Вандал по городу шагает...
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №3(363), 2013
Вандал по городу шагает...
Василий Соколов
публицист
Санкт-Петербург
688
Вандал по городу шагает...
Примерно так выглядят современные вандалы

Термин «вандализм» появился от древнегерманского племени вандалов, которое в 455 году захватило Рим, уничтожив при этом множество памятников античной и христианской культуры. Вандалы действовали с особой жестокостью и невероятным цинизмом, они всячески старались совершать свои гнусные деяния так, чтобы унизить покоренный город и его жителей.

К ИСТОРИИ ВОПРОСА

Энциклопедии определяют вандализм как «бессмысленное уничтожение культурных и материальных ценностей», а великий знаток русского языка и нашей культуры Владимир Даль считал его «поступком грубым, противным просвещению, образованности». Кстати, следует отметить, что отечественные определения вандализма гораздо более точны, нежели формулировки западных энциклопедистов. Так, для французов это – «состояние духа, заставляющее разрушать красивые вещи, в частности, произведения искусства», а жители туманного Альбиона вообще рассматривают его как преступление против собственности: «Вандал – тот, кто намеренно или вследствие невежества разрушает собственность, принадлежащую другому лицу или обществу». Хотя рациональное зерно присутствует и в таком определении, позволяя на законном основании отнести вандализм к разряду уголовно наказуемых деяний.

До 1996 года Уголовный кодекс Российской Федерации – видимо, настраиваясь на волну тотальной демократизации всего и вся, – вообще не находил в вандализме состава преступления. Однако суровая действительность заставила ввести в УК новую, 214 статью – «Вандализм». Вот ее полный текст: «Вандализм, то есть осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах, – наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев».

Вот как юристы комментируют эту статью: «Отличие вандализма от хулиганства состоит в том, что при действиях, образующих состав вандализма, происходит нарушение норм общественной нравственности и эстетики, но нет нарушения общественного порядка, т.е. отношений между людьми, правил взаимного поведения и общежития… Под осквернением зданий или иных сооружений следует понимать придание им или их частям вида, оскорбительного для общественной нравственности… Если осквернение зданий или иных сооружений сопряжено с повреждением или осквернением мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий, названные деяния следует квалифицировать по ст.214... Вандализм является умышленным преступлением, совершаемым только с прямым умыслом».

Что касается лично меня, то я бы сделал наказание за вандализм куда более серьезным. Вот сейчас пишу эти строки, а за спиной телевизор рассказывает о замене стекла на остановках общественного транспорта антивандальной металлической сеткой. Репортер тут же отмечает, что наши, петербургские (!) вандалы уже опробовали свои силы в борьбе с этим нововведением...

СОВРЕМЕННЫЕ ВАНДАЛЫ: КТО ОНИ?

Наверное, многие помнят отличный фильм Юрия Мамина «Окно в Париж». В нем есть замечательная сцена: идущий по ночной улице молодой человек внезапно набрасывается на телефонную будку, вышибает стекла, с корнем вырывает трубку, руками и ногами ломает на куски металлический каркас, после чего спокойно удаляется с места преступления, засунув руки в карманы. Типичный портрет типичнейшего вандала! Казалось бы, этот поступок объясняется очень просто: животные инстинкты возобладали над человеческим разумом (оговоримся – если такой вообще присутствует у вандалов). Но на самом деле такой взгляд объясняет далеко не все. Ученые – социологи, психологи, физиологи и психиатры – по сей день бьются в напрасных попытках разъяснить абсурдные действия вандалов.

Оговоримся: абсурдных лишь на первый взгляд. Исследователи вопроса давно уже разделили вандалов на группы, если так можно сказать, «по интересам». Так, некоторые американские социологи делят вандалов на несколько крупных групп. Попытаемся рассмотреть их применительно к нашим, российским условиям.

Вандализм «экономический», преследующий материальную выгоду. По существу, это не что иное, как разновидность банальной кражи. Снимают дверные ручки, мемориальные доски, обрезают кабели в лифтах и на железных дорогах и т.п. – цветной металл хорошо идет на полулегальных и подпольных приемных пунктах! Самый свежий пример – кража металлических цепей, окаймлявших памятник Пушкину на одноименной улице. По сути своей вандалами являются и старушки, которых я ежедневно вижу у Богословского кладбища торгующими несвежими цветами, собранными с ближайших могил.

Вандализм «тактический», когда разрушение, уничтожение или сокрытие чего-либо используется для достижения иных целей. Таких примеров в истории множество, начиная со знаменитого «бостонского чаепития», когда в 1773 году американские колонисты, возмущенные действиями британского правительства, утопили в Бостонской гавани весь груз чая, принадлежавший Ост-Индской компании, положив тем самым начало Американской революции. В нашей стране проявлением «тактического» вандализма стало искусственное сокрытие запасов продовольствия накануне введения «шоковой терапии» – тогда, в январе 1992-го, сразу после резкого повышения розничных цен ранее пустые прилавки магазинов оказались заваленными дефицитными товарами.

Вандализм «злобный», когда преступные действия вызваны страстным желанием доставить неприятность окружающим. Такой тип вандализма описан в романе Федора Сологуба «Мелкий бес». Таков герой романа, учитель-садист Ардальон Передонов: «Его чувства были тупы, и сознание его было растлевающим и умертвляющим аппаратом. Все доходящее до его сознания претворялось в мерзость и грязь. В предметах ему бросались в глаза неисправности, и радовали его. ...У него не было любимых предметов, как не было любимых людей, – и потому природа могла только в одну сторону действовать на его чувства, только угнетать их».

Вандализм «мстительный» примыкает к описанному выше типу, с той только разницей, что его акты направлены в ответ на какие-либо действия, непосредственно задевающие самого вандала. Месть для иных человеческих типов является настоящим наслаждением либо непременной обязанностью. Чаще всего «мстительный» вандализм проявляется тогда, когда у «мстителя» нет возможности – или храбрости – нанести зримый ущерб непосредственно обидчику. Психологи отмечают, что такой, относительно безопасный, вид мести «часто безопасен, обычно надежен и всегда сладок».

Вандализм «футбольный», который наносит не только моральный, но и физический, а также экономический ущерб нашему спорту. Нормальному человеку, в том числе и футбольному болельщику, трудно понять безумство так называемых фанатов, которые и футбола-то как такового не видят из-за своих баннеров, файеров, петард и предвкушающего мордобоя с фанатами другой команды. Тысячи болельщиков перестали ходить на стадионы из-за творящегося там безумия – это ли не падение морального авторитета нашего футбола?

И, наконец, вандализм «идеологический», к сожалению, наиболее распространенный в новейший период истории человечества. Остановимся на нем подробнее.

ЗА ЦАРЯ? ЗА РОДИНУ? ЗА ВЕРУ?

Хорошо, когда во время провозглашения подобных лозунгов гремело дружное «ура». Хуже, когда во имя не таких уж плохих призывов громили памятники искусства, символы старины и святые для многих верующих объекты. Эта печальная традиция вандализма имеет давние и глубокие корни, причем пальма первенства в этом мерзком деле принадлежит вовсе не российским большевикам. Вспомним многострадальный Карфаген, разрушения которого неизменно требовал древнеримский полководец Катон Старший. А иные акты идеологического вандализма вошли во всемирную историю как символы революционного прогресса и нарождающейся демократии – я имею в виду разрушение Бастилии в 1789 году и еще 168 памятников французского искусства и архитектуры в последующее десятилетие!

Без малого тридцать лет тому назад в нашем городе произошло вопиющее событие. Вот как о нем рассказали СМИ: «В субботу 15 июня 1985 года в зал Рембрандта в Эрмитаже вместе с экскурсией пришел мужчина, который спросил у работниц музея, какая из картин в этом зале наиболее ценная. После этого он подошел к «Данае» и, достав из-под полы склянку, выплеснул ее содержимое прямо в центр холста. Краска немедленно начала пузыриться, менять цвет – в склянке была серная кислота. Злоумышленник также достал нож и успел дважды порезать картину... Им оказался житель Литвы 48-летний Бронюс Майгис, который объяснил свой поступок политическими мотивами». Понятно, что ему захотелось сделать больно советскому народу – в отместку за «оккупацию» своей родины. Примерно с таким же правом я в те же годы, возмущенный качеством литовской картошки, купленной на Полюстровском рынке, мог бы отправиться в музей чертей в Каунасе и разгромить в нем пару витрин. И тут невольно приходит на ум фраза из бессмертного гоголевского «Ревизора»: «Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?» Майгиса отправили в лениградскую психиатрическую лечебницу, где он провел 6 лет, затем перевели в аналогичное заведение в Литве, откуда его вскоре выпустили после провозглашения независимости Литвы – наверное, в ранге национального героя...

Однако шутки в сторону. Самым трагическим актом вандализма нашего времени стало обрушение башен-близнецов в Нью-Йорке, совершенное, вне всякого сомнения, по идеологическим мотивам. А в том же году афганские талибы разрушили в Бамианской долине две древние гигантские статуи Будды – всего лишь потому, что они – объект всемирного культурного наследия! – не соответствовали их религиозным канонам. Между этими событиями существует прямая, самая непосредственная связь: «идеологический» вандализм ведет к человеческим жертвам во все увеличивающихся масштабах.

А разве не «идеологическими» мотивами руководствовалась рука негодяя, швырнувшего в окно «Дома Набокова» бутылку с угрожающей запиской? Разве не псевдоказаки, люди, неизвестно, каким образом приписавшие себя к достойной казачьей общине и нацепившие незаслуженные ордена и погоны, являют собой типичных вандалов XXI века? Они забыли о том, что для русского человека понятие «казак» означает прежде всего свободного, вольного человека, защищающего интересы государства, всех народов, населяющих многонациональную и многоконфессиональную Россию. Нынешние же так называемые «казаки» взяли на вооружение пыльный лозунг начала ХХ века, призывающий к борьбе с «врагами унутренними – жидами и стюдентами».

Кстати, скажите, чем депутат (от латинского deputatus – посланный), избранный от имени народа, отличается от оголтелых талибов, требуя привлечения к уголовной ответственности тех, кто, как ему кажется, не соответствует нормам его – а не народа, избравшего его – морали? Подобные ему идеологические вандалы прикрываются Евангелием от Матфея: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает» (Мф. 12:30), обратив евангельскую истину в популистский лозунг: «Кто не с нами, тот против нас!», кощунственно отождествляя себя с Иисусом и присваивая себе право на истину – карающую истину! – в последней инстанции.

«А ДЕНЕЖКИ – ТЮ-ТЮ!»

Оставим на время идеологию и обратимся к сфере материальной. Убытки, причиняемые вандалами в масштабах страны, неисчислимы. А ведь это наши деньги, наши налоги! Не знаю, сводил ли кто-нибудь цифры по всей стране, но даже отдельные факты просто ужасают. К примеру, РИА «Новости» сообщало, что только в 2011 году сумма ущерба от вандализма в пригородных поездах на сети железных дорог России составила 85,6 миллиона рублей. А уже к концу 2012 года руководство Московской (пригородной!) железной дороги возопило: «Вандалы ломают и воруют все: ручки спинок диванов и переходных дверей, багажные полки, светильники, замки переходных дверей тамбуров, электрошкафов. Затраты на восстановление внутривагонного оборудования, интерьер вагонов, инвентарь, системы и устройства, повышающие комфорт пассажиров, составили за 10 месяцев свыше 41 миллиона рублей»! А что в нашем городе? Выше уже говорилось о замене стекол в павильонах на остановках общественного транспорта – эта операция на 1 ноября 2012 года, как сообщила «Фонтанка», обошлась в 25 184 000 рублей! А вы говорите – электрички...

Изучая проблему вандализма, я с удивлением узнал, что в нашей стране не существует сколько-нибудь систематизированных статистических данных. Возможно, это происходит по той причине, что ни власти, ни СМИ не боятся той бездны, которая может разверзнуться перед ними. А то ведь может возникнуть такая картина, как, скажем, в США, где ежегодно арестовывается около двухсот тысяч вандалов, а также пятнадцать тысяч поджигателей – американцы выделяют их в особую категорию. А около 82% канадских школьников признаются в совершении актов вандализма!

Увы, как обстоит дело у нас – мы не знаем, а можем только представить. Правда, можно самостоятельно попробовать собрать сведения, опубликованные, скажем, в Интернете. Я попробовал сделать это – и ужаснулся! Но ведь надо не только осознать масштаб проблемы – с ней необходимо бороться, и одних только нелепых законов (типа официального проекта закона с идиотски длинным названием – «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с обеспечением общественного порядка и общественной безопасности при проведении официальных спортивных соревнований») явно не хватает. Ибо законы сильны не умными текстами, а исполнением заложенных в них требований. Тогда, глядишь, и в государственном бюджете прибавится. К примеру, некоторые специалисты полагают, что в петербургском жилищно-коммунальном хозяйстве примерно 30% бюджета расходуется на ликвидацию последствий актов вандализма!

ПОРТРЕТ ВАНДАЛА

Западные ученые ведут серьезные – порой даже слишком научные! – исследования вандализма. Многие из них полагают, что причиной возникновения этого неприятного социологического явления становятся «эстетические переживания и экзистенциальные исследования». Возможно, такие мотивы и могут быть выявлены при глубочайших социологических и психологических исследованиях. Однако чаще всего вандализм порождается низким уровнем культурного развития, неумением найти применение собственным способностям и возникающей в результате этого скукой.

Да, свою роль играет и социальная нестабильность, характерная для России в последние полтора десятилетия минувшего века, способствуя распространению вандализма. Но сейчас – когда «жить стало лучше, жить стало веселее»? Видимо, не материальная обеспеченность, а падение уровня общего и специального образования, духовное оскудение способствует тому, что вандализм прочно и надолго обосновался в нашем обществе. Отечественные ученые совершенно справедливо полагают, что именно индивиды с низким или умеренным уровнем умственного развития и самоконтроля чаще используют разрушение вещей как немедленный, легкий, анонимный – то есть безнаказанный! – способ достижения справедливости, добиваясь тем самым ее кратковременного «психологического» восстановления.

Наш вандал – чаще всего молодой человек, не знающий, чем занять себя в свободное время, которого у него хоть ведрами черпай. Перед ним выбор: либо засесть за компьютер, погрузившись в очередную стрелялку-разрушилку, либо, налившись пивом, шататься в компании себе подобных по улицам, либо отправиться «в клуб» (задумайтесь, насколько деградировало в наше время понятие клуба как центра культуры!), где заняться все тем же самым…

Оболваниванию молодежи, опустошению ее внутреннего мира способствует и государственная политика в области образования – как среднего, так и высшего. В одну дуду с ними дуют транспортные и туристические компании, в результате ценовой политики которых стал практически недоступным внутренний туризм, а турецкие и египетские курорты стали дешевле отечественных (недаром Счетная палата РФ приступила к проверке ценообразования некоторых авиакомпаний). Итог подобных – и многих других! – искусственных ограничений сужает кругозор молодежи, подталкивает их к далеко не полезному времяпрепровождению.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Если не предпринимать попыток остановить вандалов, то эта напасть может привести к тотальному разрушению – не только окружающего нас культурного пространства, но и человеческой личности.

Как можно остановить вандализм? Чаще всего предлагаются меры механического характера, например, то, что на Западе называется «укреплением мишени», то есть установка физических барьеров, ограничивающих доступ к страдающим от вандалов объектам. Так, вокруг Александрийского столпа на Дворцовой площади пришлось поставить заградительную решетку, поскольку только за зиму 2011 года там было спилено двенадцать двуглавых орлов и выломано одиннадцать металлических пик!

Но никакие решетки не остановят вандала. Поэтому следует в первую очередь воздействовать на личность – совмещать меры карательного и воспитательного характера, заставить общественность воздействовать на вандалов. Это очень долгий и очень трудный путь, но иного способа изменить ситуацию нет и быть не может.

Двадцать лет тому назад житель Нью-Йорка обратил мое внимание на обнесенное высоченным забором с колючей проволокой поверху здание: «Ты знаешь, это средняя школа. А забор возведен для того, чтобы обезопасить. Не школьников от бандитов, а нас – от школьников!» Вот эта проблема докатилась и до нас. И бороться с ней надо всем миром – пока не поздно.


7 февраля 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
107203
Сергей Леонов
94629
Виктор Фишман
76370
Владислав Фирсов
71730
Борис Ходоровский
67833
Богдан Виноградов
54480
Дмитрий Митюрин
43683
Сергей Леонов
38590
Татьяна Алексеева
37611
Роман Данилко
36681
Александр Егоров
33816
Светлана Белоусова
32925
Борис Кронер
32838
Наталья Матвеева
30819
Наталья Дементьева
30360
Феликс Зинько
29811