Дважды Крымский
ЖЗЛ
Дважды Крымский
Владислав Фирсов
журналист
Санкт-Петербург
894
Дважды Крымский
Василий Михайлович Долгоруков-Крымский

Этот человек дважды брал «ворота» Крымского полуострова – Перекоп: сначала в качестве рядового, а спустя 35 лет как главнокомандующий.
Во время первого штурма он переломил судьбу, которая обрекла его – представителя знатного аристократического рода – до конца дней тянуть солдатскую лямку. Второй штурм обеспечил ему место в истории и почетное прибавление к фамилии – Крымский.

ИЗ КНЯЗЕЙ В…

Он был прирожденным военным, а фамилия Долгоруков, казалось, обеспечивала отличные позиции для эффектного старта.

Петр I распорядился, чтобы дворянские отпрыски начинали армейскую службу рядовыми и затем, чин за чином, преодолевали все ступеньки служебной лестницы. На практике же дворяне-начальники протежировали братьям по классу. И если солдат из крестьян мог выбиться в офицеры только в исключительных случаях, то солдаты из дворян в большинстве случаев получали первые чины вообще заочно. Будучи зачислены в полк вскоре после рождения, они числились в «бессрочном отпуску». Зато впервые появившись по месту службы, были уже поручиками, если не капитанами.

Отец Василия Михаил Владимирович Долгоруков входил в состав правившего Россией в 1726–1730 годах Верховного тайного совета, где он заседал вместе с еще четырьмя своими близкими родственниками. В честь одного из них – заслуженного петровского фельдмаршала – и нарекли нашего героя, причем этот его родной дядя по ходу дела возглавлял еще и Военную коллегию, то есть был, говоря по-современному, военным министром.

Казалось бы, с такой генеалогией и такими связями Василий Долгоруков мог смело рассчитывать на блистательную карьеру. Но судьба сыграла с ним злую шутку.

«Верховники» попытались ограничить власть императрицы Анны Иоанновны и потерпели неудачу, после чего на семейство Долгоруковых обрушился вал репрессий. Отец Василия отделался сравнительно дешево: восемь лет жил в ссылке в своем имении под Костромой, потом еще два года находился в заточении в Соловецком монастыре и в Шлиссельбурге.

По-видимому, не было в костромской ссылке подходящих учителей, и когда в апреле 1736 года Василия и его брата Петра отдали в солдаты, он почти не знал грамоты (и в дальнейшем с ней особо не подружился). Еще хуже было другое: указом императрицы Долгоруких запрещалось производить в офицеры. Да и в полк братьев записали не гвардейский, а в самый обычный – Троицкий драгунский.

БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ ДЕБЮТ

Едва став солдатом, Василий отправился в поход против крымских татар и турок. Армию возглавлял суровый, но талантливый воин фельдмаршал Бурхардт Миних.

В середине мая русские подошли к Перекопу – узкому перешейку, через который пролегала дорога на Крымский полуостров.

Через весь перешеек от Черного моря к Азовскому протянулся восьмикилометровый вал высотой около 20 метров. Перед валом был выкопан широкий пятнадцатиметровый ров глубиной 10 метров. Посреди вала находились ворота и крепость Ор-Капа, а на самом валу шесть башен.

Перед штурмом Миних пообещал, что первый, кто взойдет на вал, получит офицерское звание.

В ночь с 19 на 20 мая войска двинулись на приступ. Чтобы противник не смог предпринять вылазки, русская артиллерия сосредоточила огонь на Ор-Капе. Затем началась атака правого фланга турок. И,наконец, главный удар – выстроившиеся в три каре 15 пехотных полков двинулись против левого фланга.

Русские пехотинцы, перекрестившись, прыгали в высохший ров. Выбирались оттуда, по одной версии, с помощью заранее заготовленных лестниц, по другой – вставая на плечи друг другу, карабкаясь вверх с помощью пик и ружей.

Василий оказался на валу первым, что впоследствии единодушно подтвердили его начальники и сослуживцы.

О происходившей наверху схватке рассказывается в мемуарах адъютанта Миниха Кристофа Манштейна: «В башнях, тянувшихся вдоль черты, все еще держался гарнизон, состоявший из янычар. Одна из этих башен, находившаяся ближе всех других к войску, не переставала производить ружейную пальбу, причем убито несколько рядовых». Долгорукий оказался в наскоро собранном Манштейном отряде из примерно 60 пехотинцев, который атаковал башню. «Неприятель, дав этому маленькому отряду приблизиться, открыл сильный огонь; но, несмотря на это, отряд ворвался в башню и потребовал от янычар сдаться. Турки на это уже было согласились и положили оружие, как вдруг один из гренадер смертельно ранил штыком одного янычара. Это обстоятельство ожесточило турок: они снова взялись за оружие и стали защищаться; шесть гренадер легло на месте, а шестнадцать были ранены. В отмщение за такой поступок, русские солдаты бросились на янычар, которых было 160 человек, и изрубили до одного».

Как видим в рукопашной схватке внутри башни на одного русского приходилось почти трое турок, но победа осталась за штурмующими. Увидев эту сцену, защитники других башен обратились в бегство. Русская пехота, заполнив вал, обрушилась на Ор-Капу и, захватив крепость, распахнула ворота.

НАГРАЖДЕННАЯ СКРОМНОСТЬ

Перекопская линия была взята с минимальными потерями – 31 убитый и 177 раненных. Потери турок убитыми и ранеными Миних оценил в 1000 человек, и вряд ли такая оценка была преувеличенной, поскольку только в плен его войска взяли более 2,5 тысячи.

Обрадованный фельдмаршал распорядился представить ему первого поднявшегося на вал и был удивлен, увидев перед собой 14-летнего подростка.

Фельдмаршал тут же произвел его в первый офицерский чин прапорщика. Когда кто-то из адъютантов шепнул командующему, что перед ним Долгоруков, а Долгоруковых в офицеры производить не положено, в ответ раздалось: «Миних никогда не лгал: я ему объявил, что он произведен, и он останется офицером».

Трудно сказать, как отнеслась к случившемуся Анна Иоанновна, но, как женщина практичная, делать проблему на пустом месте она не стала. Миних был ей нужен, а прапорщик Долгоруков никак не мог поколебать основы престола.

Ему позволили служить дальше. Однако даже участие в разорении ханской столицы Бахчисарая (1736), взятии Очакова (1737), победе при Ставучанах (1739) не принесло Василию новых званий. В очередной кампании погиб или умер от болезни его брат, а сам он всегда первым бросался в схватку. Но так и оставался прапорщиком.

И только в 1741 году, после прихода к власти Елизаветы Петровны, все поменялось. Он стал поручиком, а по окончании войны со Швецией (1743) премьер майором. В 1757–1761 годах в войне против Пруссии командовал сначала бригадой, потом дивизией, отличился во всех крупнейших сражениях. Женился на Анастасии Волынской, от брака с которой имел двоих сыновей и трех дочек.

В 1762 году новая императрица Екатерина II писала ему: «Я знаю, что вы просить не любите, никто же вас не вспомнит». И награждая добродетельную скромность, произвела его в генерал-аншефы. До высшего в русской армии звания фельдмаршала оставалась одна, последняя ступенька…

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ

В 1768 году грянула очередная война с Турцией. Второй армии Долгорукова предстояло ликвидировать Крымское ханство, и в начале июня 1771 года его армия стояла перед Перекопом.

Ров и вал были те же. Численность турецкого гарнизона побольше – около семи тысяч. Численность крымской орды – более 100 тысяч. У самого Долгорукова под ружьем до 70 тысяч.

Василий Михайлович учитывал опыт предыдущих походов и, кстати, по примеру Миниха тоже пообещал первому взошедшему на вал офицерское звание. Жаль, история не сохранила имя этого героя…

По своему сценарию этот штурм напоминал штурм 35-летней давности, но частично в зеркальном отражении. Артиллерия сосредоточила огонь по Перекопской крепости. Затем последовал главный удар по примыкающему к Черному морю правому флангу. А вместо отвлекающего удара по левому флангу, русская кавалерия переправилась через обмелевший Сиваш и вышла в тыл неприятелю. Штурм был разыгран как по нотам, турецкий гарнизон капитулировал. Крымская орда откатилась вглубь полуострова, а русские войска в течение двух недель заняли все узловые пункты, исключив возможность вражеских десантов.

На протяжении четырех веков Крымское ханство было пугалом для Европы. Неисчислимое количество людей было уведено в неволю. И вдруг буквально за пару недель все было кончено. Никто в Европе не успел даже чирикнуть…

Правда, еще несколько лет в Крыму шли внутренние междоусобицы, однако на общую картину они не влияли. Русская армия удерживала полуостров под контролем, и в 1783 году он был официально включен в состав империи.

Что касается Долгорукова, то он стал третьим после Петра Румянцева и Алексея Орлова кавалером высшего российского военного ордена Св. Георгия 1-го класса. А вот звания фельдмаршала почему-то так и не удостоился. То ли не попросил вовремя, то ли вакансий не было.

Долгорукова это обидело, и он вышел в отставку. Екатерина II поняла, что несколько перегнула палку, но и уступать не хотела. Все же желая почтить заслуженного воина, в 1780 году она назначила его московским генерал-губернатором. И место более чем почетное, и в столице глаза мозолить не будет.

Вскоре Василий Михайлович скончался, немного не дотянув до своего 60-летия. Возраст не великий, но жизнь у него была нервная. Хотя для героя сравнительно долгая.


26 марта 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
253835
Сергей Леонов
160343
Сергей Леонов
100404
Татьяна Минасян
100152
Александр Егоров
88299
Виктор Фишман
82278
Светлана Белоусова
80090
Борис Ходоровский
72784
Борис Ходоровский
67794
Павел Ганипровский
65609
Татьяна Алексеева
65387
Богдан Виноградов
58983
Татьяна Алексеева
52164
Павел Виноградов
52053
Дмитрий Митюрин
49777
Наталья Дементьева
48462
Наталья Матвеева
43762