Русское чудо-оружие
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №10(292), 2010
Русское чудо-оружие
Антон Первушин
историк
Санкт-Петербург
428
Русское чудо-оружие
Создатели «катюши» за работой: Юрий Победоносцев — крайний слева

Во второй половине дня 14 июля 1941 года на одном из участков обороны в лесу восточнее Орши взметнулись к небу огненные языки пламени, сопровождавшиеся непривычным гулом, совсем непохожим на выстрелы артиллерийских орудий. Над деревьями поднялись облака черного дыма, а в небе с шипением понеслись в сторону немецких позиций едва заметные стрелы. Вскоре весь район местного вокзала, захваченного гитлеровцами, был поглощен яростным огнем. Немцы были потрясены этим огненным смерчем из непонятного для них оружия и в панике бежали. Так впервые в истории заявили о себе «катюши» — непревзойденное оружие Великой Отечественной войны.

Ракеты, столь успешно показавшие себя на поле боя, разрабатывались с начала 1930-х годов в Реактивном научно-исследовательском институте (РНИИ). Непосредственно ими занимался выдающийся ракетчик Юрий Победоносцев. Сначала его ракеты использовались в истребительной авиации, затем было решено создать установку залпового огня на базе грузовика «ЗИС-5».

Первые полигонные испытания под Москвой, проведенные в начале 1939 года, выявили серьезные недоработки. Многие военные специалисты увидели в этих странных машинах лишь забавный технический курьез.

Несмотря на насмешки артиллеристов, коллектив института продолжал упорную работу над вторым вариантом пусковой установки. Ее смонтировали на более мощной автомашине «ЗИС-6».

Полигонные испытания второго варианта состоялись в присутствии маршала Клима Ворошилова. Они произвели ошеломляющее впечатление на всех присутствующих. Было решено в строжайшем секрете продолжить доведение нового оружия до серийного образца.

Осенью 1939 года на Ленинградском артиллерийском полигоне провели очередную серию испытаний. С этого момента реактивная установка стала официально именоваться «БМ-13», что означало «Боевая машина», а 13 — сокращение от калибра реактивного снаряда (132 миллиметра).

Утром 22 июня 1941 года, в день начала войны, ракетчики собрались в стенах своего института. Было ясно: новое оружие, над которым они работали, никаких войсковых испытаний проходить не будет — сейчас важно собрать все установки и отправить их в бой.

На тот момент в наличии имелось всего восемь машин. Пять, сделанные в институте, стояли на полигоне. Две шли своим ходом с завода. Последнюю, восьмую, которую испытывали моряки в системе береговой обороны, решили не ждать.

Семь машин «БМ-13» и составили костяк первой батареи реактивной артиллерии. Командиром батареи назначили капитана Ивана Флерова. Выбор начальства пал на него не случайно. Это был волевой и грамотный офицер-артиллерист. После окончания артиллерийского училища он участвовал в советско-финской войне, там командовал батареей. Мужество и находчивость молодого офицера уже тогда были отмечены орденом Красной Звезды.

Через два дня после выступления из Москвы батарея стала частью 20-й армии Западного фронта, дравшейся за Смоленск. В ночь с 12 на 13 июля ее подняли по тревоге и направили к Орше. Там скопилось множество немецких эшелонов с войсками, техникой, боеприпасами и горючим. В 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года была дана команда открыть огонь.

Вот как описывают исторический залп очевидцы.

Командир орудия Валентин Овсов: «Переключил рубильник электропитания... Земля дрогнула и осветилась. Огонь летит в цель».

Подполковник Кривошапов: «После залпа по фронту метров на двести — мы это видели и без биноклей — поднялось море огня...»

Маршал Еременко: «...Непривычный рев ракетных мин потряс воздух, как краснохвостые кометы, метнулись мины вверх, частые и мощные взрывы поразили слух и зрение сплошным грохотом и ослепительным блеском. Эффект единовременного разрыва 112 мин в течение считанных секунд превзошел все ожидания. Солдаты противника в панике бросились бежать. Попятились назад и наши солдаты, находившиеся на переднем крае, вблизи разрывов...»

В небе сразу же появился вражеский самолет-разведчик, но батарея уже находилась далеко от того места, откуда был дан залп.

В тот же день, но спустя полтора часа батарея Флерова обстреляла переправу через речку Оршица, где также скопилось немало живой силы и техники гитлеровцев. Результат был тот же.

О том, какое впечатление произвел залп батареи на врага, мы можем узнать из текста донесения в немецкий Генеральный штаб: «Русские применили батарею с небывалым числом орудий. Снаряды фугасно-зажигательные, но необычного действия. Войска, обстрелянные русскими, свидетельствуют: огневой налет подобен урагану. Снаряды разрываются одновременно. Потери в людях значительные».

30 июля 1941 года газета «Правда» посвятила большую статью конструкторам машин, которые позднее получат ласковое имя «Катюша». «Идея создания нового оружия поражает своей необычайной технической дерзостью и широтой замысла. Это вид вооружения будущего», — пророчески писала газета.

В то же время началось изготовление новых установок на московском заводе «Компрессор». Главный конструктор завода Владимир Бармин работал сутками, чтобы подготовить документацию для их серийного производства. Здесь же, на заводе, формировались экипажи первых ракетных подразделений. Мобилизованные подростки и женщины трудились за станками по 16 часов.

Конструкторов тоже не надо было подгонять. В считанные дни они завершили разработку новой боевой машины для 82-мм снарядов — «БМ-8». Она начала выпускаться в двух вариантах: один — на шасси автомобиля «ЗИС-6» с 36 направляющими, другой — на шасси трактора «СТЗ» или танков «Т-40» и «Т-60» с 24 направляющими.

Очевидные успехи на фронте и в производстве позволили Ставке Верховного Главнокомандования уже в августе 1941 года принять решение о формировании восьми полков реактивной артиллерии, которым еще до участия в боях присваивалось наименование «гвардейских минометных полков артиллерии Резерва ВГК». Этим подчеркивалось особое значение, которое придавалось новому виду вооружений и солдатам реактивной артиллерии.

К началу 1945 года на полях сражений действовали 38 отдельных дивизионов, 114 полков, 11 бригад и 7 дивизий, вооруженных реактивной артиллерией.

В заключение остается только добавить, что победы «катюш» очень многих заставили полюбить ракетную технику и посвятить ей всю оставшуюся жизнь.

Сразу после войны командование гвардейских минометных частей проявило инициативу и взяло под свою опеку работы по большим ракетам с самого начала. Основные командные кадры, руководившие первыми ракетными воинскими частями и испытательными полигонами, тоже пришли из этих частей. С согласия командующего реактивной артиллерией генерал-лейтенанта Григория Дегтярева члены военного совета генерал-майор Андрей Соколов и генерал-майор Лев Гайдуков объединили на территории оккупированной Германии разрозненные группы советских специалистов по ракетной технике, что позволило в короткие сроки изучить опыт создания и эксплуатации немецких баллистических ракет «V-2».

Большой заслугой Льва Гайдукова следует считать его смелые действия по извлечению из «шарашки» бывших заключенных, а ныне известных всему миру академиков Сергея Королева и Валентина Глушко.

В последующем генералы Семенов, Соколов, Мрыкин, Кузнецов, Смирницкий, Керимов (все — бывшие офицеры гвардейских минометных частей) заняли ключевые посты в Главном управлении ракетного вооружения.

Полковник Андрей Карась на фронте командовал полком «катюш», а после войны служил в Капустином Яре и на Байконуре, и еще позже, уже в звании генерала, возглавил Центральное управление космических средств Министерства обороны.

«Малая» ракетная техника становилась «большой». И перед ней открывался новый и совершенно фантастический путь — к звездам...


22 мая 2010


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
116592
Сергей Леонов
95640
Владислав Фирсов
90814
Виктор Фишман
77667
Борис Ходоровский
68796
Богдан Виноградов
55220
Дмитрий Митюрин
44680
Татьяна Алексеева
40586
Сергей Леонов
39469
Роман Данилко
37506
Светлана Белоусова
35729
Александр Егоров
34931
Борис Кронер
34535
Наталья Дементьева
33252
Наталья Матвеева
33120
Борис Ходоровский
31999