Мирные цели создателя военных систем
НАУКА
«Секретные материалы 20 века» №3(363), 2013
Мирные цели создателя военных систем
Александр Железняков
писатель
Санкт-Петербург
190
Мирные цели создателя военных систем
Совет главных конструкторов: М. Рязанский, Н. Пилюгин, С. Королев, В. Глушко, В. Бармин и В. Кузнецов. 1947 год

Легендарный «королевский» Совет главных конструкторов… Возникший как неформальное объединение руководителей предприятий, очень скоро он превратился в официальный орган, на котором принимались решения по важнейшим вопросам создания ракетного щита нашей страны. В первый состав совета вошли шесть человек: Сергей Королев, Валентин Глушко, Владимир Бармин, Михаил Рязанский, Николай Пилюгин и Виктор Кузнецов. Каждый из них отвечал за определенное направление работ. Системами радиоуправления баллистических ракет, а потом и космических носителей занимался Михаил Рязанский.

Он родился 23 марта (5 апреля) 1909 года в Санкт-Петербурге. Но на берегах Невы прожил совсем недолго. Его отец, Сергей Иванович, происходил из семьи священника деревни Бычки Тамбовской губернии, учился в Баку, уезжал и вновь возвращался на Апшерон, где работал секретарем в конторе Нобеля. В те годы Баку был одним из центров социал-демократии. Левых убеждений придерживался и отец Михаила Сергеевича. В их доме часто бывали молодые бакинские революционеры Киров, Орджоникидзе, Вышинский. Захаживал и Лаврентий Берия. Правда, в 1930-е годы Сергея Ивановича, несмотря на высокие знакомства, все равно исключили из партии.

Детские воспоминания Михаила Сергеевича связаны только с Баку. А самые яркие впечатления детства – солнце, море и нефтяные вышки в окружении вод.

В 1923 году семья Рязанских переехала в Москву, где Сергей Иванович стал работать в управлении столичной конторы «Азнефть». Так юный Миша стал москвичом.

Еще в школьные годы проявился его активный характер. Став комсомольцем, он активно занимается комсомольской работой, становится пропагандистом в Хамовниках. Вскоре он находит себе работу: сначала монтер, потом – техник.

Еще в шестом классе Рязанский всерьез увлекся радио, что определило всю его дальнейшую жизнь. В 1924–1927 годах на общественных началах занимается любимым делом, руководит радиокружками, работает в президиуме Общества друзей радио при московском комитете комсомола, в президиуме радиокомиссии при ЦК ВЛКСМ (секция коротких волн). В те же годы увлекался коротковолновой связью, был активным коротковолновиком-любителем. Первым в СССР установил радиосвязь с ледоколом «Красин», который шел спасать экспедицию Умберто Нобиле. Этим достижением Рязанский гордился всю свою жизнь.

Авторитет молодого Рязанского был настолько высок, что именно его фракция ВКП(б) Общества друзей радио в 1928 году рекомендовала для работы в Нижегородской радиолаборатории имени Ленина – в то время ведущего радиоцентра страны. В Нижнем Новгороде ему доверили заведовать антенным полигоном. В лаборатории Рязанский конструирует свои первые радиостанции, некоторые из них были приняты на снаряжение Красной армии. Кроме того, он продолжает активно заниматься комсомольской работой, избирается секретарем комсомольской организации лаборатории.

Именно в годы работы в Нижегородской радиолаборатории произошел случай, который существенно осложнил дальнейшую жизнь Рязанского. На краю антенного полигона находился деревянный вагончик с аппаратурой, который однажды сгорел. Началось следствие. В поджоге обвинили Рязанского, вытащив на свет факт, что его дед, которого он никогда в жизни не видел, был попом в Тамбовской губернии. Ярлык «Рязанский – враг народа», который с чьей-то «легкой» руки тут же был к нему приклеен, чуть было не стал для него фатальным. На защиту Рязанского активно встала молодежь лаборатории, которая буквально отбила его. Отделался пустяком – месяцем принудительных работ за «небрежное отношение к государственному имуществу». Пожар на полигоне и дед-священик преследовали его всю жизнь. Так, став в 1931 году кандидатом в члены ВКП(б), он только в 1940 году был принят в члены партии.

В 1931 году кто-то из руководителей лаборатории вспомнил, что у молодого ученого нет специального образования. Так Рязанский вновь оказывается в Северной Пальмире. Правда, из лаборатории его направили в Ленинградскую Военно-техническую академию. Но так как в тот год приема не было, Михаил поступил в Ленинградский электротехнический институт имени Ульянова-Ленина, где проучился два года. Одновременно он работал в Особом техническом бюро (ОСТЕХБЮРО), создававшем системы радиосвязи для ВМФ.

Общая неустроенность, учеба, работа – все это привело к тому, что Михаил тяжело заболел туберкулезом. Приговор врачей был лаконичен: «Хочешь жить – уезжай из Ленинграда».

Не надеясь на выздоровление, смирившись с мыслью о скорой смерти, Михаил уехал в Башкирию, куда к тому времени перебралась его семья. Отец и мать поили его кумысом, кормили медом и смогли вылечить сына. В 1934 году он возвращается в Москву, переводится в Московский электротехнический институт имени Молотова на факультет связи. В 1935 году окончил институт, защитив секретный диплом по системам специального радиооповещения: передача закодированной информации, радиовзрыватели, радиосчетчик под рельсами и другие приборы.

Еще в 1934 году он начал работать в московском отделении ОСТЕХБЮРО. Занимался исследованием систем радиообнаружения самолетов, проблемами дистанционного управления военной техникой. После окончания института продолжает работать в ОСТЕХБЮРО, которое в 1939 году было преобразовано в НИИ-20 (ныне – Всероссийский НИИ радиотехники).

Накануне Великой Отечественной войны Рязанский начал заниматься новым для себя, но очень интересным делом – радиолокацией. Он участвовал в создании первого советского радиолокатора П-2 («Пегматит»), разрабатывал приемную часть. Работа над радиолокатором, начатая в Москве перед войной, продолжалась в Барнауле, куда были эвакуированы радисты. В невиданно короткие сроки радиолокатор был создан. Все участники разработки, в том числе и Рязанский, стали лауреатами Сталинской премии за 1943 год.

Следующей разработкой Рязанского стал локатор наведения П-3. В конце войны Михаил Сергеевич заинтересовался радиосистемами наведения ракет «Фау-2» (именно тогда об этих разработках стало известно советским конструкторам). В 1945–1946 годах в составе большой группы ученых был направлен в Германию для розыска оборудования и документации ракет «Фау-2». Работал в институте «Нордхаузен» вместе с Сергеем Королевым, Валентином Глушко и другими, которые уже через несколько лет стали «золотым фондом» отечественного ракетостроения, а потом проложили человечеству дорогу к звездам.

После возвращения в Москву Рязанский был сразу же назначен главным конструктором НИИ-885 Министерства промышленности средств связи СССР. С 1951 года – главный инженер НИИ-88 Министерства вооружения.

В июне 1952 года Рязанского перевели в центральный аппарат министерства и назначили начальником Главного управления по ракетной технике, членом Коллегии министерства.

Но здесь он проработал недолго. Его натура требовала живого дела, а не «аппаратных игр». Поэтому в 1953 году по личной просьбе он был освобожден от этой должности и назначен заместителем директора по научной работе НИИ приборостроения, в котором проработал следующие тридцать три года. В 1978 году институт был преобразован в НПО «Радиоприбор», в 1990-х годах – в ФГУП «Российский научно-исследовательский институт космического приборостроения». С 1955 года Рязанский – директор и главный конструктор института, затем первый заместитель генерального директора, с 1965 года – заместитель директора по научной части – главный конструктор.

С конца 1940-х годов Рязанский – один из ведущих создателей систем автономного управления и комбинированных систем управления первых советских баллистических ракет. Вошел в состав Совета главных конструкторов, которым руководил Сергей Павлович Королев, успешно завершил работы по созданию системы радиоуправления ракеты-носителя Р-7. Он же создавал приборы управления для запуска первого в мире искусственного спутника Земли и для запуска первого в мире человека в космос.

За заслуги в деле создания баллистических ракет большой дальности, в том числе первой отечественной ракеты – носителя ядерного оружия Р-5М, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 апреля 1956 года ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и медали «Серп и молот». За межконтинентальную баллистическую ракету Р-7 и первый в мире искусственный спутник Земли был удостоен Ленинской премии, за полет Юрия Гагарина – награжден орденом Ленина. Михаил Сергеевич – кавалер ордена Красной Звезды, двух орденов Трудового Красного Знамени, ордена Октябрьской Революции и еще трех орденов Ленина.

Продолжая плодотворную научную и конструкторскую деятельность, в 1960–1970-х годах Рязанский стал ведущим конструктором систем управления космических автоматических аппаратов для исследования Луны, Марса и Венеры, пилотируемых космических кораблей «Восток», «Восход», «Союз». Под его руководством создавались уникальные наземные и морские командно-измерительные комплексы для управления полетами космических кораблей, единая система управления одновременной работой нескольких спутников для исследования природных ресурсов Земли, международная космическая система обнаружения терпящих бедствие КОСПАС-САРСАТ.

Автор свыше 150 научных работ по теории и практике создания радиотехнических систем в 1958 году был избран членом-корреспондентом АН СССР. В 1979–1987 годах являлся членом Комиссии АН по разработке научного наследия пионеров освоения космического пространства.

В 1986 году Рязанский перешел на работу в Министерство общего машиностроения СССР, где проработал до конца жизни.

Последние годы принесли Михаилу Сергеевичу горечь утраты близких людей. В 1981 году умерла любимая жена Елена Зиновьевна, а в 1982 году в горах трагически погиб сын Володя. Рязанский заболел, пытался забыться в работе, увлекся созданием аппаратуры для получения телевизионных панорам Марса и Венеры. Но болезнь оказалась сильнее, и 5 августа 1987 года Михаил Сергеевич Рязанский умер. Похоронен на Донском кладбище Москвы.

Бюст ученого установлен на космодроме Байконур в Казахстане. Мемориальные доски в его честь установлены в Московском энергетическом институте и на территории ФГУП «Российский научно-исследовательский институт космического приборостроения».

Космическую эстафету Михаила Сергеевича Рязанского продолжает его внук – Сергей Николаевич Рязанский, космонавт-испытатель.


27 января 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
88449
Виктор Фишман
70665
Борис Ходоровский
62860
Сергей Леонов
56252
Богдан Виноградов
50023
Дмитрий Митюрин
37365
Сергей Леонов
33828
Роман Данилко
31683
Борис Кронер
20560
Светлана Белоусова
19602
Светлана Белоусова
18342
Дмитрий Митюрин
17900
Наталья Матвеева
17752
Татьяна Алексеева
17196
Наталья Матвеева
16477
Татьяна Алексеева
16279