ЯРКИЙ МИР
«Секретные материалы 20 века» №1(491), 2018
Не только дикие обезьяны…
Сергей Кривенков
журналист
Санкт-Петербург
114
Не только дикие обезьяны…
Легендарное бразильское боевое искусство капоэйра

У нас зима, а близ Рио-де-Жанейро — лето, у нас день — на Амазонке ночь. Антиподы. И в то же время между нашими странами множество интересных аналогий. Часто мы не знаем о поучительных событиях, разворачивавшихся вдали от нас. Вот и Бразилия для многих россиян «страна, где много диких обезьян». Но если копнуть поглубже…

Зомби, Зубодер и императоры

В 1500 году португальскую эскадру адмирала Педру Алвариша Кабрала ветер пригнал к неизвестному берегу, названному Остров Истинного Креста. Но это был не остров. Через два года другая флотилия вошла в бухту, которую посчитали устьем реки (Январская река — Рио-де-Жанейро). Но это была не река, а залив.

Края оказались богатыми, из-за них случались вооруженные столкновения между португальцами и голландцами, а юг Бразилии долго входил во владения испанской короны. Напомню и о том, что в период с 1580 по 1640 год Испания и Португалия на время объединились, что в колониях способствовало взаимопроникновению групп первопроходцев.

Уже в XVII веке в «страну сандалового дерева» завозили рабов, они восставали — с 1630 по 1697 год в одном из районов существовала вольная Республика Паломарес (то есть Пальмовых листов). Любопытно, что последнего вожака вольных негров звали Зомби. Его удалось убить только по предательской наводке — из 20 человек окруженного отряда в живых остался только один. Легендарное бразильское боевое искусство капоэйра считается наследием этих повстанцев.

До конца XVIII века время в стране текло неспешно. Случались, правда, незаметные из Европы повороты, — например, в 1759 году из страны изгнали иезуитов, но уже в 1780-е годы католические консерваторы восстановили свои позиции, включая возобновление деятельности судов инквизиции, да еще добились, чтобы в Бразилию запретили въезд иностранцам (кроме португальцев).

Но вот в Европе в 1789 году случился штурм Бастилии. Теперь консерватизм казался не модным. В то время в Бразилии уже процветала добыча золота и самоцветов, особенно в капитанстве (провинции) Минас-Жераис. Однако ее жителям мало что перепадало — 20 процентов налог «кинта» формально платился с добытого золота, а реально был подушным. Возникло движение за независимость от Португалии. Возглавил мятеж прапорщик кавалерии по прозвищу Зубодер, Тирадентис — по-португальски. Он и в самом деле умело драл больные зубы сослуживцам. Настоящее имя — Жуакин Жозе да Силва Шавьер. Тирадентис сполна обладал тем, что сейчас принято называть харизмой. У него были большие «гипнотические» глаза, длинные вьющиеся волосы и бородка клинышком, что напоминает облик Иисуса Христа. Освобождение рабов заговорщики откладывали на потом — своим отношением к крепостному праву и составом (включая известных местных поэтов, юристов и офицеров) они походили на российских декабристов. Предательство помогло правительству в 1792 году справиться с заговором. Всем, кроме Тирадентиса, смертную казнь в последний момент заменили пожизненной каторгой, его же казнили. Ныне он в Бразилии почитаем как национальный герой, поскольку страна затем все же стала независимой от Португалии. Но революции в нашем понимании не было.

Так вышло, что во время Наполеоновских войн португальский король переехал в Бразилию. Чтобы поднять статус места своего пребывания, он в 1815 году указал считать страну не колонией, а частью королевства. Так метрополия стала меньшей частью коронных земель. Гордое дворянство Португалии проявило недовольство, и король в 1821 году вернулся в Европу, оставив Бразилию сыну. На фоне успешных войн испанских колоний Латинской Америки за независимость подчинение большей Бразилии меньшей Португалии стало раздражать бразильскую элиту. Произошла «революция сверху» — 12 октября 1822 году принца провозгласили императором Педру I. Кстати, этот шаг очень поддерживала Британия, добившаяся для себя в стране торговых привилегий.

Самоцветы и «оборванцы»

У нас при слове «империя» (Британская, Российская) возникают ассоциации, не совсем согласующиеся с представлениями о Бразилии. Однако поведение Бразильской империи — в пределах ее сил, конечно, — было вполне типичным. Еще в 1821 году Объединенное Королевство Бразилии и Португалии аннексировало земли Восточного берега реки Параны, включая город Монтевидео. Однако в 1825 году в этих землях высадился отряд из 33 человек, противников власти Бразилии над Восточным берегом. Возник конфликт Бразилии с будущей Аргентиной (так Объединенные провинции Рио-де-Ла-Платы называли с 1826 года) из-за спорных земель. В ходе этой войны были даже морские бои, причем Англия поддерживала Бразилию (англо-аргентинские противоречия, приведшие в 1982 году к войне из-за Фолклендских островов, имеют давние корни). Аргентино-бразильская война длилась до 1828 года и закончилась вничью. Спорные земли стали новой независимой страной Уругвай. В этом опять же была заинтересована Англия. В 1829 году как бразильские, так и аргентинские войска были выведены из Монтевидео.

Поныне традиции на юге Бразилии (штат Рио-Гранде-ду-Сул со столицей в весьма современном — метро до аэропорта — городе Порту-Алегри) и в прилегающих районах Уругвая и Аргентины весьма схожи. Если в Аргентине славят пастухов гаучо, то на юге Бразилии — гаушо. И не дай Бог назвать и тех и других ковбоями — обидятся!

Автор как-то имел возможность познакомиться с бразильскими гостями из города Порту-Аллегре в неформальной обстановке, в том числе во время пешего похода по территории Павловского парка. Утомленные, они прибегли к излюбленному средству гаушо — попили привезенный с собой чай матэ. Это напиток из листьев растения падуба заваривают в особых глиняных сосудах округлой формы. Сами бразильцы говорят, что их предки заимствовали напиток у индейцев.

Вернемся к временам бразильских императоров. Страна в XIX веке была очень своеобразной, сословной. Причем ценились люди умственного труда — своей интеллигенции не хватало. В Бразильской империи в качестве знака профессионального отличия врачи носили перстень с рубином, юристы — с изумрудом, дорожные инженеры — с сапфиром. Соблюдать эти правила было и престижно, и возможно — самоцветов в стране добывали немало. А вот рабство отменили лишь в 1888 году, позже, чем крепостное право в России. Нельзя сказать, что монархия была популярной. Особенно сильны были позиции республиканцев в южном штате Рио-Гранде-ду-Сул. Кстати, он и в начале XXI века славится своей «левизной», в Порту-Алегре проходит ежегодный экономический форум специалистов с антиглобалистскими взглядами, иначе — «Анти-Давос».

А в 1835—1845 годах в этой провинции вели вооруженную борьбу республиканцы, названные «фаррапос» — «оборванцы». После первых успехов они провозгласили Республику Риу-Гранди. Любопытно, что флотилией республиканских корсаров командовал итальянский доброволец Джузеппе Гарибальди, позднее прославившийся своей борьбой за независимость Италии. Корсары треть добычи сдавали в казну республиканцев, треть возвращали судовладельцу, треть оставляли себе. Были мятежи и в других провинциях, но более кратковременные. Восставшие на юге Бразилии держались дольше еще и потому, что их поддерживал Уругвай.

Вышло так, что параллельно в Аргентине укрепил свою власть диктатор-латифундист Хуан Мануэль Росас, опиравшийся на преданных ему конных гаучо. Росас конфликтовал то с Англией, то с Францией, так что сначала ему было не до внешней экспансии. Но в 1843 году Росас аннексировал Уругвай. В 1845 году 11 кораблей Англии и Франции совместно обстреляли и блокировали с моря Буэнос-Айрес. Все тот же неутомимый Джузеппе Гарибальди включился в борьбу уругвайцев против аннексии. На этот раз он возглавил партизанский кавалерийский рейд по тылам противника. Поскольку каждому близкие к нему события кажутся более важными, латиноамериканские историки называют события вокруг Уругвая не иначе как «Великой войной». Монтевидео осаждали с 1843 по 1851 год — своего рода рекорд. Осаду сняли из-за восстания против Росаса в самой Аргентине — восставшие с тыла помогли оборонявшим Монтевидео. Бразильцы вмешались в войну; их флот смог перебросить борцов против диктатора обратно в Аргентину. В итоге в 1852 году Росас бежал в Англию. Но к тому времени оставшиеся без поддержки «фаррапос» на юге Бразилии уже проиграли войну с правительством. Да и сама Бразилия тогда прихватила кусок уругвайской территории в качестве платы за поддержку. Более никакой помощи бразильским республиканцам из Уругвая, конечно, не было.

Бразильская империя знала всего двух правителей — Педро I сменил Педро II (опять же у нас посмеиваются — «дон Педро», но это из той же серии что и «страна, где много диких обезьян»). В ходе промышленного развития республиканцами стали многие богатые люди. В конце концов ход истории в немного «сонной» империи ускорился — в 1888 году было отменено рабство, а в 1889 году по инициативе молодых офицеров был низложен второй — и последний бразильский император.

Новая нация

Промышленное развитие в Бразилии на рубеже XX века не было бурным. Какие-то возможности, видимо, были упущены. Например, бразилец Сантос-Дюмон был одним из первых знаменитых летчиков. Однако сравним — французы в те же годы на фоне растущей популярности авиации стали не только строить, но и экспортировать самолеты.

В то же время в Бразилии сложилась новая нация, в которую интегрировались многочисленные мулаты без столь сложных межрасовых противоречий, как это наблюдалось в США. Если не считать дебрей амазонской сельвы, где по сей день существуют первобытные племена, говорящая по-португальски страна стала единой. Ведущую роль среди конфессий в Бразилии имел католицизм, так что знаменитая статуя Христа близ Рио-де-Жанейро не случайно стала одним из символов страны.

Крупнейшие мировые кризисы, дважды приводившие в XX веке к мировым войнам, почти что обошли Бразилию стороной. Правда, во Второй мировой войне бразильский контингент все же поучаствовал при высадке войск антигитлеровской коалиции в Италии, однако потери в две тысячи человек на фоне тогдашних потерь не только нашей страны, но и многих других кажутся незначительными.

Постепенно в Бразилии накопили средства, позволившие этой богатейшей по природным ресурсам стране ставить амбициозные задачи. Начали с переноса столицы вглубь страны, осваивая тем самым новые территории. У нас, чтобы избежать путаницы с названием страны, новую столицу принято называть Бразилиа, изменяя одну букву в окончании слова. Президент Кубичек (чешского происхождения) использовал проект великого архитектора Оскара Нимейера, прожившего долгую жизнь и увидевшего новый город полностью построенным. В особо рациональной планировке выявились свои минусы, но в целом перенос столицы удался. Сказалось и наличие в крупнейших мегаполисах (Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро) больших районов трущоб с высоким уровнем уличной преступности. В Рио-де-Жанейро до сих пор проводятся армейские — с танками и десантниками — операции против банд, орудующих в бедных районах города.

При большом социальном расслоении в Бразилии, как и во многих странах Латинской Америки, во второй половине XX века были популярны левые идеи, однако развитие страны пошло по другому пути — с 1964 по 1985 год в стране была военная диктатура. Однако правые по политическим взглядам генералы оказались державниками. При них был осуществлен грандиозный по масштабам проект строительства двух автострад, пересекших страну (включая сельву) с севера на юг и с запада на восток. Это дало стимул к развитию многих регионов (в Бразилии они обладают правами штатов, как и в США или, например, в Индии). Вассалом США страна тоже не стала, хотя и следовала в фарватере американской политики. Суверенитет над природными ресурсами удалось сохранить.

Генералы развили оборонную промышленность, страна стала выпускать свои бронетранспортеры и танки, существовала и секретная (так называемая «Параллельная») ядерная программа. Уран обогащали с помощью каскадов центрифуг до 20 процентов, готовили подземное ядерное испытание. Однако в конце 1980-х гражданские власти программу закрыли. Хотя все технологии страна сохранила, присоединившись в то же время в 1998 году к основным международным договорам, направленным на нераспространение оружия массового поражения. Учтем, что воевать по большому счету Бразилии не с кем.

В 1980-е был дан старт и бразильской космической программе. В итоге построили свой космодром Алькантара, у самого экватора. Однако его судьба оказалась печальной. Собственный носитель так и не удалось довести до ума. Мало того, вместо запуска спутника в 2003 году произошла крупная авария, при которой погибло больше 20 человек.

Возможно, соблюдать технологическую дисциплину в наиболее сложных видах производства бразильцам слегка мешает их веселый национальный характер. С самбодромом дела обстоят лучше, чем с космодромом. На самом деле Самбодром — название улицы в Рио-де-Жанейро, где проходят ежегодные фестивали танцевальных школ самбы. В 2017 году зрелище было грандиозным, как всегда. Не чураются в Бразилии даже конкурсов красоты среди травести. Возможно, потому, что это привлекает туристов, больше всего их приезжает из США. Но и бразильцы часто ездят в США.

Впрочем, когда американцы под предлогом борьбы с криминалитетом ввели для бразильских граждан дактилоскопию, в Рио-де-Жанейро тоже стали брать у туристов из США отпечатки пальцев, ехидно вручая каждому по букетику цветов в качестве моральной компенсации.

Как бы там ни было, своих ракет у Бразилии пока нет. Спутники запускают вместе с китайцами не со своей территории, космонавт летал на Международную космическую станцию в 2006 году после подготовки в российском Звездном городке.

Широко разрекламированная попытка создать в Алькантаре стартовый стол для ракет, производимых украиснким «Южмашем», оказалась бесплодной. По совокупности финансовых, технологических и политических причин Бразилия в 2015 году расторгла соглашение с Украиной.

На пути к мощной державе

В нынешнем мире показателем самостоятельности, уровня развития и возможностей страны во многом является военно-промышленный комплекс. Однако пути, по которым в претендующих на важную роль в мире странах развиваются крупные оружейные программы, весьма извилист. Современные вооружения дороги, и любой власти важно не снизить уровень жизни населения, когда инвестируют средства в ВПК. На мировой арене не любят новых конкурентов в этой сфере, предпочитая продавать свое оружие.

В одних случаях бразильцы извлекли из этого пользу — сначала купили у Германии подводные лодки, затем стали производить свои аналоги, названные «Тапи». Попытка повторить схожий прием при смене поколений техники не оказалась столь же удачной. Совместный с Францией проект постройки на бразильской верфи новых лодок, долженствовавший привести затем к появлению у Бразилии субмарин с атомными реакторами, забуксовал уже в наши дни из-за недостатка финансирования.

Однако в других случаях относительная дешевизна уже бывшей в употреблении техники из западных стран оказала пагубное влияние на бразильскую промышленность. Так, считавшиеся у специалистов совсем неплохими бразильские основные танки «Озорио» не стали производить массовой серией, предпочтя импорт. В итоге фирма-разработчик в 1990-е обанкротилась. А между тем ранее бронетранспортеры ее разработки не только насытили местный рынок, но и поставлялись на экспорт примерно в 20 стран.

На мировой арене Бразилия занимает нейтральную, но достаточно самостоятельную позицию, потому и входит вместе с Россией, Китаем, Индией и ЮАР в объединение БРИКС. Бразилия нередко направляет свои контингенты в состав войск ООН. Статусу регионального лидера мешает скорее то, что в большинстве стран Латинской Америки доминирует испанский, а вовсе не португальский язык. Не добавляют стране популярности и сотрясающие ее в последние годы коррупционные скандалы.

Но экономика развивается. Уровень жизни более чем 200-миллионного населения страны постепенно повышается. В крупных городах построен метрополитен. Развита пассажирская авиация во многом благодаря наличию среднемагистральных по дальности лайнеров «Эмбрайер» собственного производства. История этих самолетов, кстати, является одним из немногих примеров того, как развивающаяся страна выдержала конкуренцию в высокотехнологичной отрасли и сейчас уступает только «Боингу» и «Эрбас». В отличие от приведенного выше примера с банкротством разработчика и производителя бронетехники, авиастроительная корпорация процветает, поставляя свою продукцию в том числе и на экспорт. Аналогия с современной Россией, при всем различии предшествующей истории, совершенно очевидна. Именно в гражданском авиастроении наша страна пробует сейчас занять свое место в той же самой «экологической нише» (самолеты «Сухой SJ-100» и МС-21). И кстати, собирается выпускать военно-транспортные самолеты нового поколения, в том числе в кооперации с Китаем.

Транспортный самолет с весьма современной авионикой, правда не гигантского размера, разработала и Бразилия. Это тоже «Эмбрайер», машина успешно проходит летные испытания. Интересно, что среди вариантов его полезной нагрузки — бразильская реактивная система залпового огня «Астрос». Полностью снаряженная установка как раз влезает в новый транспортник. Впрочем, в отношении потомков «катюш» Россию трудно чем-либо удивить.

Взаимному туризму между Россией и Бразилией способствует снятие визовых ограничений. Но есть к нему и препятствия — скажем, отсутствие прямых авиарейсов и уличная преступность в прекрасной далекой стране.


30 Декабря 2017

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЁР

Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
78790
Виктор Фишман
66668
Борис Ходоровский
58111
Богдан Виноградов
45752
Дмитрий Митюрин
30454
Сергей Леонов
27934
Роман Данилко
27477
Дмитрий Митюрин
13574
Светлана Белоусова
12769
Татьяна Алексеева
12422
Александр Путятин
12298
Наталья Матвеева
11865
Сергей Леонов
11195