Турки, менявшие Россию
РОССIЯ
«Секретные материалы 20 века» №3(519), 2019
Турки, менявшие Россию
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
913
Турки, менявшие Россию
Жуковский и цесаревич Александр Николаевич

Россия и Турция провели не менее двенадцати полноценных войн, но за последние сто лет, к счастью, не воевали ни разу. Перестав быть империями, две страны с настороженностью приглядывались друг к другу, хотя иногда эта настороженность сменялась приливами дружелюбия. Например, на площади Таксим в Стамбуле, вместе с Ататюрком и другими деятелями, сыгравшими важную роль в создании Турецкой республики, фигурируют два советских наркома обороны – Фрунзе и Ворошилов. Турецких деятелей на российских монументах нет, зато в нашей истории встречается достаточно много персонажей с турецкими корнями. Были среди них и те, кто по-настоящему изменил судьбу России.

Турецкая фамилия

В 1678 году после Чигиринской кампании дьяк Аверкий Кириллов выкупил из государева острога пленного «турчина», «турчанина», или, говоря по-современному, турка, который, будучи крещен в православие, стал зваться Филиппом Трофимовым. Дьяк имел собственный соляный промысел, а выкупленный пленник стал у него приказчиком и, после кончины хозяина, прибрал к рукам прибыльный бизнес. Закрепившееся за ним прозвище Турчанин, превратилось в фамилию Турчанинов, носители которой к середине XVIII века уже встречались по всей России. 

Не все они были потомками соликамского промышленника. Просто многие турецкие пленники оседали в Российской империи и обзаводились аналогичной фамилией. Но Турчаниновы из Соликамска успехов в бизнесе добились действительно впечатляющих, на равных конкурируя с такими уральскими олигархами, как Демидовы или Строгановы. Потомственное дворянство они получили в 1783 году, после того как, вооружив своих мастеровых, помогли подавить восстание Пугачева.

Другая династия шла от донских казаков, выслуживших потомственное дворянство. Портреты двух представителей этого семейства – Андрея и Павла Петровича Турчаниновых – висят в Военной галерее Зимнего дворца среди портретов трехсот с лишним других генералов, отличившихся в Наполеоновских войнах. 

Но самая необычная судьба выпала их племяннику Ивану Васильевичу. Получив хорошее образование, он делал успешную военную карьеру, но в 1856 году, разочаровавшись в российских порядках, эмигрировал вместе с женой в Соединенные Штаты. Правда, Америка его тоже разочаровала, но пути обратно уже не было. 

Сменив имя на Джон Бэзил Турчин, он получил профессию железнодорожного инженера. Во время Гражданской войны в США выслужился в армии северян до генерала. Именно он первый придумал устанавливать артиллерийские орудия на железнодорожные платформы. Проведенная им в битве при Чикамоге атака в тылу противника зафиксирована в американской военной истории как «атака Турчина». Помимо книги «Обучение бригады», он написал ряд работ по Гражданской войне между Севером и Югом. Потерпев неудачу в бизнесе, жил на скромную пенсию. Просил разрешения вернуться на родину, но Александр II ответил ему отказом. 

Среди других известных носителей фамилии Турчанинов – адвокат, лингвист, геолог, ботаник, художник, певец, композитор и три писательницы.

Отец – брадобрей, сын – генерал 

В 1770 году при взятии крепости Бендеры в русский плен попал 10-летний турецкий мальчик. Генерал (впоследствии фельдмаршал) Николай Репнин выкупил его и послал в подарок императрице. Мальчика окрестили Иваном, а свое отчество – Павлович – он получил в честь сына Екатерины II, которому был отдан в услужение. Фамилия же Кутайсов, видимо, происходит от названия турецкого города Кютахтья, из которого мальчик был родом.

Наследник российского престола отправил его в Париж учиться парикмахерскому искусству, а по возвращении в Россию сделал придворным цирюльником. Ловкий и угодливый, он пользовался доверием Павла и, мастерски брея хозяина, постоянно что-нибудь у него выпрашивал.  

Взойдя на престол, Павел I сделал его сначала бароном, потом графом и наградил множеством орденов, вплоть до высшего – Святого Андрея Первозванного. Но при этом так и не освобождал от обязанностей брадобрея.

Как государственный деятель Кутайсов был бесполезен, так что после убийства Павла I удалился в отставку. Впрочем, подарки покойного государя сделали его одним из богатейших людей России, а ни к чему большему он, видимо, и не стремился.

Скончался Иван Павлович в 1834 году, когда его старший сын Павел уже был камергером и членом Государственного совета. Но в русской истории больше других Кутайсовых известен другой сын царского брадобрея – Александр.

В армию он был зачислен в 10-летнем возрасте и, не имея никаких заслуг, к 15 годам заочно получил чин полковника. Но, родившись с золотой ложкой во рту, он не собирался просто сосать ее, решив стать настоящим профессионалом своего дела. 

Отлично проявив себя в 1806–1807 году в войнах с Наполеоном, Александр Иванович после заключения мира отправился учиться в Европу. Вернувшись, написал «Общие правила для артиллерии в полевом сражении», в ближайшие лет 50 считавшиеся настольной книгой каждого артиллерийского офицера.

В 1812 году, когда началась решающая схватка с Наполеоном, 28-летний Кутайсов (бывший самым молодым в России генералом) командовал всей артиллерией русской армии. Перед Бородинским сражением он приказал подчиненным: «Подтвердить от меня во всех ротах, чтобы они с позиций не снимались, пока неприятель не сядет верхом на пушки. Сказать командирам и всем офицерам, что, отважно держась на самом близком картечном выстреле, можно только достигнуть того, что неприятелю не уступить ни шагу нашей позиции. Артиллерия должна жертвовать собою; пусть возьмут вас с орудиями, но последний картечный выстрел выпустите в упор, и батарея, которая таким образом будет взята, нанесет неприятелю вред, вполне искупающий потерю орудий».

В кульминационный момент сражения Кутайсов вместе с Ермоловым возглавил контратаку на захваченную французами Курганную батарею. В этой атаке он и погиб. Солдаты поймали только его лошадь с окровавленным седлом, но тело отважного генерала осталось не найденным.

Царский наставник

В крепости Бендеры в плен был захвачен не только будущий брадобрей российского императора, но и прелестная юная турчанка по имени Сальха.

Пленивший ее солдат отослал девушку своему бывшему барину, состоятельному помещику Афанасию Бунину, который давно просил у него «хорошенькую басурманочку».

«Басурманочку» крестили в православие, назвав Елизаветой и дав вполне уже прижившуюся в России фамилию Турчанинова. В 1783 году в селе Мишенское, в трех верстах от города Белева Тульской губернии, она родила сына Василия.

Своих любовниц дворяне часто выдавали замуж за крестьян или мещан, обеспечив их хорошим приданным. Бунин расставаться с Елизаветой-Сальхой не хотел, но и регистрировать отношения официально не собирался. В результате мальчик получил и отчество, и фамилию от усыновившего его бунинского родственника – Андрея Григорьевича Жуковского. От него же он унаследовал и дворянство, что, с учетом немалого отцовского состояния, открывало путь к образованию и успешной карьере.

Начинал Василий Жуковский чиновником, но службу забросил, после того как его переводы иностранных поэтов получили популярность у русской читающей публики. 

Именно благодаря ему русская поэзия приобрела гибкость и простоту, по-настоящему уйдя в широкие массы. Коньком Жуковского стали баллады – короткие поэтические рассказы со сказочным, романтическим сюжетом. Учеником и другом Жуковского был Пушкин, а также многие другие выдающиеся деятели культуры.

Но главной заслугой Василия Андреевича перед Россией стало воспитание наследника российского престола Александра Николаевича, будущего императора Александра II. Составленный им образовательный план можно считать настоящим шедевром педагогической мысли. 

С 8 до 13 лет наследнику преподавали общеобразовательные дисциплины, с 13 до 18 давали подробный курс по основным наукам, с 18 до 20 лет шло учение «применительное», то есть ориентированное на его будущую роль главы государства. В компаньоны ему подобрали двух товарищей: одного – поумнее (чтобы было на кого ориентироваться), другого – попроще (чтобы не страдал от комплекса неполноценности).

В результате из не наделенного большими талантами юноши удалось сделать вполне соответствующего своей должности монарха, успешно осуществившего давно назревшие реформы, хотя и заплатившего за это своей жизнью.

Правда, сам Жуковский до воцарения своего воспитанника не дожил, умерев в 1852 году в Бадене, где находился на лечении.

Городской голова

К числу самых эффективных московских руководителей относится Николай Александрович Алексеев (1852–1893). Его дед одесский купец по фамилии Бостонжогло, по замечанию одного из современников, «соединил в себе хитрость и утонченность грека с разнузданностью русской натуры». А вот супруга Бостонжогло и бабушка Алексеева была турчанкой. 

Московским городским головой Николай Александрович стал в 33 года, будучи известным предпринимателем, и за отпущенные ему судьбой восемь лет добился многого. Не останавливаясь на конкретных хозяйственных достижениях, отметим главное: при нем бюджет Москвы вырос благодаря почти двукратному увеличению доходов. Местная муниципальная власть перестала зависеть от милостей государства. При этом работал на благо Москвы он вполне бескорыстно и даже зачастую с убытком для собственного кармана. 

Об Алексееве знавшие его говорили, что он, видимо, перенял от турецких предков некое фатальное отношение к жизни. Например, запуская проект нового водопровода и сомневаясь в его рентабельности, сказал: «Или пан, или пропал». Проект оказался вполне прибыльным.

Возведенная по его инициативе психиатрическая больница и сегодня называется Алексеевской. Рассказывают, что, собирая на нее деньги, он пристыдил одного из купцов за слишком маленькое пожертвование – всего 10 тысяч рублей (вообще-то, солидная по тем временам сумма), а потом пообещал, что встанет перед ним на колени. Увидев коленопреклоненного Алексеева, купец раскошелился на впятеро большую сумму. Хороший пример того, как цель оправдывает средства.

Верховный правитель

В годы Гражданской войны самые опасные противники большевиков – сторонники Белого движения – признали Верховным правителем России адмирала Александра Васильевича Колчака (1874–1920). 

Основателем династии Колчаков был болюбаша (аналог полковника) Илиас по прозвищу Колчак (с тюркского – боевая рукавица), отличившийся в 1711 году в боях на реке Прут против войск Петра I. В следующую русско-турецкую войну он был комендантом крепости Хотин, контролировавшей стратегически важный участок в междуречье Днестра и Прута. 

В 1739 году фельдмаршал Миних нанес османским войскам поражение в битве при Ставучанах и подошел к Хотину. В крепости имелось 183 пушки, но менее тысячи человек гарнизона, и комендант предпочел капитуляцию на вполне почетных условиях. Этот момент отметил Михаил Ломоносов в своей важной для истории русской литературы «Оде на взятие Хотина»: «Кто скоро толь тебя, Колчак, учит российской сдаться власти, ключи вручить в подданства знак и большей избежать напасти?»

Вместе с сыном Мехмет-беем Ильяс-паша прибыл в Санкт-Петербург и был вполне милостиво принят императрицей Анной Иоанновной. Затем пришла весть о заключении мира. Ильяс-паша решил вернуться на родину, но на полпути узнал, что сутан приговорил его к смертной казни. Опальный военачальник остановился в Галиции, в имении своего знакомого графа Потоцкого, где в 1743 году и скончался. Сын же его поступил на русскую службу, получив герб и дворянство. 

Внук Мехмет-бея – Лукьян Колчак в чине сотника Бугского казачьего войска участвовал в двух русско-турецких войнах, за что был награжден земельным наделом. Один из его внуков, Василий Иванович, во время Крымской войны оборонял Севастополь, показав себя отличным артиллеристом. После войны налаживал производство современных артиллерийских орудий, дослужившись до генерал-майора. 

А вот сын Василия Ивановича – будущий Верховный правитель России – выбрал морскую карьеру. Известность приобрел как полярный исследователь. Считался одним из лучших в мире специалистов по минному делу. В Первую мировую войну командовал Черноморским флотом, с переменным успехом действуя против морских сил Турции и Германии.

Во время Гражданской войны – с ноября 1918-го до января 1920-го – администрация Колчака контролировала огромные территории Сибири и Дальнего Востока, намного превосходящие территорию советской России. Правда, с ноября 1919-го подвластная ему территория постоянно уменьшалась в размерах. В январе 1920-го в Иркутске союзники по Антанте фактически выдали Колчака красным, а в ночь с 6 на 7 февраля он был расстрелян вместе с главой своего правительства Виктором Пепеляевым. По официальной версии, тела казненных были утоплены в Ангаре. 

Писатели, их герои и прототипы

Наверное, самым значительным произведением советской литературы является «Тихий Дон» Михаила Шолохова. Вообще-то, автор изначально собирался писать книгу о настоящем большевике, и он ее даже написал – это 2-й том «Тихого Дона», где главным героем является Илья Бунчук, расстрелянный в финале белоказаками. Но в самый разгар работы над книгой Шолохов встретился с Харлампием Ермаковым, и мысль писателя пошла в другую сторону. Роман расширился, а главным героем вместо большевика стал лихой, храбрый, благородный, но, в сущности, бестолковый казак Григорий Мелехов, мечущийся в разные стороны и в политическом, и в семейном плане. 

От Ермакова в Мелехова писатель вложил процентов восемьдесят, включая восточную внешность и происхождение. Ведь и у прототипа, и у литературного персонажа бабкой была пленная турчанка. Правда, в прологе романа казаки убивают ее как «ведьму», чего в реальной жизни не было. 

Жены из турчанок (вспомним Турчаниновых) были у казаков делом обычным. Об этом же рассуждал и самый известный советский кавалеристский военачальник маршал Семен Буденный, объясняя, почему у многих казаков (включая вымышленного Мелехова и реального Ермакова) нос с горбинкой: «Наши прадеды воровали девочек в Турции. Те ведь готовили изумительно, хорошие, стройные, только по-русски плохо говорили, молчали». 

К слову, одного из самых отважных турецких генералов Первой мировой войны Фахреддина-пашу соотечественники называли «турецким Буденным»…

Еще один, не менее хрестоматийный, чем Мелехов, и, можно сказать, культовый персонаж советской литературы – аферист Остап Бендер из романов Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». Его фамилия отсылает к уже упоминавшейся крепости Бендеры, а полное имя звучит как Остап Сулейман Берта Мария Бендер-бей. Говоря о своем происхождении, он обычно отделывался одной фразой: «Мой папа был турецкоподданный». Эта фраза, как и многие другие его реплики, вошла в цитатники российских острословов.

И еще стоит отметить, что о своих турецких корнях, хотя и не вдаваясь в подробности, заявляли как минимум двое известных советских писателей. Константин Георгиевич Паустовский дважды номинировался на Нобелевскую премию и считается мастером пейзажной лирической прозы. А Вадим Михайлович Кожевников, написав много произведений, прославился все-таки одним героико-шпионским романом «Щит и меч». Посмотрев снятый по этой книге фильм, Владимир Путин решил стать разведчиком.  


5 Января 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84200
Виктор Фишман
67387
Борис Ходоровский
59830
Богдан Виноградов
46943
Дмитрий Митюрин
32397
Сергей Леонов
31381
Роман Данилко
28918
Сергей Леонов
23998
Светлана Белоусова
15127
Дмитрий Митюрин
14879
Александр Путятин
13374
Татьяна Алексеева
13140
Наталья Матвеева
12966
Борис Кронер
12377
Наталья Матвеева
11022
Наталья Матвеева
10733
Алла Ткалич
10317
Светлана Белоусова
9978