ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №4(442), 2016
Голос Высоцкого в памяти сердца
Редакция
Санкт-Петербург
139
Голос Высоцкого в памяти сердца
Владимир Высоцкий. © / www.globallookpress.com

Дочь выдающегося белорусского писателя Алеся Адамовича Наталья любовь к творчеству Владимира Высоцкого пронесла через всю жизнь и безмерно благодарна отцу за то, что смогла «наблюдать» Владимира Семеновича в «неформальной обстановке».

Адамович — автор сценария кинематографической дилогии «Война под крышами» и «Сыновья уходят в бой», к которой Владимир Высоцкий написал несколько песен. Когда это было возможно и удобно, Александр Михайлович (Алесь — творческий псевдоним) брал дочь с собой на съемочную площадку, в дружеские компании.

Во время недавнего пребывания в Петербурге филолог и музейщик Наталья Александровна Шувагина-Адамович поделилась с корреспондентами «СМ» Константином ГЛУШЕНКОВЫМ и Владимиром ЖЕЛТОВЫМ воспоминаниями о встречах с Владимиром Семеновичем.

Наталья Александровна, как ваш отец познакомился с Высоцким?

– Через кинорежиссера Виктора Турова, у которого Владимир Семенович снялся в картине «Я родом из детства» в роли танкиста Володи и написал для нее песни — «На братских могилах», «В холода, в холода…», «Звезды». Помните: «Мне этот бой не забыть нипочем, смертью пропитан воздух…»? И даже «Штрафные батальоны» и «Братские могилы» — песню, с которой началась всесоюзная известность Высоцкого. В картине ее исполнил Марк Бернес… «Войну под крышами» по сценарию отца Виктор Тимофеевич начал снимать года через два после «Я родом из детства» — в 1968-м.

Папа никогда не ограничивался написанием сценариев, сам активно участвовал в съемочном процессе: присутствовал на съемках в павильоне студии, в звукоцехе на записи текстов, песен, с киногруппой выезжал в экспедиции. К 1968 году он уже хорошенько «подсел» на песни Высоцкого, слушал записи постоянно. И мне со школьных лет привил любовь к ним, а потом и не только к песенному творчеству Владимира Семеновича.

«Слушал в записи…» Имеются в виду магнитофонные ленты?

– Да. Тогда у нас был магнитофон «Весна». Мотор у него был как трактор — мешал слушать, а при переписывании текстов я порой разбирала не все слова. Ах, как мы с двоюродной сестрой Галиной слушали Высоцкого на веранде бабушкиного дома!

Когда же вы увидели и услышали Владимира Семеновича живьем?

– Мне было четырнадцать лет, когда я впервые попала на киностудию «Беларусьфильм», на съемки «Войны под крышами». Виктор Туров снял Владимира Семеновича в этом фильме, но его вырезали. Удалось оставить Высоцкого буквально в одном кадре: его персонаж — полицай — появляется за столом среди гостей на деревенской свадьбе. Это даже не роль, так, массовка. Потому-то он и в титрах не значится.

В сцене свадьбы снялась и я. Нас с Андреем Ургантом (его мать — актриса Нина Ургант, исполнительница главной роли) положили на печку. Мы сверху поглядывали на гостей и шепотом о чем-то переговаривались.

Второй раз папа взял меня с собой уже на озвучание картины. Помню темный зал звукоцеха, где на экране шли кадры фильма. Вдоль стены стояли стулья, я сидела на одном из них, замерев: стоя у микрофона, пел сам Высоцкий! Пел он под гитару. Надрывно пел: «Как призывный набат прозвучали в ночи тяжело шаги…» Это — «Песня о новом времени». Владимир Семенович сделал несколько дублей, чтобы было из чего выбрать лучший. Я слушала как завороженная!

А сегодня не приходится жалеть о каких-то упущенных возможностях?

– Приходится. Будь постарше, я бы со съемок не вылезала! Не поехала я, к сожалению теперешнему моему, в августе 1969-го под Новогрудок, когда туда к съемочной группе приехали в гости Владимир Высоцкий и Марина Влади. Они не были заняты в картине — просто приехали отдохнуть по приглашению Турова в одно из красивейших мест Белоруссии. «Были они «молодые, счастливые друг другом и каждый — талантом другого» — так вспоминал мой папа. Начало романа...

Марина Влади в книге «Владимир, или Прерванный полет» вспоминает, подробно рассказывает, как Туров их возил в белорусскую деревню, как они поселились у «милой бабки», слушали рассказы о войне, ночевали на сеновале, а за перегородкой хрюкала свинья. Как ночью Высоцкий вслух сочинял стихи. «В эту долгую ночь, — пишет Марина, как бы обращаясь к мужу, — родились темы большинства твоих песен военного цикла».

Выезжая с киногруппой в экспедиции, отец иногда брал с собой любительскую кинокамеру. Благодаря этому были сняты рабочие моменты съемок кинофильма «Сыновья уходят в бой». Высоцкий и Влади с большим удовольствием позировали перед аппаратом. Вот они, счастливые, обнявшись, стоят у дерева на фоне партизанских землянок. А вот вместе с режиссером, сценаристом, оператором, художником фильма сидят на лавочке и о чем-то оживленно беседуют. Правда, в невысоком мужчине и в женщине в скромном платье в горошек трудно узнать «всенародного прославленного», как он сам о себе иронично пел, барда и известную всему миру французскую кинозвезду.

Вы были на премьерном показе кинодилогии?

– Премьера состоялась в минском Доме кино в 1971 году. Тогда особенно меня сильно потрясло то, что я ожидала услышать уже хорошо знакомый мне хрипловатый голос, а с экрана вдруг зазвучал лирический баритон популярного в то время певца Владимира Макарова и еще кого-то, мне неизвестного, — они исполняли песни!

В «Войне под крышами» звучат «Аисты» и «Песня о новом времени» Высоцкого. Если верить Интернету, то в первоначальном варианте звучала еще и «У нас вчера с позавчера…», но в окончательном ее не оказалось. Сколько всего песен написано было для фильмов «Война под крышами» и «Сыновья уходят в бой»?

– Давайте считать: «Аисты», «Песня о новом времени», «Песня о Земле», «Сыновья уходят в бой», «Он не вернулся из боя», «В темноте», «У нас вчера с позавчера шла спокойная игра…». Кажется, все.

Итак, завершились съемки — прекратились контакты?

– Нет. Хотя папа с Туровым больше ничего не снимали, у них сохранились дружеские отношения, и весной 1976-го, когда я уже была студенткой университета, однажды вечером папа сказал: «Собирайся, поедем к Виктору Тимофеевичу. К нему в гости приехали Высоцкий и Влади. Покажем им любительский фильм, снятый в Новогрудке, и если они захотят, подарим. На память о Белоруссии».

На всякий случай мы взяли с собой кинопроектор и экран, не зная, есть ли они у Турова.

Хорошо помню Владимира Семеновича в тот вечер. Он был в джинсовом костюме, что при тогдашней нашей жизни было большой редкостью. Прическа непривычная: прямые волосы до плеч. Таким его можно видеть на известных фотографиях Валерия Плотникова. А Марина Влади была в темно-синем красивом хлопчатобумажном платье. Она выглядела слегка располневшей, из-за чего немного переживала. Мужчины все успокаивали ее, что не стоит расстраиваться: мол, русские женщины склонны к полноте, а в ней ведь тоже течет русская кровь.

Повесили экран и стали смотреть наш фильм, он не длинный — всего несколько минут. Я управляла кинопроектором и могла наблюдать за зрителями. Меня поразило то, что Высоцкий и Влади во время просмотра вели себя так, будто они в комнате одни. Казалось, что нас всех для них не существует. Только он и она, она и он! Тихо-тихо они переговаривались между собой. «А ты помнишь, Володя?..» — «Смотри, смотри, Марина! Какие мы были…» Но фильм наш, любительский, они у нас не попросили…

Потом был ужин. Высоцкий пел свои песни. Многие я уже знала, поскольку следила за его творчеством. Но в тот вечер прозвучало много новых, по крайней мере для меня. Владимир Семенович сказал, что он споет нам песни, написанные для кинофильма Александра Митты «Как царь Петр арапа женил», где он играет крестника Петра Первого Ибрагима Ганнибала. В картину по каким-то причинам они не вошли… Это уже были не просто песни, а философские баллады. Особенно запала мне в память песня-баллада про птиц. Это рассказ о человеческом обществе через образы разных птиц. Владимир Семенович в своем песенном творчестве вышел на новый виток, на новый уровень.

Как вы оцениваете другие его творческие проявления?

– Теперь я понимаю, знаю, насколько Владимир Высоцкий не реализовался в кино. Но по его театральным ролям понятно: это был суперактер! Еще студенткой пересмотрела в Театре на Таганке почти все спектакли с участием Владимира Семеновича. Отец был хорошо знаком с Юрием Петровичем Любимовым. Видела я и «Пугачева», и «Вишневый сад», и спектакль «Добрый человек из Сезуана». Не видела, только «Десять дней, которые потрясли мир». «Гамлета» мы с двоюродной сестрой смотрели с какого-то балкончика в театре, перегнувшись через барьер. Народищу было!

На один спектакль, какой — не помню, меня проводил Высоцкий. Папа договорился с Любимовым. Возможно, это он попросил Владимира Семеновича меня провести в зал. Высоцкий встретил у служебного входа…

В июне 1979-го Театр на Таганке гастролировал в Минске. Мы семьей побывали на спектаклях «Тартюф», «Мастер и Маргарита».

В последний день пребывания в Минске Юрий Петрович с молодой женой побывал у нас дома. Мама долго потом вспоминала, какой ужас испытала, когда папа ей заявил: «К нам придет Юрий Петрович с Каталин». «Я была в шоке, — признавалась мама. — Чем кормить? Магазины пустые!» Это сейчас: есть деньги — пошел в магазин, купил что надо, а тогда все нужно было доставать. Но, помню, на столе была копченая рыбка, сладкое и коньяк, конечно. «Любимов был после операции на желудке. Пить ему нельзя было, но хотелось, и он делал глоток из чарки, когда отворачивалась его супруга» — это опять же воспоминания не мои, а мамы.

Особенность того визита заключалась еще и в том, что Каталин была почти на сносях. Юрий Петрович переживал: «У меня сын родится, нужно хотя бы до школы его довести!» Он же 1917 года рождения, значит, ему было уже за шестьдесят.

Любимов в гостях у вас был, а Высоцкий — нет?

– Высоцкого в родном моем городе мне не удалось увидеть даже на сцене. Я не знаю, сыграл ли Владимир Семенович хоть один спектакль, потому что, как только он появился в Минске, организаторы концертов сразу его стали рвать на части.

Наталья Александровна, с годами интерес к песенному творчеству Высоцкого претерпевал изменения?

– Мой интерес к его творчеству и личности сохранился и по сей день. Я была в Центре-музее Высоцкого в Москве, смотрю посвященные ему телепередачи, фильмы и о нем, и с его участием, читаю статьи, воспоминания не только о Высоцком, но и о его окружении. Собираю записи, книги, альбомы.

В 1984 или 1985 году я побывала с отцом в гостях у Нины Максимовны, матери Владимира Семеновича, в квартире на Малой Грузинской. Был там тогда и Никита Высоцкий. Перед глазами и теперь те три комнаты и кухня — иногда их показывают в документальных фильмах про Высоцкого. Встретила Нина Максимовна нас в прихожей, которая вся была завешена афишами и плакатами. В гостиной в книжной стенке стояли самиздатовские тома стихов Высоцкого. Это были, по сути, песни, снятые с магнитофонных пленок его почитателями. Они же переплели их и подарили автору. В те годы государственные издательства его совсем не печатали. А ведь Высоцкий так мечтал быть напечатанным!..

В спальной комнате на кровати лежали живые цветы. В кабинете у двери были книжные полки из струганых досок. По словам Нины Максимовны, сколотили их солдаты для обожаемого ими «Володи». Стояли на полках и книги Алеся Адамовича. В тот вечер у Турова, когда мы смотрели наш любительский фильм, папа подарил Владимиру Семеновичу свою «Хатынскую повесть» с лаконичной надписью: «Марине и Володе Высоцким — чудесным нашим гостям! 2.04.1976 года». «Марине и Володе — ВЫСОЦКИМ»! А позже подарил еще и книгу «Асия. Последний отпуск», тоже с дарственной надписью.

Рядом с письменным столом на стене висела гитара. Там же стояла тахта, на которой, как рассказывала Нина Максимовна, Владимир Семенович засыпал порой уже под утро — усталый, проработав всю ночь... И конечно, мы побывали на известной теперь всем кухне, где при жизни хозяина квартиры собирались родные, друзья, знакомые, а то и малознакомые люди. На полочках по стенам стояло много красивых баночек из-под чая: Владимир Семенович привозил чай из всех своих поездок. Таким я увидела его дом и запомнила навсегда. Очень жаль, что квартира эта не сохранилась для будущих поколений как музейная. Ее вроде продали после смерти Нины Максимовны…

Что вас больше всего поразило — книги Алеся Адамовича в доме Владимира Высоцкого, самиздатовские книги?

– Меня больше всего поразили словари русского языка на рабочем столе в кабинете Высоцкого! Судя по всему, в них он находил те неожиданные, яркие, порой забытые слова, так волнующие нас в его песнях. Это говорит о том, что он очень серьезно относился к своему поэтическому творчеству.


1 Февраля 2016


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83488
Виктор Фишман
67054
Борис Ходоровский
59019
Богдан Виноградов
46294
Дмитрий Митюрин
31287
Сергей Леонов
30802
Роман Данилко
28309
Сергей Леонов
15371
Дмитрий Митюрин
14111
Светлана Белоусова
13853
Александр Путятин
13007
Татьяна Алексеева
12758
Наталья Матвеева
12292