«Украинский Магеллан»
РОССIЯ
«СМ-Украина»
«Украинский Магеллан»
Валерий Дмитерко
журналист
Киев
1218
«Украинский Магеллан»
Шлюпы «Надежда» и «Нева» у берегов «русской Америки»

Об этом покорителе морей сегодня, к сожалению, почти уже не помнят. Конечно же, в школьные годы «географичка» всем втолковывала про кругосветное путешествие Крузенштерна и… Лисянского. Но ведь не всем Бог раздал «энциклопедическую память», и за невостребованностью многие сведения из нашей головы улетучиваются…

Побывав в дорогом моему сердцу районном центре Нежин, увидел на одной из его живописных улочек памятник «украинскому Магеллану», и решил о нем написать. Без привязки к круглой дате…

Интересный был человек, смелый, образованный, разносторонними обладал талантами. Одним из первых в российском флоте Юрий Лисянский совершил кругосветное плавание, сделал ряд географических открытий, внеся огромный вклад в отечественную океанографию, этнографию и другие науки.

Его именем названы залив, пролив, река, мыс, полуострова, островок и подводная гора в Тихом океане.

В ПОРОХОВОМ ДЫМУ

Юрий Федорович Лисянский родился 2 августа 1773 года в провинциальном городке Нежине. Хотя тихим «кутком» торговую столицу Левобережной Украины назвать было нельзя — в те времена город славился ярмарками и неповторимыми разносолами византийской кухни, чьи рецепты были позаимствованы у осевших в этих краях греков.

Юрий был вторым сыном в семье нежинского протоиерея. Отец его Федор происходил из местечка Лисянки (откуда и пошла фамилия), принадлежал к старому казацкому роду, а в 1783 году получил дворянский титул. Скопленные за много лет капиталы позволили ему «снарядить» обоих сыновей — старшего Анания и младшего Юрия — на учебу в Петербург, в Морской кадетский корпус.

В 1786 году (по нашим данным — 20 марта), состоялся досрочный выпуск гардемаринов. Тринадцатилетний Лисянский закончил «морские студии» вторым по списку. Его назначили на 32-х пушечный фрегат «Подражислав». В возрасте 15 лет Юрий вместе со своим товарищем по учебе, немцем по происхождению Адамом Крузенштерном, получил боевое крещение в морской битве со шведами при острове Готланд, а также участвовал в крейсерских операциях у Гельсингфорса.

Вскоре ему присвоили звание мичмана.

Следующий 1790 год снова окутал Лисянского пороховым дымом, он участвовал во всех главных сражениях со шведами. Стремительные атаки и взятие на абордаж неприятельских судов закалили его характер.

Вскоре после того как двадцатилетнего мичмана произвели в лейтенанты, императрица Екатерина II решила послать в Англию для окончания обучения и приобретения практических навыков шестнадцать лучших флотских офицеров. В число избранных попал и Лисянский. В английском флоте он прослужил добровольцем около пяти лет, и эти годы действительно стали для Юрия прекрасной практической школой. Посудите сами, насколько насыщенной событиями была для него эта «пятилетка», и как «поносило его по свету»!

Он воевал с пиратами в водах Северной Америки; обогнул мыс Доброй Надежды; путешествовал по Соединенным Штатам, долгое время жил в Филадельфии, и даже встречался с президентом Джорджем Вашингтоном; побывал в Вест-Индии; сопровождал английские караваны возле берегов Южной Африки и Индии, где посетил Мадрас и Бомбей.

Как доброволец английского флота, Лисянский участвовал и в военных операциях против французов. Так, в 1796 году наш герой отличился при захвате фрегата «Елизавета», где получил контузию в голову.

В 1797 году Лисянский вернулся в Россию и 27 марта был произведен в капитан-лейтенанты. Вместе с новым чином, Лисянский получил назначение на фрегат «Автроил», которым он должен был командовать.

Еще через шесть лет, за свои заслуги перед отечеством и участие в восемнадцати морских кампаниях, Юрий Федорович был награжден Георгиевским крестом IV класса.

Проводя во флоте большую практическую работу, Лисянский в то же время не был чужд и теоретических вопросов. Так, он перевел и опубликовал большую книгу Клерка «Движение флотов», касающуюся тактики морских операций.

ЦЕЛЬ ПУТЕШЕСТВИЯ — РУССКАЯ АМЕРИКА

В те времена российские первопроходцы осваивали берега северной части Тихого океана, колонизировали американское побережье, пытались наладить отношения с Японией. В 1799 году, для ведения хозяйства в принадлежавших империи землях Америки, было создано торговое объединение «Российско-американская компания». Крузенштерн стал руководителем морской экспедиции из Петербурга в Аляску, и пригласил на помощь своего школьного друга Лисянского, характеризуя его как «человека беспристрастного, послушного, усердного к общей пользе... имевшего как о морях, по коим нам плыть надлежало, так и о морской астрономии в нынешнем усовершенствованном ее состоянии достаточные познания».

Морское министерство отправило Юрия Лисянского в Англию для закупки кораблей, пригодных к далекому плаванию (за них было заплачено 17 тысяч фунтов стерлингов), а также инструментов и снаряжения... Впоследствии подобные корабли строились уже и в России.

Нарушив устоявшуюся на то время практику, капитаны комплектовали команды добровольцами, стремясь, чтобы начальники и подчиненные образовывали нечто вроде коллектива единомышленников.

Между тем, на экспедицию было возложено задание доставить в Японию дипломатическую миссию, возглавляемую Николаем Резановым. Да, да. Того самого, которому посвящена известная рок-опера «Юнона и Авось».

Сейчас трудно сказать, кто был в том виноват, но история славного путешествия омрачена конфликтом высокопоставленного должностного лица с Крузенштерном и Лисянским. В общем «характерный герой-любовник» Резанов не сошелся характером с «морским волком» украинских кровей…

Собираясь в далекий путь, Лисянский мог и не заметить появление первого издания «Энеиды» Ивана Котляревского, где юмористически переосмысливались приключения стародавних мореплавателей — то ли греков, то ли русичей. Еще следует упомянуть, что первым известным украинским капитаном на Балтике можно считать былинного Добрыню из Коростеня. В 970 году он со своим юным племянником, князем Владимиром Святославичем правил в Новгородской земле, и не раз дрался с балтийскими пиратами.

В ПУТЬ…

7 августа 1803 года из Кронштадта «в кругосветку» отправились два шлюпа: «Надежда» под командованием Ивана Федоровича Крузенштерна (3 мачты, 16 пушек, водоизмещение 450 тонн, экипаж 75 человек), и «Нева», которой командовал Юрий Федорович Лисянский (14 пушек, 370 тонн водоизмещения, экипаж 52 человека).

Оба корабля имели самостоятельные задания, хотя и были связаны единым планом действий. И в реальности получилось, что из-за погодных условий «Надежда» и «Нева» неоднократно теряли друга, а потому осуществляли экспедицию самостоятельно. Благо, оба капитана являлись опытными мореходами!

С самого начала регулярно велись метеорологические, гидрографические наблюдения, сбор и систематизация разнообразных географических сведений. Через десять дней прибыли в Копенгаген, потом прошли Ла-Манш, Азорские острова. Плавание в Бразилию длилось почти два нелегких месяца. Мучила жара; штиль сменялся бурями, которые, по высказыванию Крузенштерна, мог изобразить бы разве что поэт (ведь славный феодосийский маринист Айвазовский тогда еще даже не родился).

14 ноября корабли под Андреевским стягом впервые пересекли экватор. На бразильском острове Святой Екатерины пришлось задержаться на целый месяц — требовалось заменить мачты «Невы», которые дали трещины: для этого пришлось найти в лесу, спилить и обтесать подходящие деревья.

Наконец 24 января в 1804 года легли на курс к мысу Горн.

А 14 февраля в холодных водах около Огненной Земли разбушевался шторм, который длился трое суток. Хорошим десятиузловым ходом, 20 февраля вышли в Тихий океан, однако уже на следующий день корабли потеряли друг друга в тумане...

ОСТРОВ ПАСХИ И ГАВАЙИ

Согласно плану, 3 апреля «Нева» подошла к острову Пасхи, известному своими таинственными идолами (высотой до 12 метров), вытесанными из вулканической пемзы. В тревожном ожидании спутников, Лисянский составил описание удивительного острова и близлежащего океана, уточняя труды славных предшественников: Лаперуза, Кука и других. Через неделю отправились к Маркизским островам, где 29 апреля с великой радостью нашли потерянную месяц тому назад «Надежду».

Неделю спустя оба корабля экспедиции проложили курс на Гавайи.

Лисянский на «Неве» наблюдал за морскими течениями, а также производил систематические астрономические наблюдения для определения долгот и широт. Эти измерения отличались большой точностью и в ряде случаев совпадают с современными данными…

13 мая «Надежда» и «Нева» снова пересекли экватор, вернувшись, следом за солнцем, к северному полушарию.

От Гавайев их пути разошлись: по неизведанному водному маршруту Иван Крузенштерн повел «Надежду» с дипломатической миссией к Нагасаки. Прибыли 27 сентября 1804 года. А через шесть месяцев, по завершении неудачных переговоров, двинулись на север, обследуя побережье Японии, Кореи, Сахалина, Курил, Камчатки.

Между тем, Лисянский осуществил подробное описание Гавайских островов (как и всех гаваней и островов, где «Нева» делала стоянки), а также произвел серию научных наблюдений, связанных с нуждами навигации и общими интересами географии.

ВОССТАНИЕ ТЛИНКИТОВ

Наконец был взят курс на Российскую Америку: 1 июля 1804 года «Нева» причалила к острову Кадьяк. Еще находясь в пути, Лисянский получил известие от Российско-Американской компании о вооруженном столкновении русских колонистов с местными жителями острова — тлинкитами, и поспешил на помощь…

События, развернувшиеся в колониях, сводились к следующему. В 1802 году тлинкиты внезапно напали на крепость Архангельскую (на острове Ситке), и подожгли ее вместе с находившимся в гавани купеческим судном. По рассказам немногих уцелевших во время нападения местных жителей (взятых в плен туземцами и затем выкупленных Компанией), нападением руководили английские матросы с судна капитана Барбера, которое в это время находилось на Ситке.

Таким образом, имело место не только восстание местных жителей, но и поддержка этого выступления со стороны англичан. Интересно, что и Головнин, посетивший эти же колонии через несколько лет (в 1809-1811 годах), отмечает, что в столкновениях тлинкитов с Российско-Американской компанией, участвуют купцы из Соединенных Штатов. Он описывает «вражду диких, вызванную беззаконием компанейских управителей и подогретую американскими охотниками-хищниками».

Прибыв в русско-американские колонии, Лисянский, естественно, должен был поддержать здешнего управляющего Александра Баранова и находившихся в его распоряжении промышленников силами своего экипажа и корабельной артиллерии. 18 сентября 1804 года на Ситку высадился десант. Однако крепость Архангельская, занятая тлинкитами, была взята не сразу, а лишь после восьмидневной осады, когда туземцы, «получившие сильный вред и урон в людях, оставили крепость ночью». Бросили они и все военные запасы…

После занятия Архангельской крепости ее решено было срыть и перенести в недоступное для нападения место, на высокую гору. Это новое укрепление, названное Новоархангельском, стало центром управления колониями.

Таким образом, годичное пребывание Юрия Федоровича на Аляске было чрезвычайно напряженным, ведь время от времени вспыхивали стычки с тлинкитами. Наконец, в августе 1805 года, новым неизведанным путем, «Нева» двинулась к Кантону (Макао), где состоялась назначенная встреча с «Надеждой». Прибыли туда 22 ноября, сделав по пути еще несколько открытий и снова попав в ужасный шторм.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

За два месяца пребывания в Китае мореплаватели выгодно реализовали привезенные с Аляски меха и приобрели местные товары, собрав большое количество сведений. Наконец, в феврале 1806 года оба корабля взяли курс домой.

Впереди были многочисленные моря, Индийский и Атлантический океаны. Прошли Индонезию... В пути шлюпы не раз попадали в штормы.

В середине апреля, возле южной оконечности Африки «Нева» и «Надежда» снова потеряли друг друга в тумане. Место встречи было оговорено заранее — остров Святой Елены.

Именно там, где впоследствии закончит свои дни Наполеон, Иван Крузенштерн узнал о начале российско-французской войны.

Из осторожности, капитан «Надежды» решил обогнуть Британские острова по более длинному, но и более безопасному западному пути. Лисянский же, на подходе к месту условленной встречи, решил поставить рекорд, превзойдя достижение английских мореплавателей: пройти из Кантона до Англии без единой остановки. 16 июня «Нева» вошла на рейд Портсмута, а уже 22 июня в 1806 года бросила якорь на Кронштадском рейде. Через две недели сюда пришла и «Надежда»…

НАГРАДЫ И ИТОГИ

Организатор и начальник экспедиции Иван Федорович (Иоганн Антон) Крузенштерн стал выдающимся флотским ученым и в 1809-1812 годах за государственный счет опубликовал трехтомный отчет об экспедиции, который со временем был переведен на все европейские языки. С этого труда началась отечественная океанология, а ее автор был избран членом ряда академий. Блестящим итогом его научной деятельности стал фундаментальный «Атлас южных морей».

Пятнадцать лет Крузенштерн возглавлял свой родной Морской кадетский корпус, усовершенствовав систему подготовки и воспитания гардемаринов. Кроме того, он стал вдохновителем и организатором ряда экспедиций, в частности в Антарктику, одним из основателей Российского географического общества. Выйдя в отставку в чине адмирала, последние годы Крузенштерн прожил в своем имении под Ревелем (Таллинном), где в 1846 году и был похоронен.

Юрий Лисянский же, чрезвычайно скромный, по определению самого Крузенштерна, оказался оттеснен на второй план. От государства он получил чин капитана ІІ ранга, орден Святого Владимира ІІІ степени, премию и пожизненный пенсион.

Ценный подарок, в виде золотой шпаги, сделала ему команда «Невы», которую он без потерь провел через невероятные испытания. Тут нужно заметить, что к матросам Лисянский относился по-отечески: строго, но всегда справедливо, уважительно, как к людям профессиональным, без которых нелегкое кругосветное плавание не состоялось бы…

Но самый неоценимый подарок сделали своему высокопочитаемому капитану члены экипажа «Невы», когда увидели по курсу (кстати, первыми из европейцев!) неведомый островок в Гавайском архипелаге и решили его «наречь островом Лисянского». Вот так прославленная Тарасом Шевченко в «Гайдамаках» Лисянка оказалась увековеченной на маленьком клочке суши в Тихом океане…

Сейчас же маленький «Остров Лисянского» стал «Лисянски айленд» — одним из многих американских птичьих заповедников.

ПОЛУЗАБЫТЫЙ ГЕРОЙ

Еще несколько лет Юрий Федорович командовал боевыми кораблями, так что писать отчеты о невиданном путешествии ему было попросту недосуг. Когда же подал он, наконец, свои бесценные записи и собрание карт для издания в столичное Адмиралтейство, то дважды получил отказ — вот, мол, боевой капитан «плавает» в грамоте, пересыпая русский язык простыми украинскими оборотами, уместными в «Энеиде», а не в служебных бумагах. Образованнейший человек своего времени, Лисянский был оскорблен насмешками адмиралтейских чиновников, и особенно ученого секретаря Никольского: «По множеству погрешностей против российского языка и слога, никак не может быть издан в том виде в честь Морского департамента».

Для упорядочения бесценных путевых заметок, Юрий Федорович должен был в 1809 году подать в отставку, в чине капитана I ранга. Издать свой труд и атлас сопроводительных карт «Собрание карт и рисунков принадлежащих к путешествию флота капитана 1-го ранга и кавалера Юрия Лисянского на корабле Неве» ему удалось на собственные деньги лишь в 1812 году, а собственноручно перевести на английский и издать в Лондоне — в 1814-м.

Собранные Лисянским материалы, его дневники и зарисовки вызывают уважение и удивление, а привезенные из путешествия коллекции стали гордостью Российского географического общества.

Нужно подчеркнуть, что Лисянский лично определил (уточнил) координаты острова Рождества, и вместе с Крузенштерном описал и определил положение Маркизских островов.

ПОДАРОК ПУТЕШЕСТВЕННИКА

Между тем в Нежине было построено новое учебное заведение — Гимназия высших наук. Лисянский посетил родной город в 1824 году. Встретившись с Иваном Семеновичем Орлаем, который на то время был директором гимназии, Юрий Федорович подарил ему два экземпляра полного комплекта своих карт: один с дарственной надписью лично Орлаю, второй — в библиотеку гимназии. Это был его последний визит в Нежин. Умер Лисянский 22 февраля 1837 года в Санкт-Петербурге. Похоронен он в Александро-Невской лавре.

Ну, а что же подаренные им Нежинской гимназии карты? Судьба первого экземпляра неизвестна, а второй сохранился. Сегодня он находится в Музее редкой книги им. Г. П. Васильковского в Нежине.

Карты представлены в альбоме размером 58 на 40 сантиметров, состоящем из 15 страниц. Первая титульная, на двух следующих — рисунки, принадлежавших туземцам вещей туземцев (оружие, украшения, предметы одежды и т. п.). В нижней части каждого листа подписи: «Вещи, употребляемые жителями островов Вашингтоновых»; «Вещи, принадлежащие жителям островов Сандвичевых», «Вещи жителей Ситкинских», «Вещи, принадлежащие жителям острова Кадьяка».

Остальные 12 страниц (непронумерованных) содержат географические карты.

Сегодня на центральной улице тихого городка Черниговщины соседствуют церковь и домик протоиерея Федора Лисянского, памятник его сыну — «украинскому Колумбу» и студенческая библиотека с Музеем редкой книги. И имя у этой улицы тоже славное — Гоголевская, в честь самого известного выпускника Нежинской гимназии.

А среди гимназических товарищей Николая Яновского-Гоголя был и Григорий Макуха, родной дядя будущего прославленного путешественника и ученого-гуманиста Николая Миклухо-Маклая. Напоследок вспомним и еще одного выходца из полтавского казацкого рода, адмирала Василия Завойко, который в середине ХІХ столетия хозяйственно правил Камчаткой. Но скольких еще наших земляков мы не помним, хотя их умом и руками осваивались далекие неизведанные миры!


26 Февраля 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85755
Виктор Фишман
69110
Борис Ходоровский
61426
Богдан Виноградов
48717
Дмитрий Митюрин
34817
Сергей Леонов
34210
Сергей Леонов
32446
Роман Данилко
30346
Светлана Белоусова
16756
Дмитрий Митюрин
16428
Борис Кронер
16317
Татьяна Алексеева
15138
Наталья Матвеева
14768
Александр Путятин
14128
Светлана Белоусова
13308
Наталья Матвеева
13184
Алла Ткалич
12437