«Польская жена» императора Наполеона
ИСТОРИЯ ЛЮБВИ
«Секретные материалы 20 века» №7(419), 2015
«Польская жена» императора Наполеона
Владимир Нестеров
журналист
Санкт-Петербург
88
«Польская жена» императора Наполеона
Кадр из польского фильма «Марыся и Наполеон» (1966 год)

Один из величайших полководцев мировой истории Наполеон Бонапарт пользовался большой популярностью у представительниц прекрасного пола. Но по-настоящему он любил только двух женщин — свою первую супругу Жозефину Богарне и польскую графиню Марию Валевскую. Вопрос о том, которую из них он любил больше, остается открытым.

Роман с «de S»

Зимой 1789 года в польском местечке Кернозя, недалеко от Ловича, в семье Мацея и Евы Лончинских родилась девочка. Уже имея троих сыновей, отец очень обрадовался первой дочке, назвав ее ласково — Марыся.

Белокурая, розовощекая панночка обладала независимым и гордым характером и постоянно ссорилась с остальными детьми. Мнения мемуаристов об интеллектуальных достоинствах красавицы неоднозначны: Констан, камердинер Наполеона, восхищался ее «великолепной образованностью», тогда как другая мемуаристка Анета Потоцкая кратко определяла ее как «умственно безликую».

Можно предположить, что образование панны Лончинской было не хуже и не лучше образования других дворянских дочек. Девицу учили французскому и немецкому, музыке и танцам. Если и было в этом образовании что-то особенное, так только то, что среди ее педагогов был Николя Шопен, отец великого Фредерика.

На семейном совете Марию решили отправить в Варшаву, в монастырский пансион, но в нем она пробыла недолго. Под влиянием пани настоятельницы мать забрала дочку домой. Биографы предполагают, что ее религиозность пустили в распыл «политическо-патриотические интересы».

В неполных шестнадцать лет Мария вернулась в Кернозю, где на ее руку и сердце нашлось немало охотников. Один из них пришелся ей по вкусу. Сын русского генерала, он был богат, красив, обаятелен. В «Воспоминаниях» Валевской этот молодой человек обозначен инициалом «de S». Отношения их зашли весьма далеко, но выйти замуж за него она не смогла из-за приверженности к разным религиям. Строгая мать настояла на том, чтобы юную грешницу выдали замуж за шестидесятисемилетнего камергера Анастазия Валевского, богатого и знатного аристократа.

Старший брат Бенедикт Лончинский, который вел ее под венец, вспоминал: «Она ужасно плакала, была очень ослаблена рыданиями, я еле довел ее до алтаря. Мне казалось, что она коченеет в моих руках». Любопытно, что через пять месяцев после венчания молодая жена родила сына — Антония Базиля Рудольфа. Валевский признал его своим наследником.

После свадебного путешествия, проведенного в Италии, молодожены поселились в Валевицах — богатом имении с двухэтажным домом, садом и решеткой. Вместе с сестрой мужа Ядвигой Мария задумала организовать тайное общество польских патриотов. А кумиром обеих женщин был Бонапарт. Наполеоновские армии сокрушали европейские коалиции, состоящие из стран, разделивших Польшу, и неудержимо приближались к ее границам.

Патриотическая жертва

В ноябре 1806 года французские передовые посты достигли Ловича, а дворец Валевских был превращен в штаб-квартиру одного из наполеоновских маршалов. Мария мечтала увидеть своего непобедимого идола. И это произошло 1 января 1807 года, когда Наполеон возвращался в Варшаву после сражения под Пултуском. Проезжая мимо почтовой станции Блоне, император увидел приветствующую его толпу поляков и в ней девушку с голубыми, как небо, глазами.

Вот как описывает эту встречу в мемуарах сама Валевская: «Какой-то высокий военный из свиты императора вызволил меня из толпы, улыбаясь и держа меня за руку, подвел к окну кареты императора. Наполеон посмотрел на меня внимательно. Он взял букет, бывший у него в карете, и подал мне его со словами: «Прошу сохранить это как заверение в моих добрых намерениях. Увидимся в Варшаве».

Спустя неделю, уже в Варшаве, Наполеон распорядился узнать о девушке все, найти ее и пригласить на карнавал в Королевском замке. На праздник графиня явилась в сопровождении мужа, в белом платье из атласа, украшенном цветами. Одна из присутствующих на балу дам так описала появление Наполеона: «Император вошел в зал, как на поле битвы, но вскоре лицо его приобрело более сладкое выражение, улыбка озарила великими мыслями чело, и, оглядывая эту вереницу цветов с берегов Вислы, он не мог удержаться от громкого возгласа: «О, какое множество прекрасных женщин в Варшаве!» Именно тогда он остановился перед Валевской».

Через несколько дней после представления императору состоялся еще один бал. На фоне дам в роскошных туалетах «простушка из Ловича» выглядела совсем невинной девушкой. Но очарованием красоты и молодости она затмила всех собравшихся на балу красавиц. Бонапарт пришел в восторг, весь вечер не сводил с нее восхищенных глаз и в конце концов пригласил на танец. Варшавская «Газета корреспондента» поместила потом краткое описание этого торжества: «В субботу 17-го дня сего месяца император присутствовал на бале у князя Беневентского, во время которого танцевал контрданс с супругой пана Анастазия Валевского».

После бала растерянную Марысю ждали огромный букет из свежих роз и записка, в которой великий полководец написал: «Я видел только вас и желал только вас! Дайте мне скорее ответ!» А вот свидетельство камердинера Констана: «Мадам Валевская понравилась императору с первого взгляда. Блондинка, глаза голубые, кожа необычайной белизны. Была она не очень высокая, но стройная, воздушных очертаний, с изумительной фигурой».

На другой день после бала император послал ей несколько записок, но не получил ответа. В очередном письме уже нет императора, есть только влюбленный мужчина: «Вы разрушили мой покой. Прошу Вас, уделите немного радости бедному сердцу, готовому вас обожать. Неужели так трудно дать ответ?» Но и после этого послания она решительно отвергала все попытки личного сближения. Управляла своей волей так, что не повиновалась, а повелевала.

Возмущенный столь смелым женским кокетством, на следующее утро «галльский петух» послал ей очередное письмо, в конце которого пообещал: «Все ваши желания будут исполнены. Ваша родина станет мне дороже, когда вы сжалитесь над моим бедным сердцем». Видимо, последние слова о родине перетянули чашу весов. Патриотичная камергерша сжалилась над бедным корсиканцем и дала увезти себя в замок. Впрочем, камердинер Констан полагал, что во время первого свидания с Валевской Наполеон «ничего не добился». И все же этот вынужденный визит стал началом романа.

На следующий день Наполеон распорядился передать «прекрасной Мари» очередное письмо и приложил к нему «букет», оказавшийся великолепной брошью с бриллиантами. Валевская не приняла драгоценности, но согласилась второй раз поехать в замок. Своим сопротивлением она не только разжигала огонь, но и подавала надежду.

Через слугу генерала Жерара Дюрока Бонапарт распорядился пригласить ее в личные императорские покои. Как только побледневшую и испуганную Мари привели, Наполеон пришел в сильное возбуждение: «Я хочу заставить тебя, чтобы ты полюбила меня. Я вернул к жизни имя твоей родины, она теперь существует благодаря мне. Я сделаю больше. Но знай, как эти часы, которые я держу в руке и которые разбиваю сейчас на твоих глазах, имя ее сгинет, если ты оттолкнешь мое сердце и откажешь мне во всем». Бедная женщина почти дрожала от страха, оцепенела и рухнула на пол. А когда пришла в себя, увидела разбросанную по комнате одежду. Слезы потекли из глаз. Вот так с тривиального насилия начался один из знаменитейших романов истории!

Между амуром и марсом

Поверив (или предпочтя поверить) в искренность его чувства, «сладкая Мари» простила своего кумира. Французский историк Массон в очерке «Мадам Валевская» отмечает: «С этого времени это уже любовные отношения. Она стала каждый вечер приезжать в замок и покорно отдаваться ласкам, за которые по-прежнему ожидала награды. Ее награда, которая могла бы удовлетворить, которая могла бы искупить ее грех в собственных глазах, — это Польша, возрожденная как государство». Именно так характеризует историк сожительство Марии с Наполеоном в течение двух недель, после второго свидания и до отъезда императора из Варшавы.

И действительно, в июле 1807 года часть Польши, оказавшаяся к тому времени под властью Франции, была объявлена Великим герцогством Варшавским. А что же законный супруг? Мемуаристы утверждают, что в январе 1807 года старый камергер находился в Варшаве и пребывал с женой в полном согласии.

Жозефина Богарне, узнав о польской любовнице, топиться не стала, но и восторга не испытала и даже грозилась приехать в Варшаву. В те дни она и представить себе не могла, что через несколько лет встретится с «польской супругой» бывшего мужа и проведет с ней несколько часов в дружеской беседе.

Пока же победоносный император находился в бывшем дворце Фридриха Великого — Финкенштейн, где перекраивал карту Европы. Но через две недели повелитель затосковал по пани Валевской и отправил к ней «золотого гонца», который доставил из штаб- квартиры «призывную мольбу». Через несколько дней, апрельской ночью 1807 года, она тайно прибыла в Пруссию. Три недели любовники провели вместе. Камердинер Констан вспоминал: «Ее старый супруг, оскорбленный в своем достоинстве и в своих чувствах, не хотел принять под свой кров женщину, которая его оставила. Все три недели пребывания императора в Финкенштейне Валевская жила с ним. Все это время она проявляла к нему самую возвышенную и бескорыстную привязанность. Наполеон, со своей стороны, превратившись из «бога войны» в «бога любви», прекрасно понимал эту ангельскую женщину. Ее поведение, полное доброты и самоотверженности, произвело на меня неизгладимое впечатление. Обедали они обычно вместе».

Спальня любовников и примыкавшая к ней комната фаворитки были отделены от остального замка глухой стеной. Завеса тайны полностью оградила ее от внешнего мира. Фея-невидимка ежедневно тет-а-тет общалась с человеком гениальным и властным. Марии был тогда 21 год, и она, по сути дела, еще не знала любви. Если и имел место тот девический предсвадебный роман, то хрупкое воспоминание о нем постепенно стиралось. Известно, что в память о пребывании в Финкенштейне Мария подарила Наполеону кольцо с надписью: «Если перестанешь меня любить, не забудь, что я тебя люблю».

В 1809 году Бонапарт проводит австрийскую кампанию. Своей главной квартирой он сделал резиденцию австрийских императоров Шенбрунн под Веной, и сюда он снова вызывает любовницу.

Мария появилась в последних числах июля, а спустя две недели после приезда забеременела. Наполеон отнесся к этому как к событию государственной важности, впервые почувствовав, что может стать основателем династии — ведь их брак с Жозефиной оставался бездетным. Теперь же он разорвал брачные узы и одновременно окружил пани Валевскую максимальной заботой. Впрочем, рожать Мария отправилась на родину. Во-первых, Наполеон хотел, чтобы его ребенок пользовался привилегиями законнорожденного. Во-вторых, готовился вступить во второй брак — с австрийской эрцгерцогиней Марией-Луизой.

Спустя годы Александр Валевский, министр иностранных дел Второй империи, напишет в воспоминаниях: «Я родился в Валевицах, в Польше, 4 мая 1810 года. Рождению моему сопутствовали громы и молнии, что предсказывало мою жизнь как бурную и необычную. При крещении меня держали, по старому семейному поверью, двое нищих, чтобы я был счастлив в жизни».

В статусе официальной фаворитки

За месяц до появления ребенка «сладостная подруга» узнала, что ее возлюбленный женился на дочери австрийского императора Франца I. Любовь, как обычно, оказалась потеснена политикой.

Многомесячные торжества, которыми Франция отметила императорскую женитьбу, вынудили «польскую супругу Наполеона» продлить свое валевицкое говение. Только поздней осенью 1810 года она решилась покинуть родину и перебраться в Париж, на сей раз уже на постоянное жительство.

Наполеон официально поручил генералу Жерару Дюроку опеку над фавориткой. Ей предоставили чудесный особняк на улице Монморанси, назначили большое содержание — 10 тысяч франков ежемесячно. Среди привилегий, дарованных Валевской, было и право свободного доступа во все музеи. Современникам это может показаться смешным. Однако следует отметить, что парижские музеи являлись предметом особой любви Наполеона.

В то же время биографы «польской супруги» императора отмечают, что, несмотря на великолепные материальные условия, ее жизнь в Париже была не особенно разнообразной. Тем более что роман пошел на убыль.

Время от времени камердинер Констан еще появлялся на улице Монморанси. Он увозил Марию с сыном в Тюильри и проводил потайным ходом, по черной лестнице в личные покои императора. Но постепенно эти встречи становились все более редкими.

Один из современников рисует почти аскетическую картину ее жизни в парижский период: «Мадам Валевская почти не показывается, принимает только несколько соотечественников. Поведение ее безупречно, образ жизни скромный, проявляет она себя весьма сдержанно. Лето проводит у княгини Яблоновской, в замке Бретиньи. Напрасно стараются извлечь ее оттуда. Ее миром является этот дом в деревне, очень скромный и стоящий в отдалении. Покидает она его в случае крайней необходимости». В общем, «дома сидела, шерсть пряла».

В августе 1812 года Мария приехала в Польшу и подала на развод со старым Анастазием. Прошение было удовлетворено практически сразу. После развода она некоторое время находилась в Валевицах, дожидаясь Бонапарта из русского похода.

В ночь с 5 на 6 декабря 1812 года, передав командование Мюрату, император французов покинул остатки своих войск. Он торопился в Париж, но по дороге навестил любовницу и провел у нее ночь, залечивая свои душевные раны.

В Париж она отправилась следом за ним и сразу же очутилась в шумном водовороте светской жизни. В марте 1813 года ее видели в Тюильри, одета она была «по-польски»: в платье из малинового бархата и в белом токе с бахромой. Часто ее видели и в резиденции Жозефины. Неприязнь к бывшей сопернице трансформировалась у экс-императрицы в бурную симпатию. Она часто приглашала Валевскую вместе с маленьким сыном в свой дворец в Мальмезоне. «К мадам Валевской императрица относилась с большим благорасположением, — пишет в воспоминаниях первая дама двора Жозефины.. — Она не раз хвалила ее исключительные достоинства, признавая, что эта добрая женщина никогда не огорчала ее. Она делала ей подарки и одаряла ребенка, который весьма напоминал чертами императора». 

25 января 1814 года Мария записала: «Император уезжает. Чтобы принять командование над армиями, которые защищают страну от вторжения. Не могла решиться проститься с ним. Обратил ли он на это внимание?»

Наступали последние дни империи: капитуляция Парижа, отречение Наполеона. Драматическая ночь в Фонтенбло с 12 на 13 апреля. Императрица Мария-Луиза бежала с наследником в Блуа, сановники и придворные покинули двор. Остались лишь немногочисленные слуги, врач и «вернейший из верных» — генерал Коленкур.

В три часа ночи великий корсиканец сообщает Коленкуру, что принял яд, который не подействовал, вызвав только боли в желудке.

В эти тяжелые часы в Фонтенбло появляется Валевская, но Наполеон не смог ее принять. Усталая и удрученная, Мария тут же написала ему письмо и получила ответ: «Мари, чувства, которые ты выражаешь, меня глубоко трогают. Они достойны твоей прекрасной души и твоего доброго сердца. Если, уладив свои дела, ты поедешь в Италию, я повидаюсь с тобой с искренним интересом, а также с твоим сыном. Будь благополучна, думай обо мне только приятное и никогда не сомневайся во мне».

Спустя четыре дня после этого письма, 20 апреля 1814 года, поверженный кумир покинул Фонтенбло, направляясь на Эльбу. Судьба оберегла Марию от тягостной сцены прощания. Она провела этот день в столице, занятая улаживанием нотариальных дел. Однако более чем семилетние любовные отношения не исчерпали себя.

Когда все закончилось

Однажды, находясь на Эльбе в напрасном ожидании приезда законной супруги, изгнанник увидел троих сходивших с корабля женщин. Одна из них держала на руках ребенка. Это была «польская жена» бывшего императора, ее сестра, служанка и четырехлетний сын Александр. Удивленный и счастливый, Наполеон выехал навстречу гостям верхом. Он отвел им комнаты в своем доме, сам же спал в поставленной рядом палатке. Был весел и беззаботен, ласкал маленького Александра. Вот как сам Валевский, спустя много лет, вспоминал свою встречу с отцом: «Удивительно, я был маленьким ребенком и все же отлично помню домик, в котором мы жили, помню Наполеона и все, что он мне говорил, помню его палатку и даже сопровождавших его генералов».

Два дня провела Мария на острове. Вскоре Наполеон узнал, что его законная жена уехала с наследником в Австрию, где нашла нового возлюбленного. Валевская с сестрой и сыном покинула Эльбу, но ее пребывание в Неаполе длилось почти полгода.

Последняя встреча «польской супруги» с императором произошла спустя десять дней после эпилога под Ватерлоо. Валевская приехала с сыном в Мальмезон. Бонапарт готовился ехать на далекий остров Святой Елены, и она долго плакала в его объятиях, даже выражала готовность разделить с ним изгнание. Но изгнанник должен творить свою легенду, остаться в памяти потомков в роли мученика, и он не принял эту жертву.

Через год на Святую Елену дошли слухи о том, что старик Валевский умер, а графиня вторично вышла замуж за генерала Филиппа Орнано, ставшего впоследствии маршалом Франции. Венчание состоялось в Брюсселе. Через два года она родила сына Рудольфа Огюста. Всего же, переходя три раза «из постели в постель», она родила троих сыновей.

Дети Марии — это отдельная тема, но Александр Валевский заслуживает, чтобы сказать о нем несколько слов.

В момент смерти матери ему было семь лет. Опеку над ним и его старшим братом взял дядя Теодор Лончинский. Когда Александру исполнилось десять лет, дядя послал его учиться в Швейцарию.

В 1824 году юноша Валевский вернулся в Польшу. Ему еще не исполнилось пятнадцати лет, но он был не по годам развит, образован, привлекателен. В Париже он объявился в 1827 году. Стал желанным гостем в самых изысканных салонах столицы. Свое происхождение Александр не афишировал. Одной почтенной даме, которая встретила его словами: «Ах, как вы похожи на своего отца!» — он ответил холодно, «с крупинкой соли»: «Я не знал, что граф Валевский имел честь быть с вами знаком».

В конце 1848 года тридцативосьмилетний Валевский был назначен французским послом в Копенгагене, но настоящая дипломатическая карьера началась с приходом к власти Наполеона III. С 1849 года он поочередно являлся послом в Италии, Испании, Великобритании. В апреле 1855 года — сенатор, а через месяц — министр иностранных дел Франции. В этом качестве председательствовал на Парижском конгрессе, завершившем Крымскую войну. Перестав руководить иностранными делами, еще долго оставался на вершине государственной иерархии. Поочередно исполнял обязанности статс-секретаря, председателя палаты, председателя Законодательного корпуса. 7 сентября 1868 года, возвращаясь из Германии, граф Александр Жозеф Флориан Валевский умер от инсульта, прожив пятьдесят восемь лет.

Земной путь известной всему миру «польской жены» Наполеона закончился в Париже 11 декабря 1817 года. После смерти она оставила «Воспоминания», в которых хотела объяснить потомкам, что толкнуло ее, благовоспитанную и верную жену на измену мужу и связь с великим полководцем. При этом считала себя женщиной безнравственной, предавшей и поправшей все супружеские ценности. Через год после смерти ее прах был перевезен на родину. Согласно последней воле покойной, она была погребена в семейном склепе в Кернози, под Ловичем.


19 Марта 2015


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85183
Виктор Фишман
68610
Борис Ходоровский
61002
Богдан Виноградов
48050
Дмитрий Митюрин
34176
Сергей Леонов
32085
Сергей Леонов
31868
Роман Данилко
29950
Светлана Белоусова
16333
Дмитрий Митюрин
16085
Борис Кронер
15392
Татьяна Алексеева
14526
Наталья Матвеева
14216
Александр Путятин
13939
Наталья Матвеева
12433
Светлана Белоусова
11935
Алла Ткалич
11713