Пехота Наполеона в России. Часть 8
ВОЙНА
Пехота Наполеона в России. Часть 8
Александр Королев
историк
Санкт-Петербург
317
Пехота Наполеона в России. Часть 8
Сражение при Красном. Худ. Питер Гесс

Как бы ни менялся характер войны, пехота всегда оставалась «царицей полей», и кампания 1812 года тоже не представляла собой исключение.
И сколь бы ни была многонациональной Великая армия Наполеона, главной ее ударной силой являлись линейные полки Французской империи. В походе 1812 года, по официальным данным, приняли участие (в полном составе или отдельными подразделениями) шестьдесят пять линейных полков, которым и посвящен этот очерк.

53-й линейный полк

В компании 1812 года принимали участие 1–4-й батальоны полка (примерно 75 офицеров и 2200 нижних чинов), которые под командованием полковника Пьера А. Гробона находились в 1-й бригаде 14-й пехотной дивизии дивизионного генерала графа Жана Батиста Бруссье Четвертого армейского корпуса.

История этой воинской части – еще один яркий образец самопожертвования и мужества. И в бою у Островно, и при штурме Курганной батареи, и на Бородинском поле, и особенно в сражениях под Малоярославцем и Красным солдаты и офицеры полка множество раз приходили на помощь своим уже практически отчаявшимся в спасении боевым товарищам из других соединений.

За Бородинскую битву полку были пожалованы 14 крестов ордена Почетного легиона.

В ходе всех этих сражений и ужасов отступления потери 53-го линейного оказались столь значительны, что полк практически прекратил свое существование.

После второй битвы при Красном полковой орел-навершие был расплющен, а полковое знамя разорвано на части, чтобы не достаться противнику.

Из состава 53-го линейного территорию Российской империи смогли покинуть не более 50 человек.

54-й линейный полк

Официально этот полк не участвовал в русском походе, но его пуговицы не раз обнаруживались в местах боев, а одна из них – позолоченная офицерская и к тому же изготовленная еще во времена республиканской Франции – является настоящим украшением данного издания.

По состоянию на конец июля 1812 года известно, что 4-й боевой батальон полка (ориентировочно 17 офицеров и 600 нижних чинов) находился в 8-м временном пехотном полку 1-й бригады 30-й пехотной дивизии Одиннадцатого армейского корпуса.

И к сожалению, кроме найденных пуговиц, мы не располагаем никакими другими достоверными сведениями относительно того, переходил ли границу этот батальон 54-го линейного полка.

Пуговицы были найдены в районе белорусского города Гродно, что косвенно доказывает факт участия отдельных подразделений полка в русском походе 1812 года.

55-й линейный полк

«Счастливчики» – вот первое определение, которое приходит в голову, когда я где-то слышу или читаю про этот полк.

Но обо всем по порядку.

В 1812 году 4-й боевой батальон (порядка 13 офицеров и 550 нижних чинов) находился во Временном пехотном полку 2-й бригады 12-й пехотной дивизии, которая, как мы уже писали ранее, была пленена вместе со своим дивизионным командиром генералом Партуно у Старого Борисова. Ну и, естественно, это был Одиннадцатый армейский корпус.

В конце ноября 1812 года в батальоне полка оставалось не более 250 человек, и это был арьергард отступающей дивизии Партуно. Но самое интересное, что, в отличие от основных сил дивизии, эта «могучая кучка» под командованием майора Жуайё не была взята в плен русскими.

Выполняя приказ Партуно об уничтожении моста через реку Сху, батальон 55-го линейного сильно отстал от основных сил дивизии, сумел в кромешной темноте выбрать правильное направление и уже ночью вышел в составе 213 человек, да еще с пушкой, к войскам Девятого армейского корпуса.

Но счастье на войне, как известно, переменчиво, и уже утром, вместе с остальными войсками Девятого корпуса, этим мужественным воинам пришлось занимать оборону у Студёнки на левом берегу Березины, чтобы прикрыть переправу остатков Великой армии.

Когда у солдат батальона полностью закончились патроны, они с присоединившимися к ним отставшими и дезертирами (коих они воодушевили своим мужеством и стойкостью) несколько раз ходили в штыковые атаки прямо на русские пушки.

Вот что писал Д. П. Бутурлин, в 1812 году состоявший в свите его императорского величества: «Я должен заметить, что мне кажется весьма странным, что в сражении 16-го при Студянках Витгенштейну не удалось опрокинуть в воду слабый корпус Виктора, который в течение целого дня сопротивлялся с 12 тысячами против 30 тысяч человек, находившихся под начальством Витгенштейна».

Счастье на войне переменчиво, но все же больше благоволит храбрым...

56-й линейный полк

В 1812 году боевые 1–4-й батальоны полка (82 офицера и 2670 нижних чинов) под командованием полковника Пьера Лежена находились во 2-й бригаде 6-й пехотной дивизии дивизионного генерала графа Клода Леграна Второго армейского корпуса маршала Николя Удино.

В Одиннадцатом армейском корпусе маршала Шарля Ожеро находились:

– три роты 5-го запасного батальона (7 офицеров и 320 нижних чинов) в 4-й маршевой полубригаде 2-й бригады Маршевой дивизии;

– 6-й запасной батальон (15 офицеров и 760 нижних чинов) в 4-й бригаде той же Маршевой дивизии.

Поскольку Маршевая дивизия Лагранжа уже 22 июля пересекла границы Российской империи, можно смело утверждать, что башмаки солдат всех шестити батальонов 56-го линейного пылили по российским бескрайним просторам.

В русской кампании 1812 года подразделения полка участвовали в боях и сражениях при Клястицах, у Дриссы, под Полоцком, на Березине.

Это был полк– трудяга: солдаты и офицеры его батальонов редко отмечались в официальных реляциях и наградных списках, но именно такие полки составляли хребет армии Наполеона, который был сломан победоносными русскими войсками.

57-й линейный полк

Многие помнят исторический эпизод, воспроизведенный в выдающемся фильме Сергея Бондарчука «Война и мир», поставленном по одноименному роману Льва Толстого.

Во время Бородинского сражения и буквально за несколько минут до своего ранения, глядя на густые колонны приближающейся французской пехоты, командующий левым крылом русской армии Петр Багратион кричит: «Браво! Браво!»

Это был момент, когда сам маршал Ней повел на флеши солдат 57-го линейного полка, демонстрируя мужество, столь восхитившее его русского противника.

Но начнем по порядку.

В русском походе 1812 года участвовали солдаты всех батальонов полка.

Боевые 1–4-й и 6-й батальоны полка (98 офицеров и 3870 нижних чинов) под командованием благороднейшего полковника Жана Луи Шарьера находились во 2-й бригаде 5-й пехотной дивизии дивизионного генерала графа Компана Первого армейского корпуса.

Стоит отметить, что 6-й батальон полка был сформирован в конце 1811 года и основной состав его (порядка 510 человек) комплектовался солдатами Вольхеренского полка.

Именно поэтому очень часто на местах французских бивуаков пуговки Вольхеренского полка соседствуют с пуговками с номером 57.

Три роты 5-го запасного батальона полка (11 офицеров и 520 нижних чинов) находились во 2-й маршевой полубригаде 1-й бригады Маршевой дивизии Одиннадцатого армейского корпуса. Достоверно известно, что эти солдаты, подобно своим однополчанам, 22 июля тоже перешли границу Российской империи.

В кампании 1812 года полк участвовал в сражениях при Шевардине, Бородине, Малоярославце, Вязьме, второй битве при Красном.

Остановимся на участии полка в Бородинском сражении.

Солдаты 57-го линейного одними из первых устремились на русские флеши у деревни Семеновское (Багратионовы флеши). Во главе колонн был 47- летний Ж.-Л. Шарьер, произведенный за Шевардино в бригадные генералы. Вот что об этой атаке пишет начальник русской артиллерии 2-й западной армии Карл Левенштерн: «Как только французские колонны приблизились на настоящую дистанцию, то выстрелы (нашей артиллерии. – Прим. А. К.) были обращены на оные. Действие с наших батарей было ужасно. Колонны приметно уменьшались, несмотря на подкрепления, одно за другим следующие».

Это 3-й, 4-й и 6-й батальоны полка устремились на штурм редута. В эти минуты был ранен в плечо картечной пулей дивизионный генерал граф Компан, и командование дивизией перешло к бригадному генералу Раппу.

Командир полка Шарьер: «Мой полк предпринял атаку, чтобы захватить редут, на котором было двенадцать 12- фунтовых пушек. Тот час же, как я прибыл на место, которое лежало перед редутом, я скомандовал a la redoute и a pas de charge, и полчаса спустя я был хозяином редута».

Несмотря на всю стремительность, с коей была предпринята эта атака, русским артиллеристам удалось свезти все орудия с южного укрепления, и только горстка гренадеров из Сводно-гренадерской дивизии генерал-майора М. С. Воронцова защищала люнет до последнего.

Почти все они навечно остались в этом люнете! У каждого русского, кто представляет себе положение этих храбрецов, учащенно бьется сердце, и многое можно отдать, лишь бы оказаться среди них в эти минуты! Слава вам, неизвестные защитники России!!!

Около 7 часов утра – через час после начала сражения – южное укрепление было взято французами и удерживалось около часа, пока русские снова не выбили их оттуда.

Во время этой контратаки русских войск получил ранение генерал Тест. Несколько картечин просто разнесли его правую руку. Какое-то время Тест еще пытался командовать, но от болевого шока и потери крови он вскоре потерял сознание. Лишь сержант Болье и один из батальонных барабанщиков 57-го линейного спасли своего командира, вытащив его из-под обстрела в ров люнета.

Примерно в это же время получает ранение и русский генерал Михаил Воронцов, командир Сводно-гренадерской дивизии. Вот фрагмент из его воспоминаний: «...видя, что один из редутов (люнетов. – Прим. А. К.) на моем левом фланге потерян, я взял батальон Второй гренадерской дивизии и повел ее в штыки, чтобы вернуть обратно. Там я был ранен, а этот батальон почти уничтожен. Было около 8 часов утра...»

Неудержимость русских солдат и офицеров была такова, что, по воспоминаниям участников тех событий, 57-й с огромными потерями был вынужден оставить редут и только при помощи вюртембергской пехоты вернул люнет обратно.

После сражения командир вюртембергской пехоты рапортовал в штаб императора Франции, что именно его войска вернули укрепление, оставленное солдатами 57-го и 72-го линейных полков, но командир 57-го Шарьер никогда не подтверждал факт оставления люнета: «…я был хозяином редута (люнета. – Прим. А. К.), который тот час же стал оспариваться врагом, и враг дважды атаковал, стараясь его вернуть. Но дважды был отбит».

И еще: «...подтверждаю, как уже сказал выше, что мой полк ни разу не оставлял редута и что в течении трех четвертей часа, после того, как полк утвердился там, не было видно никаких других войск».

Вот как нужно защищать своих подчиненных – напористо и самозабвенно! Хотя, конечно, оставление редута солдатами 57-го линейного полка – исторически доказанный факт.

Да и что в этом странного? Ведь потери полка были колоссальные!!! Выбыло из строя 44 офицера и 1211 нижних чинов. В числе раненых оказались командиры всех пяти батальонов.

Уже в Москве полк имел в своем составе лишь 54 офицера и 1389 нижних чинов. Наполеон пожаловал полку 38 крестов ордена Почетного легиона.

Продолжение следует


18 ноября 2022


Последние публикации

Выбор читателей

Владислав Фирсов
1345849
Александр Егоров
268163
Татьяна Алексеева
208630
Яна Титова
197271
Сергей Леонов
194795
Татьяна Минасян
157602
Татьяна Алексеева
128219
Светлана Белоусова
127850
Борис Ходоровский
116721
Сергей Леонов
104559
Виктор Фишман
86674
Павел Ганипровский
84929
Борис Ходоровский
76533
Наталья Матвеева
74120
Павел Виноградов
67503
Валерий Колодяжный
62061
Богдан Виноградов
61924
Наталья Дементьева
61603