Павел Любимцев. Жизнь — сплошное путешествие
ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №2(414), 2015
Павел Любимцев. Жизнь — сплошное путешествие
Виталий Карюков
журналист
Москва
193
Павел Любимцев. Жизнь — сплошное путешествие
Павел Любимцев

Парадоксально, но автор популярной телепередачи «Путешествия натуралиста» Павел Любимцев не являлся ни зоологом, ни тем более тележурналистом. По образованию он — драматический актер, а по профессии — чтец Московской Государственной Академической филармонии. И именно в этом — в умении интересно рассказывать — кроется причина его успеха на телевидении. Не зря ведь чтецов называют мастерами художественного слова, рассказчиками…

— Павел, на кого изначально была нацелена ваша телепередача?

— На обычного, среднего жителя России, который никогда не был за границей. Именно поэтому «Натуралист» был построен почти только на заграничных сюжетах. Кстати, я ведь вел не только «Путешествия натуралиста», но и программу «Городское путешествие». И вот ее мы снимали уже в основном в России.

Очень много передач мы посвятили Москве. Даже вышла в свет книга, которую выпустила вместе со мной Мария Кочетова, сценарист программы. Три передачи подготовили в Питере, съездили в Донской край, другие регионы России. Тем не менее, в поисках сюжетов для «Городского путешествия» нам довелось побывать и за рубежом: Италии, Иордании, других странах. Правда, обеих передач уже не существует, но их иногда повторяют по разным каналам. И потом, осталось много хороших воспоминаний.

— Что запомнилось? Откуда, привезли больше всего впечатлений?

— Из Италии. Эту страну я, конечно же, очень люблю и впервые побывал там еще в тысяча девятьсот восемьдесят восьмом году. А много позже наше «Городское путешествие» началось в Римини, затем мы снимали Равенну, которая переживала свой золотой век еще в V–VI веках нашей эры. Интересна она тем, что сначала являлась столицей Западной Римской Империи, а затем — государства остготов: Рим к тому времени варвары уже сокрушили. То есть уже не существовало римлян, но и итальянцев еще не было. Туристов этот город наверняка заинтересует уникальными старинными мозаиками этого переходного периода, которые случайно обнаружили при строительстве подземной автостоянки. В Равенне же похоронен и Данте, который был изгнан в свое время из Флоренции. Кроме того, мы снимали Пеннабиле — совсем игрушечный маленький городочек, в котором жил тогда еще в здравии Тонино Гуэрра. Мы были у него в гостях, и можно сказать, что современный город во многом «сочинен» им.

— То есть?

— Маэстро Тонино Гуэрра, выдающийся киносценарист, художник и поэт, поселился в Пеннабиле сравнительно недавно — в конце двадцатого столетия. Но бывал там еще мальчиком, которого родители, крестьяне, брали с собой, отвозя на местный рынок продукты. Изучая старинные трактаты, в том числе написанные Екатериной Медичи, он нашел в них упоминание о фруктах, ныне не культивирующихся в Италии. Разыскал семена и ростки, высадил и вырастил их. Так появился Сад забытых фруктов. В саду этом, кстати, стоит часовня памяти Андрея Тарковского, сделанная из старинного дерева и украшенная гигантскими ракушками улиток (Тонино Гуэрра был сценаристом его фильма «Ностальгия»). Там же он построил маленькую триумфальную арку для тех, кто не обременен славой и под которой может пройти кто угодно. «Сочинил» двух металлических мотыльков, отбрасывающих тени на белую поверхность так, что в определенное время (примерно в два часа дня) тени мотылька складываются в профили Федерико Феллини и Джульетты Мазины. Такой вот своеобразный памятник друзьям. Еще Гуэрра создал солнечные часы, на которых можно самому проверить время: надо всего лишь встать на текущий месяц в определенном ракурсе, поднять руку, тень от которой и упадет на нужный час. Ну и так далее. Кроме того, мы были и во Флоренции.

— Что же, кроме флорентийской мозаики, заслуживает в этом городе внимания туристов?

— Во Флоренции можно получать наслаждение от каждого здания, камня, травинки. Это город-музей. Вообще, это какое-то невероятное чудо: эпоха, в течение которой (с середины тринадцатого до середины шестнадцатого веков) Флоренция подарила миру какое-то невероятное число гениев. Данте, Петрарка, Боккаччо, Макиавелли… А сколько художников! Джотто, Мозаччо, Леонардо Да Винчи, Сандро Боттичелли, Фра Беато Анджелико, Фра Филиппо Липпи, его сын Филиппино Липпи, Джентилли та Фабриано, Паоло Учелло и многие другие. И конечно же, музеем: Уфицци, Палаццо Питти, Барджелло, Музео дель Оперо дель Дуомо (Музей истории строительства Собора). Словом, не город, а что-то совершенно невообразимое.

— Если вспомнить о другой вашей программе, «Путешествия натуралиста», то ее коньком, самым «вкусным» местом были животные…

— Просто я их очень люблю и много читал на эту тему. Причем, с «Натуралистом» мне довелось побывать в самых отдаленных местах планеты. В основном, мы старались попасть в зоопарки, где есть возможность снимать крупных млекопитающих. Исключение в этом плане представляет, например, Куба, для которой характерно как раз отсутствие таковых. Потому что это остров, который довольно сильно удален от материка. Поэтому и фауна там своеобразная. Самое крупное наземное млекопитающее Кубы — древесная крыса — хутия, напоминающая нутрию, но чуть поменьше ее по размерам. Мы снимали ее в маленьком зверинце, и я даже держал ее на поводке. А она в этот момент старалась меня укусить, так как ей совсем не нравилось мое вмешательство в ее жизнь.

Вообще, Куба — это край птиц, причем, они там чрезвычайно разнообразные и изысканные. Скажем, кубинский дятел чем-то похож на нашего — большого пестрого. Но «одет» при этом в такие наряды, что просто диву даешься: нежно-зеленая спинка, изысканная красная шапочка и такие пестрые рукава на крылышках, как будто это какой-то костюм времен королевы Елизаветы. Или, например, национальный символ Кубы — токороро. Дело в том, что эта птица «одета» в цвета государственного флага: белый, голубой и красный. Или лысые грифы, которые живут там в таком же множестве, как у нас вороны и выполняют приблизительно ту же самую роль санитаров, поедая падаль и прочий мусор. Их еще называют грифами-индейками или индюшачьими грифами.

— Наверное, там и рептилий хватает?

— Загадкой, связанной с животным миром Кубы, является наличие на острове местных кубинских крокодилов. Не совсем понятно, каким образом они туда попали. Приходится предположить, что так же, как и гребнистые крокодилы Юго-Восточной Азии (их иногда встречают даже в открытом океане, за что называют еще морскими), кубинские архозавры умеют предпринимать далекие морские путешествия. А иначе как бы их предки добрались до Кубы? Кстати, когда мы снимали там «Путешествия натуралиста» в гаванском парке Сафари, его руководство позволило нам, в нарушение всех правил, выйти из машины в той части парка, который называется Африканская Саванна.

— Животные всегда адекватно реагируют на съемку или, играя, могут повести себя «неправильно»?

— Бывает всякое. И мы имели возможность близко наблюдать и даже почти что участвовать в конфликтных выяснениях отношений между тремя африканскими слонихами и носорогами, которых они всячески притесняли и отгоняли. Мы же просто оказались рядом и сняли все это.

Тут я, честно говоря, от себя такой прыти не ожидал, потому что я рассказываю о носороге, который стоит в двух метрах позади меня, а между нами нет ни преград, ни барьеров, — вообще ничего. Я знаю, что животные эти не агрессивные, а скорее все-таки добродушные. Разговоры об их свирепости — это в большей мере легенды. Тем не менее, носорог — не кролик. В то время как оператор Илья Шпиз снимал меня и носорога, продюсер, Михаил Ширвиндт стоял, что называется, «на шухере» позади нас. И, когда он увидел, что к нему приближается с какими-то намерениями слониха, то быстро сел в багажник нашего микроавтобуса и закрыл за собой дверцу, потому что совсем не был убежден в мирных намерениях этой самой слонихи.

— Страшно не было?

— Я вообще всегда доверяю работникам зоопарков. Если они разрешают мне выйти из машины, значит, надеются на то, что слоны, например, меня не затопчут. К слову, и в цюрихском зоопарке, и в Базеле я заходил к слонам и общался с ними, угощая морковкой. Я понимаю, что они не агрессивны, но все-таки слон есть слон.

— Хотя люди иногда заблуждаются относительно их «неповоротливости»…

— Действительно, всем известна поговорка: как слон в посудной лавке. Мы говорим так о неуклюжем человеке, который все разрушает и сбивает на своем пути. Один американский бизнесмен ради рекламы пустил в собственный фарфоровый магазин слона. Ко всеобщему удивлению, животное ничего не разбило. Слон двигается очень изящно, легко, элегантно, не говоря уже о том — как тихо он ходит. Когда слон идет по тропическому лесу, то делает это абсолютно бесшумно, а выдает его иногда только бурчание в животе, которое он контролировать не может.

Другое заблуждение касается крокодиловых слез. Причина слез этих земноводных отнюдь не в том, что крокодилы лицемерно сожалеют о пожираемой жертве, а всего лишь в специфике работы их внутренних органов. У крокодилов, надо заметить, плохо функционируют почки и, соответственно, соль удаляется из организма при помощи специальных желез, расположенных у глаз. Такие же слезы проливают и морские птицы, скажем, альбатросы, которые всю жизнь проводят над океаном и пресной воды практически никогда не пьют.

— При съемках животных в зоопарках тоже существуют некоторые минусы?

— Да, и это вопрос чрезвычайно важный. Ведь животных там снимать, действительно, весьма удобно. Но вот коалы, например, которых мы снимали в зоопарке Планкендаль в Бельгии (еще они живут в Майами, во Флориде), мало шевелятся, очень сонные и ленивые. А ведь для того, чтобы картинка получилась выразительной, а не просто в виде неподвижного портрета, необходимо провести у вольера несколько часов, если не дней.

— Да что с них взять-то — не зря говорят: неуклюжий, как медведь…

— Неправда. Во-первых, коала — отнюдь не медведь. Он просто внешне напоминает плюшевого медвежонка. Настоящий же медведь, если ему будет нужно, может догнать несущуюся на полном скаку лошадь. Стереотипы здесь не действуют. Да и все эти поговорки, по большей части, несправедливы. Говорят, например, волчий аппетит. В действительности же волки едят не жадно, а очень деликатно. Они не могут проглатывать большие куски, так как у них узкие челюсти. А вот коза, в самом деле, обладает «волчьим» аппетитом и может сожрать все, что угодно. Именно козы съели все леса Северной Африки. Бесконтрольно пасущаяся коза — это угроза для природы страны. Леса Палестины также понесли непоправимый урон от этих безобидных, на первый взгляд, животных. Камерунские козочки проели в Центральной Африке рядом с Сахарой полосу в триста километров шириной. В Венесуэле же и Новой Зеландии, где их пасут под присмотром людей, на сегодняшний день леса пока еще удается восстанавливать.

— Но ведь не козы же нападают на людей и скот, а именно волки…

— На домашнюю скотину они иногда нападают и собак из деревень таскают. А вот так, чтобы волки нападали на людей — если такое и бывает, то крайне редко. Охотящийся волк чаще всего преследует слабых и больных диких животных и является, таким образом, санитаром леса. Кстати о поговорках. Когда мы говорим: труслив, как заяц, то даже не подозреваем, что это очень храброе животное. Заяц умеет и очень даже может за себя постоять.

— Павел, в последнее время вы больше ездите по России. И наш внутренний туризм набирает обороты.

— Потому что в России тоже есть прекрасные места. В рамках «Городского путешествия» мы довольно много ездили, например, по Золотому Кольцу и другим городам Средней Полосы России. Посетили Углич, Мышкин, Калязин, Владимир, Суздаль, Рязань, Вышний Волочок, Тверь, Торжок, Переяславль-Залесский, Сергиев Посад…

— В Угличе есть замечательный музей водки…

— Да, мы были в нем: он называется «Библиотека русской водки». Это очень трогательный, симпатичный музей, связанный с пребыванием в Угличе Петра Аркадьевича Смирнова, (создателя знаменитой водки), который будучи крепостным начинал с работы половым в трактире своего дяди. Причем, в музее воспроизведена часть этого заведения и собрана родословная Петра Аркадьевича и его потомков. Среди которых был, например, Народный артист РСФСР, мхатовец Александр Михайлович Комиссаров, запомнившийся нашему зрителю по художественному фильму «Цирк», где его герой случайно оказался на арене в окружении львов, — все помнят этот эпизод. Там же можно увидеть огромное количество водочных этикеток и бутылок (очень многие из них были обнаружены в земле при «раскопках»), разнообразных шкаликов, штофов, фотографий, которые отображают производство водки. Посетителям предлагают попробовать, кроме различных сортов водки, еще и исконно русский напиток — медовуху, очень легкую, мягкую, приятную и сладковатую на вкус. Причем, отведать все это можно из лафитничков, которых, к сожалению, в наших магазинов уже не найдешь. Это рюмка, вмещающая оптимальный глоток — не большой, не маленький, а абсолютно точный — что называется, в меру. К напиткам подается хорошая закуска. Вообще, Углич — город чрезвычайно музейный. Там, например, до сих пор сохранилась часть царских палат, возле которых произошла случайная гибель царевича Димитрия. К сожалению, с легкой руки Карамзина и Пушкина, многие убеждены, что его убили, более того — по тайному приказу Бориса Годунова. Но это очень маловероятно.

— Наверняка в любом таком старинном городке существует множество музеев.

— Не знаю насчет многих, но вот Мышкин — это город, в котором их целых семь. И один из них — под открытым небом — весьма любопытный музей народного быта начала ХХ века. В нем собрано много интересных предметов, сельских орудий труда. Туда свезены также деревянные строения, которые были разобраны и доставлены в музей: например, часовня, дома или беседки. Нам запомнился уникальный памятник на водохранилище в Калязине — семидесятиметровая колокольня, которая была затоплена при сооружении гидроэлектростанции и теперь торчит из воды на сорок метров. В последние годы ее даже подсыпали песком и камнями, сделав островок, чтобы она не стояла просто в воде, иначе обрушится. Прямо скажем, душераздирающий памятник нашей немилосердной советской эпохе. Мы плавали на этот островок, снимали, ходили в арки под сводами колокольни.

— Это как же надо не любить свою страну, чтобы так издеваться над ее природой!

— Идея плана ГОЭЛРО была, конечно, с большими дефектами. Потому что строить гидроэлектростанции и плотины на равнинных реках — это не просто сложно и дорого, но и губительно для окружающей среды. Возникают огромные неконтролируемые водохранилища, вода эта начинает «цвести». На Дону, например, вымирает рыба, так как, скажем, осетровые не могут подняться вверх по течению для нереста — это просто катастрофа. И как решить эту проблему — совершенно не понятно.

— Были ли музеи, которые вас просто восхитили?

— Да, например, поразительный музей в Азове. Причем, памятников старины там не сохранилось: азовская крепость и дозорные башни-«каланчи» были в свое время разрушены. Остались только земляные валы и какие-то части стен. А вот местный музей — совершенно уникален и расположен в здании Городской Думы, выстроенном еще в конце XIX века. В нем находится богатейшее собрание разнообразных ценностей: и исторических, и археологических, и палеонтологических. Гордость и изюминка музея — это, конечно же, сарматское золото. Находка, которая сопоставима разве что с золотом из гробницы Тутанхамона. Тайник был открыт в 1986 году и представлял собой пространство кубической формы с размерами сторон в 60 сантиметров и был полностью заполнен произведениями искусства из золота — культуры сарматов времен I века нашей эры. Во-первых, там были детали конской сбруи: нагрудники, боковые бляхи с изумительными украшениями в виде львов, что подтверждает гипотезу о том, что в низовьях Дона на заре нашей эры водились львы. Рукоять меча с потрясающими украшениями в виде орла, сражающегося с верблюдом. Причем, размеры орла таковы, что он напоминает птицу Рух из арабских сказок. Божественно красивые изделия из золота, инкрустированные бирюзой, сердоликом и другими самоцветами. Ритуальный праздничный наряд для лошади, расшитый золотом — пятнадцать тысяч деталей: треугольник на лбу коня, два кольца, в которые продевались его уши, очень богато расшитая благородным металлом нашейная попона и короткая попона на спине лошади — тоже чрезвычайно красивая.

— А как же женские украшения?

— В музее есть золото с наряда жрицы — все жреческие функции у сарматов выполняли женщины, которые общались с богами. Словом, богатейшая коллекция, которая «гастролировала» в Японии и других странах. Причем, хранительница музея призналась мне, что 15 тысяч деталей конской сбруи она выкладывает в витрине собственноручно, так как нашивать ни на что они это не решаются.

Кроме сарматского золота там много других интересных вещей. Вообще, земля Азова буквально пронизана историко-археологическими ценностями. Одних орудийных ядер там — как грязи. Копнешь — и сразу непременно наткнешься на ядро. Потому что история Азова в XVII и XVIII веках — сплошные битвы и сражения. А героическое сидение казаков в азовской крепости в середине XVII века — это совершенно беспрецедентный пример воинского мастерства и мужества. Я ничего сопоставимого вспомнить не могу. Просидев в обороне против 250-тысячного войска турок девяноста три дня (!), казаки (их было в крепости всего 5 тысяч) решили умереть в открытом бою. В предрассветной мгле они вышли за крепостные ворота в поле… Но оказалось, что именно в эту ночь турки ушли, оставив город.

Понимая всю шаткость своего положения, казаки отправили послов к Михаилу Федоровичу Романову с просьбой принять Азов под крыло Москвы. Но царь отказался, поняв, что силы не таковы, чтобы воевать с Османской империей. Тем более, что амбиций, которые были у его внука Петра I, у самого Михаила Федоровича не было.

— Вы упомянули Санкт-Петербург…

— Да, в Питере огромное впечатление на меня произвел Гатчинский дворец — замок, построенный в Павловские времена. Мы снимали также в Петергофе — постройки, возведенные при Николае I. И это изумительной красоты вещи — скажем, острова и в частности павильон царицы, выполненный в итальянском, помпельянском стиле. Причем, меня потрясла замечательная подробность — дуб, выращенный собственноручно Николаем I из желудя с могилы Джорджа Вашингтона, который привез Императору какой-то американец. Вообще, памятники, музеи, старина, — все это поворачивается иногда совершенно неожиданным ракурсом. И путешествовать интересно тогда, когда ты что-то знаешь о месте, куда едешь. Только тогда можно получить настоящее удовольствие от увиденного.


27 Января 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85183
Виктор Фишман
68610
Борис Ходоровский
61002
Богдан Виноградов
48050
Дмитрий Митюрин
34176
Сергей Леонов
32085
Сергей Леонов
31868
Роман Данилко
29950
Светлана Белоусова
16333
Дмитрий Митюрин
16085
Борис Кронер
15392
Татьяна Алексеева
14526
Наталья Матвеева
14216
Александр Путятин
13939
Наталья Матвеева
12433
Светлана Белоусова
11935
Алла Ткалич
11713