«В воздаяние трудов для пользы общественной…»
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №4(390), 2014
«В воздаяние трудов для пользы общественной…»
Виктор Лобачев
публицист
Санкт-Петербург
397
«В воздаяние трудов для пользы общественной…»
И. В. Мичурин беседует с комсомольцами 1934 год

Имя Ивана Владимировича Мичурина – великого преобразователя природы, кавалера ордена Святой Анны, награжденного престижным Романовским знаком, почетного члена АН СССР, действительного члена ВАСХНИЛ, в советские времена удостоенного орденов Трудового Красного Знамени и Ленина, – стало известно всему миру после написанных им крылатых слов: «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее – наша задача». Сегодня мало кто знает, что фраза эта имела продолжение: «Но к природе необходимо относиться уважительно и бережно и по возможности сохранять ее в первозданном виде», что значительно меняло ее смысл.

…В Рязанской губернии, среди глухих лесов, около древнего русского городка Пронска, вдоль реки Прони находилась группа деревень: Алабино, Биркиновка Долгое-Мичуровка, Юмашево. В середине XIX века в них располагались крохотные имения мелкопоместных дворян Мичуриных. В деревне Долгое (теперь Мичуровка), на лесной даче «Вершина», 28 (15) октября 1855 года родился Иван Владимирович Мичурин.

Его прадед – Иван Наумович и дед – Иван Иванович служили на ратном поприще. Иван Наумович имел несколько ранений, участвовал во многих походах, в том числе и в суворовском переходе через Сен-Готардский перевал. В 1812 году ветеран добровольно вступил в ополчение и был ранен в голову. Закончил войну вместе с сыном – майором Иваном Ивановичем Мичуриным в Париже. Выйдя в отставку, поселился в Калужской губернии, где занимался садоводством и вывел несколько сортов груш.

Дед – Иван Иванович – в сражениях неоднократно проявлял храбрость, за что имел несколько наград. В 1822 году он вышел на пенсию и до конца жизни тоже занимался садоводством.

Отец Мичурина, Владимир Иванович, служил некоторое время на Тульском оружейном заводе в качестве приемщика оружия для поставок в армию. Женившись на мещанской девушке, вышел в отставку и поселился в имении Вершина, доставшемся ему по разделу между братьями и сестрами.

Владимир Иванович был в округе человеком авторитетным. Он выписывал труды Вольного экономического общества, получал от него семена лучших сортов для огорода, проводил опыты с плодовыми и декоративными растениями. В зимнее время у себя на дому учил крестьянских детей грамоте.

Будущий биолог Иван Владимирович в семье был седьмым ребенком. Все его братья и сестры умерли в раннем детстве. А когда мальчику исполнилось четыре года, умерла от рака его мать – Мария Петровна.

Умение увидеть в живой природе то, что скрыто от простого наблюдателя, проявилось у Вани Мичурина с раннего детства. Трехлеткой он не на шутку смутил отца и мать (заядлых садоводов-овощеводов-цветоводов), пожелав принять участие в посеве семян. Ему отказали, тогда он забрался ручонкой в лукошко. Его оттеснили. Ваня стал бегать по грядкам – в итоге получил несколько шлепков. Поплакав, мальчонка притих, потом повеселел и со всех ног пустился к дому. А через минуту вернулся с солонкой в руке и начал высевать соль на грядку. Родители с изумлением наблюдали за маленькой фигуркой и, испытав неловкость друг перед другом, кинулись к сыну с разрешением. Отец сначала учил его дома, а затем отдал в Пронское уездное училище. Приезжая домой на каникулы, мальчик перенимал садоводческий опыт отца.

В июне 1872 года Иван Мичурин окончил училище, после чего отец начал готовить сына по курсу гимназии к поступлению в лицей. Все надежды на поступление в элитный Александровский лицей Мичурины возлагали на любимую тетку Татьяну Ивановну Биркину-Мичурину. Ее муж (двоюродный дядя племянника) Сергей Гаврилович Биркин долгое время был инспектором этого петербургского учебного заведения.

Но планам Мичуриных не суждено было сбыться. Неожиданно отец Вани помешался рассудком и был определен в рязанский дом для умалишенных. Имение оказалось заложенным и за долги было продано. Над племянником – Ваней Мичуриным взяла шефство тетка.

В 1865 году при строительстве Рязано-Козловской железной дороги стала обустраиваться станция Козлов. Есть сведения, что дядя, Лев Иванович Мичурин – председатель Пронской уездной земской управы – в 1872 году при открытии товарной конторы снабдил племянника рекомендательным письмом. И 17-летний юноша был принят на должность коммерческого конторщика товарной конторы станции Козлов (позднее – станция Мичуринск Московско-Рязанской железной дороги) с окладом 12 рублей в месяц и 16-часовым рабочим днем. Вскоре он поселился в комнатке в железнодорожной слободе Ямская.

В 1874 году Мичурин занимает должность товарного кассира, а затем и одного из помощников начальника той же станции. По утверждению биографа Бахарева, должность помощника начальника станции Мичурин потерял из-за конфликта («едкой насмешки») с начальником станции Эверлингом. В том же году Иван Владимирович женился на Александре Петрушиной, дочери рабочего винокуренного завода. Факт женитьбы на мещанке он подтвердил в 1878 году, отвечая на запрос Департамента земледелия: «Женат 28 августа 1874 г. на мещанке г. Козлова Александре Васильевне Петрушиной, родившейся в 1858 году. От этого брака имею двух детей: сына Николая, родившегося в 1876 г., и дочь Марию, родившуюся в 1877 г.».

Снимая в городе квартиру и испытывая недостаток средств, Мичурин открыл в одной из комнат ремонтную мастерскую. После дежурств он нередко работал далеко за полночь, занимаясь починкой часов, швейных машинок и различных приборов. Весть о талантливом механике быстро распространилась по городу, количество заказов возросло. Настойчивость и способность быстро схватывать тонкости механики помогли ему получить новую должность. С 1876-го по 1889 годы Мичурин – монтер часов и сигнальных аппаратов на участке железной дороги Козлов – Лебедянь с приличным окладом 360 рублей в год.

Зимой 1881 года начальник Козловского железнодорожного депо инженер Граунд предложил Мичурину оборудовать электрическое освещение на станции Козлов. Сложность задания заключалось в том, что электроэнергия должна поступать из собственной силовой установки, которую Мичурин должен был спроектировать. Имея практический опыт и природную смекалку, Мичурин блестяще выполнил задание.

Вместе с тем Иван Владимирович, взяв в аренду кусочек земли, продолжал работать в саду.

– Бросили бы вы, господин механик, возиться со своим садом, – сказал ему как-то Граунд. – Вы же готовый первоклассный электротехник.

Действительно, железнодорожники считались интеллигентами, пользовались уважением в обществе и имели большие возможности в плане карьеры. Дворянин Мичурин двенадцать лет прослужил на железной дороге, но тяга к селекции и выведению новых сортов, к земле, заложенная его предками, пересилила, и он оставил службу.

На арендуемой земле в короткие сроки он создал коллекцию плодово-ягодных растений в 600 с лишним видов. Дальнейшие опыты по селекции растений приостановились из-за нехватки свободной земли.

Осенью Мичурин переезжает в усадьбу Лебедевых, где рядом с домом на Московской улице находился сад. Через два года он взял в банке ссуду, купил усадьбу и тут же заложил ее на 18 лет. Сюда Иван Владимирович перенес всю коллекцию из усадьбы Лебедевых.

После нескольких лет работы появились первые сорта: малина «коммерция», вишня «гриот грушевидный», «мелколистная полукарликовая», «плодородная» и межвидовой гибридный сорт вишни «краса севера». К 1887 году перед садоводом вновь становится вопрос о земле.

В начале осени Мичурин покупает у священника Ястребова, в семи километрах от города, у слободы Турмасово, лесной участок на берегу реки площадью около 13–15 гектаров. Участок был разделен на две части: одна половина, предназначенная для сада, была удобной, вторая, находившаяся под обрывом реки, – каменистая, с зарослями дикого кустарника, была малопригодной. Сделка завершилась 26 мая 1888 года. Можно утверждать, что на покупку усадьбы пошли все собранные деньги, так как соседи видели, как семья Мичуриных на себе перетаскивала коллекцию из города и жила два года в шалаше. Освободившись от работы на станции, молодой ученый-практик занимается выведением новых высокоурожайных сортов.

В 1893–1896 годах, когда в питомнике в Турмасово уже имелись тысячи гибридных сеянцев сливы, черешни, абрикоса и винограда, суровые зимы погубили большую часть сортовых саженцев. Из несчастья Мичурин сделал вывод, что метод акклиматизации путем прививки на «жирной» земле хорош только в теплых странах. В России, особенно в зонах рискованного земледелия, гибриды теряют устойчивость к морозам и погибают.

В 1900 году Мичурин приступает к выращиванию морозоустойчивых сортов, для чего переносит саженцы на участок с бедными почвами, отбирая для посадки более низкие (карликовые) деревья. А в 1906-м Иван Владимирович начинает тесно сотрудничать с общероссийским журналом «Вестник садоводства, плодоводства и огородничества», в котором появились его первые научные работы, посвященные проблемам выведения новых сортов плодовых деревьев.

В биографии Мичурина, выпущенной в советский период, красной нитью проходит утверждение: великий садовод в царское время задыхался от нищеты и равнодушия царских чиновников и только в годы советской власти был по достоинству оценен. В действительности было не совсем так.

Печатанье многочисленных статей, рассылка семян, полные и исчерпывающие рекомендации Ивана Владимировича по выращиванию новых сортов плодово-ягодных культур вызвали громадный интерес садоводов всего мира к ученому. Кроме многочисленных запросов российских коллег, в Россию стали приезжать и международные специалисты. Не дремала и царская администрация. Можно привести пример депеши на имя инспектора сельского хозяйства губернии, направленной из канцелярии тамбовского губернатора: «В главном управлении землеустройства и земледелия рассматривается в настоящее время вопрос о награждении романовским знаком за полезные труды по садоводству, проживающего близ г. Козлова садовода И.В. Мичурина. Вследствие полученного мною по этому поводу запроса Департамента земледелия, прошу Ваше Высокородие сообщить мне, насколько эта деятельность Мичурина принесла пользу местному хозяйству и заслуживает она, по Вашему мнению, поощрения». 5 сентября в канцелярию губернатора отправили ответ: «Садоводство И.В. Мичурина, находящееся в 2–3 верстах от г. Козлова, является чуть ли не единственным в России местом, где путем гибридизации выведены и выводятся сотни новых сортов плодовых, ягодных и цветочных растений. Гибридизацией Мичурин занимается более 30 лет, и за это время им выведено и выпущено на рынок большое количество новых сортов преимущественно плодовых растений. Работы Мичурина чрезвычайно ценны и получили известность не только в России, но и за границей… почему нахожу, что он заслуживает всяческого поощрения, не только почетными наградами, но и денежной помощью, так как Мичурин не обладает средствами для необходимого расширения своего в высшей степени полезного дела».

Романовский знак был пожалован, и ученый с удовольствием носил эту награду. Попутно отметим, что Мичурин гордился тем, что он дворянин и служит своему отечеству. Так, в акте регистрации земельных имуществ, полученном им в 1915 году, в графе «Звание и разряд фактического владельца» он вместо «Мелкопоместный дворянин» написал «Дворянин Рязанской губернии».

Ранее, в 1911 году, Мичурину «за подвиг на поприще государственной службы, в воздаяние трудов для пользы общественной неотъемленной» был пожалован государем орден Святой Анны III степени. Согласно статуту ордена его обладателю ежегодно к пенсии выплачивалось дополнительно 100 рублей, по табели о рангах он становился коллежским асессором, и в обращении к нему прибавлялось «ваше высокоблагородие».

К началу ХХ века идеи ученого получили практическое воплощение во многих странах мира В 1896 году Мичурин был избран почетным членом американского ученого общества «Бридерс», после чего до самой революции мичуринский питомник ежегодно посещали заокеанские ученые. В том же году представитель Вашингтонского сельскохозяйственного института профессор Мейер впервые посетил Мичурина и вывез в США часть коллекции мичуринских яблонь, вишен и слив. Надо отметить, что эта сделка Ивана Владимировича значительно улучшила его материальное положение.

В 1898 году канадский съезд фермеров, собравшийся после суровой зимы, констатировал, что все старые сорта вишен как европейского, так и американского происхождения вымерзли, кроме сорта «плодородной Мичурина». После чего у Мичурина были закуплены и посажены в Канаде на огромных площадях саженцы вишни.

18 марта 1913 года Мичурин получил от заведующего отделом интродукции Департамента земледелия США Ферчайльда письмо с предложением произвести частичную или полную продажу коллекции растений: «Наш исследователь Франк Н. Мейер после разговоров с Вами в январе написал нам, что Вы могли оказаться полезным в наших опытах, которые мы теперь производим с деревьями и кустарниками в наших северо-западных степях. Не будете ли Вы добры, приготовить этот список в такой форме, чтобы мы могли получить представление о том, какое количество каждого вида Вы могли бы нам доставить и какое вознаграждение Вы желали бы получить. …Если Вы желаете продать всю коллекцию, будьте добры назначить цену за всю коллекцию, и мы решим: можем ли купить ее за назначенную Вами цену или нет. Для упаковки коллекции будет выделен материал, а доставка осуществится на высланном из Америки пароходе».

Были и другие предложения покупки сортового материала – из Австралии и ряда европейских стран.

В этом же году профессор Мейер официально предложил Мичурину от лица сельскохозяйственного департамента США переехать в Америку и продолжить работу в Квебеке с условием оплаты 8000 долларов в год. Мичурину было 58 лет, незнание английского языка, болезнь жены, которой сделали две операции, не располагали к поездке. Однако Мичурин не отверг предложение, о чем свидетельствует письмо (31 января 1913 г.), написанное русскому садоводу и акклиматизатору Войкову: «Что касается продажи огулом всех новых сортов растений, то, полагаю, будет возможно столковаться с ними [с американцами]».

Однако планы ученого спутала война.

Летом 1915 года в Козлове свирепствовала эпидемия холеры. В этот год умерла жена Мичурина – Александра Васильевна. Небывалое половодье привело к гибели части питомника. На основе выживших растений Мичурин определил закон «наследования» и разработал методику выведения более устойчивых сортов.

До революции в питомнике Мичурина было более 900 сортов растений, выписанных из США, Франции, Германии, Японии и других стран. Иван Владимирович в жизни был аполитичным человеком, но Октябрьскую революцию встретил спокойно. На улицах еще шла стрельба, когда Мичурин явился в только что организованный уездный земельный отдел, где встретился с бывшим батраком Дедовым – комиссаром земельного отдела, и заявил ему: «Я хочу работать для новой власти». Последний распорядился в тот же день созвать по делу Мичурина заседание коллегии, обещал поставить в известность Наркомзем и предложил земельному комитету Донской слободы принять меры к охране питомника. Дедов оказал Мичурину и его семье материальную помощь.

18 июля 1918 года Дедов писал Мичурину: «Препровождая при сем копию постановления Коллегии от 29 июня и копии отношений в местный совет и Московский комиссариат земледелия, агрономический отдел просит Вас, Иван Владимирович, покойно продолжать Вашу исключительно полезную для родины работу…».

22 ноября 1918 года Народный комиссариат земледелия принял питомник в свое ведение, утвердив Мичурина в должности заведующего с правом приглашения персонала для более широкой постановки дела. На производство работ ученому выдали пособие в размере 3 000 рублей. В это трудное время Мичурин не только принимал участие в агрономических работах Наркомзема, он консультировал специалистов сельского хозяйства по вопросам селекции, борьбы с засухой, поднятия урожайности. В статьях Мичурин неоднократно призывал агрономов работать на пользу нового общественного строя: «…Настоящим работникам дела садоводства явится возможность продолжать свою деятельность при новом строе, быть может, еще в более широком масштабе… Нельзя цепляться за часть, когда целое стремится вперед».

К 1920 году Мичурин вывел свыше 150 новых гибридных сортов, среди которых были: яблонь – 45 сортов, груш – 20, вишен – 13, слив – 15, черешен – 6, крыжовника – 1, земляники – 1, актинидии – 5, рябины – 3, грецкого ореха – 3, абрикосов – 9, миндаля – 2, айвы – 2, винограда – 8, смородины – 6, малины – 4, ежевики – 4, шелковицы (тутовое дерево) – 2, ореха (фундук) – 1, томатов – 1, лилии – 1, белой акации – 1. Кроме нового гибридного ассортимента в питомнике имелось свыше 800 видов исходных растительных форм, собранных Мичуриным с самых разных точек земного шара.

Размах опытов требовал сподвижника, однако, в связи с отказом сына идти по стопам отца и его тайным отъездом в другой город, перед ученым встал вопрос о преемнике.

В 1920 году Мичурин пригласил на работу агронома-плодовода Горшкова, который работал в то время в Козлове уездным специалистом по садоводству и был последователем Мичурина. Горшков организовал репродукционное отделение питомника на землях бывшего Троицкого монастыря, который был расположен в 5 километрах от усадьбы Мичурина. В автобиографии ученый писал: «Через мои руки прошли десятки тысяч опытов. Я вырастил массу новых разновидностей плодовых растений, из которых получилось несколько сот новых сортов, годных для культуры в наших садах, причем многие из них по своим качествам нисколько не уступают лучшим иностранным сортам. Теперь даже самому не верится, как я, со своим слабым, болезненным сложением, мог вынести все это».

В 45-летнем возрасте Мичурин установил жесткий режим рабочего времени, который остался неизменным до конца его жизни. Встав в 5 утра, он до 12 работал в питомнике с перерывом на чай в 8 утра, в 12 – получасовой обед, после чего он тратил полтора часа на чтение газет и просмотр специальных периодических журналов, час на отдых. С 3-х до 5-ти Мичурин работал в питомнике или комнате, в зависимости от обстоятельств и погоды, в 9 вечера ужин на 20 минут, до 12 ночи – работа над корреспонденцией и затем сон.

Рано оставшись вдовцом, он не помышлял больше о семейных узах, уединился в своей усадьбе-саде, отгороженной рекой от города, общался с очень узким кругом людей. Не терпел разночинную интеллигенцию, игнорировал купеческую среду, редко покидал питомник. Единственной постоянной связью с миром была огромная переписка с садоводами, российскими и иностранными учеными.


15 Февраля 2014


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85166
Виктор Фишман
68591
Борис Ходоровский
60974
Богдан Виноградов
48007
Дмитрий Митюрин
34114
Сергей Леонов
32059
Сергей Леонов
31626
Роман Данилко
29919
Светлана Белоусова
16313
Дмитрий Митюрин
16009
Борис Кронер
15313
Татьяна Алексеева
14474
Наталья Матвеева
14178
Александр Путятин
13936
Наталья Матвеева
12385
Светлана Белоусова
11867
Алла Ткалич
11655