Джентльмен-пират кайзера Вильгельма
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №16(428), 2015
Джентльмен-пират кайзера Вильгельма
Владимир Чернов
журналист
Мурманск
338
Джентльмен-пират кайзера Вильгельма
Германская открытка с изображением крейсера «Эмден» и бравого капитана Карла фон Мюллера

В ноябре 1914 года популярный петроградский военно-литературный журнал «Развѣдчикъ» опубликовал небольшую заметку, в которой говорилось: «27-го октября получено сообщение, что германский крейсер «Эмден» прибыл к острову Килингу в Кокосовом архипелаге в Индийском океане, на полпути между Азией и Австралией, и собирается разрушить станцию беспроволочного телеграфа и перерезать кабель. Там он был настигнут крейсером «Сидней», который заставил его принять бой и пригнал к берегу. «Эмден» сгорел. Потери «Сиднея» — 3 убитых, 15 раненых. Экипаж «Эмдена» потерпел большой урон». Несмотря на то, что Россия уже несколько месяцев сражалась на фронтах мировой войны и значительных военных событий в стране произошло предостаточно, новость о поимке «Белого лебедя Востока» вызвала широчайший интерес российского общества, следившего за действиями крейсера «Эмден» в южных морях летом и осенью 1914 года, как за сюжетом увлекательного авантюрного пиратского романа.

Со времен Античности и до настоящего времени морские коммуникации, находящиеся вдали от метрополии, считаются самым уязвимым местом любой противоборствующей стороны. Для нарушения транспортного сообщения и отвлечения сил и средств неприятеля с основного театра военных действий, для охраны торгового судоходства противники используют любые средства: от привлечения на службу узаконенных пиратов — каперов, действовавших порой большими эскадрами, до глубоких рейдов одиночных боевых кораблей.

Планы крейсерской войны на торговых путях потенциального противника разрабатывались штабами всех крупных морских держав, в том числе и германским Kaiserliche Marine. В начале прошлого века Германия имела небольшие, разбросанные на больших расстояниях колонии, которым требовалась защита посерьезнее, чем канонерские лодки и несколько слабо вооруженных отрядов туземного ополчения. Для гарантии безопасности своих владений в Тихом океане Германское морское командование в начале прошлого века сформировало Восточно-Азиатскую эскадру под командованием вице-адмирала графа Максимилиана фон Шпее. В ее состав входили, помимо канонерок и транспортов, пять полноценных боевых кораблей: тяжелые броненосные крейсеры «Шарнхорст» и «Гнейзенау» и легкие — «Лейпциг», «Нюрнберг», «Дрезден» и «Эмден». Разумеется, в случае прямого столкновения с флотом предполагаемого основного противника Германии — Британской империей у оторванной от метрополии и основных баз Kreuzergeschwader шансов уцелеть было мало. Но не зря же графа фон Шпее называли «отцом теории крейсерской войны». Свою ставку немцы в случае начала войны в Южных морях во многом делали именно на нее.

В июне 1914 года ничто не предвещало начала конфликта: «Лейпциг» отправился с дружественным визитом в Сан-Франциско, тяжелые крейсеры под флагом фон Шпее посетили Японию, собираясь в дальнейшем навестить германские поселения на островах Микронезии. «Эмден» остался на главной военно-морской базе Германии на Дальнем Востоке — китайском порту Циндао — ожидать намечающегося прибытия кораблей английской эскадры. 28 июня радисты Циндао приняли телеграмму об убийстве в Сараево австрийского эрцгерцога Франца-Фердинанда. По распоряжению фон Шпее все подчиняющиеся ему корабли и береговые подразделения немедленно были приведены в повышенную боевую готовность, поэтому очередная депеша из Берлина, пришедшая 28 июля с сообщением о возможной войне с Антантой, не застала немцев врасплох. Германский адмирал приказал всем крейсерам и вспомогательным кораблям собраться у острова Понапе для выработки дальнейшего плана действий. Опасаясь нападения со стороны Японии, связанной с англичанами союзническим договором, «Эмден» еще 31 июля вышел из Циндао в открытое море.

Утром 2 августа на «Эмдене» узнали о начале войны Германии с Россией и Францией, и командир крейсера, корветтен-капитан Карл фон Мюллер, принял решение приступить к самостоятельной охоте на торговые корабли противника. Вечером мощная радиостанция Циндао передала «Эмдену» шифровку от германского консула в Нагасаки, которая сообщала, что из этого порта в скором времени выйдут три российских транспорта.

От чего угодно может страдать Россия, но только не от недостатка дураков и вражьих агентов в государственных структурах: вместо того чтобы дождаться выяснения обстановки в безопасном месте, все торговые суда Добровольного флота получили от своего начальства категорическое распоряжение незамедлительно следовать во Владивосток. Ни российский консул в Японии, ни руководство компании ничего не сообщили капитанам транспортов о возможной встрече с неприятельскими крейсерами, более того — о срочном отбытии кораблей коммерческого флота из Нагасаки и других азиатских портов не было доложено российскому морскому командованию. Капитанам транспортов, стоявших в Японских портах, было предписано идти к корейскому берегу, куда для их встречи и сопровождения обещали направить боевые корабли Сибирской эскадры.

В то время во Владивостоке находились два бронепалубных крейсера «Жемчуг» и «Аскольд», способных противостоять любому легкому крейсеру немцев, но по неизвестной причине военные моряки, получившие известие о начале войны и осведомленные разведкой о местонахождении кораблей неприятельского флота, остались стоять у причала.

Первой жертвой «Эмдена» стал грузопассажирский пароход Доброфлота «Рязань», построенный в 1907 году в Германии. 3 августа 1914 года с мостика германского крейсера, курсировавшего в Цусимском проливе, заметили большое судно, пытающееся под завесой дождя пройти в сторону корейского побережья. Рейдер тут же устремился на перехват. На «Эмдене» сыграли боевую тревогу, по приказу Мюллера на мачте взвились флаги международного свода сигналов с требованием немедленно остановиться, а комендоры крейсера открыли предупредительный огонь. Капитан «Рязани» Аузан оказался не робкого десятка, он приказал дать машине полный ход и развернул пароход в сторону японских территориальных вод, надеясь, развив 17-узловой ход, оторваться от погони.

Через час немцы все-таки настигли русский корабль, и только тогда на транспорте смогли разглядеть германский флаг на корме и сигнал на мачте. На остановившуюся «Рязань» высадилась призовая партия во главе с лейтенантом Лаутербахом. Не найдя на пароходе никакого военного груза, немцы, действуя против всех международных правил, объявили находившееся в японских территориальных водах русское судно призом. На «Рязани» находилось значительное количество гражданских пассажиров, в том числе женщин, поэтому Мюллер посчитал недостойным чести морского офицера пересадить их в шлюпки, отдав на волю волн и ветра. К тому же немецкого командира заинтересовали хорошие ходовые качества корабля, и он решил не топить трофей, а рискнуть отконвоировать его в Циндао.

6 августа оба судна благополучно пришли на германскую базу, где «Рязань» вооружили пушками со списанной канонерки, переименовали в «Корморан-2» и включили в состав германской эскадры в качестве вспомогательного крейсера. Русскую команду и пассажиров за счет правительства Германии отправили по железной дороге во Владивосток. Транспорт «Рязань» стал первым призом немецкого флота, захваченным в нейтральных водах иностранного государства в ходе начавшейся мировой войны. В неограниченной морской войне принятые международные правила более не действовали.

Через несколько дней из Циндао вышли «Эмден», два вспомогательных крейсера, восемь угольных транспортов и отправились на рандеву с основными силами кайзеровского флота в район Марианских островов. 8 августа весь германский флот Тихого океана собрался в бухте острова Понапе. Перед командирами кораблей стоял один вопрос: что делать дальше? По данным агентуры, британцы выделили для поиска немецкого флота три эскадры, французы сформировали еще одну, на соединение к французам следуют русские крейсера Сибирской флотилии. Большую потенциальную опасность представлял пока нейтральный японский флот, но его германским морякам опасаться не стоило. По данным разведки, перед армией и ВМС Микадо стояла более «насущная», чем погоня за германскими кораблями, задача по «приватизации» германских территорий на Тихом океане. На совете фон Мюллер предложил отправить легкие крейсера в одиночное плавание в качестве рейдеров, придав каждому несколько угольных транспортов. Хотя рекомендация германского морского штаба предписывала всему соединению идти к чилийскому побережью, фон Шпее дал добро капитану «Эмдена» на самостоятельные действия. 12 августа германская эскадра разделилась. Просигналив флагману прожектором «Благодарю за оказанное мне доверие. Желаю счастливого плавания», «Эмден» и угольный транспорт «Маркоманния» направились в сторону Индийского океана, держа курс на юго-запад.

Бронепалубный крейсер «Эмден» был построен в Германии в 1908 году и стал последним в серии германских «угольных» крейсеров с поршневой паровой машиной. По этой причине максимальная скорость не превышала 24 узлов. Длина корпуса 118 метров, ширина 13,4 метра, водоизмещение 4268 тонн. На крейсере разместили десять 105-миллиметровых орудий, восемь 52-ммиллиметровых противоминных пушек, в носовой части дополнительно установили два 450-миллиметровых торпедных аппарата. Экипаж 18 офицеров и 343 нижних чина, максимальная дальность автономного плавания экономичным ходом 3760 морских миль, запас угля — тысяча тонн, что позволяло в перспективе использовать корабль в качестве одиночного рейдера вдали от базы. В Германии за изящный внешний вид и цвет корпуса «Эмден» прозвали «Белым лебедем Востока».

Путь в Индийский океан занял более двух недель. Мюллер рассчитывал получить уголь с немецких транспортов, приберегая груз «Маркоманнии» в качестве неприкосновенного запаса. Но на всех обозначенных точках встречи ни одного германского судна снабжения не оказалось. Пришлось распечатать трюмы своего угольщика, а перед командиром крейсера встала задача как можно быстрее найти неприятельское судно с грузом угля.

Возле голландского острова Тимор экипаж «Эмдена» занялся погрузкой топлива с «Маркоманнии», а заодно Мюллер решил закамуфлировать свой корабль под английский крейсер, установив фальшивую четвертую трубу, собранную из парусины и досок. Капитан рейдера планировал провести поиск в районе Калькутты, так как, по данным разведки, постоянно дежурившая там английская эскадра недавно отбыла к берегам германской Восточной Африки.

Шли дни, лаг отщелкивал милю за милей, в прожорливых топках «Эмдена» тоннами сгорал драгоценный уголь, но ни одного судна на пути не встретилось. Наконец 9 сентября сигнальщики заметили на горизонте дымок. К глубокому разочарованию фон Мюллера, остановленный им пароход «Понтопорос», под завязку набитый индийским углем, оказался нейтралом-греком. Однако дотошный командир призовой партии лейтенант Лаутербах, бывший моряк торгового флота, откопал припрятанный капитаном документ, который гласил, что уголь принадлежит англичанам, и по всем законам считается военной контрабандой. Предложение фон Мюллера команде греческого транспорта заключить выгодный контракт с германской империей, подкрепленное увесистым мешочком с серебряными мексиканскими долларами, было принято с воодушевлением. Таким образом «Эмден» получил необходимый ему запас топлива и теперь мог значительно расширить маршрут своего поиска.

На следующий день немецкие моряки захватили и расстреляли из орудий британский войсковой транспорт «Индус», забрав с обреченного корабля все необходимое, а плененную команду пересадили на «Маркоманнию».

11 сентября был потоплен британский пароход «Лоувет», а вечером следующих суток «Эмден» остановил английский грузовой корабль «Кабинга», на борту которого находилось много гражданских лиц, включая нескольких детей. И снова германский капитан поступил великодушно, оставив пассажиров и команду на судне под не слишком строгой охраной из десятка вооруженных немецких матросов.

За последующие три дня «Эмден» настиг и потопил еще пять судов, груженных углем, чаем и прочими товарами. Особую ценность представляло содержимое трюмов парохода «Клан Мэффисон», состоявшее из автомобилей, паровых машин, локомотивов и другой дорогостоящей сложной техники. У офицеров «Эмдена» возникла мысль отправить пленный корабль в Германию, но, посовещавшись, от трудновыполнимого плана решили отказаться, и пароход был пущен ко дну.

При атаке на неприятельские суда фон Мюллер снова показал себя истинным рыцарем, корабли не уничтожались до тех пор, пока их экипажи не переходили либо на крейсер, либо на «Маркоманнию».

14 сентября фон Мюллер собрал всех британских моряков на транспорте «Кабинга» и приказал отпустить плененный пароход, взяв с англичан честное слово, что они не станут воевать против Германии. Разумеется, немецкий капитан сильно рисковал, полностью осознавая, что через некоторое время британским властям станет точно известно о местонахождении появившегося в их водах германского рейдера. С другой стороны, фон Мюллер избавлялся от необходимости содержать пленных и заодно выполнял свою задачу по нарушению морского сообщения в Бенгальском заливе, нагнав страху на британских капитанов вестью о свирепствующем в море германском военном корабле.

«Эмден» до темноты сопровождал отпущенный транспорт, маяча на горизонте за его кормой, а после захода солнца резко изменил курс и отправился на бункеровку к Андаманским островам в точку встречи с судами снабжения. Перегрузив 450 тонн угля с «Понтопороса», фон Мюллер проследовал к берегам Бирмы, рассчитывая перехватить суда, выходящие из Моллукского пролива.

Однако океан оказался пуст, единственным вышедшим из Рангуна пароходом оказался норвежский сухогруз, капитан которого сообщил фон Мюллеру, что все английские транспорты попрятались в близлежащих портах и не выйдут в море до разрешения вопроса с германским рейдером. Расчет немецкого капитана до смерти напугать англичан одним своим присутствием оказался верен, значит «Эмдену» пришло время поохотиться в другом районе. Получив с «Маркоманнии» очередные 500 тонн угля, 19 сентября крейсер отправился на запад, но перед уходом из Бенгальского залива Мюллер решил громко хлопнуть дверью.

22 сентября 1914 года под покровом тропической ночи «Эмден» подкрался к гавани порта Мадрас. Несмотря на то, что война шла уже второй месяц, британские власти никаких мер предосторожности не предприняли: в порту ярко светили маяки, горели огни створов, на внешнем рейде не было ни одного военного судна. Германские моряки нежданным подарком от разгильдяев-англичан воспользовались по полной программе: подойдя к берегу на расстояние двух миль, крейсер открыл огонь по складам и нефтехранилищу, на берегу тут же возник гигантский пожар, в котором сгорели 5 тысяч тонн нефтепродуктов. Прошляпившие приход неприятельского рейдера британские артиллеристы береговых батарей бросились к своим орудиям, но немцы, спокойно, как на полигоне, выпустив сто тридцать 105-миллиметровых снарядов, уже скрылись за горизонтом.

Нападением на Мадрас Мюллер отвесил здоровенную оплеуху «просвещенным мореплавателям»: помимо причиненного огромного материального ущерба, дерзкий налет «Эмдена» серьезно поколебал престиж Британии в Индии, вызвав волнения местного населения в ряде крупных прибрежных городов.

Обогнув остров Цейлон с юга, рассчитывавшие повторить успех неожиданным налетом на вражеский порт немцы, к своему огорчению, обнаружили, что рейд Коломбо хорошо охраняется, поэтому повторение «мадрасской экзекуции» не представляется возможным. Впрочем, отказавшись от атаки портовых сооружений и стоящих в гавани Коломбо кораблей, германский рейдер сохранил в тайне свое появление на новом театре морской войны. Что ж, коли разгромить врага в его гавани не получилось, фон Мюллер отошел подальше в море и стал спокойно ожидать выхода на свои традиционные маршруты кораблей ничего не подозревающих англичан. Позиция была выбрана удачно, 25 и 26 сентября «Эмден» остановил три неприятельских парохода, один из них «Грайфевел», оборудованный под перевозку войск, решено было оставить для размещения на нем плененных экипажей, а два других отправили ко дну выстрелами из орудий. Чудесным подарком для немецких моряков оказались свежие английские газеты, в которых был опубликован график выхода и прихода судов в британские порты с указанием перевозимого на борту груза.

Чтобы не сокращать команду «Эмдена», заменяя экипажи захваченных кораблей немецкими моряками, Мюллер снова воспользовался богатой судовой кассой, нанимая на германскую службу «цветных» моряков английских судов за очень хорошую плату. Благодаря щедрости и хорошему отношению проблем с кочегарами, матросами и обслуживающим персоналом на трофейных судах у немцев не возникало никогда.

27 сентября «Эмдену» снова крупно повезло, трюмы задержанного парохода «Бьюреск» оказались доверху набиты первоклассным бездымным «кардиффом», предназначавшимся для военных судов английской эскадры. Теперь, с учетом имеющегося топлива на «Маркоманнии», о пополнении запасов угля морякам «Эмдена» можно было не беспокоиться. На следующий день были потоплены два британских парохода, следовавшие в балласте: «Рибера» и «Фойл». Следуя своему представлению о правилах ведения войны и офицерской чести, фон Мюллер снова пошел на риск и отпустил под честное слово всех пленных, пересадив их на «Грайфевел».

От проходящего мимо рейдера голландского судна «Диосия» немцы узнали, что всерьез обеспокоенное разбоем германского корабля вблизи цейлонских берегов английское морское командование направило на поиски солидные силы, включая тяжелый крейсер «Гемпшир». Мюллер не стал испытывать судьбу, и «Эмден» в сопровождении «Бьюреска» отправился к Мальдивским островам.

Тем временем основной угольщик «Эмдена» «Маркоманния», занимавшийся приемкой угля и машинного масла с «Понтопороса» в открытом море, 12 октября был застигнут британским крейсером «Ярмут». Немцы успели затопить свой корабль, а греческий транспорт отправился под конвоем в Сингапур. Тем временем фон Мюллер приблизился к архипелагу Чагос, не встретив ни одного судна. На пути крейсера располагался остров Диего-Гарсия, на котором находилась небольшая французская колония и маленькая фабрика, изготовлявшая кокосовое масло. Найдя удобную стоянку неподалеку от берега, немцы начали приемку угля с «Бьюреска». Неожиданно на борт «Эмдена» прибыли не имевшие никаких сведений из внешнего мира французские чиновники местной администрации. Германский капитан решил этим воспользоваться, сообщив, что находится длительное время в одиночном плавании и из-за испортившегося радио тоже не имеет никаких новостей.

Строго-настрого запретив своему экипажу даже думать об идущей третий месяц войне, фон Мюллер устроил представителям местных французских верхов роскошный прием. Отношения между немцами и давно не видевшими людей из внешнего мира «аборигенами» установились вполне дружеские, поэтому Мюллер, разузнав, что грузовая шхуна за пальмовым маслом придет нескоро, решил увеличить срок стоянки, почистить котлы и произвести ремонт топок, а заодно очистить днище крейсера от обрастаний.

Немецкие механики починили французам моторный бот, за полученные в качестве подарка свежие овощи и фрукты снабдили местных жителей бутылками вина, коньяка, виски и сигаретами, и когда 10 октября «Эмден» покидал гостеприимный вражеский остров, население Диего-Гарсия провожало вежливых и дружелюбных немцев чуть ли не цветами.

Первоначально планировавшийся рейд к порту Пенанг был отменен — радисты «Эмдена» перехватили радиограмму потерявших рейдер англичан о том, что неприятель покинул район западнее Цейлона и плавание там объявлено безопасным. 15 октября фон Мюллер в очередной раз сильно огорчил британцев, захватив сухогруз «Клан Грант» с ценным грузом севернее Мальдивского архипелага. Но больше всего германских моряков порадовал полученный приз в виде большого объема качественной деликатесной провизии, муки и консервов, найденных в бездонных кладовых «англичанина». Море было пустынным, и Мюллер дал поручение призовой партии перегрузить с судна все ценное, включая запас огнеупорного кирпича для котлов и бочки с машинным маслом.

Пока немцы были заняты хозяйственными работами, сигнальщики «Эмдена» заметили странный силуэт какого-то судна, шедшего в их сторону. Колокола громкого боя пробили тревогу, моряки разбежались по боевым постам, готовясь к схватке. Но корабль, заставивший всех изрядно поволноваться, оказался… землечерпалкой.


Читать далее   >


14 июля 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
89833
Виктор Фишман
71956
Сергей Леонов
70732
Борис Ходоровский
63986
Богдан Виноградов
50927
Дмитрий Митюрин
38963
Сергей Леонов
34861
Роман Данилко
32805
Борис Кронер
23359
Светлана Белоусова
21777
Наталья Матвеева
21421
Светлана Белоусова
21346
Александр Егоров
20786
Татьяна Алексеева
20479
Дмитрий Митюрин
18916