Бизнес на огне и крови
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №3(441), 2016
Бизнес на огне и крови
Павел Виноградов
журналист
Санкт-Петербург
1123
Бизнес на огне и крови
Американские наёмники в Ираке

Мир переживает новый расцвет наемничества. Во всех вооруженных конфликтах последнего времени, число которых все увеличивается, значительна роль солдат, воюющих за плату. А теперь наемники создают свои мощные корпорации. В чем корни этого явления?

КТО ТАКИЕ НАЕМНИКИ

Прежде всего необходимо провести различие между понятиями «наемник», «контрактник» и «доброволец». Контрактник — это профессиональный военный, получающий вознаграждение, но всегда работающий на правительство своей страны. Часто для контрактников на первом месте служба Отечеству, а не деньги. По признанию Алексея Ефентьева, легендарного героя Афганистана и Чечни, он не знает никого из сослуживцев-контрактников, кто бы разбогател на этой работе. Есть, правда, категория воинов-иностранцев, служащих под чужим флагом на контрактной основе. Например, непальские гуркхи в английской армии или солдаты французского Иностранного легиона. Это что-то среднее между наемниками и контрактниками.

А доброволец — человек, идущий воевать за чужую страну, руководствуясь не материальными, а идеологическими соображениями. Например, добровольцами были наши соотечественники, сражавшиеся за сербов во время недавних войн на Балканах. Добровольцы, конечно, и представители рассеянной по всему миру армянской диаспоры, воевавшие во время конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Добровольцы и часть моджахедов, считающих войну против неверных своим религиозным долгом. Однако наряду с идейными добровольцами во всех современных конфликтах участвуют и классические наемники, ведомые исключительно меркантильными мотивами.

Уголовный кодекс РФ в статье 359-й так определяет наемника: «Лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей». Участие наемника в вооруженном конфликте наказывается лишением свободы до семи лет, за их вербовку можно получить до восьми лет, а если вербовкой будет заниматься человек, использующий служебное положение, — до 15.

Первыми по этой статье в России к трем годам лишения свободы каждый были в 2014 году осуждены руководители компании Slavonic Corps («Славянский корпус») Вадим Гусев и Евгений Сидоров. Об авантюре этой компании мы расскажем дальше. С началом вооруженного конфликта на Донбассе статью стали применять гораздо чаще. Например, в ноябре прошлого года Мосгорсуд приговорил к семи годам колонии общего режима члена запрещенной в РФ украинской организации «Правый сектор» Александра Разумова, в том числе и по статье 359. Заочно стал фигурантом уголовного дела по этой статье и известный российский националист Роман Железнов, тоже воевавший на стороне ВСУ.

ЖЕРТВЫ «ВОЕННОГО СИНДРОМА»

Мы ведем речь именно о наемниках — «солдатах удачи», «диких гусях», «псах войны». Массовым это движение становится, когда не у дел остается большое число профессиональных вояк — пораженных «военным синдромом», ничего не умеющих делать в гражданской жизни. Это, пожалуй, тот случай, когда предложение рождает спрос. Так было после Столетней войны, когда ландскнехты, кондотьеры и швейцарские наемники заполонили всю Европу. Так было, когда терпевшие поражения от англичан ирландцы и шотландцы толпами ехали на континент сражаться под чужими знаменами (кстати, выражение «дикие гуси» пошло именно от ирландских наемников). Так было в начале XVII века в Японии, когда династия Токугава объединила страну и покончила с междоусобицами, оставив без работы десятки тысяч самураев, которые были готовы наняться к кому угодно за чашку риса (вспомните знаменитый фильм Акиро Куросавы «Семь самураев»).

Русский ученый-этнолог Лев Гумилев считал причиной распространения наемничества увеличение в этносе количества субпассионариев — людей, практически лишенных пассионарного импульса, чьи устремления направлены лишь на обеспечение собственного существования. «Группа субпассионариев в истории наиболее красочно представлена «бродягами» и профессиональными солдатами-наемниками. Они не изменяют мир и не сохраняют его, а существуют за его счет», — писал Гумилев. Разумеется, субпассионариями являются не все наемники, — в конце концов, среди них должны быть и командиры, способные повести за собой эту ненадежную массу, а среди «субов» таковых не наблюдается. Но увеличение армий «бродяг-солдат» явственно свидетельствует об этническом кризисе.

ПОЛЕТ «ДИКИХ ГУСЕЙ»

Современный расцвет наемничества начался в 1960-е годы и совпал с деколонизацией, когда множество стран Африки и Азии обрело независимость. Сразу начались межплеменные и межклановые войны, требующие военных специалистов. Таковыми выступили «дикие гуси» из самых разных стран. Тогда гремели имена Майка Хоара, Боба Денара, Жака Шрамма, Роже Фолька, Джона Питерса, Рольфа Штайнера, Джорджа Шредера. Они стали популярными медийными фигурами, о них писались статьи и книги, ставились фильмы. Но романтический образ лихого «солдата удачи» был значительно испорчен информацией о зверствах, которые они творили, и постепенно интерес к ним сошел на нет.

Очередной виток пришелся на 1990-е, когда распался соцлагерь. Снова множество военных осталось не у дел. Первые вести о наемниках на просторах бывшего СССР пришли во время войны между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах. Например, азербайджанцы угрозами и денежными посулами завербовали нескольких русских летчиков из расформированного в Баку летного полка. Один из них, Анатолий Чистяков, сбитый и плененный армянами, утверждал, что они получали по пять тысяч долларов за вылет. Но не отставали от своих врагов и армяне. И тоже платили. В наемники на Кавказе шли не только русские: во время боев между грузинами и абхазами на стороне последних воевали чеченцы во главе с одиозным Шамилем Басаевым.

Присутствие иностранных наемников во время двух войн в Чечне — общее место. Большинство из них были все же моджахедами-добровольцами. Хотя, как уже сказано, грань между добровольцем и наемником подчас весьма тонка. Во время второй чеченской в СМИ промелькнуло сообщение, что в «Армию генерала Дудаева», возглавляемую Салманом Радуевым, прибыла группа косовских албанцев. Но — не сошлись в цене своего джихада и уехали обратно. Добровольцами-наемниками тогда были и украинцы из УНА-УНСО, образовавших в Чечне отряд «Арго» (кстати, есть сведения, что вербовка части из них шла через так называемую Украинскую православную церковь Киевского патриархата, отколовшуюся от РПЦ). Среди них был, например, Александр Музычко по кличке Сашко Билый, печально прославившийся после Майдана 2014 года. Украинскими националистами двигала, конечно, прежде всего ненависть к России, однако и деньги от чеченцев они получали. Были на стороне мятежников и русские «дикие гуси».

– Был задержан капитан из Владикавказа, — рассказывает Валентин Прокопенко, в 1992–1998 годах заместитель начальника разведки ВДВ. — Выведен с войсками из Германии и выброшен в чистое поле. К нему приехали чеченцы и предложили оказать помощь в подготовке чеченских подразделений. Приехал, подписал документ на два месяца на подготовку артиллеристов за определенную сумму…

– Начинается все так, — рассказывает один из таких «подписавших», — говорят: «Приезжай, мы тебе денег дадим». А оказываешься в горах — кругом все враги, и будешь делать все, что тебе скажут, иначе живым не выберешься.

Конфликт на востоке Украины поднял проблему наемников на новый уровень. Обе его стороны обвиняют друг друга в использовании «дикий гусей». Нет никаких сомнений, что по обе стороны фронта там воюют в основном идейно мотивированные люди. Однако без классических наемников сейчас не обходится ни один военный конфликт. Так, есть множество свидетельств, что на стороне ВСУ воюют сотрудники европейских и американских ЧВК. С другой стороны, известно, что добровольцы из России и других стран, сражающиеся за отделившиеся республики, тоже получают деньги.

Хаос на Ближнем Востоке тоже не обходится без участия наемников. По данным аналитической компании The Soufan Group (TSG), расширение международной операции против «Исламского государства» (арабская аббревиатура ДАИШ, группировка запрещена в РФ) заставляет его увеличивать число наемников в своих рядах. ДАИШ получает немалые доходы от контрабанды, работорговли и поборов на контролируемых территориях, так что имеет возможность платить «псам войны». В этом году в ряды джихадистов вступили 27 тысяч иностранных наемников, утверждают аналитики TSG.

Активно используются «солдаты удачи» и в других конфликтах. В декабре в Йемене в бою с хуситскими ополченцами недалеко от Баб-эль-Мандеба было убито шесть колумбийских солдат и австралийский офицер. Погибшие входили в состав так называемого «иностранного легиона», сформированного Объединенными Арабскими Эмиратами в основном из латиноамериканских наемников.

КОРПОРАЦИИ

В глобальном мире наемничество превратилось в международный бизнес со своими «белыми» и «синими» воротничками, юристами и бюрократией. Первые частные военные компании (ЧВК) стали появляться в 1980-х годах. В 1995–1997 годах во время гражданской войны в Сьерра-Леоне южноафриканская ЧВК Executive Outcomes («Оперативный исход»), созданная бывшими служащими южноафриканского спецназа, занималась подготовкой правительственных войск и принимала участие в боях с повстанцами. Вскоре эту компанию наняло правительство Анголы для борьбы с группировкой «Унита». В этих конфликтах наемнические корпорации доказали свою эффективность и получили немалую прибыль. С тех пор количество ЧВК в мире неуклонно увеличиватся. По данным TSG, за последние два десятилетия на международном рынке оперируют десятки ЧВК более чем в 110 странах мира, а их совокупный объем рынка превышает 350 миллиардов долларов.

Однако увеличивается и количество скандалов, связанных то с нелегальной торговлей сотрудников ЧВК оружием и наркотиками, то с жестоким обращением с мирным населением. Например, большая часть служащих одиозной иракской тюрьмы «Абу-Грейб», издевавшихся над заключенными, были сотрудниками ЧВК. Причем никакого наказания они не понесли, поскольку военному трибуналу не подсудны… После многочисленных скандальных инцидентов со своими сотрудниками в Ираке одна из крупнейших американских ЧВК Blackwater («Черная вода») вынуждена была сменить название, сейчас она называется Academi.

Тем не менее в 1999 году командование армии США приняло нормативно-правовой документ, устанавливающий порядок взаимодействия военнослужащих США и сотрудников ЧВК в зоне боевых действий. Американцы до сих пор широко используют ЧВК в силовых операциях за границей и даже на территории самих Штатов. У многих аналитиков это вызывает опасения.

– Мы пытались превратить американскую армию в эффективную силу, — сетует Питер Сингер, автор книги «Воины корпораций», — но боюсь, что тем самым мы дошли до крайности. В результате армия США стала неспособна провести мелкую или крупную операцию без поддержки ЧВК… Неотъемлемая правительственная функция — национальная безопасность — переходит в частные руки.

Конечно, ЧВК — весьма удобное орудие для решения некоторых деликатных политических проблем. Например, в 1987 году сотрудники компании «Профессиональные военные ресурсы Лтд» готовили армию Хорватии, уже тогда собиравшуюся отделяться от Югославии.

– То, что это сделала частная компания, а не силы США, предоставило Америке возможность правдоподобного отрицания: «Мы никого не обманули, обучение проводила не армия США», — говорит профессор Дебора Авант из Университета Вашингтона.

Грузинских военных тоже готовили израильские и американские ЧВК. Кстати, по заявлениям югоосетинского и российского руководства, на стороне Грузии в «войне 08.08.08» участвовали наемники из Украины и Прибалтики, а также американцы. Ходят слухи, что после окончания военных действий многих из них без особого шума и пыли отправили в цинковых гробах на родину…

Но если стабильность в обществе нарушается, частные армии могут сказать свое веское слово в начавшейся смуте, и правительству это слово будет неприятно. Потому что у сотрудников ЧВК корпоративный патриотизм обычно преобладает над государственным.

– Я был солдатом почти всю свою жизнь, — откровенничает Кобус Каасенс, сотрудник «Оперативного исхода». — Речь идет о деньгах и признании, и если это признание составляет чек на крупную сумму, оно является наилучшим признанием.

В любом случае ЧВК — весьма развитый и прибыльный бизнес. Например, уже упомянутая Academi, бывшая Blackwater, до начала войны в Ираке зарабатывала около миллиона долларов в год, а после заключения государственных контрактов ее годовой оборот составил не меньше миллиарда долларов.

РОССИЙСКИЕ ЧВК

В России этот бизнес пока развит слабо. Главная причина в том, что для этого нет законодательной базы. Летом 2015 года правительство дало отрицательную оценку законопроекту о создании ЧВК, в конце года депутат Госдумы Геннадий Носовко подготовил его новую редакцию, которая должна быть рассмотрена парламентом в весеннюю сессию. Законопроект предлагает разрешить создание в России военизированных организаций, которые станут оказывать услуги военного, охранного и консультационного характера — конечно, все под строгим контролем государства.

Часть экспертов считает принятие такого закона положительным фактором.

– Работать в частные военно-охранные организации (так ЧВК называются в проекте закона. — Прим. ред.) пойдут десятки тысяч высокопрофессиональных военных специалистов, большинство из которых сейчас просиживают штаны охранниками в офисах, — говорит Анатолий Цыганок, руководитель Центра военного прогнозирования.

Однако другие специалисты выражают опасение возможной бесконтрольностью частных армий.

– Нет гарантии того, что частные армии не выйдут из-под контроля государства, — говорит Александр Владимиров, президент Коллегии военных экспертов России. — Частные армии подрывают силу государства, которое должно иметь монополию на применение силы.

Впрочем, даже в отсутствие закона российские ЧВК существуют и работают.

– Наши компании, активно работающие за рубежом, стараются регистрироваться сразу там же, за границей. Это снимает многие вопросы по налогам, владению оружием и законности. Либо их регистрируют в России просто как ЧОП на свой страх и риск, — говорит Илья Плеханов, редактор альманаха «Искусство войны». — Но так или иначе, этот бизнес под плотным колпаком спецслужб, и мешать ему пока никто не будет.

Российские ЧВК уже «засветились» в СМИ. Первым информационным поводом стала операция упомянутого «Славянского корпуса», зарегистрированного в Гонконге. В октябре 2013 года компания заключила контракт с сирийским правительством на охрану нефтяных месторождений Дейр-эз-Зор. Однако во время следования к месту выполнения задачи колонна ЧВК была втянута в боестолкновение с боевиками ДАИШ. После боя, в ходе которого четверо бойцов «корпуса» были ранены, весь состав был двумя авиарейсами эвакуирован в Москву, где рядовых сотрудников допросила и отпустила ФСБ, а двум руководителям было предъявлено обвинение в наемничестве.

По слухам, некоторые бывшие бойцы «Славянского корпуса» в последнее время вновь оперируют в Сирии в составе так называемого ЧВК Вагнера. Впрочем, по документам сотрудники этой компании наемниками не являются, а покидают Россию «для сбора информации». Оплата рядового сотрудника в районе боевых действий — 240 тысяч рублей в месяц. За ранение полагается от 50 тысяч до 300 тысяч рублей, в случае же гибели компания обязуется перечислить лицам, указанным сотрудником, три миллиона рублей. Но доставка тела на родину не предусмотрена.

Как видим, и в России институт наемничества постепенно обретает черты бизнес-структуры. Однако есть свидетельства, что и в нашей, и в других странах бывшего СССР в наемники для разовых операций до сих пор можно завербоваться «индивидуально» — через одиночных посредников и даже через некоторые военкоматы.


30 января 2016


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105673
Сергей Леонов
94354
Виктор Фишман
76252
Владислав Фирсов
71340
Борис Ходоровский
67612
Богдан Виноградов
54239
Дмитрий Митюрин
43443
Сергей Леонов
38338
Татьяна Алексеева
37290
Роман Данилко
36559
Александр Егоров
33537
Светлана Белоусова
32765
Борис Кронер
32502
Наталья Матвеева
30512
Наталья Дементьева
30252
Феликс Зинько
29661