Смерть зовется «Морро Касл»
КАТАСТРОФА
«Секретные материалы 20 века» №3(467), 2017
Смерть зовется «Морро Касл»
Дмитрий Зенченко
журналист
Санкт-Петербург
705
Смерть зовется «Морро Касл»
Горящий «Морро Касл»

Субботним вечером 8 сентября 1934 года многочисленные посетители парка отдыха «Эсбери» на побережье штата Нью-Джерси стали невольными свидетелями страшного и трагического зрелища — пожара на роскошном океанском лайнере «Морро Касл». Эта трагедия — одно из самых загадочных морских преступлений, сопровождавшихся грабежом и убийствами. Были похищены драгоценности стоимостью в несколько миллионов долларов.

«Морро Касл», принадлежавший компании «Уорд Лайн», считался гордостью Америки и был оборудован по последнему слову тогдашней науки и техники. Его турбоэлектрическая установка обеспечивала экономичный ход в 25 узлов. Без особых усилий он мог конкурировать с обладателями «Голубой ленты Атлантики» — немецкими лайнерами «Бремен» и «Европа». Судно стало одним из флагманов так называемой «пьяной линии», соединявшей Нью-Йорк и Гавану. Каждую субботу пополудни несколько сотен богатых американцев, измученных сухим законом, устремлялись на Кубу с ее почти бесплатным ромом и легкодоступными женщинами. Развлекательный морской круиз, длившийся три с половиной дня пользовался бешеной популярностью у туристов. В общей сложности с января 1930-го по осень 1934 года «Морро Касл» совершил 173 сверхприбыльных рейса. И ни один из них не был нарушен знаменитыми вест-индскими ураганами — истинным бичом мореплавания в Карибском море.

Охваченное огнем судно село на мель в 30 метрах от пляжа парка. Пока спасатели подбирали уцелевших пассажиров, на место происшествия стали прибывать представители страховых обществ и различных комиссий. Надо было позаботиться о содержимом сейфов, установленных в каютах, поскольку многие богачи везли с собой драгоценности.

А тем временем море выбрасывало на берег все новые трупы. Среди них оказался молодой матрос, застреленный двумя выстрелами в голову и морской офицер, в кармане брюк которого был найден револьвер без двух патронов в барабане. Калибр оружия совпадал с размерами пуль, извлеченных из головы матроса.

Известие о пожаре мгновенно облетело город. На следующее утро в парке собралось порядка 350 тысяч человек, а все подъездные пути были запружены автомобилями. Воспользовавшись людским столпотворением, владельцы парка стали взимать 10 долларов за право попасть на борт тлеющего судна. Однако на борту корабля, в недрах которого еще полыхал огонь, смог побывать лишь один человек. Он прибыл в закрытом фургоне и был одет в огнеупорный асбестовый костюм и кислородную маску. Пробыв около часа на судне, он исчез также внезапно, как и появился.

Единственная моторная спасательная шлюпка причалила к берегу полупустой. В ней находились два матроса, старший инженер Эббот, наряженный в парадную форму, и мексиканский миллионер с женой и дочерью. Свидетели рассказывали, что тонущие цеплялись за борт лодки, а Эббот отбивался от них абордажным крюком.

Среди уцелевших пассажиров отсутствовала престарелая мультимиллионерша Кэтлин Моррисон. Ее судьба особенно интересовала не только наследников, но и компанию, в которой она застраховала свои украшения стоимостью в 2,5 миллиона долларов.

Апартаменты Моррисон полностью выгорели. На металлическом остове кровати покоились обгоревшие человеческие останки. По золотому протезу было установлено, что они принадлежат Моррисон. Несгораемый сейф был открыт и опустошен. Не оставалось сомнений в том, что миллионершу убили с целью ограбления, а для того чтобы замести следы преступления устроили пожар в каюте.

Что же все-таки произошло на борту лайнера и кто стал непосредственным виновником трагедии? Следствие по этому запутанному делу осуществляли эксперты департамента торговли США, опубликовавшие 12 томов дела.

В свой последний, 174-й рейс судно отправилось, имея на борту 318 пассажиров и 231 члена экипажа. Им командовал самый опытный капитан Роберт Уилмотт, имевший за плечами почти 30-летний опыт успешного судовождения. Примерно за 5 часов до прибытия в порт он должен был дать прощальный банкет для пассажиров по случаю окончания веселого путешествия. Однако капитан Уилмотт не явился на торжество. Сославшись на плохое самочувствие, он попросил подать ужин в каюту. Это были его последние слова. Спустя час капитан был найден полураздетым в своей ванне. Судовой врач Де Витт ван Зейл констатировал его смерть от отравления каким-то сильным ядом. Перед смертью Уилмотт пил с кем-то виски, на столе стояла бутылка и два стакана.

Доктор вызвал в каюту первого помощника Уормса. Сюда же зашел старший инженер Эббот, одетый в парадную форму. Де Витт передал Уормсу ключи от каюты, предложив оставить все как есть до прихода полиции. После они заперли каюту и Уормс отправился командовать судном. Вскоре должен был начаться банкет. Несмотря на сомнения Уормса, Эббот настоял на том, чтобы торжество стоялось.

Тем временем начала портиться погода, надвигался шторм. Учитывая это, Уормс решил оставаться на мостике до прихода в порт. В 2:30 ночи один из пассажиров лайнера, 63-летний пожарный из Нью-Йорка, Джон Кемпф, проснулся от запаха гари и, быстро одевшись, выскочил в коридор. Горело помещение судовой библиотеки. Металлический шкаф, где хранились письменные принадлежности и документы, был охвачен каким-то странным пламенем. Сорвав висевший на переборке огнетушитель, Кемпф отвернул клапан и направил струю пены в приоткрытую дверь шкафа. Изменив цвет, пламя вырвалось из шкафа, опалив ему лицо. Тогда Кемпф кинулся к ближайшему гидранту, раскатал шланг и открутил вентиль, но напора в магистрали не было. Он стал будить спящих пассажиров соседних кают. Коридор нижней палубы уже был объят пламенем. Огонь всегда распространялся снизу вверх, а здесь, на корабле, он почти мгновенно устремился вниз. Ночная тишина была нарушена душераздирающими криками. Пассажиры в панике выскакивали в коридоры. Обитатели кают, куда дым пока не дошел, еще спали. Но когда раздался сигнал пожарной тревоги, было уже поздно — выход из кают был отрезан огневой завесой. Стремясь выбраться, люди разбивали стульями толстые стекла квадратных иллюминаторов и прыгали вниз на палубу.

И все же два события, несмотря на суматоху, обратили на себя внимание. Один из радистов наткнулся на труп судового врача Де Витта, убитого выстрелом в висок. Во время посадки на лодки один из матросов начал срывать украшения с женщин, но был застрелен офицером, который чуть позже был смыт водой.

Через 20 минут после начала пожара огонь распространился по всему судну. Корабль был обречен, но этого еще не понимали на ходовом мостике и в машинном отделении. По непонятным причинам система определения очагов пожара и автоматическая система пожаротушения не работали. Несмотря на то, что капитан Уормс был оповещен о пожаре, он больше беспокоился о предстоящей швартовке судна в гавани Нью-Йорка. Было странным и то, что вызванный по телефону из своей каюты старший инженер Эббот так и не явился на мостик. Оказалось, что в это время он организовывал спуск спасательной шлюпки с правого борта. По непонятным причинам капитан Уормс не назначил никого из своих помощников ответственным за тушение пожара. В результате огонь на судне пытались погасить сами пассажиры. В панике они раскатывали шланги, открывали гидранты и лили воду в дым. Несмотря на то, что механики включили все имеющиеся насосы, нужного давления в магистрали не оказалось. Тушить пожар было просто нечем.

Капитан Уормс машинным телеграфом передавал команды механикам. Лайнер то и дело менял курс, выходил на циркуляцию, крутился на месте, пока ветер не превратил пожар в гигантский бушующий костер. После последней команды были остановлены дизель-генераторы — и судно погрузилось во тьму. Машинное отделение наполнилось дымом, и находившиеся в нем люди покинули свои посты. Однако лишь немногим удалось найти спасение на верхних палубах.

Уормс распорядился передать сигнал бедствия только через 15 минут после того, как ему доложили о неспособности потушить огонь. Помощник начальника судовой радиостанции Джордж Алагна бросился в радиорубку, находившуюся неподалеку от судового мостика, но пламя преградило ему путь. Тогда Алагна прокричал в открытый иллюминатор радисту, чтобы тот передал сигнал бедствия. Начальник судовой радиостанции Джордж Роджерс не успел передать сигнал бедствия до конца — в радиорубке взорвались запасные кислотные аккумуляторы. Задыхаясь от едких серных паров и почти теряя сознание, Роджерс нашел в себе силы еще раз дотянуться до ключа и передал координаты судна и сообщение о разыгравшейся трагедии. Его помощник Алагна все-таки сумел пробраться в горящую радиорубку и вывести своего коллегу на корму, где уже собрались оставшиеся члены команды во главе с капитаном Уормсом.

Очевидцы катастрофы позже вспоминали, что у тех, кто нашел убежище на корме судна, уже не было шансов покинуть лайнер на шлюпках. Спастись можно было только бросившись в океан. Около двадцати человек спаслись так, преодолев вплавь 8 морских миль. Одним из них был 16-летний кубинец-юнга, добравшийся до берега без спасательного жилета. К рассвету 8 сентября на судне оставалась лишь небольшая часть команды во главе с капитаном Уормсом.

К этому моменту о случившейся трагедии знал весь город. Губернатор штата уже прикидывал заработки на случившемся несчастье, планируя превратить остов корабля в постоянно действующий «аттракцион ужаса». Но судоходная компания категорически отвергла это предложение. Она предпочла продать выгоревший корпус лайнера, постройка которого обошлась в 5 миллионов долларов, за 33 605 долларов одной металлообрабатывающей компании из Балтимора.

Начавшееся следствие установило, что первые три шлюпки, спущенные с горящего корабля, могли принять на борт более 200 человек. Ими должны были управлять 12 моряков. Однако из-за начавшегося пожара наиболее проворно и бесстыдно действовали члены экипажа. Они первыми бросились к спасательным шлюпкам, отталкивая женщин и детей. В результате из 318 пассажиров спаслось лишь 184, в подавляющем большинстве мужчины, а из 108 моряков — 102. Таким образом, в ходе трагедии погибла почти половина пассажиров и только 5 процентов команды судна. Десятки людей получили тяжелые ожоги, многие остались инвалидами на всю жизнь.

Впервые в истории американского судоходства суд вынес приговор косвенному виновнику пожара, вице-президенту «Уорд Лайн» Генри Кабоду. Он получил год условного заключения и выплатил штраф в размере 5 тысяч долларов. В общей сложности по искам пострадавших владельцы «Морро Кастл» выплатили 890 тысяч долларов.

В круг главных подозреваемых попали первый помощник капитана Уормс и старший инженер Эббот. Уормс мог желать смерти капитана, чтобы занять его место. Но ведь они были знакомы много лет и с уважением относились друг к другу. К тому же первый помощник почти всю ночь провел на капитанском мостике.

Более серьезными были свидетельства против Эббота, который не ладил с капитаном и был кандидатом на увольнение. Он оказался возле каюты капитана, когда доктор обнаружил там труп. Эббот утверждал, что видел Уилмотта за два часа до этого в радиорубке, в то время как судовой врач определил, что смерть капитана произошла за 4–5 часов до обнаружения его тела.

Когда агенты ФБР вскрыли капитанскую каюту, то с удивлением обнаружили, что она практически не пострадала от пожара. Уцелело все, кроме тела капитана и стаканов, на которых могли оказаться отпечатки того, кто подсыпал яд.

Исследуя очаг возгорания, обнаруженный вторым помощником капитана, специалисты установили, что зажигательная смесь находилась в медном цилиндре, имевшем нагревательную спираль. Вероятно, преступник наполнил медный сосуд горючей смесью, вставил туда нагреватель и включил в сеть. Нагревшись, спираль воспламенила смесь, которая и вызвала пожар.

Так кто же все-таки изобрел столь изощренный способ поджога? Детективы выяснили, что старший радист Роджерс на досуге мастерил приспособления для подогрева воды в аквариуме, состоящие из медного корпуса и нагревательной спирали. В тот злополучный вечер Роджер должен был заступить на вахту с 22 часов, однако явился лишь в 3 часа ночи, уже во время пожара, и вел себя странно, размахивая револьвером и мешая работать другому радисту. Однако он оправдался тем, что, отдежурив две смены, крепко заснул, проснулся по тревоге и стал помогать пассажирам рассаживаться в шлюпки.

Вскоре появились и новые факты, свидетельствовавшие не в пользу помощника Уормса. Он имел специальность электромонтера и неплохо разбирался в технике. У него накопилась масса долгов, а один вексель на 10 тысяч долларов вскоре предстояло оплатить. Наконец, Уормс мог в любой момент зайти в капитанскую каюту, а после разговора с доктором Де Виттом держал ключ от нее при себе.

Поиски человека в защитном костюме, который первым побывал на сгоревшем судне, прекратились. Секретная служба США заявила, что правительство страны не заинтересовано в дальнейших уточнениях данного вопроса. Судя по всему, на судне в некоторых каютах были вмонтированы подслушивающие устройства, поэтому пришлось срочно посылать специалиста для сокрытия следов этой противозаконной деятельности.

В итоге Уормса и Эббота признали виновными в небрежном исполнении служебных обязанностей. Первого приговорили к двум, второго — к 4 годам тюремного заключения. Однако по апелляции обвиняемых дело было пересмотрено, и приговор отменили за недостаточностью доказательств. Лишенный офицерского звания Уормс пошел работать в порт. Во время Второй мировой войны он был призван на флот и вскоре погиб. Ну а Эббот после выхода на свободу допился до белой горячки, закончив жизнь в лечебнице для алкоголиков.

Иначе сложилась судьба радиста Джорджа Роджерса. Конгресс США наградил его золотой медалью «За храбрость». Губернаторы штатов Нью-Йорк и Нью-Джерси дали в честь Роджерса роскошные банкеты, а в родном городе Байонна был устроен грандиозный военный парад. Ну а сам виновник торжеств с помощью какого-то борзописца сочинил душераздирающую сагу о катастрофе на «Моро Касл», в которой не забыл упомянуть о своих героических подвигах. В течение нескольких недель он триумфально выступал с этим шоу в разных городах страны и на театральных подмостках Бродвея.

В 1936-м Роджерс оставил морскую службу и поселился в родном городе. Некоторое время он работал патрульным, а после радистом. По воле всемогущего случая новым начальником Роджерса стал другой бывший радист с «Морро Касл» — Дойл. С самого начала отношения между ними не заладились, поскольку Дойл открыто называл Роджерса убийцей и поджигателем.

Однажды Дойлу передали пакет с устройством для нагрева воды с запиской без обратного адреса, напечатанной на машинке. В ней содержалась просьба починить испортившийся прибор. Когда Дойл включил его в сеть, раздался мощный взрыв. Дойл все же остался жив, а после выздоровления обвинил Роджерса в покушении на убийство. При обыске в сарае Роджерса были найдены материалы для изготовления аквариумных нагревателей. Последний утверждал, что уже давно чинит и делает такие приборы для продажи, а Дойл пострадал по ошибке.

Суд не смог предъявить Роджерсу ни одной прямой улики. Тогда ему припомнили аналогичный поджог на «Морро Касл». Однако подсудимый отверг все обвинения, заявив, что настоящий преступник находится на свободе и всеми способами пытается избавиться от него. Однако эти доводы не убедили присяжных. В результате Роджерса приговорили к 12 годам лишения свободы за покушение на убийство. Спустя 4 года его амнистировали.

Во время войны Роджерс служил радистом на грузовом судне. Потом вернулся в родной город, где открыл мастерскую по ремонту электроприборов. Однако дела его шли плохо. Общественное мнение заклеймило его как преступника, избежавшего заслуженной кары. Но со временем отношения стали улучшаться, а с соседями — престарелым Уильямом Хамлом и его дочерью Альмой — сделались дружескими.

20 июня 1953 года эти двое были найдены убитыми у себя дома. Следствие обнаружило пленку с записью резкого разговора Хамла с Роджерсом. Старик требовал вернуть взятые в долг 7,5 тысячи долларов, а Роджерс обещал вернуть деньги на следующий день. Несмотря на то, что основания для совершения убийства были очевидны, а личность подозреваемого не вызывала сомнений, никаких прямых улик снова не удалось обнаружить. Осенью 1954-го начался суд. Роджерс был обвинен в двойном убийстве и приговорен к пожизненному заключению. Однако подсудимый стал заговариваться и был направлен на медицинское освидетельствование, которое признало его невменяемым. 10 января 1958-го Джордж Роджерс умер в тюремной больнице от инсульта.

Личности Роджерса было посвящено немало очерков и рассказов, вышедших уже после его смерти. Он вполне мог претендовать на почетное место в ряду самых известных морских разбойников, если бы не одно обстоятельство. В 1960 году в Венесуэле умер некто по имени Кирк Стивенсон. Правда, как выяснилось позже, паспорт на его имя оказался фальшивым. Были вскрыты документы, оставленные им у нотариуса. Из них следовало, что он был сотрудником секретной службы США и совершал путешествие на лайнере «Морро Касл», выполняя специальное задание.

Прельстившись драгоценностями миллионерши Кэтрин Моррисон, Стивенсон завязал с ней близкое знакомство. Улучив момент, он забрался в ее сейф, но был замечен хозяйкой, когда выходил из ее каюты. Моррисон сообщила о случившемся капитану, и тот пообещал поговорить со Стивенсоном наедине. Результатом беседы стало убийство капитана, миллионерши и судового врача.

По свидетельству Стивенсона, для уничтожения следов преступления он подложил адскую машину, предназначавшуюся для выполнения задания. Однако здесь появляются вопросы. Маловероятно, что спецслужба направила своего сотрудника на корабль с целью устроить на нем пожар. Если бы адская машина взорвалась, спецслужба тотчас бы узнала почерк своего агента.

Немецкий журналист Гюнтер Продьол, подробно описавший все события, связанные с катастрофой судна, пришел к выводу, что показания Стивенсона правдивы. До сих пор этот трагический инцидент упорно замалчивается в американской прессе. К тому же все преступления были выполнены мастерски, что красноречиво свидетельствовало о высоком профессионализме и наличии спецподготовки у преступника.

С другой стороны, вполне вероятно, что предсмертное признание Стивенсона стало обычной газетной уткой. Трудно поверить в то, что секретная служба действовала в ущерб собственному государству. Ну а если бы в преступлении был замешан ее агент, то ему вряд ли бы удалось сохранить свою жизнь.

Кто же тогда был этот загадочный пират? Наибольшие подозрения вызывали Эббот и Роджерс. Они могли действовать совместно и иметь сообщников.

Куда же пропали похищенные драгоценности? Преступник (или преступники) мог растерять их в суматохе, выбросить, боясь разоблачения, или припрятать до лучших времен, которые так и не наступили из-за постоянных разбирательств. Также в заговоре мог участвовать и первый помощник Уормс.
Однако все это не более чем догадки. Тайна «Морро Касла» по-прежнему нераскрыта.


18 Января 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85799
Виктор Фишман
69134
Борис Ходоровский
61448
Богдан Виноградов
48747
Дмитрий Митюрин
34868
Сергей Леонов
34487
Сергей Леонов
32472
Роман Данилко
30362
Светлана Белоусова
16789
Дмитрий Митюрин
16457
Борис Кронер
16397
Татьяна Алексеева
15162
Наталья Матвеева
14800
Александр Путятин
14140
Светлана Белоусова
13380
Наталья Матвеева
13256
Алла Ткалич
12462