Псевдоним Соня
СЕКРЕТЫ СПЕЦСЛУЖБ
Псевдоним Соня
Виктор Фишман
журналист
Мюнхен
551
Псевдоним Соня
Соня — Рут Вернер с книгой своих мемуаров

Ее называли едва ли не самой успешной советской разведчицей. Она работала с группой Рихарда Зорге в Китае, с «Красной капеллой» в Швейцарии и Германии, помогала в добыче сведений о разработке атомной бомбы в США. В ее необычной судьбе переплелись настоящая любовь, измены и страсти. Свою службу в органах разведки она закончила в звании полковника и никогда не была разоблачена противником.

Будущая советская разведчица Урсула Кучински родилась 15 мая 1907 года в Берлине. Она была вторым ребенком в еврейской семье экономиста Рене Роберта и его жены, художницы Берты. Старший брат Юрген впоследствии тоже стал советским разведчиком и занимал высокую должность директора Института экономической истории Академии наук ГДР.

Впоследствии у нее было много имен: Рут Вернер, Урсула Кучински, Урсула Гамбургер, Урсула Бёртон, но в историю разведки она вошла под известным теперь всему миру псевдонимом Соня.

В ШАНХАЕ

В 17 лет Урсула окончила лицей и торговую школу, после чего устроилась ученицей в книжный магазин. Работала в берлинском издательстве «Ульштейн». Тогда же вступила в Коммунистическую партию Германии, и сразу же включилась в активную работу.

В 1929 году вышла замуж за архитектора Рудольфа Гамбургера. После свадьбы молодые переехали в Китай, где в 1930 году супруг получил должность ведущего архитектора Шанхайского городского совета. В феврале 1931 года родился сын Михаил (или Майкл; он прожил долгую жизнь и умер 16 января 2020 года).

Как считают биографы, именно в это время Урсула познакомилась с американской журналисткой и писательницей, борцом за права женщин и освобождение Индии Агнес Смедли. Женщины подружились. И Урсула рассказала Агнес забавный случай из своей ранней берлинской жизни.

В конце 1920-х годов Коммунистическая партия Германии организовала большую книжную выставку на Потсдамской площади. «Когда к моему книжному прилавку подошли два индуса, мне захотелось продать им произведение Агнес Смедли «Одинокая женщина», и я рассказала им содержание книги, — вспоминала Урсула. — Особенно подробно я остановилась на истории брака Агнес с одним индусом, с которым она впоследствии разошлась. Старший из индусов кивнул: «Все правильно. Я как раз тот индус, который был женат на Агнес».

Смедли познакомила Урсулу с 35-летним Рихардом Зорге. Последний в этот период занимался объединением коммунистического китайского подполья с целью организации диверсионных групп для свержения правительства Чан Кайши.

Урсула стала хозяйкой конспиративной квартиры и выполняла служебные задания Рихарда Зорге: обрабатывала поступающую информацию, переводила с английского языка на немецкий, фотографировала документы, встречалась с работавшими на советскую разведку китайцами.

В декабре 1932 года Рихард Зорге покинул Китай, а Урсуле предложили переехать в Москву для специальной учебы. Советские органы разведки не разрешили брать с собой сына: в целях конспирации ребенок не должен был знать русский язык!

Поэтому Урсула вместе с Майклом в 1933 году выехала в Прагу, где оставила сына на попечение родителей мужа.

В МОСКВЕ

Биографы семьи Гамбургер пишут, что в 1933 году Рудольф «бежал» из Шанхая. Скорее всего, неожиданный отъезд жены мог вызвать подозрение китайских властей. Рудольф переехал в Польшу, поближе к сыну и к родителям, но пробыл там не долго: органы советской разведки дали ему направление в Швейцарию, затем — в город Чунцин, где тогда находилось китайское правительство.

Но тут его ждал провал: после первого выхода в эфир он был арестован и приговорен к смертной казни. Позднее, благодаря усилиям советских дипломатов, Рудольф Гамбургер был освобожден и покинул Китай.

Тем временем его жена проходила обучение в разведшколе в Москве. Занятия продолжались шесть месяцев: Урсула изучала радиодело, основы агентурной работы, правила конспирации и вербовки. После окончания этого специального курса Урсуле присвоили оперативный псевдоним Соня.

Соню направили в Маньчжурию, точнее, в государство Маньчжоу-Го, находившееся под протекторатом Японии. При его создании было объявлено, что в нем будут пользоваться равными правами все шесть наций, составляющие коренное население Маньчжурии, а именно: маньчжуры, монголы, китайцы, русские, японцы и корейцы. В отношении же других иностранцев Маньчжоу-Го декларировало возможность работать свободно, исходя из принципов «открытых дверей» и «равных возможностей». Этим и решила воспользоваться советская разведка.

Японские спецслужбы вели борьбу с подпольным освободительным движением монголов. Заодно эта была борьба и с местным коммунистическим движением, которое руководило этим подпольем. Задачей Сони и ее начальника, бывшего моряка Иоганна Патра (подпольная кличка Эрнст), было оказание помощи партизанским отрядам Маньчжоу-Го и сбор оперативной информации о политической обстановке в регионе.

В МАНЬЧЖОУ-ГО

В мае 1934 года Соня заехала в Прагу, взяла с собой сына Майкла, и вместе с Иоганном Патра они отправились в далекую Монголию на пароходе из Триеста. Длительное путешествие сблизило молодых людей. «Я далеко не была уверена, что желаю лишь «товарищеских отношений» между нами», — вспоминала в своих мемуарах «Соня рапортует» Урсула.

Штаб-квартира советской агентуры располагалась периодически в Мукдене (Северный Китай) и Пекине. Связь с Москвой осуществлялась по радио.

Любовь не мешала оперативной работе. Иоганнн и Соня установили связь с монгольскими партизанами, разрабатывали планы диверсий, наладили изготовление взрывчатых веществ. Передаваемые Соней сведения в Центр были очень ценны для советской разведки.

Однако весной 1935 года их китайского связного арестовала секретная японская служба. Пришлось срочно уезжать из Мукдена. Эрнст отправился в Пекин, а Соня покинула Китай. Она была беременна и хотела сохранить ребенка. Вот что запишет она позднее: «Там, где висят пеленки, вряд ли кто ожидает встретить разведчика». Соня тоже покинула Мукден и вернулась в Европу.

В ПОЛЬШЕ

Следующая служебная командировка была в Польшу. Пикантность ситуации заключалась в том, что в Варшаву ее направили вместе с бывшим первым мужем, Рудольфом Гамбургером.

Главной задачей Сони было обеспечить радиосвязью несколько агентурных групп военной разведки на польской территории. Опыт учебы в разведшколе пригодился: Урсула собрала из деталей, купленных в радиомагазинах, радиоприемник и приступила к оперативной работе. И вскоре в Москве услышали в эфире позывные сигналы Сони. В это время у нее родилась дочь Янина, отцом которой был Эрнст.

Через некоторое время Соня переехала в Данциг (Гданьск), считавшийся в то время свободным городом. На самом же деле в нем уже во всю хозяйничали нацисты, напавшие на Польшу 1 сентября 1939 года. На улицах висели флаги с нацистской символикой, нацисты в своей форме свободно разгуливали по улицам.

В Данциге через некоторое время благодаря усилиям Сони начали действовать три диверсионные группы по шесть человек в каждой. Они собирали информацию о работе одного из крупнейших на Балтике Данцигского порта, о строительстве немецких подводных лодок, минировали торговые и военные суда, перевозящие оружие в сражающуюся Испанию для поддержки фалангистов, проводили агитацию против немцев.

В результате несколько судов с оружием, предназначенных для Франко, пошли ко дну. После этих событий Соня неожиданно получила шифрованную телеграмму из Центра с поздравлением по случаю награждения орденом Красного Знамени.

Однако пришлось быстро уезжать: соседка, жена нацистского чиновника, сообщила ей о подозрениях мужа. Нацистский чиновник заподозрил, что в доме работает передатчик, создающий помехи при прослушивании радиопередач. Намечалась облава, о которой тоже рассказала соседка.

Из Польши ее дважды вызывали на курсы усовершенствования в Москву. В Кремле председатель ЦИК СССР Михаил Калинин вручил ей орден Красного Знамени. Но Урсула носила этот орден, приколотый на белую кофточку, всего один московский день. Потому что на следующей день ей предстояло уезжать в Швейцарию.

В ШВЕЙЦАРИИ

По пути в Швейцарию Соня заехала за своими детьми в Лондон. Дети находились там уже несколько лет у родителей Урсулы — Рене Роберта и Берты. Через английских ветеранов испанской войны ей удалось завербовать себе двух помощников: Леона Бёртона (псевдоним Лен) и Александра Фута (псевдоним Джим). Центр утвердил их кандидатуры. В Швейцарии Соня быстро наладила связи с нужными людьми, владевшими важной информацией. Среди них оказался англичанин, занимавший высокий пост в Лиге Наций.

Соня направила агента Джима в Германию с целью устроиться на авиационном заводе «Мессершмитт» в Мюнхене для получения важной военной информации. Агенту Лену предстояло легализоваться во Франкфурте-на-Майне и устроиться на военное предприятие «И. Г. Фарбениндустри».

Лен и Джин находились в Германии до лета 1939 года, пока не пришел приказ из Центра срочно отозвать их в Швейцарию и обучить на радистов. В Центре знали о быстром приближении войны с Германией, и на повестку дня в первую очередь выходила надежная радиосвязь с зарубежными резидентурами.

В декабре 1939 года Соня получила очередное задание из Центра — помочь резиденту военной разведки в Швейцарии Шандору Радо, утратившему к тому времени связь с Москвой. Это задание было успешно выполнено.

Однако положение немецкой гражданки еврейского происхождения, проживающей в Швейцарии под вымышленным, именем становилось крайне опасным. Стало известно о подготовке распоряжения о высылке всех немецких граждан в Германию. В Центре родилась идея: Урсула и Рудольф Гамбургер должны официально развестись, а Соня вступит в брак с кем-то из своих помощников английского происхождения, чтобы получить британский паспорт. Выбор пал на Леона Чарльза Бёртона, за которого Урсула вышла замуж.

В БРИТАНИИ

Судьбе было угодно, чтобы фиктивный брак превратился в настоящий. Осенью 1940 года Соня переехала в Великобританию. У Рут Бёртон (так теперь ее стали называть) и Леона в 1943 году родился сын.

Но уже спустя короткое время Соня привлекла к работе на советскую военную разведку несколько важных источников и создала собственную резидентуру. В работе со своими агентами она проявляла инициативу, находчивость и осторожность. Благодаря этому Центр стал получать ценную информацию о планах британского руководства, о вооруженных силах Великобритании и Германии, о разработках новых видов вооружения. Соне помогал отец, имевший полезные связи в промышленных кругах. Так, например, по данным ее биографа, немецкого журналиста Александра Островского, она сообщила в Центр мнение влиятельного английского политика Стаффорда Криппса о том, что у Германии разработаны планы за три месяца достигнуть Урала. Благодаря Соне Центр получил развернутый «Обзор стратегии бомбовых ударов США в Европе», подготовленный секретными службами США.

Информации было так много, что она работала на своей радиостанции иногда по пять часов в день. В связи с этим Центр был вынужден указать ей на недопустимость такого продолжительного нахождения в эфире.

Особую ценность представляла информация Сони, получаемая от физика Клауса Фукса, занимавшегося разработкой атомного оружия в закрытой лаборатории в Бирмингеме. Подсчитано, что до отъезда в США в 1944 году, куда английские физики были направлены по инициативе американского президента Рузвельта, Фукс передал Соне в общей сложности 474 листа секретных материалов по британскому ядерному проекту «Тьюб Эллойз» («Трубный сплав»), не считая устной информации. Связь с ним поддерживалась Соней и после войны.

КАК СОНЯ СТАЛА РУТ ВЕРНЕР

В феврале 1950 года Клаус Фукс был арестован американскими спецслужбами за передачу секретных сведений «неизвестному лицу». Надо было срочно уезжать, пока американцы не идентифицировали личность «неизвестного». Урсула, не дожидаясь указания Центра, собрала детей, села на самолет и прибыла в английскую зону оккупации в Германии. Оттуда не составляло большого труда на такси добраться до советской зоны оккупации в Берлине.

Во время жизни в ГДР Соня написала несколько книг. Первой был выпущенный под псевдонимом Рут Вернер роман «Необычная девушка». Всего Рут Вернер выпустила 15 книг, в том числе знаменитые мемуары под названием «Соня рапортует». На обложке этой книги — милая фотография, где Соня обнимает своего ребенка.

Когда Соню называли шпионкой, она обижалась: «Шпион — это человек, которого покупают за деньги. Меня никто не покупал. То, что я делала, было нелегальной партийной работой… Это была моя борьба против фашизма. Если моя работа приблизила победу хотя бы на три дня, даже на два часа, я могу ходить с высоко поднятой головой».

То, что эта женщина, мать троих детей, совершила в своей жизни, может служить сюжетом многосерийного триллера. Впрочем, в октябре сего года российский телеканал НТВ собирается показать документальный фильм Sonya Superfrau. Прочитав наш материал, телезрители окажутся вполне подготовленными к такому просмотру.


16 августа 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
87780
Виктор Фишман
70273
Борис Ходоровский
62486
Богдан Виноградов
49721
Сергей Леонов
48168
Дмитрий Митюрин
36671
Сергей Леонов
33461
Роман Данилко
31252
Борис Кронер
19197
Светлана Белоусова
18846
Дмитрий Митюрин
17477
Светлана Белоусова
17389
Татьяна Алексеева
16921
Наталья Матвеева
16174
Наталья Матвеева
16147
Александр Путятин
14817
Татьяна Алексеева
14688