Ангел-хранитель Полины Пескиной
ВОЙНА
«Секретные материалы 20 века» №15(427), 2015
Ангел-хранитель Полины Пескиной
Александр Мирохин
журналист
Санкт-Петербург
629
Ангел-хранитель Полины Пескиной
Мемориальный комплекс в Нетании и Полина Пескина

Монумент Победы Красной армии над нацистской Германией — мемориальный комплекс, возведенный в израильском городе Нетания в память о бойцах Красной армии, сыгравших главную роль в разгроме фашизма в годы Второй мировой войны. Он создан по решению правительства Израиля, согласованному с российским руководством. Владимир Путин, специально приезжавший на торжественную церемонию открытия, сказал в своем выступлении: «На фоне демонтажа памятников солдатам-освободителям в ряде бывших советских республик россиянам очень приятно видеть, что есть страны, в которых помнят подвиг советских солдат».

Мемориал состоит из двух частей, символизирующих переход от тьмы к свету и связывающих Победу Красной армии над нацизмом с прекращением холокоста и воссозданием еврейского государства.

Вторая мировая война художественно представлена в виде черного бункера. С правой стороны полутемного коридора скорбный свет выделяет скульптурные изображения катастрофы европейского еврейства, а слева — основные сражения Великой Отечественной войны начиная с 22 июня 1941-го и до 9 мая 1945-го.

Выйдя из бункера, вы оказываетесь перед двумя ослепительно-белыми изящными, высокими, наполненными огромной внутренней силой и энергией крыльями — символом победы, надежды, памяти и гордости…

…Она приходит сюда так же, как когда-то в родном Питере приходила на Пискаревское кладбище. Масштабы, конечно, несопоставимые. Но суть одна — святая память о погибших в той, теперь уже далекой страшной бойне, что унесла сотни миллионов человеческих жизней.

В таких местах царит особенная, ни с какой другой не сравнимая тишина. И разные люди воспринимают ее по-разному. Молодежь, оказавшись тут, почтительно замолкает, глядя на все, что вокруг, как бы со стороны. Для тех же, кто пережил войну, это атмосфера воспоминаний о прожитых годах, о молодости, изуродованной страхом, голодом, лишениями, о потерянных родных и друзьях, о несбывшихся надеждах и о сумасшедшем чувстве счастья, испытанном победной весной 1945-го.

Полина Пескина родилась на Украине. Но когда ей было четыре года, семья, гонимая голодом, переехала в Россию и обосновалась в Ленинграде, где жил старший брат отца. Из восьми детей у родителей она была седьмым ребенком и до своих тринадцати лет жила жизнью обычной советской девчонки: школа, подружки, детские секреты, пионерские линейки, песни у костра…

Только в июне 1941-го безоблачные и беззвездно-мирные ленинградские белые ночи разом почернели и взвились в небо не искрами ребячьих костров, а черным дымом и огненными языками пожарищ после вражеских бомбардировок.

Безмятежное детство кончилось.

Полина к тому времени перешла из школы в ремесленное училище. Она и сейчас помнит, как с друзьями буквально до изнеможения работала на сооружении оборонительных укреплений на подступах к городу. Так продолжалось до сентября.

А потом началась блокада…

Главное, ни на минуту не покидающее чувство того времени — голод. Ежедневной пайки хлеба весом 125 граммов не хватало. В доме хранился мешок отрубей (родители перед войной думали завести подсобное хозяйство — козу), а еще у отца был на всякий случай припасен столярный клей. Из таких вот ингредиентов варили кашу и ели. Потом не стало и этого.

Призрак смерти для ленинградцев с каждым днем превращался во вполне реальное, обыденное явление, становился жуткой нормой бытия. Полина рассказывает о том, как однажды она упала в голодный обморок. Это случилось, когда стояла в очереди за хлебным пайком. Бывшие рядом люди решили, что она умерла, и вынесли ее на улицу. Соседка позвала к магазину старших сестер — Веру и Розу. Те прибежали и первым делом стали искать у «покойной» продовольственные карточки — не украдены ли?! К счастью, бумажки эти были крепко зажаты в кулаке Полины. На санках они отвезли ее домой.

Надо было заниматься похоронами. И прежде чем везти «усопшую» на кладбище, домашние решили снять с нее теплую одежду, которой все попеременно пользовались. Именно в этот момент кто-то из родных увидел, что Паша подает признаки жизни. А через некоторое время она очнулась от обморока.

Скажете, случай помог вернуться с того света. И можно было бы согласиться — да, конечно, повезло. Но если бы случай этот был один.

Второй раз Пашу едва не похоронили, когда от истощения и холода она тяжело заболела. Родные потеряли всякую надежду на выздоровление и ее, лежавшую в беспамятстве, сочли умершей. Но отвезти на кладбище никто не мог. Не было сил. Смогли лишь доставить до здания госпиталя, чтобы санитары похоронили ее вместе с умершими от ран военнослужащими. Врачи обнаружили, что девочка еще жива. Ее выходили, и, к полному изумлению родных, она через несколько дней пришла домой…

Снова некая добрая сила вернула ее к жизни, отшвырнув казавшуюся неминуемой смерть.

Все 900 дней блокады Полина Пескина провела в Ленинграде. Все ужасы того времени, выпавшие на долю горожан, испытала на себе в полной мере. Война заставила ее пережить и потерю близких. На фронте погибли два брата Полины, еще двое остались в живых, но стали инвалидами — один после немецкого концлагеря, другой был тяжело ранен…

Уже почти четверть века Полина Пескина живет в Израиле. Пока позволяли силы и здоровье, активно работала в Нетанийском городском обществе блокадников Ленинграда, рассказывала молодежи о мерзости фашизма, о том страшном времени, о том, что даже в такую лихую пору люди оставались людьми, сохраняли собственное достоинство и, сколько могли, сопротивлялись смерти.

О чем думает эта женщина, приходя к памятнику павшим в Великой Отечественной войне, стоящему в небольшом городе на берегу Средиземного моря? О прожитых годах?

О судьбе, через которую несмываемой черной полосой прошла война? О том, как уцелела в ту пору? Два взметнувшихся к небу крыла местные репортеры аллегорически соотнесли со знаменитыми «Журавлями», о которых пел в свое время Марк Бернес. Что ж, может быть, они по-своему правы. Действительно похоже.

Только, по-моему, для пожилой женщины из блокадного Ленинграда это еще и символ ангела-хранителя. Ее ангела. Он всегда был рядом. И всегда приходил на помощь. Рядом он и теперь. Это его крылья, надежные и милосердные.


20 июня 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106981
Сергей Леонов
94606
Виктор Фишман
76353
Владислав Фирсов
71688
Борис Ходоровский
67814
Богдан Виноградов
54461
Дмитрий Митюрин
43660
Сергей Леонов
38571
Татьяна Алексеева
37575
Роман Данилко
36663
Александр Егоров
33788
Светлана Белоусова
32907
Борис Кронер
32784
Наталья Матвеева
30783
Наталья Дементьева
30339
Феликс Зинько
29791