НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №4(494), 2018
Укротитель «Сэйбров»
Александр Обухов
публицист, историк
Санкт-Петербург
1015
Укротитель «Сэйбров»
Робот и его создатель

«Враг вступает в город, пленных не щадя, оттого что в кузнице не было гвоздя», — писал Самуил Маршак. Но в нашем случае речь пойдет о человеке, создавшем такой «гвоздь» для советских вооруженных сил, который не дал противнику ворваться в страну. Более того, вероятно, именно он предотвратил третью мировую войну. Звали этого человека, засекреченного вплоть до начала нынешнего века, Вадим Викторович Мацкевич.

Крамольная кинокомедия

Вадим Мацкевич родился в 1920 году в Новочеркасске, являвшимся до революции столицей Войска Донского. Его отец, преподаватель русского языка и литературы, происходил из семьи священника, получившего за свою просветительскую деятельность дворянское звание. Ну а отцом матери был знаменитый казачий атаман Курдюмов — герой русско-турецкой и Русско-японской войн. Семья и до, и после революции проживала в большом двухэтажном доме деда в Новочеркасске. За то, что отец Вадима безоговорочно принял революцию, его родственники по линии жены — все как на подбор бывшие до 1917 года есаулами и хорунжими — называли Мацкевича-младшего не иначе как «большевистский щенок». А вот мама и тетя Вадима любили наряжать мальчугана в белоснежную матроску и в этом наряде выводить его на прогулки. Старики-казаки, завидя Вадика, очень походившего в этом наряде на Алексея Романова, вставали «во фрунт», неизменно приветствуя: «Здравие желаем, ваше императорское величество, наследник-цесаревич!» Вот так Вадим и рос, будучи в одном лице и «большевистским щенком», и «наследником-цесаревичем».

Большое влияние на формирование интересов Вадима оказал профессор Белявский — заведующий кафедрой электромеханики Донского политехнического университета, живший по соседству. Самыми любимыми игрушками малыша стали выключатели, лампочки и провода, которыми его снабжал профессор. В шесть лет Вадик додумался, как заменить примус, бывший в те времена основным прибором на кухне. В конце концов у него получился настоящий электрокипятильник, и процедура накачивания примуса ушла в прошлое. Это сейчас нам такие вещи кажутся простыми. Но ведь тогда на дворе стоял 1926 год.

Дальше изобретения у малыша посыпались как из рога изобилия. Он создал механический кукольный театр, затем проекционный аппарат для демонстрации стеклянных диапозитивов и целый «театр теней» со стереоскопическим эффектом. Наконец, изучив устройство киноаппарата, маленький Кулибин собрал из множества разных деталей свой аппарат и приступил к демонстрации фильмов. Это было веселое время НЭПа, когда на толкучке можно было купить почти все. Правда, художественные ленты не продавались, а случалось приобрести только киножурналы к кинофильмам. На балконе своего дома Вадим ставил киноаппарат и демонстрировал на экране-стене соседнего дома новости последних дней и месяцев. Успех был небывалый, народ собирался со всего квартала. Вскоре зрителям киножурналы надоели, и они стали требовать комедию. Вадим нашелся и здесь. Он стал крутить киножурнал о вручении послом Афганистана верительных грамот Калинину — в обратную сторону. Эффект превзошел все ожидания. Получалось, что посол вырывает грамоты из рук Калинина, сломя голову бежит по Кремлю, катится по лестницам, влетает в автомашину и «выметается» из Кремля. Хохот стоял неимоверный. Однако вскоре, как тогда говорили, «запахло керосином». Прослышав про такие проделки, местное ОГПУ повелело прекратить киносеансы. Правда, никаких репрессивных действий против десятилетнего мальчишки тогда еще предпринято не было.

Робот «В2М»

Новый этап в творчестве Вадима Мацкевича наступил с открытием в Новочеркасске Станции юных техников. В ее стенах семиклассник создал компактный одноламповый радиоприемник, размещавшийся в плоском чемоданчике наподобие нынешнего атташе-кейса. На выставке в Ростове-на-Дону радиоприемник Мацкевича завоевал первое место. Грамоту «Ударник 2-го года 2-й пятилетки» Вадиму вручал секретарь Ростовского обкома комсомола Константин Ерофицкий в здании новочеркасской Станции юных техников. Поздравляя конструктора-изобретателя, секретарь спросил: «А что еще ты хотел бы сделать?» — «Хочу сделать робота. Такого, как в кинофильме «Робот инженера Риппля», или даже лучше», — прозвучало в ответ. Ерофицкий обещал помочь. Ведь надо было достать дефицитные вещи: десять метров белой жести и двадцать штук импортных шарикоподшипников.

Буквально через неделю Ерофицкий привез двадцать метров белой жести и шведские шарикоподшипники. Работы шли целых два года и увенчались успехом. Робот «В2М», что означало имя, отчество и фамилию изобретателя (Вадим Викторович Мацкевич), имел рост 1,2 метра и управлялся по радио. Он выполнял восемь команд, задаваемых по кнопкам на выносном пульте (даже мог стрелять из пистолета). При этом стоит напомнить, что никаких транзисторов, микросхем, а тем более компьютеров тогда не существовало. Вся система управления строилась на электрических импульсах. В 1937 году в Париже открылась Всемирная выставка. Она проходила под девизом «Искусство и техника в современной жизни». Советский павильон, увенчанный скульптурной группой «Рабочий и колхозница», включал в себя и робота, созданного Вадимом Мацкевичем. Фотографии робота и тексты к ним напечатали не только советские журналы «Огонек» и «Знание — сила», но и все ведущие мировые издания. В качестве награды молодой изобретатель получил велосипед «Москва», что по нашим временам сопоставимо с престижным автомобилем.

Спасение юного «диверсанта»

Наступил 1938 год. Костю Ерофицкого, так много сделавшего для молодого изобретателя, вместе с другими партийными, хозяйственными и комсомольскими деятелями арестовали и расстреляли. Десятиклассник Вадим Мацкевич решил отомстить. В короткий срок из десяти оставшихся метров белой жести была сконструирована радиоуправляемая танкетка, вооруженная мини-ракетами. В разобранном виде Вадим перевез ее в Ростов, собрал, написал на бортах золотыми буквами «Костя Ерофицкий», настроил систему радиоуправления и… направил на здание НКВД. Танкетка открыла огонь из пушки и шести ракет. Все окна в здании НКВД разбились вдребезги. На улицу выбежали солдаты и офицеры, прикладами и сапогами разгромили танкетку и скрутили Мацкевича. И вот здесь-то произошло самое невообразимое. По всем статьям десятикласснику «светил» расстрел, но... После нескольких дней избиений (даже лопнула перепонка в левом ухе) Вадима сумел вытащить из застенка начальник НКВД города Новочеркасска Борис Иванович Томасов. Что это ему стоило, никто не знает. По дороге домой, в машине, он проинструктировал «юного диверсанта»: «Сдавай экзамены и срочно уезжай в Москву. В Ростовский университет не поступай. У тебя куча дипломов и грамот, а еще помнят твоего робота. Тебя всюду возьмут. В анкетах смело пиши, что под следствием не был. У тебя все будет хорошо».

Через месяц Вадим Мацкевич, получив аттестат с отличием и золотую медаль, прибыл в столицу и поступил в Московский энергетический институт. Начало войны совпало со сдачей экзаменов за третий курс. Студентов сразу посадили в эшелон и отправили под Вязьму строить укрепления. Затем была учеба в разведшколе, служба в Академии связи и в Военно-воздушной академии. В 1944 году, когда наши войска продвинулись далеко на запад, на аэродроме в Яссах солдаты захватили два новейших немецких бомбардировщика «Мессершмитт-110», оборудованных приборами «невидимого боя» — радиолокаторами перехвата воздушных целей.

Искореженные Ме-110 переправили под Москву, в институт ВВС. Для испытаний мессеров создали особую команду, в которую был включен и Вадим Мацкевич. В двадцать первом полете на поврежденном трофее техник-инженер поранил ногу и с диагнозом «гангрена» угодил в госпиталь. Видимо, судьба его хранила для более важных дел. Свой 22-й, роковой полет экипаж совершал без него. Произошла авария, и все товарищи Вадима погибли.

Решенная загадка «Сэйбра»

Что же касается лейтенанта Мацкевича, то свои таланты и накопленные знания он применил уже в другой войне, начавшейся спустя пять лет после того, как отгремели победные залпы в мае 1945 года. Об этой войне в Стране утренней свежести (так корейцы называют свою родину) большинство наших сограждан знает очень мало. 25 июня 1950 года северокорейские войска Ким Ир Сена вошли на территорию Южной Кореи. Сеул пал уже через три дня. Однако ситуация очень быстро переменилась. Южнокорейцы обратились за помощью к США. Совершенно неожиданно для северян объединенные силы ООН под командованием американского генерала Макартура оказали южанам действенную помощь. Американские «летающие крепости» В-29 начали уничтожать города и стратегически важные объекты Северной Кореи. 29 сентября 1950 года Ким Ир Сен обратился за помощью к Сталину: «Помогите вашими силами! В крайнем случае организуйте выступление на нашей стороне добровольческих частей и соединений стран народной демократии. Мы полны решимости преодолеть все трудности, стоящие перед нами, чтобы Корея не стала колонией и военным плацдармом американских империалистов». Надо понимать, что победа американцев в этой войне могла иметь свое продолжение. Ведь в 1949 году в США был принят план «Дропшот», согласно которому предполагалось сбросить 300 атомных бомб на города Советского Союза. Получив военные базы на территории Кореи, американцы могли бы приступить к реализации плана.

Для борьбы с американской авиацией Сталин принял решение об участии воздушных сил и ПВО СССР. Для этого создавался 64-й особый истребительный авиакорпус в составе четырех авиадивизий, двух зенитных дивизий и ряда вспомогательных частей. Абсолютное большинство советских летчиков составляли пилоты, за спиной которых была Великая Отечественная война. В небе Кореи сражался и прославленный советский ас Иван Кожедуб, командующий строго засекреченной 324-й ИАД. Дивизия Кожедуба имела и суперсовременные истребители МИГ-15, очень быстро расправившиеся с американскими «летающими крепостями». Значительную помощь Ким Ир Сену оказал и Китай, направив под видом «китайских добровольцев» регулярные армейские части.

Но тут американцы применили свое новое супероружие — истребитель Ф-86 «Сэйбр», который быстро восстановил гегемонию янки в воздухе. «Сэйбры» возникали перед нашими самолетами буквально из ниоткуда и с дальних расстояний вели огонь, в то время как МИГам нужно было приблизиться к противнику на расстояние в 250 метров. Дело было, по всей видимости, в новой электронной начинке «Сэйбров». К началу 1951 года потери наших воздушных сил стали угрожающими. Наконец летчику-асу полковнику Пепеляеву удалось подбить «Сэйбр». Самолет упал в прибрежной полосе. Американцы выслали целую эскадрилью, для того чтобы машина не достался противнику. В бою за «Сэйбр» были сбиты семь наших МИГов. И все же ночью, когда самолет скрылся под водами прилива, китайские солдаты под водой (!) разобрали его и передали нашим специалистам. Так новейший Ф-86 «Сэйбр» оказался в НИИ ВВС под Москвой, в котором работал лейтенант Мацкевич.

Вадим Викторович сразу установил, что загадка «Сэйбра» кроется в сопряжении радиодальномера с электронным прицелом. Таким образом, американский самолет мог сбивать цель, находясь за два с половиной километра от нее. Зная теперь параметры прицельной системы «Сэйбра» и устройство американского радиодальномера, Вадим Викторович создал миниатюрный антирадар, предупреждающий наших летчиков о появлении «Сэйбров» аж за десять километров!

Конкуренция по-советски

Все было бы очень здорово, но Мацкевич тем самым перешел дорогу целому научно-исследовательскому институту, работавшему над созданием антирадара. В закрытом НИИ-17 другие специалисты разработали антирадар под названием «Позитрон». Весила такая «элементарная частица» 120 килограммов и не шла ни в какое сравнение с «Сиреной» Мацкевича, весившей всего ничего. Как было впихнуть в МИГ-15 огромный «Позитрон», похожий на рояль? Кроме того, эффект дальности обнаружения у «Позитрона» составлял всего шестьсот метров, а не 10 километров, как у устройства Мацкевича.

Руководство и сотрудники НИИ-17 решили опорочить изобретателя в глазах вышестоящего начальства. Договорились даже до того, что Мацкевич, мол, просто сумасшедший, поскольку никто не сможет изобрести антирадар величиной со спичечную коробку. В результате этих интриг Вадима Викторовича вывели за штат, обрекая на голодное существование. Его даже заставили пройти психиатрическое освидетельствование в Институте военной медицины. Старый врач, попросив выйти сопровождающих, сказал Мацкевичу: «Я понимаю, что вы более чем нормальный человек. Вы уникум, но вас съедят завистники. Вам надо обращаться на самый верх». Легко сказать про самый верх, то есть про Сталина. А как к нему пробиться? И все же выход был найден. О своей проблеме изобретатель рассказал знакомому — майору Георгию Береговому, Герою Советского Союза, ставшему впоследствии космонавтом. Береговой свел Мацкевича с летчиком-испытателем Степаном Микояном, сыном члена Политбюро Анастаса Микояна, и через день они все были уже в конструкторском бюро брата этого могущественного советского сановника Артема Ивановича Микояна — создателя знаменитых МИГов. Микоян доложил Сталину о серьезном научном и конструкторском достижении… и все завертелось. Сталин заявил Берии о необходимости в срочном порядке переориентировать все НИИ, КБ и номерные заводы на «изделие лейтенанта Мацкевича», чтобы в срок одного-двух месяцев выпустить не менее 500 экземпляров. Сам же Вадим Викторович с десятком уже готовых приборов отправлялся в Корею.

Советские летчики встретили «Сирену» на ура. За первую неделю воздушных боев десять советских МИГов, имевших в хвостовой части «Сирену», сбили более двадцати «Сэйбров», не считая «прочую мелочь». Американцы были озадачены. Лейтенанту Мацкевичу по прямому указанию министра Вооруженных Сил СССР Булганина прямо в Корее вручили погоны капитана.

Однако вскоре «Сирены» стали давать сбои — вовсю «голосили» при отсутствии противника. Летчики, все как один, сняли антирадары, ставшие ненужными. Обстановка осложнялась тем, что вопрос по выпуску «Сирен» стоял на контроле у Сталина. В Корею прилетели два инженера-чекиста с целью проверки действий Мацкевича. Один из них по секрету сказал капитану: «Лаврентий Павлович, если выяснится, что ты действовал вредительски, будет лично допрашивать тебя на Лубянке». Мацкевич не спал уже целую неделю. Что предпринять? Выйдя на аэродром и заметив китайских рабочих, заливавших швы между бетонными плитами рисовой смолой, он бросился к котлу и опустил прибор в смолу. «Сирена» теперь была полностью изолирована от воздействий окружающей среды. Вадим Викторович еле-еле дождался рассвета. Все десять «Сирен» облачились в смоляную одежку и были водружены на МИГи. Бой следующего дня принес небывалые результаты: было сбито еще пять «Сэйбров». Даже бериевские инженеры пустились вместе с Мацкевичем вприсядку. В Москву полетела шифровка: «Все «Сирены» срочно должны быть обработаны смолой для придания герметичности».

В Москве капитана Мацкевича встречал сам главнокомандующий ВВС маршал Жигарев. Вручая изобретателю орден Красной Звезды и ордер на двухкомнатную квартиру (до этого семья Мацкевича жила в коммуналке), он заметил: «Вот уж не знал, что у тебя так много завистников. На тебя написано аж 35 доносов, так что со званием Героя Советского Союза, увы, не получилось». Что же касается признательности со стороны Китая, то и она не заставила себя долго ждать. По личному распоряжению Мао Цзэдуна посольство Китая преподнесло капитану автомобиль марки «Победа» и купило гараж к нему. Кстати говоря, рядом с гаражом Мацкевича потом находился гараж Юрия Гагарина. Здесь космонавт номер один иной раз встречался с изобретателем номер один за «рюмкой чая».

27 июля 1953 года в Пханмунджоме было заключено соглашение о прекращении огня. По разным данным, в ходе конфликта погибли от трех до четырех миллионов корейцев, около 150 тысяч китайских, 55 тысяч американских и 315 советских военнослужащих. Советскими летчиками и зенитчиками было сбито 1250 самолетов противника. Потери советских ВВС составили 335 самолетов.

Самым же главным итогом войны стало то, что она не переросла в третью мировую. Генерал Макартур хотел в марте 1953 года, после смерти Сталина, обрушить на СССР внезапный ядерный удар. Однако расклад, сделанный американскими военными, показал, что семьдесят процентов «Сэйбров» и почти сто процентов В-29 будут сбиты советскими МИГами у границы. Не будем забывать, что значительный вклад в предотвращение третьей мировой войны сделал никому тогда не известный конструктор-изобретатель Вадим Викторович Мацкевич, гриф секретности с дел которого был снят только в XXI веке.


17 Февраля 2018


Последние публикации


1 000 руб.
200 руб.



Выбор читателей

Сергей Леонов
83488
Виктор Фишман
67054
Борис Ходоровский
59019
Богдан Виноградов
46294
Дмитрий Митюрин
31287
Сергей Леонов
30802
Роман Данилко
28309
Сергей Леонов
15371
Дмитрий Митюрин
14111
Светлана Белоусова
13853
Александр Путятин
13007
Татьяна Алексеева
12758
Наталья Матвеева
12292