Прерванный полет «Пахтакора»
СПОРТ
«Секретные материалы 20 века» №21(537), 2019
Прерванный полет «Пахтакора»
Борис Ходоровский
журналист
Санкт-Петербург
2011
Прерванный полет «Пахтакора»
Памятник футболистам на Боткинском кладбище Ташкента

Сегодня даже о соприкосновении лайнера на взлетной полосе с зазевавшимся заправщиком во всех подробностях сообщают всезнающие блогеры. Катастрофы с человеческими жертвами становятся главными новостями дня во всех средствах массовой информации. Сорок лет назад от советских людей подобные факты скрывали. Даже родственники жертв давали подписку о неразглашении. Вряд ли кто-то узнал бы о столкновении в небе в районе Днепродзержинска (ныне этот город переименован в Каменское) самолетов «Аэрофлота», выполнявших рейсы Челябинск – Воронеж – Кишинев и Ташкент – Гурьев – Донецк – Минск, если бы среди пассажиров последнего не оказались игроки и тренеры футбольной команды «Пахтакор». 

Цепь трагических обстоятельств

В 1979 году даже специализированного спортивного телеканала не было. О результатах матчей болельщики, как правило, узнавали из вечернего обзора на радиостанции «Маяк». Подробностей о матче между минским «Динамо» и «Пахтакором» не дождались. Было объявлено, что игра перенесена на неопределенный срок, без объяснения причин. 

Не захотели омрачать советским людям День физкультурника, на который была запланирована встреча в столице Белоруссии. Не стали отменять и назначенный на этот день финал Кубка СССР по футболу в Москве с участием московского и тбилисского «Динамо». Впрочем, в Днепропетровске, где тогда учился автор этих заметок, практически все уже знали о случившейся трагедии. Шепотом из уст в уста передавали рассказы о крушении самолетов и оцепленной зоне, где находили не только фрагменты тел, но и ценности. 

К страшной катастрофе привела цепь трагических случайностей. За воздушные трассы на этом участке отвечали харьковские авиадиспетчеры. В зоне их ответственности практически всегда находилось больше десяти самолетов одновременно. О том, что такая загруженность рано или поздно может привести к трагическим последствиям, говорилось с начала 70-х годов, но, как водится, надеялись на авось. 

В тот день работала смена авиадиспетчеров, возглавляемая Сергеем Сергеевым. На самый трудный сектор он почему-то поставил малоопытного диспетчера третьего класса, фактически еще стажера, 20-летнего Николая Жуковского. Контролировать его работу должен был сам начальник смены, но Сергеев поручил это диспетчеру первого класса Владимиру Сумскому. Тот отвечал за проводку литерного рейса, на котором летел кто-то из высокопоставленных руководителей страны. До сих пор нет ответа на вопрос, кто же это был. 

В годы перестройки и гласности высказывалось мнение, что все силы диспетчеров были брошены на обслуживание «борта № 1», на котором следовал на отдых генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. Только лично Леонид Ильич в то время уже отдыхал в Крыму, а литерный рейс был запланирован за неделю до трагических событий. К тому же через зону ответственности харьковских авиадиспетчеров он проследовал за час до катастрофы. 

Несколько ошибок неопытного диспетчера третьего класса Жуковского привели к вмешательству в переговоры с экипажами самолетов страховавшего его Сумского. Из-за отсутствия четких команд два борта оказались в одном коридоре, и столкновение стало неизбежным. Приказ одному из самолетов сменить высоту выполнен не был. 

Семнадцать потерь «Пахтакора-79»

Ташкент в конце 70-х годов прошлого века был городом интернациональным. Таким был и «Пахтакор». В нем играли и воспитанники местного футбола, и игроки, приглашенные из других регионов. Благодаря покровительству всесильного первого секретаря ЦК компартии Узбекистана Шарафа Рашидова пахтакоровцам создавали отличные бытовые условия. Профессиональных контрактов в советском футболе не было, но в Ташкенте и платили больше, чем в Ленинграде, и машинами с квартирами обеспечивали, а на базе всегда были свежие овощи и фрукты из подшефного колхоза. 

Опытный защитник Юрий Загуменных не скрывал, что в 32 года хочет завершить карьеру. Оставив семью в Ленинграде, он уехал играть за «Пахтакор». Впрочем, весной 1979-го его очень хотел вернуть в «Зенит» возглавивший команду Юрий Морозов. Да только всесильный Рашидов и слышать не хотел о том, чтобы Загуменных вернулся в Ленинград. И он вместе с одноклубниками отправился в роковой полет. 

Любимцем Ташкента был форвард Владимир Федоров. О его футбольных талантах лучше всего говорит такой факт: в сборную, составленную практически целиком из игроков киевского «Динамо», в 1976 году Валерий Лобановский пригласил пахтакоровца. И не просто пригласил, а доверял ему место в основном составе, оставляя в запасе киевлянина Владимира Онищенко. Лобановский настойчиво звал Федорова в Киев, но тот только отшучивался: «Перейду в «Динамо» только после того, как «Пахтакор» станет чемпионом». 

Еще одним любимцем Ташкента был Михаил Ан. Он был капитаном молодежной сборной СССР, вызывался и в национальную команду. Перед роковым полетом Ан получил травму и не должен был играть в Минске. Он просто приехал в аэропорт проводить одноклубников, но опытный Анатолий Могильный по семейным обстоятельствам не смог лететь в столицу Белоруссии. В «Пахтакоре» Ан был душой компании, и одноклубники уговорили его занять пустующее кресло. На похоронах Могильный не находил себе места и говорил, что Ан погиб вместо него. 

Не должен был быть в числе пассажиров этого рейса и 18-летний Сирожддин Базаров. Он играл за дублирующий состав, который вылетел в Минск накануне. Базаров задержался в Ташкенте из-за того, что к нему приехал отец. Даже непонятно, почему его взяли на игру с основой. Вероятно, просто были куплены билеты на всю команду. В небе над Днепродзержинском погибли 14 футболистов, тренер Идгай Тазетдинов, врач Владимир Чумаков и администратор Мансур Талибджанов. 

Их хранила судьба

Десять лет назад, готовя материал к 30-летию авиакатастрофы, побеседовал с игроками «Пахтакора-79» и главным тренером ташкентской команды того времени Олегом Базилевичем. С теми, кто по разным причинам не оказался на борту рокового рейса Ташкент – Гурьев – Донецк – Минск. Киевлянин Базилевич, который вместе с Лобановским создавал легендарное «Динамо» середины 70-х, возглавил «Пахтакор» летом 1979-го. Он сменил на посту главного тренера Александра Кочеткова. 

«В Ташкент я был командирован Спорткомитетом СССР для оказания методической помощи тренерскому штабу, – вспоминал Базилевич. – В июле возглавил команду. Статус у меня был достаточно неопределенный. Скорее даже исполняющего обязанности главного тренера». 

Ангелом-хранителем главного тренера стал председатель Спорткомитета Узбекистана Мирзаолим Ибрагимов. Он внял просьбам Базилевича, который больше месяца не видел семью, и отпустил его повидаться с женой и сыном, отдыхавшими в Сочи. В Минск главный тренер «Пахтакора» должен был прилететь с черноморского курорта. 

О катастрофе Базилевич узнал в Сочи. «Мне позвонил второй секретарь ЦК компартии Узбекистана и сообщил о случившемся, – рассказывал Базилевич. – Я был в шоке. От всей страны несколько дней держали в тайне гибель «Пахтакора», но мы-то все узнали сразу же. Истерика была и у меня, и у партийного лидера, звонившего из Ташкента». 

Не было на борту самолета и одного из ведущих игроков «Пахтакора» Тулягана Исакова. Из-за травмы он не мог помочь своей команде. Скорбная весть застала Исакова в Москве, где он проходил лечение в знаменитом ЦИТО у профессора Зои Мироновой. Он сразу же вылетел в Ташкент, чтобы проводить одноклубников в последний путь. 

Сезон-1979 оказался последним в футбольной карьере форварда «Пахтакора». Сказались последствия травмы, но более всего, по признанию Тулягана, давили воспоминания об ушедших из жизни друзьях. «Они мне постоянно снились, – рассказал автору этих заметок Исаков. – Когда завершал курс лечения, Рашидов чуть ли не в приказном порядке пытался заставить меня играть в возрожденном «Пахтакоре». Это было выше моих сил. В конце сезона меня с почестями проводили из большого футбола». 

С Александром Яновским мы познакомились в начале 90-х во Владикавказе. Тогда бывшего голкипера назначили исполняющим обязанности главного тренера местного «Спартака», ставшего затем чемпионской «Аланией». С тех пор Яновского много раз ставили латать дыры в тренерском штабе владикавказской команды, заменяя затем более именитым специалистом. Только дядя игрока сборной России 90-х годов Игоря Яновского никогда не роптал на судьбу. Ведь он только по счастливой случайности не оказался в последнем рейсе «Пахтакора-79». 

«Тот сезон начинал в качестве основного вратаря ташкентской команды, – вспоминал Яновский. – На целый месяц меня выбила из игры травма, полученная в матче с «Араратом». Нападающий соперников ударом ноги распорол мне живот. Сколько потом играл и тренировал, никогда с подобным не сталкивался! Пока восстанавливался, место в основе прочно застолбил за собой Сергей Покатилов. Как оказалось, эта травма спасла мне жизнь. В «Пахтакоре» в ту пору были только два вратаря, а самолеты из Ташкент в Минск летали не каждый день. Дублирующий состав отправился в столицу Белоруссии заблаговременно. Будь тогда в команде молодой вратарь, я бы наверняка полетел с основой». 

Как рассказал Яновский, тяжкая миссия оповестить о гибели одноклубников выпала на долю тренера дублирующего состава «Пахтакора» Якова Арановича. «Сказать, что команда была в шоке, значит ничего не сказать, – подчеркнул Яновский. – Естественно, никакого матча дублеров не было. Нас отправили домой, но многие ребята просто отказывались садиться в самолет. Многих приводил в чувство специально приехавший в аэропорт главный тренер минского «Динамо» Эдуард Малофеев». 

Должен был лететь в Минск и массажист «Пахтакора» Анатолий Дворников. Накануне он отправился на день рождения своего друга журналиста Олега Якубова. Его квартира была недалеко от аэропорта. Друзья решили, что утром дойдут туда пешком. Как водится, праздновали широко, и Дворников просто проспал вылет. Это спасло ему жизнь.

Команду возрождала вся страна

Пахтакоровцев хоронили в закрытых гробах. В советских газетах о трагедии писали скупо. Лишь через неделю после катастрофы вышла заметка на последней полосе «Советского спорта», в которой сообщалось о гибели команды. В газете ЦК КП Узбекистана «Правда Востока» небольшой некролог был напечатан за три дня до похорон.

На церемонии прощания присутствовало все партийное руководство Узбекистана. Траурный митинг провели в аэропорту, а после гробы несли по городским улицам. Весь Ташкент вышел проводить своих любимцев в последний путь. Футболистов похоронили на Боткинском кладбище. 

После того как прошел первый шок, было принято решение о возрождении «Пахтакора». По решению Спорткомитета СССР, в Ташкент командировали футболистов из других клубов страны. За командой на три года автоматически сохранялось место в высшей лиге чемпионата СССР. По зову сердца приехали в столицу Узбекистана москвичи Андрей Якубик и Сергей Башкиров, минчанин Петр Василевский и львовянин Сергей Страшненко, ростовчанин Юрий Чуркин и кутаисец Зураб Церетели, тбилисцы Гоча и Манучар Мачаидзе. 

Первый матч в чемпионате СССР возрожденный «Пахтакор» провел в Ереване спустя 12 дней после трагедии. Ташкентцы проиграли «Арарату», но уже в следующем туре выиграли дома у тбилисского «Динамо». Впрочем, как вспоминал Давил Кипиани, открыв счет, тбилисцы не стремились забить еще. Их никто не осудил даже в Грузии. 

На позиции Ана в возрожденной команде играл Валерий Глушаков, дядя экс-капитана «Спартака», а ныне игрока «Ахмата» Дениса Глушакова. Кто-то из «легионеров» задержался в Ташкенте только до конца сезона, а затем вернулся в родные клубы. Бронзовый призер Олимпиады-1972 экс-динамовец Якубик отыграл за «Пахтакор» еще сезонов, провел в чемпионате СССР 119 матчей и забил 66 голов.  

«Ребят не нужно было ни в чем убеждать, – вспоминал Базилевич. – Они прекрасно понимали, какую ношу на себя взвалили. Все видели, как принимают их в Ташкенте. На тренировках даже слова были не нужны». 

Как отметил в беседе с автором этих заметок Яновский, концовка сезона-1979 была самым незабываемым моментом в его карьере. Играли футболисты не за деньги, а по зову души. «Пахтакор» в чемпионате страны финишировал на 9-м месте, и это стало праздником для всего Узбекистана. 

Правда, за праздником последовали будни. Базилевич покинул команду после завершения сезона-79, предоставив продолжить миссию возрождения «Пахтакора» сначала Сергею Мосягину, а затем Иштвану Секечу. Как утверждает сам Базилевич, у него была джентльменская договоренность с руководителями Спорткомитета СССР, что после командировки в Узбекистан он возглавит ЦСКА. Да и психологически работать в Ташкенте было тяжело. 

Несколько сезонов «Пахтакор» держал марку, а затем начались скандалы, интриги, расследования. Приведшего ташкентскую команду к наивысшим достижениям в чемпионате СССР Секеча обвинили во всех смертных грехах. В «Комсомольской правде» была опубликована разгромная статья. Просто удивительно, что тренера не посадили. Питерский футболист Валерий Якимцов, игравший тогда за «Пахтакор», считает, что все это было частью кампании, в ходе которой уже копали под всемогущего Рашидова. 

Под грифом «секретно»

В заключении государственной комиссии, расследовавшей причины катастрофы, четко указано, что на обоих самолетах до столкновения не было взрывов или пожаров. Оборудование работало исправно. Причиной трагедии стали ошибки авиадиспетчеров. Только эти выводы спустя десятилетия подвергнуты сомнению. Были сняты несколько документальных фильмов, в создании которых принимала участие Алла Шулепина-Тазетдинова, вдова погибшего в авиакатастрофе тренера. 

«До сих пор с этого дела не снят гриф «секретно», – говорила она в интервью десятилетней давности. – Эта таинственность порождает всякого рода сомнения. Прошло уже тридцать лет, а семьям погибших не показали ни одного документа. Работая в качестве режиссера над фильмом о «Пахтакоре», не нашла ни в одном архиве ни единой записи матчей с участием нашей команды. Все изъято». 

В нескольких интервью Базилевич обмолвился о том, что самолет с футболистами «Пахтакора» был сбит над оборонным объектом. Туда он попал якобы из-за ошибки диспетчера. Эта версия никем и никогда не подтверждена. Да и зачем понадобилось бы сбивать самолет, летевший в облаках на высоте свыше восьми тысяч метров над землей? В районе катастрофы в тот момент находились еще как минимум три самолета. В том числе летевший на низкой высоте АН-2, пилот которого первым и доложил на землю о падающих обломках. 

Драма диспетчера Жуковского

Спустя девять месяцев после катастрофы состоялся суд, на котором диспетчеры Жуковский и Сумской были приговорены к пятнадцати годам заключения в колонии общего режима. Столь тяжкий вердикт, несомненно, был вынесен с учетом общественного резонанса. Через шесть с половиной лет за примерное поведение Сумской вышел на свободу. После освобождения обосновался в родном Харькове. О трагедии, по собственному признанию, забыть не может. 

«Не снимаю с себя вины, но это была не халатность, а роковое стечение обстоятельств, – утверждал он в интервью, которое вырвали у него журналисты 15 лет назад. – Если специалисты прослушают пленку наших переговоров с экипажем, то сразу поймут: возможности проконтролировать расхождение самолетов не было. После случившейся трагедии провели реорганизацию диспетчерского состава и рабочих мест. До этого никто даже не хотел вникать в условия нашей работы». 

Жуковский, который, напомним, лишь начинал свой трудовой путь, покончил с собой. Хотя от ошибок не застрахован ни один авиадиспетчер. Не взял на себя хотя бы часть вины за случившееся и не понес никакой ответственности руководивший бригадой Сергеев. 

Память о «Пахтакоре» живет

Сейчас «Пахтакор» играет в чемпионате Узбекистана. Каждый сезон по сложившейся традиции начинается с посещения Боткинского кладбища, на котором похоронены футболисты и тренеры. Десять лет назад в украинском селе Куриловка открыли памятник погибшим. Инициативу проявила все та же Алла Шулепина-Тазетдинова. Спонсорами выступили представители футбольных клубов со всего бывшего Союза.

У постамента лежит гранитный мяч, а устремившийся в небо журавль символизирует вечную жизнь. На памятнике выбиты имена и фамилии всех 17 погибших членов команды «Пахтакор-79». Остальные пассажиры остались только в памяти близких. 

В Ташкенте даже хотели провести турнир с участием команд, которые в разные годы погибали в авиакатастрофах. Только ни итальянский «Торино», ни английский «Манчестер Юнайтед» идею не поддержали. Сорокалетнюю годовщину трагедии в столице Узбекистана отметили матчем ветеранов «Пахтакора» и сборной СССР разных поколений. 

В ходе памятных мероприятий небольшая улочка, ведущая к стадиону «Пахтакор» и Ассоциации футбола Узбекистана, прежде безымянная, получила имя «Пахтакор-79». Она всегда будет напоминать об ушедших футболистах и тренерах. После распада Союза «Пахтакор» одиннадцать раз становился чемпионом Узбекистана и выходил в полуфинал Лиги чемпионов АФК, азиатского аналога главного европейского турнира. Только для болельщиков некогда единой страны по-прежнему «Пахтакор» ассоциируется с командой, разбившейся в авиакатастрофе в 1979 году.


1 октября 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
86743
Виктор Фишман
69681
Борис Ходоровский
61946
Богдан Виноградов
49171
Сергей Леонов
40494
Дмитрий Митюрин
35744
Сергей Леонов
32929
Роман Данилко
30849
Светлана Белоусова
17734
Борис Кронер
17582
Дмитрий Митюрин
16998
Татьяна Алексеева
15908
Наталья Матвеева
15411
Светлана Белоусова
15259
Наталья Матвеева
14511
Александр Путятин
14401
Алла Ткалич
13077