Тайны «Человека-амфибии»
СССР
Тайны «Человека-амфибии»
Анна Василенко
журналист
Киев
850
Тайны «Человека-амфибии»
Кадр из фильма «Человек-амфибия»

Более полувека назад, зимой 1962-го, кассы кинотеатров по всему Советскому Союзу атаковали сотни тысяч зрителей, мечтавших посмотреть фильм-экранизацию по роману Александра Беляева «Человек-амфибия». Только в первый год проката картину увидели 67 миллионов зрителей.

Мечты о глубинах океана

Режиссер Владимир Чеботарев и оператор Эдуард Розовский вместе работали на съемках фильма и классике осетинской литературы Коста Хетагурове - «Сны Иристона» (1959). Однажды соавторы сидели над обрывом глубокого горного ущелья и рассматривали парящих высоко в небе орлов, обсуждая, чтобы придумать для следующей работы. При чем действие должно было происходить глубоко под водой. Так возникла идея экранизации романа Александра Беляева «Человек-амфибия».

Владимир Александрович вспоминал: «В тот момент мне хотелось снять фильм красивый и необычный. Я просматривал сценарный портфель киностудии «Ленфильм», где работал в то время. Увидел сценарий «Человек-амфибия». А этот роман Беляева я полюбил с детства. Мне нравится фантастика, которая ходит хотя бы одной ногой по земле. Истории, пусть нереальные, но которые происходят на нашей планете. Хотя читали сценарий многие, он не заинтересовал никого из режиссеров. Наверное, они не представляли, как его снять технологически. Вдобавок, сценарий был довольно слабый. Работу над фильмом я начал с разговора с подводниками. К тому времени я уже знал, что такое акваланг и что такое погружения. Но никому еще в нашем кинематографе не приходилось снимать актеров под водой. Были только документальные фильмы. Мы с оператором Эдуардом Розовским связались с чемпионом страны тех лет Рэмом Стукаловым, другими специалистами. И пришли к выводу, что это трудно, очень трудно, но возможно.

Начинать нужно было с обучения актеров подводному плаванию. А я в это время занялся переделкой сценария. Помогал мне в этом Акиба Гольдбурт.

Исходя из технической сложности предполагаемых съемок, мы решили попросить на это побольше денег. Но денег нам не давали - в затею мало кто верил. Мой учитель, Григорий Козинцев сказал, что это моя вторая полнометражная картина в кино, и «под меня» денег не дадут. Мне необходима была помощь человека, имеющего большой вес в кинематографе. И эта помощь пришла со стороны моего сценариста Гольдбурта. Он предложил обратиться к Алексею Каплеру, с которым вместе сидел в лагере. По разным причинам - один за анекдоты, второй за любовь - но по одной статье. Чтобы он посмотрел профессиональным взглядом, что нужно доделать и поставил свою подпись. Таким образом, появился Каплер, появилась солидная фирма. Говоря современным языком, Каплер, по существу, стал продюсером фильма, и мы получили право на подготовительный период».

«Сценарий проходил утверждение с большим трудом, потому как изначально все это считалось авантюрой, — вспоминал оператор Эдуард Александрович Розовский, ушедший из жизни в июле 2011 года. — Съемок в открытой воде в автономном режиме просто не было, это были 1958 — 1959 годы.

Сначала вся съемочная группа полгода занималась в школе подводного плавания, и все получили удостоверения профессиональных легководолазов. При съемках береговая часть находилась на глубине 14 м, а мористая — на 18 м. Некоторые сцены снимали на большей глубине.

Хотели снимать на Красном море, где очень прозрачная вода, видимость — 90 метров, но... испортились отношения между нашей страной и Египтом. Начался поиск «натуры». В Каспии вода оказалась мутной. Мы перекочевали в Крым и два месяца обследовали под водой все побережье. Выбор пал на бухты Ласпи и Голубую недалеко от Севастополя. Два года длился подготовительный период, а сами съемки заняли около года. Консультантами первого отечественного подводного художественного фильма были сотрудник Ленинградского института физической культуры им. П. Ф. Лесгафта, аквалангист Владлен Кебкало и первый чемпион СССР по подводному спорту, инженер Рэм Стукалов».

При этом Чеботарев мечтал привлечь к съемкам всемирно известного Жак-Ива Кусто. Но группе просто не дали валюту.

Кстати, именно в Форосе, на месте съемок «Человека-амфибии», последний президент СССР Михаил Горбачев построил ту самую злополучную дачу, где его задержали по приказу лидеров ГКЧП.

Прекрасная Гутиерэ

Режиссер Чеботарев отлично понимал: очень многое в успехе фильма зависит от того, кто именно будет играть главную женскую роль.

В исполнительницы красавицы Гутиерэ рвалось огромное количество актрис. «После большого конкурса в один прекрасный день по студии ходили 15 —16 Ихтиандров и 10 —12 Гутиерэ, примерно одинаково одетых, — раскрывал производственные секреты Эдуард Розовский. — Уже из них отобрали Коренева и Вертинскую».

«На съемках фильма мне исполнилось 16 лет. Это был второй мой фильм: я уже снялась в «Алых парусах», - вспоминает Анастасия Александровна. – Очень сложными были подводные съемки. Я все время дрожала от холода. Вода была холодная. А так... Все было достаточно обыденно. Снимался банальный фильм под водой по произведению на уровне шлягерной беллетристики. Никто не знал, что он станет таким популярным. В нем ведь нет ничего особенного: чувства понятные, роли простые...

Как я относилась к успеху?.. Я человек замкнутый, люблю уединение и покой. Бабушка нас воспитывала в строгости. Мы ходили за хлебом, убирали квартиру, выполняли все домашние обязанности. И после фильма эти обязанности никуда не делись. Поэтому бытовая часть жизни стала невыносимой. Меня узнавали в очередях, как бы я ни пряталась за огромными темными очками, а потом — в институте, в театре. Иногда толпами бежали за автографом. Жить стало тяжелее. Я не была готова к такой славе.

Если сравнивать эту роль с более зрелыми, то я отношусь к ней с достаточной снисходительностью, как к первой роли. Я ведь не была актрисой, не имела опыта. Смеюсь над образом с нежностью и теплотой и делаю скидки на возраст. Смотрю на фильм, как смотрят на детские фотографии, где есть подростковая нелепость. Сейчас можно было бы сделать замечательный сериал, потому что это бессмертный жанр.

Я не являюсь таким человеком, который без конца смотрит свои роли, хотя кассета с этим фильмом у меня есть».

У оператора Розовского остались несколько иные впечатления: «Настя была чудо как хороша и очень хотела сниматься в фильме. Сначала она и плавать не умела, но активно училась и плавать в акваланге, и нырять. Она была так упорна, что категорически отказалась от дублерши (не устраивала ее фигура) и во всех сценах под водой снималась сама. Дублершей была Галя Скорикова (Шурепова), одна из сильнейших спортсменок-подводниц СССР, но она только помогала: первой проходила маршруты, страховала».

Ихтиандр из глубин

В исполнителя роли Ихтиандра – Владимира Коренева – моментально влюбились миллионы советских женщин. Но магия этого образа оказалась настолько сильной, что в Ихтиандра-Коренева с не меньшим пылом влюбляются и поныне. Теперь уже внучки первых зрительниц заполняют зал Московского театра им. К.С. Станиславского, где работает много лет актер.

 «Я заканчивал четвертый курс ГИТИСа, когда стал сниматься в роли Ихтиандра, — в который раз вспоминает Владимир Борисович Коренев. - Мне был 21 год. Помню, что примерно полгода после съемок на студии каждый вечер плавали в бассейне института им. Лесгафта — отрабатывали технику ныряния, осваивали акваланг. А когда попали на море, было удивительно интересно. Подводный мир поражает всех и доставляет большое удовольствие. И потом, было лето, мы были молодые... Единственная неприятность — я постоянно замерзал, потому что был очень худым, а снимали под водой по нескольку часов в день. Трикотажный костюм сразу намокал и нисколько не грел. Сначала мне сшили под него прокладку из поролона, но и это не спасало. Потом под костюм смастерили резиновые рубашечку и трусы. Вода под них проникала, нагревалась от тела, и было чуть теплее.  

А однажды я чуть не утонул. При съемке эпизода прыгнул в воду с железным обручем на поясе и длинной цепью весом 15—20 кг. Матрос, державший эту цепь, выпустил ее из рук, и меня потянуло на дно. Спас оператор — подхватил цепь. Сам бы я не смог подняться с обручем на поясе, хотя было и не слишком глубоко — метров десять.  

Розовский очень много придумал сам для техники съемок, ведь все делалось впервые. Съемочный коллектив был очень дружный, прелестные люди, поддерживали друг друга. Я не был влюблен ни в одного героя, какого играл. И в Ихтиандра тоже. Конечно, нравилось играть, но это скорее профессиональное отношение.

Хорошо, что у меня есть только один фильм — светлый, добрый, но который все вспоминают. Некоторые сыграли во многих фильмах, но кто вспомнит эти роли...».

Эдуард Розовский вспоминал: «Володя был чертовски привлекательным. Его роль — удивительная непосредственность восприятия человека «не от мира сего», который  впервые попал в непонятную ему среду, в этот мир».

Есть нечто мистическое в судьбе 71-летнего народного артиста России Владимира Коренева. За прошедшие 50 лет в его фильмографии не появилось ни единой картины, принесшей знаменитому актеру хотя бы приблизительно такой же успех, как его первая работа. Хотя в кино он снимается достаточно много. А критики называют Коренева «актером одной роли».   

Техника на грани фантастики

«Никто не знал, с чем столкнемся, — рассказывал оператор Розовский.— Заложили в смету среднюю стоимость фильма — около 400 тысяч рублей, хватило.

Техники не было. Помогали, кто только мог. Делали акваланги, подводные штативы, боксы для камер, свинцовые грузы. Потому что выяснилось, что самое сложное под водой — снять статичный кадр.

Приспособили камеры для съемок под водой: стабилизаторы, система подкачки, балансировка, поплавки, крылья — сложные технические решения.

Перед объективом камеры была специальная трапецеидальная клетка с большим оргстеклом впереди. Внутри этой клетки, обтянутой сеткой, плавала какая-то рыба, чтобы, куда ни повернись, всюду была живность. (Я придумал.)

Все хотелось сделать в лучшем виде — без подвохов и обмана. Некоторые опасные и рискованные вещи проверяли на себе. Прежде чем привязать артиста к якорю и бросить на глубину 18—20 метров, мы вдвоем с Владленом Кебкало, не привязываясь, обхватили огромное веретено якоря, который по команде бросили в воду. На глубине около 5 метров нас оторвало от якоря и в полуоглушенном (от грохота цепи) состоянии выбросило наверх. Мы поняли, что Бог миловал. Поэтому к якорю привязали манекен, одетый «под Ихтиандра», а когда он упал на дно и поднял клубы ила, сняли другой кадр — с привязанным Володей Кореневым. А вокруг были аквалангисты с запасными аквалангами, чтобы Ихтиандр мог дышать под водой. Вот так снимался этот эпизод».

Эдуард Розовский признавался: «Для меня как оператора задача была довольно сложная — показать этот мир глазами Ихтиандра, который впервые оказался в людской толчее, толпе, в мире, где существует продажность, воровство, смерть, непонятные законы и т. п.

Решено было снимать отраженно, через какие-то детали, в которых отражается жизнь города: витрины, гнутые зеркала, стоящие на улицах, сверкающие колпаки и крылья машин. По существу, через кривые зеркала... Мне кажется, что это точно легло на характеристику героя.

Самая моя большая радость, когда я сейчас смотрю картину, — феерический подводный танец Ихтиандра и Гутиерэ: где Настя сама с Толей Ивановым (дублером Коренева) плывет под водой...».

Как приручить акулу?

««Самый сложный эпизод — это бой Ихтиандра с акулой», - говорил в интервью оператор. — Акулы не было. Рыбаки притащили нам большую белугу, килограммов на сто пятьдесят, но с распоротым брюхом. Икру вынули. Нам пришлось набить эту рыбу всякой требухой и зашить через край. Отсюда у нас была масса неприятностей: рыба все время переворачивалась кверху брюхом, и был виден разрез. Но после многих попыток что-то сняли. Однажды, действительно, чуть не утопили камеру. Пока снимали эту белугу, нас вынесло течением в море, и рыба стала тонуть. Ее надо было поднимать, а под водой только я остался в акваланге. Начался челнок: бросил камеру, пошел за рыбой, поднял ее немного наверх, а в это время камера тонуть стала. Стал поднимать камеру. Вот так: камера — рыба, рыба — камера, пока воздух в баллонах не кончился. Потом уже ребята сверху ныряли, по очереди поднимали рыбу, меня и камеру. Потому что воздуха в аквалангах ни у кого не осталось. В общем, обошлось...

С помощью Союза художников сделали 6-метровую резиновую акулу. Надо было две тонны балласта, чтобы притопить это чудище, которое стоило больших денег, но на акулу не походило. Сделали деревянную, с моторчиком. Но и ее нельзя было использовать — оставляла пенный след. Снова помогли рыбаки: привезли небольших катранов — черноморскую акулу. По частям снимали: крупно, перед самым аппаратом — голову, крупно — хвост. Крупным планом — резинового монстра. А для катранов даже упряжь делали, как для лошадей: узду на них надевали, чтобы непосредственно перед камерой плыли. Однажды едва успели обрезать эти постромки, а то утащили бы камеру на глубину.

Разное происходило: переворачивались лодки и катера, все оказывалось на дне — акваланги, декорации, все на свете. Но ничего не утонуло, все подняли».

Для съемок из-под Синопа привезли четырех дельфинов в ваннах. Знаменитый укротитель тигров Константин Константиновский безуспешно пытался их дрессировать. Несколько кадров плывущего дельфина оператору удалось снять в вольере. Потом вольеры разбило штормом, трое ушли в море, а один оставшийся сдох, но свою роль он отыграл не хуже живого. Именно его, «подплывшего», подтаскивали к Ихтиандру.

Скромные дублеры

Естественно, артист Коренев просто не мог сам выполнять сложнейшие трюки под водой. Претендентов на роль дублера Ихтиандра было намного меньше, чем на игровую роль. Чемпион СССР по плаванию Кузьмин плыл отменно, но слишком спортивно. Аквалангист Ефремов, наоборот, передвигался под водой несколько тяжеловато. Зато студента третьего курса Института физкультуры имени Лесгафта пловца-перворазрядника Анатолия Иванова природа одарила пластичностью, и под водой он плыл легко и элегантно. Он-то и стал настоящим властелином моря, участником большинства подводных съемок фильма, куда попал по рекомендации сотрудника Института физкультуры Владлена Ивановича Кебкало.

Пробы на роль дублера Ихтиандра проводились в бассейне института. Анатолий мог длительно задерживать дыхание под водой, плыть и нырять в ластах с большой скоростью.

Правда, в титрах фильма Анатолий Иванов указан только в массовке.

«Для Ихтиандра придумали комбинезон из эластичной ткани (из которой делали плотные женские колготки), - рассказывал Розовский. - Из старой кинопленки вырубили чешуйки (10 000 штук), покрасили их перламутровой краской и вручную нашили на комбинезон. Таких костюмов сделали четыре. Один из них сейчас находится в кинотеатре «Кристалл-палас» на Невском проспекте.

Художники Всеволод Улитко и Тамара Васильковская придумали форму очков, шлем, плавник на костюме. Сначала думали, что в шлем сможем поместить какой-нибудь баллончик с кислородом для автономного дыхания, но не вышло.

В фильме Анатолий Иванов впервые плыл способом «дельфин» в раздельных ластах, которые мы склеили сами».

Режиссер вспоминал: «В съемках фильма участвовало пять подводников. К сожалению, я не помню их фамилий. Из них двое выполняли функции дублеров для Насти Вертинской и Володи Коренева. Правда, в основном они работали сами. Надо отдать должное, ребята были героические. Но некоторые съемки я проводил с дублерами».

Сложности съемок

«Приходилось долго ждать хорошей погоды и прозрачной воды, — много лет спустя вспоминал оператор Розовский. — Сложно было с декорациями: каждая водоросль имела чуть ли не полтонны балласта. Помощником моим под водой была осветитель Тоня Иванова — замечательная девушка крупных габаритов. Она служила мне подводным штативом: стояла на дне, груженная свинцовыми поясами, а я — на плечах снимал с верхней точки.

Было тяжело физически. Но самое тяжелое — входить в воду второй раз. Так замерзали, что на суше надевали на себя все: свитер, рейтузы, спальник, на голову феску, сверху матрас — и все равно «колотун». Нужно было, чтобы кто-то сверху сел, чтобы быстрее согреть.

Практически каждый кадр — это целая эпопея! Но когда картина вышла на экран, столько неприятностей было! Критики ополчились: третьесортный жанр, нельзя портить высокий вкус советского зрителя жанром приключенческого фильма, — по зубам картину били. Только через три года, когда фильм набрал 100 миллионов зрителей, стали говорить о целесообразности этого жанра, а картина получила право на существование. Но для съемок под водой путь был закрыт. Я хотел бы посмотреть, кто сейчас может сделать подводную картину на том уровне, на каком ее сделали мы».

Песни моря

И первые зрители, и нынешние с особенной любовью относятся к песням из фильма «Человек-амфибия».

«Это первый фильм композитора Андрея Петрова, - рассказывал режиссер Чеботарев. - Дело в том, что сначала был другой композитор. Пестуя молодого режиссера, мне посоветовали большого композитора, преподавателя Гнесинки, руководителя курса, который начал писать мне музыку. Когда он прислал несколько кассет в Баку, где мы тогда находились, и я соединил ее с уже готовыми текстами, то понял, что моему фильму конец. В этой музыке не было той романтики, которой я хотел, той стильности и современности. Я понял, что мне нужно с этим композитором расставаться. И тогда я решился, к великому возмущению музыкального отдела студии, расторгнуть с ним договор. Я был знаком с Петровым, он был, как и я, ленинградец. Привез его в Баку, показал материал. И через десять дней он прислал две кассеты потрясающей музыки к песням и основную музыкальную тему фильма. Я, в некотором роде, дал путевку в жизнь этому замечательному композитору».

Вот что сам Андрей Павлович рассказывал кинокритику Наталии Колесниковой: «Мне, начинающему кинокомпозитору, пришлось, обходясь почти без режиссерского руководства (случилось так, что в процессе съемки один режиссер сменил другого), писать музыку к фильму «Человек-амфибия». Материал представлялся благодарный: и фантастическая подводная экзотика, и любовь, и погони, и драки. Тут можно было насочинять песни и танцы. Ни о какой главной музыкальной теме я тогда не задумывался. В моем распоряжении были три оркестра — симфонический, эстрадный и ансамбль электроинструментов, — и я роскошествовал, как я теперь понимаю, без нужды. Как ни странно, больше всего хлопот доставила мне «Песня о портовом кабачке», ставшая потом шлягером. Я чувствовал, что тут требуется именно разбитная шлягерная мелодия, основанная на повторении одного и того же не очень осмысленного слова, что-нибудь вроде «самба-мамба», «самба-мамба». Всегда думалось, что сочинять песенки под «загнивающий Запад» — пустячное дело. Ан-нет! Шлягер никак не давался! Поэт С. Фогельсон придумал: «Нам бы, нам бы — там бы, там бы». На этом и был построен ритм. Наверное, от некоторой строгости и самоограничения музыка и фильм в целом только выиграли бы. Но я тогда по молодости и неопытности об этом не думал. Работал с увлечением. Руководствуясь принципом «чем больше — тем лучше», написал столько разных мелодий, что хватило бы на несколько фильмов..».

После выхода картины композитора Андрея Петрова друзья стали звать прозвищем «Маринист». Его не стало в феврале 2006-го года.

Песню в фильме исполняет Нонна Суханова — первая эстрадная певица, которая запела в Ленинграде по-английски уже через год после смерти Сталина... Девятый, хриплый вариант Сухановой привел в восторг Петрова и вошел в легендарную картину «Человек-амфибия».

Злая критика

Владимир Чеботарев долго переживал: « Критика встретила фильм резко отрицательно. Достаточно вспомнить название одной из статей: «Плачь по Ихтиандру». Упрекали меня в отходе от романа и дурном вкусе. Только в 1962 году, когда прошел первый фестиваль фантастических фильмов в городе Триесте, на котором фильм получил один из главных призов - «Серебряный парус» (приза «Золотой парус» на фестивале не было), отношение изменилось. А зрители приняли фильм сразу. Во время премьеры в кинотеатре «Россия», в конце 1961 года, выдавили огромные стеклянные витрины, и люди стояли в проходах. За первый квартал демонстрации фильма он собрал 67 миллионов зрителей».

Режиссер легендарной ленты ушел из жизни в марте 2011 года.



4 Октября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85196
Виктор Фишман
68635
Борис Ходоровский
61017
Богдан Виноградов
48070
Дмитрий Митюрин
34226
Сергей Леонов
32101
Сергей Леонов
31996
Роман Данилко
29980
Светлана Белоусова
16352
Дмитрий Митюрин
16147
Борис Кронер
15443
Татьяна Алексеева
14558
Наталья Матвеева
14236
Александр Путятин
13945
Наталья Матвеева
12471
Светлана Белоусова
12009
Алла Ткалич
11742