфильме параллель с фильмом Андрея Тарковского «Солярис», в котором есть эпизод, где герой блуждает в тумане и видит лошадь. Да и осень – особое время года, когда лес становится особенно таинственным…

В любом случае, то обстоятельство, что мультфильм обсуждают все новые поколения зрителей, говорит только в пользу картины и ее создателей. А на Украине от слов и вовсе перешли к делу – в Киеве ежику поставили памятник. Деревянный герой с иголками из гвоздей и шурупов печально сидит на пеньке с узелком в руках прямо в центре украинской столицы и, наверное, на сей раз ждет, что медвежонок сам до него доберется…


20 июня 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89053
Виктор Фишман
71232
Сергей Леонов
65225
Борис Ходоровский
63346
Богдан Виноградов
50314
Дмитрий Митюрин
38072
Сергей Леонов
34234
Роман Данилко
32027
Борис Кронер
21909
Светлана Белоусова
20421
Наталья Матвеева
19794
Светлана Белоусова
19546
Татьяна Алексеева
18316
Дмитрий Митюрин
18275
Татьяна Алексеева
17517
Наталья Матвеева
16820