Первенец ГОЭЛРО
СССР
Первенец ГОЭЛРО
Дмитрий Митюрин
историк, журналист
Санкт-Петербург
5854
Первенец ГОЭЛРО
Генрих Графтио и машинный зал Волховской ГЭС

В истории российской гидроэнергетики Волховская ГЭС занимает особое место. Проект, созданный еще в начале ХХ века, замораживался и размораживался при Николае II и Керенском, но в конце концов был успешно воплощен в жизнь с личной подачи Ленина, который, впрочем, так и не дожил до его реализации.

СУПЕРПРОЕКТ ИНЖЕНЕРА ГРАФТИО

Почти все крупные проекты дореволюционных гидроэлектростанций начинались с того, что сначала речь шла о работах по расчистке или выпрямлению рек, и Волхов не представлял собой исключения. Волховские пороги гробили корабли еще со времен «пути из варяг в греки» и оставались проблемой до начала ХХ века. Только в период 1843–1859 годов на них разбилось 101 судно. Выход заключался в том, чтобы поднять русло реки с помощью шлюзования. Но все упиралось в отсутствие денег.

В 1902 году инженер Генрих Осипович Графтио (1869–1949) предложил построить гидроэлектростанцию с плотиной, что, с одной стороны, увеличивало начальную смету, но позволяло быстрей отработать вложенные средства и, главное, открывало великолепные перспективы в плане получения электроэнергии, которой могло бы хватить едва ли не для всей петербургской промышленности.

Такой проект задевал слишком многих. Во время обсуждения на Инженерном совете при Министерстве путей сообщений профессор Мерчинг заявил, что строить такую станцию бессмысленно, поскольку подача тока при напряжении в 100 тысяч вольт на расстояние в 100–150 километров невозможна в принципе. К счастью, председатель Инженерного совета Козырев не поленился послать телеграмму с официальным запросом и получил подтверждение, что подобные линии электропередач уже строятся, а почтенный профессор несколько отстал от жизни.

Трудно сказать, действовал ли господин Мерчинг по неведению, но его саботаж мог стимулироваться возглавляемым Карлом Симменсом «Обществом электрического освещения 1886 года». Руководство этой компании делало ставки на тепловые станции и воспринимало гидроэнергетиков как конкурентов. В конце концов, хотя проект Графтио и получил одобрение министерства, компания Симменса заблокировала строительство простым способом: скупив участки земли, которые находились в створе будущей плотины.

И дело здесь было не только в чисто рыночной конкуренции. За «Обществом 1886 года» стояли германские банки, а значит, и германское правительство.

«ВОЛХОВ СТРОИТЬ»

То, что поставки энергии контролировались немецкими компаниями, сыграло не последнюю роль в охватившем петроградскую промышленность с началом Перовой мировой войны топливном кризисе. Ввоз кардиффского угля из Англии оказался перекрыт германским флотом, а уголь Донбасса поглощался Московским промышленным районам. Заваленные военными заказами столичные предприятия буквально дрались за кокс, торф, сланец.

К гидроресурсам обратились только при Временном правительстве. 1 апреля 1917 года при Министерстве путей сообщений была создана Комплексная партия по изучению водных сил Севера (предшественница проектно-изыскательского института «Ленгидропроект»), специалистам которой предстояло оценить возможность использования водной энергии рек Петроградской губернии, Карелии, Кольского полуострова.

А ровно через месяц межведомственное совещание приняло решение о строительстве Волховской ГЭС по модернизированному под более мощные турбины проекту Графтио.

На ведение работ выделили 32 миллиона рублей, из которых освоили 1,5 миллиона, закупив на них оборудование, проложив дорогу и построив три склада. После октябрьского переворота финансирование прекратилось, работы замерли, а новое большевистское правительство, оказалось целиком поглощено заботой о собственном политическом выживании.

В феврале 1918 года в связи с угрозой захвата Петрограда немецкими войсками столица вообще переместилась в Москву. Но с подписанием Брестского мира большевики получили передышку. 18 марта на заседании электротехнического отдела и Комитета хозяйственной политики ВСНХ Ленин сделал в своем блокноте историческую запись: «Волхов строить».

Дело теперь шло не только об экономике, но и о политике. Пусть даже утратив статус столицы, Петроград с его многочисленным пролетариатом оставался опорой большевистского режима. Но пролетариат требовалось обеспечить работой, и для начала следовало ликвидировать топливный кризис. Волховская ГЭС воспринималась в этих условиях как панацея.

Получив поддержку Ленина и 17 миллионов рублей, Графтио до конца 1918 года занимался закупкой недостающего оборудования, наймом рабочих, строительством бараков и необходимой инфраструктуры.

Но реализация столь масштабного проекта в условиях Гражданской войны упиралась в непреодолимые трудности. Финансирование растворялось инфляцией. Рабочие из местных жителей разбегались и занимались откровенным вредительством, а инженеры заявляли, что в таких условиях не могут брать на себя никакой ответственности.

Строительство приостановили, попытались возобновить, снова остановили. В 1920 году, под занавес Гражданской войны, окончательный вердикт должна была вынести комиссия во главе с Иваном Александровым. Ее председатель и многие члены уже занимались разработкой плана ГОЭЛРО, в котором о Волховской ГЭС ничего не говорилось.

Графтио назвал ее «гроб-комиссией», но состояла она все же из настоящих специалистов, для которых интересы дела всегда были в приоритете. И единогласно вынесенный вердикт был вполне оптимистичным: «Волховстрой открыть».

И почти сразу грянула новая напасть — Графтио, который в то время участвовал еще и в строительстве каскада Свирских ГЭС, был арестован по делу «Свирьстроя». Чекисты выпустили его на свободу опять-таки после личного вмешательства Ленина.

16 сентября 1921 года Волховстрой официально включили в план ГОЭЛРО, причем в качестве приоритетного проекта.

ПОДАРОК КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ СУПРУГИ

Работа в буквальном смысле закипела. В 1923 году число рабочих увеличилось с нескольких десятков до 6 тысяч, в 1925 году — до 12 тысяч.

Помимо традиционных кирок, лопат и тачек стали использоваться экскаваторы и строительное оборудование шведской фирмы ASEA. В Швеции же были заказаны и 4 гидроагрегата по 9 МВт каждый. Вся подводная часть гидроэлектростанции строилась кессонным методом. Известный энергетик Михаил Шателен писал: «Из всех низконапорных гидроэлектростанций, сооруженных или сооружавшихся тогда в Европе, Волховская станция и по общей мощности, и по мощности отдельных агрегатов была самой крупной, и, следовательно, образца подобных сооружений не было и за границей. Своеобразные свойства грунтов, на которых сооружались станция и плотина, также требовали особых решений, особых приемов работы. Напряжение линий электропередач от Волхова до Петрограда было также наиболее высоким из применявшихся тогда в Европе. Поэтому даже самые передовые западноевропейские электротехнические фирмы не имели еще большого опыта в изготовлении оборудования для такого напряжения; вместе с тем за изготовление подобного оборудования приходилось в самом спешном порядке браться только что нарождавшейся советской электротехнической промышленности».

28 июля 1926 года было открыто сквозное судоходство через шлюз Волховской ГЭС, а 19 декабря в присутствии секретаря ленинградского обкома Кирова и председателя ВСНХ Куйбышева состоялся торжественный пуск первых трех гидроагрегатов станции. Интересно, что торжественную церемонию Графтио подгадал таким образом, чтобы она совпала с днем рождения его супруги Антонины Адамовны. Со временем это стало у него вроде традиции, и, хотя на таком событии, как пуск станции, завязано множество людей и организаций, у Графтио получалось. На трогательную человеческую слабость великого инженера все смотрели сквозь пальцы.

В 1927 году первенец ГОЭЛРО, которому вполне обоснованно присвоили имя Ленина, вышел на проектную мощность в 58 МВт, что, кстати, в 3,5 раза превышало мощность всех дореволюционных гидроэлектростанций. Одновременно со станцией были сданы в эксплуатацию линия электропередачи 110 кВ протяженностью 130 километров, одна основная и пять вторичных подстанций, а также кабельное кольцо общей протяженностью 71,6 километра.

Вырабатываемой электроэнергии на ближайшее десятилетие вполне хватило и для решения проблем ленинградской промышленности, и для построенного неподалеку Волховского алюминиевого завода. Образовавшееся водохранилище затопило пороги, облегчив судоходство.

«КАБЕЛЬ ЖИЗНИ»

К 1941 году мощность станции увеличилась до 66 МВт, но после того, как фашистские войска приблизились к Ленинграду, ее оборудование пришлось демонтировать и эвакуировать.

Делалось это под руководством специалистов института «Ленгидэп», ставшего преемником Партии по изучению водных сил Севера России. Многие из них проектировали и строили станцию еще в начале 1920-х под руководством Графтио.

Летом 1942-го, когда линия фронта стабилизировалась им же пришлось руководить монтажом трех гидроагрегатов и вторичным запуском ГЭС в эксплуатацию. Вырабатываемую на ней электроэнергию решили использовать для обеспечения блокадного Ленинграда. 

В сентябре от Волхова до осажденного города построили воздушную ЛЭП напряжением 60 кВ. Больше всего сложностей было с подводным участком, уложенным по дну Шлиссельбургской бухты. Сам кабель (протяженностью около 100 км) выпустили на ленинградском заводе «Севкабель», причем из-за отсутствия необходимого изоляционного материала в дело пошла бумага с водяными знаками, предназначенная для печатания денег. Отсюда два названия этой линии — победно-парадное «Кабель жизни» и неофициальное «Кабель с денежкой».

После снятии блокады кабель подняли со дна Ладожского озера и пустили на ремонт городских линий.

Специалисты «Ленгидэпа», как проектировщики и строители треста «Свирьстрой», в сентябре 1944 года запустили все восемь гидроагрегатов, хотя полностью восстановление завершилось уже в 1945-м.

В 1966-м за успешное выполнение заданий семилетнего плана коллектив Волховской ГЭС был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

После частичной реконструкции, осуществлявшейся на протяжении последней четверти века, мощность станции доведена до 86 МВт. Еще 12 МВт добавится после реконструкции оставшихся пяти агрегатов.

В общем, старая ГЭС, которая является еще и памятником промышленной архитектуры, продолжает свою службу. И хотя имя Ленина, которое она носит, воспринимается сегодня неоднозначно, здесь оно вполне уместно.



7 апреля 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
91889
Сергей Леонов
86442
Виктор Фишман
73961
Борис Ходоровский
65585
Богдан Виноградов
52451
Дмитрий Митюрин
41065
Сергей Леонов
36480
Роман Данилко
34520
Александр Егоров
28035
Борис Кронер
27843
Татьяна Алексеева
27272
Светлана Белоусова
27030
Наталья Матвеева
25795
Наталья Дементьева
24419
Светлана Белоусова
24272