Партизаны доложили точно…
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №26(438), 2015
Партизаны доложили точно…
Игорь Судленков
историк
Минск
415
Партизаны доложили точно…
Партизаны на марше

Результативность действий партизан Великой Отечественной обычно оценивается по количеству убитых оккупантов, взорванных мостов, пущенных под откос эшелонов, разгромленных вражеских гарнизонов и учреждений. Не менее важным было то, что партизанские формирования олицетворяли мощь советского строя, укрепляли веру населения в победу над фашистами. С точки же зрения большой стратегии особый интерес представляли сведения, которые «народные мстители» собирали для командования Красной армии.

Разведка по заказу

В летней кампании 1944 года в рамках операции «Багратион» советским войскам ставилась задача по освобождению территории Белоруссии с последующим выходом на советско-польскую границу и переносом боевых действий на территорию сопредельных государств.

Учитывалось, что на оккупированной территории Белоруссии активно действовала широкая сеть партизанских формирований, для борьбы с которыми враг задействовал одиннадцать немецких дивизий, что практически лишило группу армий «Центр» оперативных резервов.

Особый интерес вызывала информация, добываемая партизанами в ходе боевых операций. До лета 1943 года такая разведка осуществлялась в основном «на себя», но постепенно наладилось плотное взаимодействие с разведотрядами и разведцентрами ГРУ Генштаба. Обычно сведения добывались путем захвата языков и нападений на оккупационные гарнизоны.

Для большего эффекта 23 апреля 1943 года ЦК компартии Белоруссии принял специальное постановление об усилении разведывательной и контрразведывательной работы в партизанских формированиях с введением должности заместителя командира бригады (отряда) по разведке.

Благодаря этому подходу к началу 1944 года на территории Белоруссии с партизанами взаимодействовало свыше 200 отдельных разведывательно-диверсионных групп действующей армии, включавших свыше шести тысяч человек личного состава. Координация военной и партизанской разведки находилась в центре внимания Ставки. С разведорганами Красной армии взаимодействовали разведотделы белорусских партизан, которые насчитывали в своем составе более 30 тысяч разведчиков и связных. За последние три месяца 1943 года разведка партизан сообщила о 388 выявленных аэродромах и посадочных площадках противника, 871 складе горюче-смазочных материалов. В ГРУ было передано 915 оперативных документов врага.

Накануне операции «Багратион» все разведотделы партизанских бригад Белоруссии получили задачи по организации и ведению агентурной разведки в интересах Западного, Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов. К этому времени в распоряжении партизан имелась широко развернутая агентурная сеть, которая охватывала все города и крупные населенные пункты. Общее количество агентов превышало 8000 человек. Имелась почти полная информация по примерно пятистам гарнизонам, осуществлялось интенсивное наблюдение за штабами 3-й танковой, 2, 4 и 9-й армий и более чем за 60 штабами корпусов и дивизий.

Значительные возможности имелись и у фронтовых разведорганов. К началу операции «Багратион» в составе агентурной сети штаба Прибалтийского фронта насчитывалось около 50 агентов-источников и 45 разведывательных групп. Командование 3-го Белорусского фронта имело в тылу противника четыре резидентуры и более 40 разведгрупп. Разведотдел штаба 2-го Белорусского фронта располагал 28 разведывательными и диверсионно-разведывательными группами. Разведотдел штаба 1-го Белорусского фронта имел девять резидентур и около 50 разведгрупп и отрядов.

Враг подсчитан и оприходован

Наглядно продемонстрировала эффект взаимодействий армейского командования с партизанскими разведгруппами Калинковичско-Мозырская наступательная операция, проводившаяся 61-й и 65-й армиями с 8 января по 8 февраля 1944 года.

Партизанская разведка вскрыла переброску вражеских войск и вела непрерывное наблюдение за железнодорожными магистралями Бобруйск — Жлобин, Бобруйск — Карпиловка, Калинковичи — Житковичи. Удалось полностью вскрыть структуру Калинковичско-Мозырского укрепленного района. Одновременно в распоряжение советских войск была выделена группа проводников с целью скрытного вывода ударных соединений в тыл противника. Именно благодаря им 2-й кавкорпус генерала Владимира Крюкова, форсировав Припять, прошел по территории Ельского и Копаткевичского районов, уничтожив по пути опорные пункты врага, и вышел в район северо-западнее Мозыря.

Войскам 65-й армии активно помогала разведка Пинского соединения партизан Василия Коржа, которые не только вели наблюдение за коммуникациями и гарнизонами противника, но и составили схему крупнейшего опорного пункта противника Озаричи и оборонительных позиций в районе Мозыря.

В ходе последующей Рогачево-Жлобинской операции штаб Белорусского фронта получил от партизан исчерпывающую информацию о переброске войск противника на Оршу (277 воинских эшелонов с живой силой и 141 — с танками) и на Борисов (311 эшелонов с живой силой и 31 — с танками), а также о наличии сил и средств ПВО, размещении аэродромов и конфигурации оборонительных рубежей.

Партизаны 258-го отряда (командир — Голощанов) захватили двух пленных, которые на допросе дали сведения, немедленно переданные в штаб фронта.

Освобождение Жлобина и Рогачева упрочило положение советских войск в Белоруссии и создало условия для проведения летней кампании и операции «Багратион».

Активно велась разведка в Белорусском Полесье, где агентура партизан полностью вскрыла и документально подтвердила боевой состав и дислокацию группировок венгерской армии в Полесье и северо-западных районах Украинской ССР. В этом была немалая заслуга разведотдела 47-й армии и разведки партизанской бригады имени Молотова, которые смогли полностью обеспечить штаб армии необходимыми данными.

К маю 1944 года разведка партизан выявила наличие свыше 900 гарнизонов противника, зафиксировала прохождение 21 397 эшелонов с живой силой и техникой и охватила наблюдением всю сеть железных и шоссейных дорог республики.

На железнодорожных узлах и крупных станциях (Минск, Орша, Брест, Барановичи, Ивацевичи и других) от внимания не ускользал ни один формируемый состав и конечный пункт его назначения. Шло наблюдение и за ходом восстановительных работ после диверсий партизан, в том числе и за строительством резервных и обходных путей.

Ежемесячно в штабы фронтов и воздушных армий поступали разведсводки БШПД о местонахождении аэродромов и посадочных площадок противника и режиме полетов. Было зафиксировано 36 аэродромов в районе Орша — Борисов, три в районе Минска, а также в Лунинце и Белостоке.

Особый интерес у Генерального штаба вызвало наличие у противника оборонительных рубежей, их заполнение полевыми войсками и расположение огневых средств.

Оперативная группа, руководимая генерал-майором Диканом, представила к июню 1944 года подробные схемы Бреста, Кобрина и Жабинки с детально разведанными огневыми точками. План укрепления в районе Березино — деревня Светлица, схемы расположения складов боеприпасов противника в Бабовозовском и Серафиновском лесах (16 километров юго-восточнее Минска), склады в Толочино с пояснительной запиской.

В ходе разведывательных поисков и налетов было захвачено и передано в разведорганы Красной армии 5865 оперативных документов, в том числе около 300 личных документов вражеских солдат и офицеров. При изучении этих документов была выявлена нумерация 290 воинских частей и организаций, входящих в состав группы армий «Центр».

Большую оперативную ценность для командования Красной армии имела информация об опытных образцах 10-ствольных минометов и шести моторных тяжелых бомбардировщиках. Определенную ценность для Генерального штаба имела информация о наличии в Минске завода по ремонту танков «Тигр», САУ «Пантера» и «Фердинанд» с подробной схемой размещения цехов и системы охраны.

К концу мая 1944 года разведотдел БШПД выявил и подтвердил наличие в тыловых районах группы армий «Центр» 33 штабов различного уровня, раскрыл состав и структуру 108 воинских частей и 130 зенитно-артиллерийских батарей противника. За этот же период было обнаружено 319 ранее не зафиксированных полевых почтовых станций.

В апреле и мае 1944 года инженерно-технический отдел БШПД составил и направил в ГРУ и штабы фронтов подробные обзоры инженерных мероприятий, проводимых противником для усиления его оборонительных рубежей. ГРУ в своем письме отметило своевременность и большую пользу этого обзора при планировании предстоящих наступательных операций.

По распоряжению БШПД под контроль была взята работа баз снабжения противника на прифронтовых коммуникациях и рокадных дорогах.

Нередко информация партизан носила стратегический характер. Предполагаемая противником вероятность поражения сказалась на его мероприятиях по подготовке к ведению химической войны. ГРУ Красной армии в декабре 1943 года запросило в ЦШПД сведения о наличии у противника складов химического оружия и возможности применения отравляющих веществ.

Активные действия партизан Могилевской области позволили уже в январе 1944 получить первые сведения, а 20 марта 1944 года начальнику военно-химического управления Белорусского фронта были направлены документы, захваченные у противника, в том числе памятки по действиям в условиях применения химического оружия, таблицы по химическим дымам и другие. За первое полугодие 1944 года БШПД направил в заинтересованные инстанции большое количество информации (30 документов) о подготовке врага к химической войне.

Помощники армии

Замыслом операции «Багратион» предусматривалось ударом четырех фронтов на Витебском, Оршанском, Могилевском и Бобруйском направлениях прорвать оборону противника на шести участках, окружить и уничтожить его фланговые группировки в районах Витебска и Бобруйска, затем окружить и разгромить основные силы группы армий «Центр» восточнее Минска. В последующем провести наступательные операции в западных районах Украины, в Прибалтике, Восточной Пруссии и Польше. Мощные удары фронтов должны были сочетаться с ударами партизан с тыла. В силу этого при планировании операции «Багратион» особое внимание уделялось совместным действиям ударных группировок фронтов и партизанских формирований, насчитывавших 150 бригад и 49 отдельных отрядов общей численностью около 150 тысяч человек. Именно в этот момент партизанские формирования перешли к непосредственному взаимодействию с соединениями и частями Красной армии в разгроме группировок фашистских войск и изгнанию их с территории республики.

Линия фронта накануне операции «Багратион» имела протяженность 1100 километров и проходила от озера Нещердо, восточнее линии Витебск — Орша — Могилев — Жлобин — далее по реке Припять. Противник создал глубоко эшелонированную систему обороны на глубину до 270 километров. Оборонительные рубежи опирались на водные преграды и в основном проходили по рекам Западная Двина, Березина, Свислочь, Щара и Неман.

В состав группы армий «Центр» входили 3-я танковая, 2, 4 и 9-я полевые армии, авиация 6-го и части сил 1-го и 4-го воздушных флотов. С севера к группе примыкала 16-я армия, с юга — 4-я танковая армия.

Огромная работа по взаимодействию разведорганов и обмену информацией была проведена в ходе планирования операции «Багратион» как в стратегическом, так и в оперативно-тактическом масштабах. Уточненные и документально подтвержденные данные, представленные БШПД, позволили полностью вскрыть группировку противника, определить объекты первоочередного поражения и детально спланировать огневые и авиационные удары по опорным пунктам врага и районам расположения его резервов как в тактической зоне обороны, так и в оперативной глубине.

С начала операции разведка партизан сообщала ценные сведения о передислокации войск противника, перевозках техники и вооружения. Партизаны добывали данные о подходе вражеских резервов, создаваемых промежуточных рубежах и войсках, закрепляющихся на них.

В полосе наступления войск 1-го Белорусского фронта только в июне 1944 года армейские поисковые разведгруппы при помощи партизан захватили в плен 15 711 немецких солдат и офицеров, что помогло не только подтвердить имеющиеся данные, но и вскрыть замысел противника по отражению ударов.

Высокие темпы наступления в условиях лесисто-болотистой местности с большим количеством рек требовали не только детального контроля боевых действий войск, но и поиска наиболее удобных участков местности для преодоления водных преград с ходу.

В этот момент неоценимой оказалась помощь партизанской разведки. Выделенные группы проводников обеспечили беспрепятственный скрытый проход частей Красной армии по труднопроходимым участкам местности и вступление их в бой неожиданно для противника. В ряде случаев партизаны захватывали мосты, паромы и броды и удерживали их до подхода передовых отрядов Красной армии. В полосе 1-го Белорусского фронта 225-я партизанская бригада, 123-я Октябрьская имени 25-летия БССР партизанская бригада и 130-я Петриковская партизанская бригада 27–28 июня 1944 года удержали переправы через реку Птичь в районе деревни Рожаны и поселка Холопеничи и обеспечили форсирование реки с ходу частями 128-го стрелкового корпуса генерал-майора Батицкого.

В полосе 3-го Белорусского фронта партизаны Борисово-Бегомльской зоны (командир — Мачульский) оказали содействие 88, 220 и 352-й стрелковым дивизиям при форсировании Березины в районах деревень Новоселки, Большие Ухолоды и Юшкевичи.

Войска 1-го Прибалтийского фронта воспользовались помощью партизан Витебской и Вилейской областей как проводников, а также для разведки мостов, бродов и переправ и вывода войск по скрытым тропам.

В полосе наступления 3-го Белорусского фронта с момента прорыва передней полосы обороны противника все партизанские бригады и отряды Витебской области выслали разведгруппы с опытными проводниками, которые встречали передовые отряды войск фронта и выводили их скрытно в тыл противника. Успех 159-й стрелковой дивизии стал возможен благодаря разведчикам партизанского отряда имени Ворошилова (командир — Рыжиков), которые указали кратчайший путь на Бабиновичи и совместно с полками дивизии разгромили 256-ю пехотную дивизию врага.

В боевых действиях 35-й гвардейской танковой бригады при освобождении Вилейки, Сморгони, Молодечно активно участвовали партизаны бригады «Народные мстители» имени Воронянского. Они действовали как разведчики и сопровождали бригаду до Вильнюса в качестве боевых дозоров. Классикой войны стали совместные действия конно-механизированных групп генералов Осликовского и Плиева с партизанами бригады имени Щорса, успех которых во многом предопределила мобильность партизанских разведгрупп.

В эти дни партизанская разведка охватила как постоянным наблюдением, так и диверсионными действиями всю сеть железных дорог, общая протяженность которых составляла 5700 километров и насчитывала 500 мостов.

Народная война — стратегический фактор

Катастрофическим для противника стал третий этап «рельсовой войны». В соответствии с указаниями Ставки и Генерального штаба БШПД 8 июня 1944 года передал во все соединения и отряды партизан приказ: в ночь на 20 июня провести повсеместно подрыв рельсов дабы парализовать перевозки врага по железной дороге. Одним мощным ударом было взорвано 40 775 рельсов, из них на железной дороге Брест — Барановичи — Минск — Орша — 11 240, Вильнюс — Двинск — Полоцк — 2375. Полностью было остановлено движение на железнодорожных магистралях Минск — Борисов, Молодечно — Вильно и ряда других. Разведка партизан установила места скопления эшелонов с техникой и живой силой и передала в штабы фронтов информацию о них. По этим местам незамедлительно производились авиаудары, а в последующем войскам и партизанским соединениям ставились задачи по захвату эшелонов, станций и удержанию их до подхода главных сил.

Дезорганизация железнодорожных перевозок нарушила не только работу оперативного тыла группы армий «Центр», но и сорвала управление войсками, исключив возможность переброски войск с других направлений к участкам прорыва. Совместные усилия партизан Брестского, Барановичского и Пинского объединений сорвали переброску 4-й и 5-й танковых дивизий вермахта с Холмского направления к фронту и 28-й пехотной дивизии из района группы армий «Север» в группу армий «Центр». Все это оказалось возможным в силу высокой эффективности партизанской разведки, вскрывшей мероприятия по переброске противником войск, и активных действий на его коммуникациях диверсионных групп.

Тесному взаимодействию разведслужб Красной армии и партизан в немалой степени способствовало перемещение ЦК компартии Белоруссии, правительства республики и БШПД в деревню Ченки, Новобельцы близ Гомеля 31 декабря 1943 года. Была организована устойчивая радиосвязь со всеми партизанскими формированиями, состоящими на учете в БШПД (на 1 июля 1944 в тылу действовало 168 радиостанций).

С развитием наступления большая часть партизанских соединений выходила на освобожденную от оккупантов территорию и вела активную разведку по поиску и последующей ликвидации остатков разгромленных соединений и частей, что оказало существенную помощь войскам охраны тыла фронтов.

А соединения партизан, оставшиеся на оккупированной территории, вели активную разведку отступающего противника, выделяли проводников-разведчиков, хорошо знающих местность, которые короткими путями выводили передовые полки в тыл занимаемых врагом рубежей или опережали в занятии уже подготовленных позиций. Такие задачи выполняли семь бригад Червенского района, они же устроили ряд засад на маршрутах отхода частей вермахта.

Во многом успеху операции «Багратион» способствовало активное ведение радиотехнической разведки. Отдельные радиодивизионы спецназа создавали помехи и участвовали в операции по дезинформации и демонстрации на ложных участках сосредоточения войск и прорыва обороны противника.

Говоря о разведке в тылу противника, нельзя забывать и разведслужбы других наркоматов, которые внесли весомый вклад в освобождение Белоруссии. На 1 июля 1944 года на оккупированной врагом территории БССР действовало 148 диверсионных и 22 разведывательные группы общей численностью 2225 человек, которые были сформированы и направлены в тыл противника НКГБ БССР. За годы войны они выявили 18 шпионско-диверсионных школ, 338 резидентур спецслужб, а также 6109 агентов противника.

Итогом операции «Багратион» стал полный разгром группы армий «Центр», изгнание врага с территории республики и создание условий для окончательной победы над фашистской Германией. Активное участие в этой операции партизанских формирований следует рассматривать как фактор оперативно-стратегического значения.


21 декабря 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
87780
Виктор Фишман
70273
Борис Ходоровский
62486
Богдан Виноградов
49721
Сергей Леонов
48168
Дмитрий Митюрин
36671
Сергей Леонов
33461
Роман Данилко
31252
Борис Кронер
19197
Светлана Белоусова
18846
Дмитрий Митюрин
17477
Светлана Белоусова
17389
Татьяна Алексеева
16921
Наталья Матвеева
16174
Наталья Матвеева
16147
Александр Путятин
14817
Татьяна Алексеева
14688