Сюрпризы на трассе «Северного потока»
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №1(309), 2011
Сюрпризы на трассе «Северного потока»
Наталья Николаева
журналист
Санкт-Петербург
169
Сюрпризы на трассе «Северного потока»
Клад с золотом, найденный на трассе «Северного потока»

Защитники окружающей среды обвиняли строителей газопровода Северный поток в создании угрозы экологии региона, зато археологи видели в нем массу полезного, ведь удалось обнаружить десятки затонувших кораблей, давным-давно исчезнувших без следа в водах Балтики.

В начале 1940-х годов немецкие инженеры провели на Балтике ряд испытаний управляемых планирующих бомб «Хеншель HS 293». Испытания не были успешными — подвело наводящее устройство массивного летательного аппарата. Семьдесят лет спустя, один такой военный «раритет» из Третьего рейха попался на трассе, где решили проложить трубы Северного потока-1 - газопровода длиной 1220 километров, связавшего Германию с российской сетью магистральных газовых трубопроводов.

Неподалеку от прибрежной местности Любмин в Передней Померании в середине лета 2010 года работавшая на кране бригада специалистов заметила на дне какое-то препятствие.

Руководство производственного объединения «Северный поток» облегченно вздохнуло, когда бомбу, наконец, убрали с участка, где производили работы. За предшествовавшие недели и месяцы они познакомились с Балтийским морем с совсем не известной и непредвиденной стороны: на морском дне строители трубопровода наткнулись на столетия копившийся там разнообразный хлам и мусор.

На дне гниют и ржавеют в песке и иле остатки тысячелетней морской торговли и немые свидетели многочисленных войн. В глубине вод покоятся культурно-исторические ценности, но тут же рядом валяются ржавые гранаты, химические снаряды, мины, авиационные бомбы — все это составляло серьезное препятствие на пути строительства трубопровода. «Непростая ситуация, — признавал тогда представитель «Северного потока» Штеффен Эберт. — Мы находимся в цейтноте, сроки ощутимо поджимают».

Наиболее неотложным делом специалисты считали подъем на поверхность боеприпасов времен Второй мировой войны, что было труднее, чем обезвреживание старых снарядов и бомб на суше. Водолазы с помощью ручных зондов нащупывали находки в море и осторожно очищали их от донных отложений. Потом наступал решительный момент: специалисты определили степень опасности обнаруженного предмета.

В большинстве случаев сделать это оказывалось крайне трудно, потому что детали снаряда или мины со временем и под воздействием воды превращались в сплошной кусок ржавчины. Больше всего специалисты опасались химических снарядов периода Второй мировой войны. Проржавевший корпус снаряда может представлять смертельную опасность для водолаза. В таких случаях Экхард Цшише и его подчиненные, занимавшиеся обезвреживанием боеприпасов времен войны в земле Мекленбург-Передняя Померания, собирали опасные «отбросы» военной машины в специальные контейнеры.

Так называемые бризантные гранаты и глубинные бомбы команда Экхарда Цшише взрывала обычно на месте под водой. Остальные боеприпасы обезвреживали на острове Узедом.

Чтобы исключить опасность, принимались все меры предосторожности. Предприятие, очевидно, старалось избежать любых неприятных инцидентов при работе над «проектом века».

Нельзя сказать, что археологические изыскания на Балтике в рамках проекта «Северный поток» осуществлялись совершенно добровольно, из любви к науке. Конвенция по морскому праву Организации Объединенных Наций предписывает сохранять и беречь археологические и исторические находки в водоемах независимо от национального законодательства.

Для подводных археологов Балтийское море — ларец, полный сокровищ. Большую часть ценностей еще только предстоит найти и, по возможности, поднять. В последнее двадцатилетие целый ряд выдающихся находок произвел сенсацию в научном мире.

Летом 2003 года на глубине 125 метров возле шведского острова Готск Сандэн аквалангисты наткнулись на корпус «DC-3», который пропал 13 июня 1952 года. Шведский самолет-разведчик «DC-3» с экипажем из восьми человек был сбит советским боевым самолетом — истребителем «МиГ-15. Специалисты с помощью анализа ДНК даже идентифицировали пилотов, останки которых находились в кабине самолета.

Через три года сотрудники польской нефтяной фирмы «Петробалтик» (ее специализация — поиск и эксплуатация месторождений нефти и газа) во время осуществления подводных буровых работ случайно открыла остов немецкого авианосца «Граф Цепеллин». Судьба авианосца, бывшего гордостью гитлеровского флота, долгое время оставалась неизвестной. После окончания войны он был конфискован советским военно-морским флотом и пропал.

Находка окончательно опровергла слухи о том, что армия-победительница настолько перегрузила трофейную посудину всевозможной военной добычей, что «Граф Цепеллин» не доплыл до России и перевернулся. На самом деле, громоздкий «Граф Цепеллин» длиной 260 метров, который никогда не использовался в боевых операциях, затонул у берегов Польши, всего в 55 километрах от маленького прибрежного города Владыславово.

Более 90 лет никто не знал о скорбной участи британской подводной лодки HMS «E18». Известно, что 25 мая 1916 года субмарина вышла из Ревеля (Таллин) в свой последний рейс.

Подлодка HMS «Е18», вероятно, напоролась на мину, или ее поразила торпеда. Но до своей гибели британские подводники успели нанести серьезное повреждение немецкому эсминцу «V -100». Вскоре после атаки на эсминец один из первых образцов подводных лодок погрузился на дно и больше на всплыл. В октябре 2009 года старинная подводная лодка была обнаружена неподалеку от эстонского острова Хиумаа.

Подготовительные работы для прокладки трубопровода по дну Балтики предоставили археологам возможность собрать богатый «урожай» находок, до которых они еще не скоро добрались бы при других обстоятельствах. В территориальных водах прибалтийских государств (Россия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Германия, Дания, Швеция), по заданию «Северного потока», очищено от донного песка 70 остовов судов, и проделан коридор шириной 125 метров.

«Это подарок судьбы для археологии», — говорит Томас Ферстер, координатор проекта от Немецкого морского музея в Штральзунде. Он сам участвовал в подъеме на поверхность одной из самых интересных находок на Балтике. В 2000 году археологи под руководством Томаса Ферстера работали у западного берега острова Пель, где нашли хорошо сохранившиеся остатки ганзейского когга XIV века — одномачтового военно-торгового парусного судна.

Специалисты подняли один из двадцати кораблей, затопленных в ходе Великой Северной войны (1700 — 1721 годы) при входе в залив Грайфсвальдер-Бодден. Этими кораблями пожертвовали, чтобы они послужили препятствием для вражеских флотов Пруссии, Дании и Саксонии, чтобы противник не мог подойти к острову Рюген и войти в гавань в Штральзунде.

Об этих интересных для научного изучения исторических объектах уже давно известно, но ранее на их интенсивное обследование не хватало денег. Археологи очень довольны, что хотя бы один из кораблей оказался как раз на трассе газопровода. Теперь они смогли поднять и законсервировать объект изучения за счет проекта «Северный поток». Оказалось, что бот был старый и плавал уже лет пятьдесят до того, как его затопили в 1715 году.

Сохранившиеся детали судна показали, что в конце XVII века в региональном кораблестроении применяли необычную, весьма оригинальную технологию. «Эта находка имеет для нас большую ценность, поскольку чертежей судостроения этого периода практически нет, — говорит Детлеф Янтцен, археолог из Земельного управления по делам культуры и памятников земли Мекленбург-Передняя Померания. — В то время знания передавались от отца к сыну, в устной форме. Каждое поколение вносило свою лепту, разрабатывало и совершенствовало приемы работы, передавало их дальше своим сыновьям».

Недавно очистили от донных отложений еще один остов корабля в заливе Грайфсвальдер-Бодден. Купеческое судно плавало на просторах Балтийского моря в XVIII веке. Его остов полностью затянуло песком и илом, и, не будь проекта «Северный поток», никто бы его никогда не открыл.

Археологическое обследование трассы газопровода на самом деле последовало за первоначальной проверкой дна на наличие мин и бомб.

В двух километрах к северу от Любмина водолазы заметили подозрительный предмет, и им показалось, что это неразорвавшаяся глубоководная бомба времен Второй мировой войны. Но это была ложная тревога. Мнимая бомба оказалась чугунной печкой цилиндрической формы.

Но случайная находка навела на след затонувшего судна. На дне лежал совершенно скрытый донными отложениями корпус судна, на удивление хорошо сохранившийся, не считая ущерба, нанесенного ему 200 лет назад именно этой печью.

Ученые обнаружили на деревянной обшивке следы сильного пожара, который возник на корме и оттуда распространился дальше. Огонь решил судьбу злосчастного парусника окончательно и бесповоротно. Что случилось с экипажем, когда на судне бушевал пожар, остается пока невыясненным. Возможно, они спаслись — в конце концов, берег недалеко.

Показывать это затонувшее судно туристам не предполагается. Историческую находку археологи намерены прикрыть мешками с песком и сохранять под водой в законсервированном виде. «Под водой гораздо легче сохранять такие экземпляры, ведь там они не подвергаются воздействию воздуха», — объясняет археолог Янтцен. Но это только половина правды. Подводное «корабельное кладбище» постоянно находится под угрозой охотников за трофеями. Чем ближе к берегу, чем меньше глубина, тем больше вероятность разграбления затонувших судов аквалангистами-мародерами. «Северный поток», конечно, выкапывал из донного песка неизвестные артефакты и дал возможность их осмотреть. Но исследователи все равно были недовольны, поскольку настоящая научная работа останавливалась на полдороге. До какой степени подводные археологи находятся в зависимости от доброй воли предпринимателей, наглядно показывает положение совершенно особенных объектов культурного наследия на дне моря. В сорока местах у побережья Мекленбурга аквалангисты отметили объекты, которые Янтцен назвал «жуткими находками». Все вместе эти объекты обладают официальным статусом исторического памятника.

Речь идет об останках людей, которые заключены в корпусах миниподводных лодок или в самолетах, упавших в море. «Подводное кладбище» постоянно подвергается набегам «черных археологов», которые активно осваивают Балтийское море в поисках добычи. Земельное Управление по делам культуры и памятников не в состоянии обеспечить охрану объектов на дне моря. Только аквалангисты-любители на общественных началах регулярно курсируют в обозначенных Управлением районах и по возможности следят за порядком.


6 января 2011


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89833
Виктор Фишман
71956
Сергей Леонов
70732
Борис Ходоровский
63986
Богдан Виноградов
50927
Дмитрий Митюрин
38963
Сергей Леонов
34861
Роман Данилко
32805
Борис Кронер
23359
Светлана Белоусова
21777
Наталья Матвеева
21421
Светлана Белоусова
21346
Александр Егоров
20786
Татьяна Алексеева
20479
Дмитрий Митюрин
18916