Слово о Ратной палате
РОССIЯ
Слово о Ратной палате
Дмитрий Митюрин
журналист
Санкт-Петербург
2886
Слово о Ратной палате
Первую мировую войну в России называли Великой и Второй Отечественной

Из всех существующих в мире музеев Первой мировой войны (а счет их идет на десятки) наш, российский, открылся позже других — 4 августа 2014 года. Его открытие было приурочено к 100-летию начала грандиозного конфликта, в котором именно Россия понесла самые колоссальные среди всех участников потери. Отсюда и официальное название музей — «Россия в Великой войне». Хотя современники называли эту войну не только Великой, но и Второй Отечественной.

Вдовья лепта

Идея создания музея появилась еще во время Первой мировой войны, причем именно в Царском Селе и именно в этом здании, получившем название Ратные палаты.

Стиль, в котором оно построено, напоминает об архитектуре позднесредневековых новгородских и псковских церквей; специалисты же именуют его неорусским.

Обращения к седой старине и временам Московской Руси приветствовались двумя последними российскими самодержцами Александром III и Николаем II, чьи личные пристрастия определяли и моду в искусстве.

К тому же рядом в аналогичном стиле у северной оконечности Александровского парка уже был возведен Федоровский городок, где находится храм, считавшийся домашней церковью императорского семейства. В Первую мировую в Федоровском городке развернули госпиталь, организованный на средства императорского семейства. Императрица и ее дочери в качестве медсестер ухаживали за ранеными, ассистировали на операциях. А в медбратьях служил начинающий, но уже вполне модный поэт Сергей Есенин.

Но вернемся к Ратным палатам. Строились они на частные средства, и прежде всего на пожертвования вдовы основателя Третьяковской галереи Елены Андреевны Третьяковой.

Первоначально здесь планировали разместить экспозицию, посвященную истории русской армии, взяв за основу коллекцию картин, икон и вооружения, подаренную Третьяковой императору во время юбилейной Царскосельской выставки 1911 года. Однако начавшаяся в августе 1914 года Великая война скорректировала эти планы.

Возникла необходимость где-то хранить присылавшиеся с фронта трофейные оружие, технику, знамена. Сначала их передавали в Артиллерийский исторический музей, но вскоре пришли к выводу, что Великая война достойна отдельной масштабной экспозиции. Параллельно велась работа по собиранию фактов героизма солдат и офицеров, что имело и большое пропагандистское значение. В 1915 году по поручению Николая II начальник Царскосельского дворцового управления князь Путятин начал рассылать в войска запросы о присылке материалов для музея.

Особое место в российской наградной иерархии занимали орден Святого Георгия и его солдатская модификация Георгиевский крест, что натолкнуло на идею создания галереи георгиевских кавалеров. Портреты героев художники Поярков, Стреблов, Кирсанов и Девяткин во многих случаях писали заочно, по фотографиям и описаниям очевидцев, причем количество тех, кто был достоин подобной чести, росло в геометрической прогрессии и мастера искусства оказались просто завалены работой.

В 1916 году из Артиллерийского исторического музея в Ратную палату были переданы особо ценные трофеи, включая, например, сбитый немецкий самолет «Альбатрос», которые установили во внутреннем дворе здания. Начали закупать оборудование, необходимое для чтения лекций, включая экраны, на которых предполагалось демонстрировать документальную кинохронику.

А потом пришла революция…

Строительство Ратных палат завершилось в середине 1917 года, когда первоначальный военный энтузиазм исчез совершенно и даже самые ярые патриоты мечтали завершить войну хотя бы с ничейным результатом.

Будущий музей решили переименовать в Народный музей войны 1914–1917 годов. Но к власти пришли большевики, которые вообще предпочитали называть войну «Империалистической». Империализм же в любых видах и формах был, по их мнению, музея недостоин.

От проекта отказались, а комплекс Ратных палат передали в 1923 году Петроградскому агрономическому институту. Экспонаты же достались другим музеям или вовсе были уничтожены.

Во время Великой Отечественной войны город Пушкин был оккупирован немцами, которые вывезли из него огромное количество культурных ценностей. Вели себя оккупанты как вандалы, к тому же линия фронта проходила совсем рядом. В общем, по окончании боевых действий царскосельские дворцы и памятники пришлось восстанавливать из руин.

Здание Ратных палат пострадало очень сильно, но уцелело. Сначала оно использовалось как склад, позже — под жилье, а с 1970-х годов часть помещений была передана под реставрационные мастерские.

Идея воссоздания Музея Великой войны зрела давно, но руки до ее реализации не доходили. Общественность дискутировала о Николае II, Ленине, Сталине, даже об Александре Невском, но самая грандиозная (если не считать Второй мировой) война как-то не попадала в фокус внимания. Ситуация странная, если учитывать, какое количество книг о Великой войне вышло в других странах, сколько создано посвященных ей музеев. В России же не было ни одного, хотя экспонатов имелось достаточно. Но их требовалось собрать и как-то осмысленно выстроить в экспозицию.

Постепенно до общества стало доходить, что, вообще-то, из Великой войны можно извлечь много разных моралей — насчет союзников подлинных и мнимых, двойных стандартов, сырьевого уклона в экономике и природной российской смекалки, благодаря которой часто, но, к сожалению, не всегда удается совершить невозможное.

И в преддверии столетнего юбилея Великой войны дело наконец сдвинулось с мертвой точки. Пожалуй, главная сложность заключалась в том, чтобы, представив максимум экспонатов, не завалить посетителей информацией, дав целостную картину развертывавшихся эпичных событий.

Главная экспозиция размещена в одном большом зале с хорами на втором ярусе. И доминирует над ней подвешенные под сводом точная реплика французского истребителя «Ньюпор-17» и стяг с ликом Георгия Победоносца.

Экспозиция состоит из 13 разделов, посвященных причинам войны, общему ходу боевых действий, позиционному тупику, флоту, авиации, фронтовому духовенству, медицине, военным преступлениям и, наконец, катастрофическому для России финалу этой эпопеи, связанному с революцией.

Материалы о выстрелах в Сараево сменяются журналами, открытками и патриотическими плакатами с портретами лидеров воющих стран — не только Антанты, но и противостоящих ей центральных держав.

Интересно, что в довоенной патриархальной Европе все европейские монархи были связаны родственными узами, а потому отношения между ними имели родственную специфику. Своего рода формой обмена любезностями можно считать практику шефства над иностранными полками. Например, германский император Вильгельм II был шефом 85-го Выборгского пехотного полка, а его сын принц Фридрих Леопольд — 6-го пехотного Либавского.

Список иностранных полков, шефом которых являлся царь Николай II, включал австрийский (венгерский) 2-й пехотный и 5-й уланский, 1-й легко-конный баварский, 2-й драгунский британский (шотландские серые), 2-й драгунский гессенский, прусский 1-й гвардейский гренадерский и 1-й гусарский вестфальский.

Представленные в экспозиции военные мундиры наглядно иллюстрируют коллизии, когда лучшие гвардейские и армейские полки Европы оказывались со своими августейшими шефами по разные стороны фронта.

О трагических для русской армии боях февраля 1915 года в Восточной Пруссии напоминает знамя 112-го Уральского пехотного полка, закопанное, чтобы не достаться врагу в землю и обнаруженное в 2007 году польскими поисковиками. Демонстрируемая на экране хроника делает этот уникальный экспонат своего рода эмоциональным центром посвященного начальному периоду войны тематического блока.

А в соседних витринах представлены образцы оружия, включая полные линейки пулеметов, пистолетов и винтовок того времени. В их числе, разумеется, и мосинская трехлинейка, достойно послужившая еще в Великую Отечественную, и предтеча нового вида оружия автоматическая винтовка Федорова, и основная германская пехотная винтовка Маузера (Mauser 98).

В России продукция фирмы «Маузер» ассоциируется с внушительным революционным пистолетом, снабженным кобурой-прикладом. Такой «Товарищ Маузер» тоже присутствует в экспозиции, но в витрине с пистолетами особое внимание привлекает снабженный такой же кобурой-прикладом «парабеллум-люгер» с барабанным магазином.

Невольно вспоминается представленный в посвященном сараевскому убийству «парабеллум-люгер» карманной модификации, аналогичный тому, из которого Гаврило Принцип застрелили эрцгерцога Франца Фердинанда. Представители одной «семьи», можно сказать, «братья», а такие разные габариты.

Впрочем, при всем внимании к оружию, создатели экспозиции стремятся показать самые разные аспекты войны — и политические, и административные, и социальные, и психологические, и культурные.

Увеличение скорострельности оружия напрямую повлияло на тактику, что наглядно демонстрируется на макетах, представляющих наступление пехотной роты и кавалерийского эскадрона.

Интересно, что, хотя Первая мировая война и воспринимается как война позиционная, кавалерия тоже сказала в ней свое слово. Примером тому и традиционно гремевшие на всю Европу казаки, и сформированная из кавказских горцев Дикая дивизия.

Командовал Дикой дивизией брат царя великий князь Михаил Павлович, чем горцы очень гордились. Помимо живописных черкесок, папах, кинжалов и прочего, еще одну грань этого сюжета можно увидеть на стенде с российскими наградами Первой мировой войны. Для мусульман был выпущен особый вариант вручавшегося только за боевые подвиги Георгиевского креста, причем из соображений политкорректности изображение святого Георгия заменили двуглавым орлом (хотя сам крест оставили). Многие награжденные мусульмане были недовольны, поскольку крест с «джигитом» (Георгием, поражающим змея) казался им более почетным, чем с «птицей».

Духовенству Первой мировой войны посвящен отдельный фрагмент экспозиции, в котором среди прочих экспонатов привлекает своего рода импровизированный стол для православных богослужений, сооруженный из перекрещенных ружей — объект своего рода символический и наводящий на размышление о том, каким образом христианская заповедь «Не убий» сочетается с военными реалиями. Другие представленные в этом же разделе экспонаты напоминают о том, что россиская императорская армия была не только мнгонациональной, но и многоконфессиональной, так что кроме православных батюшек службу в ней несли и католиические ксендзы, и лютеранские пасторы, и муллы.

Стоит отметить, что в дни Февральской революции из высших военачальников безусловную верность царю сохранили только два генерала от кавалерии — мусульманин Гуссейн-хан Нахичеванский и лютеранин Федор Келлер. Первого расстреляли большевики, второго — петлюровцы.

Конечно, есть в экспозиции и раздел, посвященный царю Николаю II как Верховному главнокомандующему. Соответствующие полномочия он возложил на самого себя в августе 1915 года в кризисный для русской армии период Великого отступления. И надо сказать, что, не обладая масштабными стратегическими талантами, царь вполне достойно справлялся и с обязанностями главкома. Линия фронта стабилизировалась. Великое отступление завершилось.

Однако отсутствие монарха в столице облегчило деятельность оппозиции, разыгрывавшей распутинскую карту и превозносившей предыдущего главнокомандующего великого князя Николая Николаевича. И все это тоже сработало на революцию.

Комментарий начальника военно-исторического отдела ГМЗ «Царское Село», кандидата культурологии Георгия Введенского:

– Созданный нами музей — дань несправедливо забытым героям.

В советское время более-менее серьезно исследовались только события, связанные с деятельностью Алексея Брусилова, перешедшего впоследствии на службу в Красную армию. Между тем не менее ярко проявили себя и будущие герои Белого движения Михаил Алексеев, Лавр Корнилов, Николай Юденич, Александр Колчак, Антон Деникин. Вообще, именно на этой войне появилось такое понятие, как «массовый героизм». Представьте себе: за три года почти полтора миллиона награждений Георгиевскими крестами и знаками ордена Св. Георгия — а ведь они вручались за вполне конкретные подвиги!

А еще наш музей — бесценная кладовая уникальных исторических источников. Они могут рассказать удивительные вещи, касающиеся, например, экономики. Возьмем кольт с надписью «англзаказ». Это оружие из партии, изготовленной в Великобритании. Россия авансом проплатила огромную сумму, но получила лишь малую часть заказанного. Очень много заплатили и американцам, но они не сделали вообще НИЧЕГО. Зато на полученное авансом русское золото развернули собственную тяжелую военную промышленность, которой до этого у них фактически не было.

В общем, союзники бывают иногда опасней противников.

Как афористично сказал Борис Сергеевский: «Армия эту войну выиграла, а русское общество ее проиграло». На самом деле Россия из этой войны даже уроков не извлекла и правильных выводов не сделала. Что ж, надо постараться уроки извлечь, в том числе с помощью нашего музея, который мы посвящаем тем нашим соотечественникам, кто эту войну все же выиграл.


Читать далее   >


12 декабря 2020


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
105673
Сергей Леонов
94354
Виктор Фишман
76252
Владислав Фирсов
71340
Борис Ходоровский
67612
Богдан Виноградов
54239
Дмитрий Митюрин
43443
Сергей Леонов
38338
Татьяна Алексеева
37290
Роман Данилко
36559
Александр Егоров
33537
Светлана Белоусова
32765
Борис Кронер
32502
Наталья Матвеева
30512
Наталья Дементьева
30252
Феликс Зинько
29661