Тайна сакрального острова
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №12(476), 2017
Тайна сакрального острова
Сергей Кривенков
журналист
Санкт-Петербург
2676
Тайна сакрального острова
Амборита. Здесь приговаривали и съедали воров

Побывав в Индонезии, близ озера Тоба на острове Суматра, пообщавшись с живущими там батаками, наш корреспондент с удивлением понял, что, возможно, люди в глубокой древности пришли на этот тропический остров откуда-то с севера. Быть может, даже из района озера Байкал. Но обо всем по порядку.

Взрыв, определивший судьбу человечества

Туристы по-прежнему едут в Индонезию, чаще всего на остров Бали. Между тем в этой огромной стране множество других интересных мест. Мне довелось немного пожить на острове Суматра. Причем речь идет о районе вулканического озера Тоба, являющегося кратером одного из немногих на Земле гигантских вулканов. В наше время часто пишут об угрозе для существования всего человечества, связанной с подобным вулканом, расположенным под Йелоустонским национальным парком в Америке. И в самом деле, взрыв подобного объекта страшен. Но именно такая катастрофа случилось более 70 тысяч лет назад и в северной части Суматры. Она была во множество раз сильнее, чем знаменитое извержение вулкана Кракатау в этом же регионе. Установлено, что большой слой пепла выпал в нынешней Индии и существенно повлиял на расселение первобытных людей по Земле.

И все же позже люди с севера пришли в район озера Тоба. Так гласят легенды племени батаков, живущих там ныне, в особенности на озерном острове Самосир. Он и был целью моего путешествия. Добирался я сначала самолетом малайзийских авиалиний из столицы Малайзии Куала-Лумпура. Отличный аэропорт, светильники в залах которого стилизованы под маяки в память о предках нынешних малайцев, бывших завзятыми мореходами. Они доплывали даже до Мадагаскара, недаром язык мальгашей родственен малайскому.

Купил прямо в аэропорту билеты до расположенного на Суматре города Медан, известного тем, что туда после разрушительного цунами прилетали самолеты со спасателями из разных стран. Еще в Медане есть знаменитая мечеть с черными куполами (малайцы в основном исповедуют ислам). Дальше была дорога до поселка Парапат на берегу озера Тоба, а затем рейсовый теплоходик до острова Самосир.

Двоеверие

Основной целью моей поездки было не ознакомление с вулканическим районом озера Тоба, а изучение обычаев батаков. Дело в том, что крупнейшие древние языческие святилища Земли чаще всего располагались на островах крупных озер, что, видимо, связано прежде всего с соображениями безопасности: и подступиться трудно, и запас пресной воды всегда есть. Например, остров Ольхон на Байкале и сейчас является местом проведения слетов российских шаманов. Подобные острова есть и в дальних странах, о чем мне осенью 2015 года довелось сделать доклад на конференции Международной ассоциации исторический психологии. Одним из таких сакральных островов как раз и является Самосир в Индонезии.

Поскольку батаки с малайцами раньше отнюдь не дружили и ислам принимать не хотели, в период голландского завоевания Индонезии (тогда — Малайский архипелаг) они формально приняли протестантизм. Реально же на острове по сей день классическое двоеверие. Языческие тотемные столбики с ликами первопредков племени продают как сувениры, почитают ящерицу как звериный тотем племени, хоронят покойников вдоль окружной самосирской дороги, идущей вдоль берега, воздвигая над могилкой домики для духов. Правда, рядом может быть часовенка с христианским крестом. А в одном месте я видел рядом с домовинкой для духов стелу с красной звездой — видать, похоронен был местный коммунист.

Бывшие добропорядочные каннибалы

Таковых здесь было много до событий 1965 года, когда после неудавшегося левацкого переворота на сторонников коммунистических взглядов обрушились жестокие репрессии. Была у меня на Самосире удивительная встреча с пожилым батаком, не бывавшим на родине с тех пор. Его послали учиться в Москву, после упомянутых событий он сначала работал на автозаводе ЗИЛ инженером, а позднее переехал в Голландию. Родители этого человека погибли в 1960-е. Он не узнавал родных мест, бывших в годы его юности совсем патриархальными. Говорил, что люди были лучше. Честнее. Между тем мне и батаки образца начала XXI века показались очень честными.

Тут надо сказать, что племя батаков практиковало каннибализм еще в середине XIX века и даже позднее. Только, в отличие от типичных дикарских обычаев, когда съесть старались храбрых воинов врага, надеясь на мистическую передачу от них храбрости, у батаков съедали приговоренных советом старейшин к смертной казни за воровство. Мозг не употребляли, что уберегло племя от вымирания из-за болезни куру (печальная судьба, постигшая караибов в Гвиане, предававшихся ритуальному поеданию человеческих мозгов). А вот еще не признанный, но, видимо, существующий ген предрасположенности к воровству извели. По сей день батаки не запирают двери в домиках с остроносыми крышами. Да и нет там часто дверей как таковых — домики могут стоять на сваях. За все время пребывания видел на острове всего один-единственный полицейский джип и не наблюдал никакой полицейской активности. Говорят, немалая доля старших офицеров индонезийской армии — батаки по происхождению, потому что они храбрые и честные.

Современные батаки отлично разбираются в компьютерах, любят учиться. Кстати, в школу тут ходят с детсадовского возраста, причем в летнее время никаких больших каникул — все учатся. Маленькие батаки никого не боятся, наоборот, могут попугать бледнолицых. Но на строгое замечание реагируют правильно и позволяют себя сфотографировать. Лица отличаются от малайских — глаза побольше.

Народ этот не маленький — несколько миллионов человек. И его древним племенным центром является именно остров Самосир. Короли жили в поселке Амборита на Самосире, где ныне музей. Можно увидеть каменные троны членов совета старейшин, где, собственно говоря, и выносились приговоры «к съедению». И еще посмотреть на ритуальные танцы у тотемного столба в присутствии буйвола, напоминающие, между прочим, бурятские.

Танцы показывают туристам, которые здесь все-таки есть. Чаще всего это голландцы, возможно слегка ностальгирующие по колониальным временам. Однако я разговаривал тогда и с француженками, и с бельгийками, и с австрийцами. Были там и отличный гитарист — испанец из Мадрида, и опытный путешественник из Австралии. Наших туристов не встречал, хотя они, разумеется, тоже посещали и посещают Самосир.

Воспоминания о севере

У меня еще до поездки сложилось мнение, что на острове в прежние времена проводили обряд инициации — посвящения юношей в охотники. Было и предположение о том, где такой обряд мог происходить. Дело в том, что в середине острова Самосир есть небольшое, скрытое за невысокими холмами маленькое внутреннее озеро под названием Сиди Хони. Я решил туда добраться. Уговорил путешественников из Австрии поучаствовать в таком мероприятии. Скинулись, взяли напрокат джип с одноглазым водителем. Он, кстати, интересно рассказывал про людоедские обычаи своих предков, ссылаясь на собственного дедушку.

Поездка заняла как раз световой день, ехали по предложенному мной маршруту. Мостики через мелкие речки по окружной дороге на Самосире тогда были слабоваты, но джип все же проехал. Когда от противоположной стороны Самосира съехали на проселочную дорогу к центру острова (более прямой путь невозможен — горы), пейзаж с тропического начал меняться на более привычный нам.

В итоге мы оказались у небольшого озерца, видимо увеличивающегося в сезон совсем уж сильных дождей, местность вокруг которого более приличествовала бы нашей средней полосе. Однако пасущееся у берега небольшое стадо буйволов не давало забыть о том, что мы не в России, а в Индонезии.

Батаки затрудняются с ответом на вопрос о том, откуда их предки пришли на остров. Одни говорят, что со стороны Японии, другие, что со стороны Индии. Возможно, и правда разными были пути, недаром тотемные столбики с ликами предков всегда парные. Письмена батаков похожи на южноиндийский брахманический шрифт, но домовинки для духов напоминают о севере.

В языческие времена на Руси подобные домовины располагались на небольших столбиках, потому такие сооружения в старину называли еще и «столпами». А столбики зачастую имели форму курьих ножек. У батаков домовины тоже стоят на столбиках, правда, без курьих ножек.

О русском севере напоминают и характерные для батакских домов резные наличники, и так называемые коньковые узоры на остроносых крышах.

Конечно, речь вовсе не идет о прямых контактах между Европой и индонезийским архипелагом в древние времена. Но, возможно, некоторые обычаи были переданы в ходе миграции первопоселенцев на Суматру.

Район Малаккского пролива заселен людьми с незапамятных времен, но первопоселенцы были темнокожими. Их потомки поныне живут в Малайзии и называют себя «Оранг Асли» — «первые люди» («оранг» — человек и по-малайски, и по-индонезийски; государственный в Индонезии язык «бахаси индонесиа» весьма близок к малайскому). Все другие племена пришли в район самого большого на Земле архипелага позже, кто откуда. Наверное, кто-то шел с запада, кто-то — с севера, кто-то переплыл с острова Ланка через Индийский океан. Быть может, шли и вдоль тихоокеанских берегов Евразии.

Важное слово

У почитающих ныне в равной мере Христа, первопредков (Отца и Мать) и тотемную ящерицу батаков есть свое толкование дней каждого из месяцев в году. Толкования эти сведены в особую таблицу со специальными значками. И сторонники, и противники астрологии согласятся — для ее появления нужно было достичь определенного уровня знаний. Тут и наблюдения за Солнцем, Луной и звездами, и понимание периодичности, связанной с солнечным годом, знание дат равноденствий и солнцестояний. Когда-то всем эти кругом вопросов занимались шаманы.

На мои вопросы о том, с какого месяца начинался местный календарь, батакские старожилы толком ответить уже не смогли, зато вспомнили, что у них есть свои названия месяцев. Мне назвали с ходу только три, и одно из них — Ангара. Даже с ударением и на последнем слоге и точно таким же твердым произношением, как в названии сибирской реки. Сообщение о том, что Ангара — река в Сибири, вызвало немалое удивление. А на Самосире Ангара — месяц март, то есть время весеннего равноденствия.

Я для интереса поискал в индонезийско-английском словаре название Байкал. И нашел! Ну, не «байкал», так «бакал», что значит «предназначение», а также кандидатов в мужья (то бишь женихов), в тещи, в матери (то есть ожидающую ребенка женщину). Сразу видно — слово важное и очень древнее. И даже слышен отзвук времен материнского рода — ведь ни к ожидаемым тестям и свекрам, ни к будущим свекровям термин «бакал» не применим.

В древние времена жених, как известно, уходил жить в стойбище жены, и теща считалась его новой матерью. В английском — mother-in-law, то есть «мать по закону», но, впрочем, и свекровь тоже «мать по закону». А тут не так, причем «бакал» — предназначение и для матери — главы семьи, и для невесты (быть матерью), и для жениха. Однако все же «бакал» — слово из малайского. У батаков свой язык, своя письменность. И только у них еще и Ангара — месяц весеннего равноденствия. А ведь массовые свадьбы у многих племен игрались именно весной. Уж не след ли тут обычая проводить смотрины женихов из многих племен у Байкала, из которого, как известно, вытекает только одна река — Ангара?.. Так и выбирали, наверное, когда-то себе единственную судьбу в дни весеннего равноденствия.

От Байкала до Тоба?

Сколько же тысяч лет назад это было? О том, видно, знает только священный некогда байкальский остров Ольхон, в произношении суматранцев — Олэ Хони. «Олэ» — рядом, около, «Олэ-олэ» — подарок, привезенный домой из путешествия. А слово «хони» содержится в названии потаенного озерца внутри Самосира — Сиди Хони, где «Сиди» — посвященный, прошедший обряд инициации, а «Хони» — просто место. Похоже, что Сиди Хони — место посвящения, а Олэ Хони — место, где сватаются, дарят либо получают соответствующие подарки. Только не надо думать, будто сваты ездили с озера Тоба на озеро Байкал. Тут, скорее всего, союз племен (или его большая часть) некогда перебрался, напротив, из района Байкала в район Тоба.

Последнее правдоподобно, поскольку озеро Тоба возникло после грандиозного извержения, вызвавшего резкое похолодание. И возможно, до этого Ангара вскрывалась в дни весеннего равноденствия, а после — пришлось уходить на юг. А находка в кратере заснувшего вулкана острова Самосир, конечно же, понравилась племени, устраивавшему праздники на озерных островах.

Я уже упоминал о том, что даже пейзаж в районе озерца Сиди Хони — этого кратера внутри кратера — какой-то не тропический. А выедешь назад из котловины — тропики. Впрочем, и на всем острове много прохладнее, чем вокруг. Выходит, люди не только вообще пришли сюда с севера, но даже особое место для воспоминаний о прародине нашли…

Конечно, предки нынешних батаков пришли на Самосир не сразу после грандиозного извержения, не 70 тысяч лет назад. Видимо, район озера Тоба долго был безлюдным. Сказать что-либо точнее о времени заселения Самосира пока невозможно.

Авас!

По сей день местность у озера Тоба неспокойна в плане вулканической активности. На Самосире гейзеров нет, однако на противоположном берегу в одном из поселков все же один имеется. Вокруг острова очень часты грозы, в летнее время их можно наблюдать едва ли не каждый вечер. Почему-то они обычно обходят стороной сам остров и гремят на берегу в районе Парапата. Впечатление от разноцветных молний на противоположном берегу незабываемо. Однако если гроза и тропический ливень все же затрагивают остров, в бунгало появляется прячущаяся от ливня живность. С помощью простейшего цифрового фотоаппарата можно заснять ящериц и бабочек, что я, естественно, и делал. Однажды сфотографировал довольно редкую бабочку — олеандрового бражника. Ящерицы весьма проворно бегают по потолку, а в свете фотовспышки замирают настолько умело, что кажутся едва ли не декоративным узором.

В озере можно купаться, вода чистая, только добираться до воды приходится по металлической лестнице. Вечером озеро часто штормит, зато в небе отлично виден Южный Крест. Самосир находится всего на один градус широты севернее экватора.

Днем на острове можно услышать пение многочисленных цикад, которое, к моему удивлению, звучит как английское слово Face (лицо). Идешь куда-нибудь, а цикады поют: «Фэйс! Фэйс!» При этом между деревьями летают крупные бабочки с совершенно черными крыльями.

Быт и питание на острове вполне привычны для европейцев. Разве что свежего молока почти нет. Пьют кофе. Для туристов делают омлеты. Более дороги блюда из морепродуктов, в частности из креветок. Батаки говорили мне, что поток западных туристов был относительно велик в 1990-е годы, а потом уменьшился — авиабилеты подорожали. А жаль — места в районе озера Тоба удивительные. Со стороны Парапата также немало интересного, например питомник для орангутанов («Оранг Утан» — «человек лесной»). Причалы, яхты — приметы Парапата.

Малайское население в районе озера Тоба тоже есть, например, они составляют экипажи ходящих по озеру теплоходов. Эти суда, гибкие как кошки, швартуются мгновенно. Когда плывешь и навстречу идет такой теплоходик, вахтенный пронзительно кричит «Авас!». Интонация напоминает наше «Атас!», хотя смысл немного иной (awas — внимание).

Современность причудливо вплетается в самосознание жителей Самосира. Из истории второй половины XX века молодые люди помнят в первую очередь индонезийские события 1965 года, из-за чего распространена «аллергия» на коммунистическую идеологию. Я сам за рюмкой водки мирил упомянутого испанского гитариста левых взглядов с местным парнем — дело у них чуть было не дошло до драки. Пришлось объяснить, что в Испании 1936 года был вооруженный мятеж против законного правительства, куда входили и коммунисты, боровшиеся в дальнейшем с фашистской диктатурой, в то время как в Индонезии 1965 года имел место, напротив, мятеж местных коммунистов против совсем не диктаторской власти Сукарно, которым уже затем воспользовались правые. Как ни странно, молодые люди успокоились. А индонезиец задал мне вопрос, который его заинтересовал еще в школе, — кто бы победил, случись в свое время ядерная война между СССР и США? Я ответил — никто бы не победил. Вопрос не удивительный — батаки любят военное дело, но ответы на подобные вопросы в их школьной программе не предусмотрены.

Разговор запомнился в том числе и потому, что и батак, и испанец равно хорошо относились и к России, и к русским.


21 Мая 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85183
Виктор Фишман
68610
Борис Ходоровский
61002
Богдан Виноградов
48050
Дмитрий Митюрин
34176
Сергей Леонов
32085
Сергей Леонов
31868
Роман Данилко
29950
Светлана Белоусова
16333
Дмитрий Митюрин
16085
Борис Кронер
15392
Татьяна Алексеева
14526
Наталья Матвеева
14216
Александр Путятин
13939
Наталья Матвеева
12433
Светлана Белоусова
11935
Алла Ткалич
11713