Не мешать! Идет ликвидация
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
«Секретные материалы 20 века» №9(369), 2013
Не мешать! Идет ликвидация
Петр Люкимсон
журналист
Израиль
545
Не мешать! Идет ликвидация
Похороны Махмуда эль-Мабхуха

Около десяти часов вечера к администратору фешенебельной дубайской гостиницы «Эль-Бустан Рутана» подошел невысокий худощавый мужчина с коротко стриженной бородой. Он представился другом недавно приехавшего в Эмираты иракского бизнесмена, остановившегося в 230-м номере, и сказал, что хотел бы с ним связаться. Администратор бросил беглый взгляд на пульт управления номерами и увидел, что 230-й номер заперт изнутри.

– Понимаете, – попробовал объясниться незнакомец, – около часа назад мне позвонила его жена и сказала, что он уже давно не отвечает ни на ее звонки на сотовый телефон, ни на СМС-сообщения. Все это очень подозрительно, и она беспокоится, не случилась ли с ним какая-нибудь неприятность. Вы можете проверить, находится ли он в номере или нет?

Администратор послал одного из коридорных на второй этаж, и тот, вернувшись, сообщил, что постоялец повесил на дверь табличку с просьбой ему не мешать.

До полуночи незнакомец изводил всех служащих отеля, пока администратор не согласился, что то, что постоялец, находясь в номере, упорно не отвечает на звонки, выглядит несколько подозрительно и велел еще раз настойчиво постучать в дверь, а если ответа не последует – выломать ее.

Когда два сотрудника службы безопасности гостиницы выполнили это указание, они обнаружили, что гость из 230 комнаты лежит на кровати без сознания в трусах и в майке. Вызванный в комнату врач констатировал, что тот уже несколько часов как мертв, причем смерть, вероятнее всего, наступила по естественной причине – скорее всего, от внезапного инфаркта. Как вскоре выяснилось, покойный был отнюдь не торговцем текстиля из Ирака, как он сам представился при регистрации, а одним из руководителей палестинской террористической организации ХАМАС Махмудом эль-Мабхухом, имя которого было хорошо известно многим в арабском мире.

Утром 20 января 2010 года ХАМАС опубликовал официальное заявление о смерти эль-Мабхуха, наступившей «по естественным причинам». «Информированные источники» поспешили добавить к этому сообщению, что у Мабхуха были давние проблемы со здоровьем – то ли с сердцем, то ли с нервами и мышцами. Однако жена Махмуда эль-Мабхуха наотрез отказалась принять эту версию о смерти своего супруга и заявила, что, вероятнее всего, он стал жертвой израильского «Моссада». По ее настоянию тело эль-Мабхуха было направлено на судмедэкспертизу, а пробы его крови переслали в специальную токсикологическую лабораторию во Франции.

29 января, на основе результатов судмедэкспертизы, ХАМАС объявил, что Махмуд эль-Мабхух действительно был ликвидирован «Моссадом» и пополнил пантеон шахидов – мучеников, павших за веру. По версии ХАМАСа, агенты «Моссада» сначала обездвижили Мабхуха с помощью электрошокера, а затем задушили его подушкой – чтобы создать видимость естественной смерти.

Еще спустя два дня, 31 января 2010 года, «Санди таймс» опубликовала сенсационную статью, в которой утверждала, что на самом деле, проникнув в номер эль-Мабхуха, израильтяне сделали ему инъекцию, приведшую к разрыву сердца, затем спокойно скопировали все имевшиеся в его кейсе бумаги и удалились, повесив на дверь номера табличку «Просьба не мешать!».

Израиль, как всегда, никак не прореагировал на эти публикации, отказавшись подтвердить или опровергнуть свою причастность к событиям в Дубае. Однако, когда западные СМИ писали, что у Израиля есть свои давние счеты к эль-Мабхуху, они, безусловно, не лукавили.

Согласно своей официальной биографии, Махмуд эль-Мабхух родился в 1960 году в расположенном на севере сектора Газа лагере беженцев Джебалия. Не вызывает сомнения, что с младых ногтей эль-Мабхух воспитывался в ненависти к евреям и к Израилю и еще в юности присоединился к террористистической деятельности против «сионистского врага», получив подпольную кличку Абу-Абад.

В 1986 году он был впервые арестован израильским ШАБАКом – пока лишь за незаконное хранение оружия. Выйдя на свободу, эль-Мабхух присоединился к тогда только начавшим создаваться «Батальонам Аз Ад-Дин эль-Касам» – боевому крылу ХАМАСа. В 1989 году командир «Батальонов» Салах Шхада поручил эль-Мабхуху захватить в плен и убить израильского солдата. 16 февраля 1989 года эль-Мабхух вместе с еще одним боевиком ХАМАСа, переодевшись в еврейских религиозных ортодоксов, предложил подвезти стоявшего на перекрестке Ходайа солдата Ави Саспортса и затем зверски убили его в машине.

Спустя еще три месяца они таким же способом захватили и убили другого израильского солдата – Саадона.

Два этих убийства помогли эль-Мабхуху войти в элиту ХАМАСа. После того, как израильские спецслужбы начали на него охоту, эль-Мабхух бежал сначала в Иорданию, а затем оттуда вместе с генеральным секретарем ХАМАСа Халедом Машалем перебрался в Сирию.

Вскоре в ХАМАСе по достоинству оценили организационные способности эль-Мабхуха, и, продвигаясь внутри этой организации все выше и выше, он в итоге стал отвечать за поставку различных видов оружия боевым подразделениям ХАМАСа. Значительная часть того оружия, которое ХАМАС использовал против Израиля в период второй интифады, была добыта именно эль-Мабхухом. И именно он после одностороннего отступления Израиля из сектора Газа взялся за поставки оружия родной организации, захватившей власть в Газе. Большая его часть поставлялась из Ирана в Судан; оттуда по пустыне перебрасывалась в Египет, на Синайский полуостров, и уже с Синая по подземным туннелям, нередко по частям, перевозилась в сектор Газа.

При этом эль-Мабхух прекрасно понимал, что Израиль не простил ему ни убийства двух своих солдат, ни его роли в деле налаживания инфраструктуры террора, уносящего все новые и новые еврейские жизни. Своим друзьям он любил говорить, что верит в то, что Аллах хранит его от руки врагов, и утверждал, что ему удавалось избегнуть покушения по меньшей мере трижды: один раз в Дубае, один раз в Ливане и один раз в Сирии, за два месяца до убийства Имада Мурние.

Однако, надеясь на Аллаха, эль-Мабхух и сам не плошал: постоянно менял внешность и документы, старался не оставлять нигде никаких следов, а останавливаясь в различных гостиницах, всегда придвигал к двери номера тяжелое кресло и следил за тем, чтобы все окна были закрыты. Само собой, эль-Мабхух избегал каких-либо контактов с прессой и лишь в 2009 году по настоянию руководства ХАМАСа согласился дать интервью арабскому телеканалу «Эль-Джазира» – разумеется, при условии, что в момент выхода в эфир его лицо будет закрыто «сеткой».

Но вот незадача: вскоре после записи этого интервью журналисты сообщили эль-Мабхуху, что оно не отвечает требуемым стандартам качества и они вынуждены будут повторить съемку. Правда же заключалась в том, что кассета с первой записью интервью куда-то бесследно исчезла. Согласно одной из версий, она каким-то образом оказалась в руках «Моссада» и оказала бесценную помощь в деле опознания «главного оружейника» ХАМАСа.

В феврале 2010 года глава дубайской полиции генерал Майджур Дахи Хальфан сделал первое официальное заявление о том, что его сотрудникам удалось не только доказать, что ответственность за убийство Махмуда эль-Мабхуха несет израильский «Моссад», но и установить личности всех участников этой операции и порядок их действий по часам и даже по минутам. Правда, за этим заявлением последовало второе, затем третье, четвертое, причем с каждым новым заявлением число агентов «Моссада», участвовавших в операции, росло и в конце концов с шести человек выросло до 27, причем среди них якобы было и шесть женщин.

В Израиле по этому поводу шутили, что скоро главный дубайский полицейский заявит, что в ликвидации Мабхуха была задействована целая израильская дивизия. При этом Хальфан явно не понимал, насколько он унижает собственную службу, утверждая, что в течение нескольких дней на подведомственной ему территории творили все, что им заблагорассудится, сразу 27 агентов иностранной разведки и его сотрудники этого не заметили.

А ведь вопросам обеспечения безопасности как гостей, так и граждан страны в последнее десятилетие в Дубае уделяли первостепенное внимание. Для того, чтобы ни одно преступление или попытка его совершения не ускользнули от бдительного ока местной полиции, этот город в буквальном смысле слова нашпигован камерами слежения.

Но для того, чтобы постоянно следить за монитором, связанным с каждой такой камерой, потребовались бы тысячи и тысячи человек, и даже такое богатое государство, как Объединенные Арабские Эмираты, не может себе позволить содержать на подобной работе такое количество людей. Поэтому дубайские полицейские смогли выявить участников ликвидации эль-Мабхуха лишь постфактум, просматривая давно отснятые камерами кадры, однако при этом никто не обратил на них никакого внимания ни тогда, когда они въезжали в страну, ни когда ее покидали.

Согласно версии дубайской полиции, сама операция по ликвидации эль-Мабхуха проходила в несколько этапов. Первый из них стартовал в марте 2009 года, когда для рекогносцировки на местности из Амстердама прибыл некий Адам-Маркус Корнер.

По всей видимости, человек, назвавшийся этим именем, счел Дубай вполне подходящим местом для выполнения данного ему задания, потому что в июле-августе 2009 года Объединенные Арабские Эмираты посетило уже четыре агента «Моссада». Они сумели установить слежку за Махмудом эль-Мабхухом, сделать его фотографии и даже… сопровождали его в полете в Китай. Не исключено, что тогда же была проведена первая репетиция ликвидации Мабхуха.

Наконец, в период с 6 по 10 ноября 2009 года в столицу ОАЭ прибывают сразу 9 агентов «Моссада» и устанавливают непрерывное наблюдение за эль-Мабхухом. Не исключено, утверждал потом «Дер Шпигель», что уже тогда агенты «Моссада» предприняли попытку ликвидации эль-Мабхуха, которая со стороны должна была выглядеть как естественная смерть. С этой целью на мебель в его номере была нанесена ядовитая мазь, которая, впитываясь под кожу, должна была привести спустя несколько дней к остановке деятельности легких.

В ноябре 2009 года, вернувшись из Дубая в Дамаск, эль-Мабхух и в самом деле почувствовал себя плохо, обратился к врачу, но тот решил, что у его пациента грипп, давший небольшое осложнение на легкие, и прописал обычные при таком диагнозе лекарства. То ли доза мази, проникшая в организм террориста, оказалась недостаточной, то ли лекарства оказали антитоксичное действие, но тогда эль-Мабхух остался жив, и в «Моссаде» решили, что в следующий раз надо будет действовать наверняка. Если верить «Санди таймс», в начале января 2010 года премьер-министр Биньямин Нетаниягу лично прибыл в главный тель-авивский офис «Моссада», где Меир Даган представил ему разработанный до мелочей план ликвидации Махмуда эль-Мабхуха. После того как этот план был утвержден, в одной из тель-авивских гостиниц были проведены учения по отработке всех деталей будущей ликвидации, хотя никто в администрации гостиницы об этих учениях, разумеется, не подозревал.

Около полуночи 18 января 2010 года в Дубае вместе с остальными гостями Эмиратов приземляются двое не очень приметных мужчин. Один из них по паспорту является гражданином Германии Михаэлем Боденхаймером, а второй – британским гражданином Джеймсом Лундером. Спустя еще полчаса прямым рейсом из Парижа прибывают мужчина и женщина, являющиеся по документам гражданами Ирландии Кевином Деброном и Джейл Фоллиард. «Деброн», по версии полиции Дубая, был командиром операции, а «Фоллиард» – его заместительницей.

В половине второго ночи уже наступившего 19 января 2010 года они по отдельности прибывают в дубайский отель «Джумейда», снимают там номера стоимостью в 500 долларов за ночь и… расплачиваются за них наличными. В ответ на стандартную просьбу сообщить данные своих кредитных карточек для покрытия непредвиденных расходов Деброн и Фоллиард опять-таки выражают готовность оставить в залог крупную сумму наличными.

Впрочем, дежурный администратор принимает деньги спокойно, ничего особенного не заподозрив, – мало ли у кого какие причуды. Хотя на самом деле эта любовь к наличным объяснялась просто: подделать кредитную карточку солидной компании в наши дни куда сложнее, чем паспорт любой страны мира.

В 2.29 ночи из зала прилетов выходит мужчина с французским паспортом на имя Питера Элвингера, а затем до утра подтягиваются и все остальные агенты «Моссада» – с паспортами граждан Великобритании, Ирландии, Франции и Австралии. Все они без труда проходят процедуру паспортного контроля, удостоверяющего подлинность их документов.

В 10.15 в Дамаске Махмуд эль-Мабхух поднимается на борт самолета, призванного доставить его в Дубай. Существует по меньшей мере две версии о том, что именно привело в тот раз эль-Мабхуха в Эмираты. По одной из них, у него в Дубае была назначена встреча с представителем Ирана, с которым эль-Мабхух хотел обсудить новый план доставки оружия в Газу так, чтобы ни израильтяне, ни американцы, ни египтяне не смогли его перехватить. По другой версии, некий полулегальный европейский торговец оружием вышел в конце 2010 года на ХАМАС, предложил ему свои услуги и назначил на 19 января встречу в Дубае. На самом деле это была ловушка, устроенная «Моссадом», агентом которого и был этот псевдонегоциант.

Как бы то ни было, в назначенный час эль-Мабхух вылетел в Дубай, и, видимо, «ликвидаторы» каким-то образом получили об этом сообщение из Дамаска.

Спустя четверть часа после этого, в 10.30, камера слежения фиксирует, как «Питер Элвингер» выходит из своей гостиницы и направляется в главный торговый центр города. В 10.50 он как бы случайно встречается там с «Кевином» и «Джейл», и они о чем-то беседуют. До 12.18 все члены группы так или иначе пересекаются друг с другом и перебрасываются несколькими фразами – видимо, получая последние указания и окончательно распределяя роли. Сразу после этого двое участников операции выезжают в аэропорт и еще по двое отправляются в три гостиницы, в которых обычно останавливался эль-Мабхух во время своих прежних приездов в Дубай. Тем временем сначала «Кевин Деброн», а затем и «Джейл Фоллиард» покидают гостиницу «Джумейда», причем «Деброн» по дороге заходит в туалет и надевает там на себя новый парик, приклеивает усы и водружает на нос солнцезащитные очки. Камера над входом в туалет бесстрастно фиксирует «Деброна» при входе и на выходе, но, на его счастье, в тот момент фиксируемые ею изображения никого не интересуют.

В 15.15 Махмуд Эль-Мабхух приземляется в Дубае, и находящиеся там агенты «Моссада» сообщают, что объект, который они между собой называют «плазменный экран», «прибыл». Теперь осталось узнать, какую же именно гостиницу он выберет на этот раз. После получения сообщения о «доставке экрана» Джейл Фолиард также надевает новый парик, переодевается, меняет помаду, тени и прочую косметику, и вот уже в объективе камеры совсем другая женщина.

В 15.28 эль-Мабхух прибывает в гостиницу «Эль-Бустан Рутана». Он просит дать ему номер без балкона и с неоткрывающимися окнами и получает ключи от 230-й комнаты. Мабхух поднимается в лифте вместе с двумя любителями тенниса, одетыми в белые майки и шорты и сжимающими в руках дорогие теннисные ракетки. Они приветливо улыбаются ему, и эль-Мабхух, подыгрывая, улыбается им в ответ. Когда он скрывается в своем номере, один из «теннисистов» связывается с Деброном и сообщает, что «экран» внесли в 230-й номер, расположенный аккурат напротив номера 237.

Около четырех часов вечера «Питер Элвингер» снимает 237-й номер в гостинице «Эль-Бустан Рутана». Еще через четверть часа значительная часть группы собирается в лобби этой гостиницы, рассредоточившись по находящимся здесь кофейням, ресторанчикам и уголкам отдыха.

В 16.23 в лобби появляется Махмуд эль-Мабхух. Опытным взглядом обводит лобби и, не обнаружив слежки, успокаивается и выходит на улицу, чтобы направиться в торговый центр, где за ним, само собой, будет вестись наблюдение.

В 16.44 «Деброн» обосновывается в 237-м номере, походит к окну и удостоверяется, что через него хорошо виден главный вход в отель, так что можно будет легко засечь момент возвращения эль-Мабхуха.

В 17.06 в номере появляется «Джейл Фоллиард». Теперь она вместе с «Деброном» находится на постоянной связи с другими членами группы. В 18.20 «Джейл» выходит из 237-го номера вместе с сумкой Питера Элвингера и на автостоянке отеля передает эту сумку одному из членов «группы». Позже на основе всех этих манипуляций с сумкой дубайские полицейские придут к выводу, что в сумке лежали непосредственные орудия ликвидации эль-Мабхуха, а человек, которому «Джейл Фоллиард» передала сумку, и исполнял непосредственно роль киллера.

К 19.00 почти все члены группы вновь собираются в лобби гостиницы «Эль-Бустан», а в 19.30 человек, значащийся по документам как «Питер Элвингер», покидает Дубай на самолете, направляющемся в Мюнхен. Судя по всему, он свою часть задания выполнил, и для него лично все осталось позади.

В 20.00 у уборщицы, прибиравшейся на втором этаже, наконец, заканчивается рабочий день, она уходит домой и этаж пустеет. «Кевин Деброн» и два члена группы выходят из номера. «Деброн» занимает позицию у лифта, а его товарищи тем временем пытаются проникнуть в 230-й номер. Система электронного слежения гостиницы фиксирует, что кто-то из коридора открыл дверь этого номера, но через мгновение сигнал гаснет, и охрана гостиницы решает, что в номер вошла горничная. Между тем группа из четверых ликвидаторов занимает места в номере, а «Кевин» и «Джейл» остаются патрулировать коридор.

В 20.27 главный оружейник ХАМАСа входит в номер и встречается там со своими «ангелами смерти». То, что произошло в 230-м номере «Эль-Бустана» дальше, покрыто мраком тайны. Точнее, после того, как полиция Дубая получила данные анализа крови эль-Мабхуха, стало понятно, что ему было вколото сильное анестезирующее средство, вызывающее при передозировке остановку сердца. С момента укола эль-Мабхух уже ничего не чувствовал, и «работавшему» с ним киллеру оставалось лишь придушить его подушкой, ускорив отправку клиента в мир иной. Но все это – только догадки. Камеры слежения, до того исправно работавшие, неожиданно отказываются отключены на 19 минут, а потому множество вопросов, связанных с этой операцией «Моссада», остаются открытыми.

Ясно одно: в 20.46 участники операции начинают покидать гостиницу и направляются в аэропорт. Еще спустя несколько минут «Кевин Деброн» заходит в комнату эль-Мабхуха, вывешивает на дверь табличку «Просьба не мешать!» и, видимо, отдает указание сидящим в лобби двум членам «группы прикрытия» покинуть отель – камеры фиксируют, как в 20.52 они поднимаются со своих кресел и направляются к выходу.

Теперь «Деброн» остается в гостинице один. Он еще раз удостоверяется в смерти эль-Мабхуха, не спеша пересматривает все его бумаги, снимает с них копии и только после этого также не торопясь выходит из отеля. При этом он закрывает дверь номера таким образом, что на пульте управления администратора высвечивается, что номер 230 закрыт изнутри.

Около десяти часов вечера жена эль-Мабхуха, обеспокоенная тем, что супруг не отвечает на посланные ему СМС-сообщения, позвонила координатору ХАМАСа в Дубае и попросила зайти в гостиницу «Эль-Бустан» и проверить, все ли там в порядке…

Так, повторим, выглядит версия о ликвидации эль-Мабхуха в интерпретации дубайской полиции.

А теперь, читатель, попробуйте честно, положа руку на сердце, ответить на вопрос: заслуживает ли эта версия доверия?! Неужели агенты «Моссада», по праву считающейся одной из лучших спецслужб в мире, настолько непрофессиональны и глупы, что понятия не имели об установленных на каждом шагу в Дубае камерах слежения, что даже не проверяли, где они установлены, а где нет, и спокойно перегримировывались под прицелом их объективов? Все это невольно наводит на мысль о том, что с версией дубайской полиции что-то не так. Особенно – с учетом того факта, что последние мгновения жизни эль-Мабхуха окутаны густым мраком.

Нет, все вышеперечисленные участники операции, безусловно, прекрасно знали, что постоянно находятся под прицелом камер слежения, и не только не пытались скрыться от них, но и, напротив, словно намеренно все время стремились находиться в поле зрения их объективов. А это, в свою очередь, может означать одно из двух: либо все лица, о которых рассказывалось выше, составляли отнюдь не «группу ликвидаторов», а «группу прикрытия», призванную отвлечь внимание дубайской полиции от истинных «ликвидаторов» эль-Мабхуха, либо… Либо их фотографии в паспортах и их внешность отнюдь не соответствовали их подлинному внешнему облику, то есть они приехали в Дубай уже загримированными до неузнаваемости.

Надо сказать, что методы нанесения такого грима существуют, и их немало. Например, имеются силиконовые маски толщиной в миллиметр, а то и меньше, способные за минуту превратить выходца из Юго-Восточной Азии в типичного европейца или африканца. И если агенты «Моссада» пользовались такими масками, то шансы, что они когда-либо будут опознаны и арестованы, равны нулю.

Разразившийся вокруг убийства эль-Мабхуха скандал имел неприятные последствия для «Моссада» и для Израиля в целом. В ходе несложной проверки сначала англичане, а затем и австралийцы, и ирландцы установили, что граждане, чьи паспорта были представлены «ликвидаторами» в Дубае, действительно имеются – более того, большинство из них являются евреями и в разное время переехали в Израиль. Однако при этом у всех у них совершенно иной облик, чем на представленных в Дубайском аэропорту фотографиях.

На основании этой проверки министерства иностранных дел вышеназванных стран обвинили Израиль в «краже личностей» своих граждан и потребовали объяснений. В воздухе запахло дипломатическим кризисом; англичане потребовали, чтобы Израиль отозвал из Великобритании официального представителя «Моссада», что сильно осложнило сотрудничество последнего с британской Ми-5. Вслед за Великобританией к аналогичной мере прибегли Ирландия и Австралия.

Как бы там ни было, ликвидация эль-Мабхуха, безусловно, нанесла удар по возможностям ХАМАСа добывать оружие и внесла свою лепту в то временное затишье, которое вплоть до марта 2011 года наблюдалось на границе Израиля с сектором Газы. Однако незаменимыми, как известно, бывают только праведники. Незаменимых террористов нет.


24 мая 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
156294
Сергей Леонов
130557
Сергей Леонов
97103
Виктор Фишман
79188
Борис Ходоровский
70031
Богдан Виноградов
56269
Павел Ганипровский
49691
Дмитрий Митюрин
46250
Татьяна Алексеева
43844
Павел Виноградов
40992
Сергей Леонов
40685
Светлана Белоусова
38821
Роман Данилко
38643
Александр Егоров
38579
Борис Кронер
36798
Наталья Дементьева
36633