Джентльмен-пират кайзера Вильгельма. Часть 2
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №17(429), 2015
Джентльмен-пират кайзера Вильгельма. Часть 2
Владимир Чернов
журналист
Мурманск
335
Джентльмен-пират кайзера Вильгельма. Часть 2
Гельмут фон Мюке и его подчиненные на фоне подбитого крейсера «Эмден»

…Уже не один месяц совершенно неприспособленный для океанского плавания кораблик «Понрабелла» шел из Англии в Тасманию. Как впоследствии рассказывали очевидцы тех событий, измученные качкой и жуткими бытовыми условиями англичане, принимаемые на борт «Эмдена», не скрывали своей радости от того, что их страдания наконец-то закончились, а капитан «Понрабеллы», покидая свой корабль, даже воскликнул: «Хвала Господу, что теперь я свободен от этой рухляди!» Решив потренировать своих артиллеристов, Мюллер приказал расстрелять его из орудий.


Часть 1   >

Вечером того же дня аналогичная участь постигла британский транспорт «Бенмор» 1912 года постройки с грузом, состоящим из паровых машин, двигателей внутреннего сгорания и запчастей. Пока британский флот рыскал в Бенгальском заливе в поисках германского корабля, «Эмден» захватывал и топил одно судно за другим в сотнях миль западнее. За 18–19 октября трофеем немцев стали четыре парохода. На захваченном угольщике «Эксфорд» было найдено 6500 тонн кардиффского угля, уничтожать такую добычу фон Мюллер посчитал верхом расточительства и присоединил «трофей» к своей все увеличивающейся эскадре. Снова в дело пошли серебряные мексиканские доллары, обеспечив китайскими и индийскими кочегарами и матросами очередной угольщик «Эмдена». На досмотренном английском транспорте «Сент-Эгберт» находился груз, принадлежащий правительству США, поэтому Мюллер, от греха подальше, решил не связываться с непредсказуемыми американцами, пересадил на этот корабль всех пленных и отправил их в ближайший порт.

На следующий день, 20 октября, радисты «Эмдена» перехватили сообщение английской станции, в котором говорилось о появлении немцев в районе Мальдивских островов и о том, что на поиск и уничтожение рейдера вышло около 60 кораблей англо-французского флота. Германский корабль устремился на восток, 22 октября крейсер обогнул Цейлон с юга, по пути сделал краткую остановку для получения угля с «Эксфорда» и, назначив своим снабженцам точки рандеву, устремился на Пенанг, куда, по данным разведки, должны были прибыть на краткосрочную стоянку французские броненосные корабли «Дюплекс» и «Монткальм».

Ранним утром 28 октября, осматривая подходы к порту, Мюллер понял, что ему снова удалось застать противника врасплох: никаких мер предосторожности власти британского сеттльмента не приняли. На входе в пролив горели огни створов и навигационных буев, яркими звездами периодически вспыхивали огни маяков, из иллюминаторов, стоявших на внутреннем рейде кораблей, лился свет. Немцы снова пустили в дело доски и брезент, сооружая четвертую трубу, делая силуэт своего корабля неузнаваемым. Маскировка оказалась удачной, поэтому дежуривший в море французский миноносец, приняв закамуфлированный «Эмден» за английский крейсер «Ярмут», никак на него не отреагировал. В три часа утра на скорости 18 узлов рейдер вошел в пролив. К рулю встал неоднократно бывавший в Пенанге и поэтому прекрасно знавший лоцию этого порта лейтенант Лаутербах. Около пяти часов утра сигнальщики «Эмдена» заметили большой военный корабль, стоящий на рейде с погашенными огнями. Это был русский крейсер «Жемчуг», зашедший в Пенанг для пополнения запасов и мелкого ремонта. Несмотря на предупреждение английского командования об угрозе нападения германского рейдера, командир «Жемчуга» капитан второго ранга барон Черкасов никаких мер для отражения возможной атаки не принял. Мало того, вечером 27 октября он покинул борт судна и отправился на свидание с женой, прибывшей из Владивостока. Служба на «Жемчуге» была поставлена из рук вон плохо: старший офицер старший лейтенант Кулибин лег спать, не удосужившись даже проконтролировать несение вахты.

Видимо, поэтому появление всего в 200 метрах от борта «Жемчуга» чужого военного корабля не заметил никто. Дежурная смена прислуги орудий находилась в своих кубриках, несмотря на угрозу внезапного нападения, весь расходный боезапас находился в бомбовом погребе, лишь возле ютового орудия находилось 12 снарядов. На германском крейсере сыграли сигнал к атаке, на стеньге взвился германский флаг. В пять часов восемнадцать минут первая торпеда «Эмдена» вздыбила столб огня и воды под кормой русского крейсера, одновременно с пуском торпеды немецкие артиллеристы открыли шквальный огонь по носовой части судна, где находились каюты команды. Через несколько минут баковая часть «Жемчуга» превратилась в решето, на корабле возник пожар, началась паника. С большим трудом двум нерастерявшимся офицерам лейтенанту Рыбалтовскому и мичману Сипайло удалось навести относительный порядок, и экипаж «Жемчуга» попытался дать отпор. Первым попаданием было выведено из строя электропитание крейсера, матросам пришлось на руках перетаскивать полуторапудовые выстрелы из погребов к пушкам. Из ютового орудия открыл огонь Рыбалтовский, к баковому с несколькими матросами бросился Сипайло, но в следующую секунду храбрецы были сражены осколками разорвавшегося снаряда.

Видя попытки сопротивления и всерьез опасаясь орудий «Жемчуга», Мюллер решительно развернул свой корабль и выпустил еще одну торпеду, угодившую в пороховой погреб русского крейсера. Чудовищный взрыв разорвал корабль пополам, подняв столб огня, воды и пара на высоту в 150 метров. Через 15 секунд разломившийся пополам «Жемчуг» затонул. За десять минут боя, а вернее, расстрела погибло 80 русских моряков, 115 человек получили ранения и ожоги. Впоследствии, командир и старший офицер «Жемчуга» за халатность были разжалованы, осуждены на тюремное заключение, замененное отправкой рядовыми на фронт.

Расправившись с русскими, «Эмден» стал выходить в атаку на стоящие французские миноносцы «Фронда» и «Пистолет» и канонерку «Д’Ибервиль». Однако на этих кораблях с дисциплиной было все в порядке, и когда в сторону «Эмдена» с шипением понеслись 100-миллиметровые снаряды французской канлодки, а у входа в пролив замаячил силуэт какого-то судна, фон Мюллер полным ходом ринулся прочь из превращавшегося в ловушку порта.

Напугавшим германского капитана кораблем оказался безоружный разъездной катер, но факт внезапности был утерян, поэтому возвращаться и добивать стоявшие в порту неприятельские суда Мюллер не рискнул. На внешнем рейде гавани «Эмден» обнаружил лежащее в дрейфе английское грузовое судно «Глентуррет», но топить или захватывать его времени не было: на германский рейдер в самоубийственную атаку бросился маленький французский миноносец «Мушкет». Французы успели выпустить по вражескому кораблю две торпеды и несколько раз выстрелить из орудия, но накрытый несколькими залпами с «Эмдена» «Мушкет» взорвался и затонул.

Германский капитан и здесь в полной мере проявил свое благородство: несмотря на грозящую опасность от показавшегося на горизонте неприятельского эсминца, он приказал застопорить ход, спустить шлюпки и спасать плававших в воде французских моряков. На борт было поднято 36 из 76 человек экипажа «Мушкета», многие были тяжело ранены и обожжены. Развив 22-узловой ход, «Эмден» скрылся от преследовавшего его эсминца, растворясь в пелене хлынувшего тропического ливня.

На переходе к месту рандеву с «Бьюреском» на «Эмдене» от полученных ран умерли несколько французских моряков. Мюллер приказал похоронить их в море со всеми воинскими почестями. Опасаясь за жизнь еще 10 тяжелораненых членов экипажа «Мушкета», 30 октября германский капитан пересадил всех пленных на остановленный английский пароход «Ньюборн», взяв с них письменное обещание не воевать против Германии.

У гольщик «Эксфорд» с его новоиспеченным командиром лейтенантом Лаутербахом находился в назначенной точке встречи. Руководство германского Kaiserliche Marine было в восторге от действий рейдера. 2 ноября фон Мюллер от имени Кайзера Вильгельма наградил 40 человек из своего экипажа медалями. Сместившись в район Зондского пролива, «Эмден» стал караулить вражеские пароходы, однако англичане, усвоив урок, поодиночке в море не выходили. В британских азиатских и австралийских портах приступили к формированию хорошо охраняемых конвоев, поэтому немцы на этот раз остались без добычи. Мюллер решил сменить дислокацию, сместившись в район Аравийского полуострова, где на оживленных торговых маршрутах «Эмден» мог сильно навредить судоходству стран Антанты. Но перед отбытием к острову Сокотра фон Мюллер решил поставить жирную точку в своей деятельности в восточном районе Индийского океана, атаковав английский узел связи на Кокосовых островах.

Не ожидая серьезного сопротивления местного гарнизона, Мюллер предполагал задержаться у архипелага на несколько дней, пополнить запас топлива с «Бьюреска» и почистить котлы. 9 ноября «Эмден» бросил якорь в проливе Порт-Рефьюдж неподалеку от британской станции связи. Утром вахтенный офицер Фикентшер выяснил, что командир десантной партии фон Мюке собирается взять с собой на берег 50 человек, к тому же в качестве награды в состав группы вошли лучшие специалисты со всех судовых служб, включая дальномерщиков и наводчиков орудий. Энсин (мичман) Фикентшер обратил внимание командира корабля на то, что «Эмден» из-за их отсутствия станет испытывать недостаток людей на стратегических постах и будет определенно не готов к морскому сражению, но Мюллер не придал докладу младшего офицера должного внимания.

Пока десантники во главе с лейтенантом Гельмутом фон Мюке, прихватив четыре пулемета на случай встречи с английскими войсками, готовили катер к спуску, радисты рейдера начали вызывать «Бьюреск». Близкий мощный сигнал перехватил английский радиооператор острова Дирекшен, запросил позывные корабля и не получил, естественно, никакого ответа.

Выглянув в окно, оторопелый английский солдат увидел стоящий неподалеку трехтрубный крейсер, немедленно определенный им как вражеский. В эфир полетели сигналы SOS и информация о появлении у острова неприятельского рейдера.

Несмотря на то, что германские моряки пытались заглушить английский передатчик работой своего мощного «Телефункена», просьба о помощи дошла до адресата. На беду фон Мюллера, всего в 50 милях от острова двигался конвой союзных сил, в который входили несколько крупных боевых кораблей, в том числе и «Сидней», новейший английский крейсер типа «Чатам» 1913 года постройки, накануне войны переданный Британией в состав австралийского флота. Командовал им опытный моряк капитан первого ранга Джон Глоссоп.

Не разобрав в оборвавшейся на полуслове передаче станции острова Дирекшен, о каком «странном корабле» идет речь, командующий конвоем на всякий случай распорядился направить один из быстроходных крейсеров с целью выяснения обстановки вокруг архипелага. Выбор пал на «Сидней». Таким образом, роковая случайность, а не какие-то хитроумные планы английских адмиралов, «специально изучавших тактику», завершили блестящую пиратскую карьеру германского рейдера.

Пока немецкий десант под руководством фон Мюке взрывал радиовышку и разрушал оборудование, наблюдатели «Эмдена» заметили густые клубы черного дыма на горизонте. По всем расчетам, это должен быть «Бьюреск», но когда неизвестное судно приблизилось и появилась возможность рассмотреть его в бинокль, перед германскими моряками предстал четырехтрубный военный корабль, полным ходом спешивший к острову. На рейдере сыграли боевую тревогу, механики стали спешно поднимать пары. Завыл ревун, призывая десантников вернуться на борт, но когда запыхавшиеся моряки лейтенанта Мюке подбежали к берегу, их корабль уже начал разворачиваться для выхода в атаку. Германские наблюдатели первоначально приняли «Сидней» за легкий крейсер типа «Ньюкасл», в схватке с которым у «Эмдена» были все шансы взять верх, но вскоре обескураженные немцы поняли, с каким противником им придется иметь дело. В 9.40 утра с расстояния девяти километров восемь 152-миллиметровых пушек «Сиднея» выплюнули первые снаряды в сторону «Эмдена». К удивлению капитана британского корабля, считавшего себя вне досягаемости вражеских орудий, ответный залп немцев лег с недолетом всего в кабельтове от борта «Сиднея», а через несколько минут германские комендоры добились попадания, выведя из строя дальномер. Следующий залп — и на «Сиднее» заполыхал пожар, бессильно опустило ствол подбитое орудие. Огонь вплотную подобрался к лежавшим на палубе боеприпасам, их взрыв грозил гибелью австралийскому крейсеру, но «Сидней» спас юнга, залив загоревшиеся картузы с порохом водой из ведра.

Раз за разом германские артиллеристы точно накрывали цель, но с расстояния в семь тысяч метров падавшие под острым углом снаряды «Эмдена» не могли пробить восьмисантиметровую броню неприятельского крейсера. Понимая, что артиллерией боя не выиграть, фон Мюллер стал сближаться для торпедной атаки. Капитан Глоссоп разгадал замысел немца и, воспользовавшись преимуществом в скорости, стал маневрировать, не подпуская «Эмден» на дистанцию пуска торпед. На двадцатой минуте боя английские артиллеристы добились первого попадания. Тяжелый снаряд полностью разрушил радиорубку рейдера, от сокрушительного удара весь корпус германского корабля содрогнулся. Снова рявкнули мощные пушки «Сиднея», и уже два снаряда рвутся на палубе «Эмдена», выкашивая осколками сигнальщиков и орудийную прислугу. Новый залп — и за борт полетела срубленная снарядами мачта, на палубу с грохотом обрушилась дымовая труба, скорость хода сразу упала. Стелющийся по палубе дым из огрызка трубы слепил глаза германским артиллеристам, мешая целиться. Осколки следующего снаряда разбивают электрощиты, рвут проводку, обесточенные подъемники-элеваторы замирают, снаряды приходится поднимать наверх и подносить к орудиям вручную. Один за другим на палубе и во внутренних помещениях крейсера рвутся тяжелые снаряды, убивая и калеча моряков.

Темп ответной стрельбы «Эмдена» начал снижаться, стала сказываться нехватка людей у пушек, ведь, помимо боевых потерь, часть экипажа осталась в качестве призовых команд на захваченных угольщиках, а еще 50 человек десанта застряли на злополучном острове. Вскоре дошло до того, что у некоторых орудий осталось по одному моряку, который сам наводил, заряжал и стрелял, а остальной расчет занимался подноской снарядов. Однако Мюллер все еще надеялся подобраться к вражескому кораблю на расстояние минной атаки и продолжал бой, пока ему не доложили о том, что торпедное отделение полностью затоплено.

Осознав, что дальнейшее сопротивление бессмысленно, фон Мюллер направил полыхающий корабль в сторону ближайшего острова, рассчитывая выброситься на берег и спасти остатки команды. Тем временем на горизонте показался «Бьюреск», отвлекший на себя внимание австралийских моряков. Капитан Глоссоп, видя, что обреченному «Эмдену» не уйти, бросился на перехват транспорта. Когда «Сидней» приблизился к германскому угольщику, тот уже тонул, а команда, предварительно открыв кингстоны, спокойно рассаживалась в шлюпки. Взяв на буксир лодки с экипажем «Бьюреска», «Сидней» отправился к германскому крейсеру, который уже плотно сидел на коралловом рифе. Хотя немцы не имели возможности сопротивляться — все стоявшие на ногах моряки занимались тушением пожара и оказанием помощи раненым, — на уцелевшей мачте по-прежнему развевался боевой флаг. Австралийцы зачем-то вогнали в горящую груду искореженного металла, когда-то бывшую крейсером «Эмден», еще несколько снарядов, убив и покалечив еще двадцать пять человек, и, отцепив шлюпки, двинулись в сторону острова Дирекшен с целью выяснения судьбы станции связи.

Переправиться на берег морякам с горящего корабля не было никакой возможности из-за сильного волнения и большого количества рифов. Немцам помог хлынувший тропический ливень, который потушил пожар и позволил измученным людям напиться свежей воды. Британский крейсер вернулся на место боя только после полудня следующего дня. На «Эмден» отправился офицер с письмом от капитана «Сиднея», который отдавал должное мужеству и героизму немецких моряков и призывал их прекратить бессмысленное сопротивление и сдаться, гарантируя всем гуманное отношение.

Фон Мюллер раздумывал недолго, экипаж его корабля понес тяжелейшие потери: из 314 членов экипажа, находившихся на борту к началу боя, 133 были убиты, 65 ранены. Система управления огнем полностью разрушена, все орудия разбиты, судно прочно сидело на рифе, к тому же наведенные пушки австралийского крейсера послужили достаточно веским аргументом для принятия решения. 10 ноября 1914 года в 15.00 по берлинскому времени «Эмден» сдался, выбросив белый флаг. Моряки «Сиднея» приступили к спасательной операции, перевозя раненых, убитых и уцелевших немцев к себе на корабль. Последним свой израненный рейдер покинул его командир корветтен-капитан фон Мюллер.

Команды «Эмдена» и «Бьюреска», захваченные в плен в бою у Кокосовых островов, были отправлены в лагерь для военнопленных на Мальту, а их командира выслали в офицерский лагерь в Шотландию. В январе 1918 года состояние здоровья фон Мюллера ухудшилось: сказалась полученная в тропиках малярия и сырой климат севера Британских островов. Несмотря на продолжающуюся четвертый год мировую бойню, вызвавшую всеобщее ожесточение общества, англичане не забыли благородные поступки джентльмена-пирата фон Мюллера и поступили с ним так же, как и он всегда поступал с побежденным противником: отпустили под устное обязательство не участвовать в войне домой, в Германию.

На родине корветтен-капитан Карл фон Мюллер был встречен довольно прохладно. После Ютландского сражения, мясорубок Вердена и Соммы в германском обществе мало кто помнил доблестный рейд легкого крейсера в далеком Индийском океане. Однако командование флота по достоинству оценило подвиг и представило Мюллера к награде, а (редчайший случай!) лично прочитавший рапорт командира «Эмдена» кайзер Вильгельм Второй утвердил представление к высшей военной награде Германской империи — ордену Pour le Mйrite и присвоил фон Мюллеру звание капитана-цур-зее.

После падения империи бывший командир «Эмдена» скромно проживал в небольшом провинциальном городке Бланкенбург земли Брауншвейг, работал по заказу Военно-морского архива над историей крейсерских операций и даже был избран в местный парламент. На многочисленные заманчивые предложения от издательств написать мемуары о действиях «Эмдена» Карл фон Мюллер всегда решительно отвечал отказом: «Я не достиг ничего особенно великого, а только исполнял свой долг. Если я напишу об этом, то не смогу отделаться от чувства, что сделал деньги из крови своих товарищей. Этого я не могу допустить». Скончался навсегда поместивший свое имя и свой корабль на почетное место в истории, давший миру блестящий пример рыцарских и решительных крейсерских действий, последний джентльмен-пират открытого моря Карл Фридрих Макс фон Мюллер в милом его сердцу тихом Бланкенбурге 11 марта 1923 года в возрасте 49 лет.

За все время похода в Индийском океане «Эмден» захватил и потопил 22 корабля противника, причем ни один моряк или пассажир с торговых судов не пострадал. Высочайший гуманизм по отношению к гражданским лицам вражеских стран принес фон Мюллеру не только славу и известность на родине, но и вызвал неприкрытый интерес и уважение к его персоне и экипажу германского рейдера в стане противника.

Полагаю, читателю будет интересно узнать дальнейшую судьбу команд верных угольщиков «Эмдена» и десантной партии лейтенанта фон Мюке. Арестованный англичанами 12 октября 1914 года греческий «Понтопорос» был отконвоирован в Сингапур, где всех германских моряков поместили в лагерь для военнопленных. Экипажи «Бьюреска» и «Маркоманнии» затопили свои корабли и также попали в плен к англичанам, а «Эксфорд» под командованием лейтенанта Лаутербаха, напрасно ожидавший подхода своего флагмана, 11 декабря 1914 года был задержан британским крейсером «Гималаи» в территориальных водах острова Сокотра, принадлежащего Голландии. На требование Лаутербаха соблюдать международное право английский офицер только пожал плечами. Затопить судно у немецкой команды времени не было, и угольщик вернулся к своим бывшим владельцам. Шестнадцать германских моряков с «Эксфорда» были переправлены на крейсере «Эмпресс оф Джапан» в лагерь для военнопленных в Сингапур, где уже находились все их товарищи с кораблей импровизированной эскадры «Эмдена». Неугомонному Лаутербаху удалось сбежать из-под стражи 15 февраля 1915 года во время восстания в Сингапуре солдат Пятого индо-британского полка и через голландские колонии и США в октябре 1915 года добраться до Германии. Отважного офицера произвели в обер-лейтенанты и назначили командиром военного транспорта. Оставшиеся в живых моряки призовых партий угольщиков, экипажи «Маркоманнии» и «Эмдена» вернулись на родину осенью 1919 года.

Приключения десантной группы старшего помощника капитана лейтенанта Гельмута фон Мюке заслуживают отдельного повествования. Оставшиеся на острове Дирекшен пятьдесят германских моряков при четырех пулеметах реквизировали дряхлую английскую парусную шхуну «Айша», по сути ставшую двадцать третьим неприятельским кораблем, захваченным экипажем «Эмдена».

Совершив тысячемильный переход через моря до Аравии, сражаясь с арабскими племенами в пустыне, перенеся невероятные трудности и лишения, немцы все-таки добрались до своих. 2 мая 1915 года лейтенант фон Мюке отрапортовал германскому консулу в Стамбуле: «Командир десантной группы крейсера «Эмден» прибыл!» — и торжественно вручил оторопелому дипломату аккуратно свернутый военно-морской флаг парового катера «Эмдена», пронесенный им через полмира.


16 августа 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89833
Виктор Фишман
71956
Сергей Леонов
70732
Борис Ходоровский
63986
Богдан Виноградов
50927
Дмитрий Митюрин
38963
Сергей Леонов
34861
Роман Данилко
32805
Борис Кронер
23359
Светлана Белоусова
21777
Наталья Матвеева
21421
Светлана Белоусова
21346
Александр Егоров
20786
Татьяна Алексеева
20479
Дмитрий Митюрин
18916