Отелло на российский лад
ИСТОРИЯ ЛЮБВИ
«Секретные материалы 20 века» №17(533), 2019
Отелло на российский лад
Наталья Дементьева
журналист
4877
Отелло на российский лад
Абрам и Христина

В самом начале XVIII века русские послы получили от царя Петра секретную инструкцию «добыть негритенка получше и искуснее». На первый взгляд в этом не было ничего удивительного, тогда было модно иметь в качестве прислужников «арапчиков», как называли чернокожих детей. Однако у Петра задумка была иная. Он хотел доказать, что негры «к наукам и делам не менее способны, чем некоторые недоросли из барских усадеб». 

Посол Савва Рагузинский выполнил царский наказ. В 1704 году он привез в Москву из Константинополя двух сыновей африканского князя. Мальчиков крестили в православную веру. Крестным отцом стал Петр I. Он дал новым российским поданным имена Абрам и Алексей, а по отчеству они стали Петровичами. Алексей Петрович играл в полковом оркестре на гобое, и более ничего примечательного о нем неизвестно. 

Абрам Петрович Ганнибал – другое дело. Он стал царским любимцем, ординарцем и секретарем Петра. Ожиданий своего крестного отца Ганнибал не обманул и сделал блистательную карьеру. В 1756 году он получил звание генерал-инженера, то есть главного инженера страны, руководил строительством кронштадтских доков, сибирских крепостей, тверских каналов и прибалтийских портов, а еще разводил картошку в своей усадьбе «Суйда», приучая недоверчивых крестьян к «земляным яблокам». 

Александр Сергеевич Пушкин чрезвычайно гордился деяниями Абрама Ганнибала, приходившегося ему прадедом по материнской линии. «В России, где память замечательных людей скоро исчезает, по причине недостатка исторических записок, странная жизнь Аннибала известна только по семейственным преданиям, – писал Пушкин. Мы со временем надеемся издать полную его биографию». Написать биографию своего прадеда Пушкин не успел, его повесть «Арап Петра Великого» осталась незаконченной.

Одной из самых таинственных страниц в «странной жизни» Ганнибала оказалась его семейная жизнь, но многие обстоятельства открылись, когда с архивной полки сняли толстую пыльную папку... 

Насильно мил не будешь

В «Бракоразводном деле Абрама Петровича Ганнибала и его супруги Евдокии Андреевны № 2.466» совсем нет любовной романтики, но там много фактов, свидетельских показаний и документов.

Итак, перенесемся в 1730 год в петербургский дом капитана галерного флота Андрея Диопера. Капитан Диопер был одним из иностранных специалистов, приглашенных царем Петром на русскую службу. Навсегда покинув родные места, Диопер прожил в России более тридцати лет, но особых богатств не нажил. Его главным достоянием были две дочери. Диопер не мог дать им приличного приданого, но девушки унаследовали от родителей-греков удивительную красоту. Старшую дочь Диопер удачно выдал замуж. Младшая доченька Евдокия была прекрасна, как греческая богиня любви Афродита. Втайне от отца она сама нашла по сердцу друга. Счастливчиком стал флотский поручик Кайсаров. Молодые люди поклялись друг другу в вечной и нерушимой любви, но тут, как на беду, в Петербург приехал капитан-инженер Абрам Ганнибал. Где и при каких обстоятельствах познакомились два капитана, Диопер и Ганнибал, история умалчивает, но точно известно, что, увидев Евдокию, Абрам Петрович решил «завязать» с холостой жизнью. Ганнибалу исполнилось 34 года, давно пора было обзавестись семьей и детьми. Абрам Петрович без колебаний сделал предложение... не Евдокии, а ее отцу, так тогда было заведено. Диопер и Ганнибал ударили по рукам. Отец известил дочь, что судьба ее решена. Евдокия ответила категорическим отказом, ссылаясь на то, что «жених – арап и не нашей породы». Однако нетолерантные высказывания об африканском происхождении Ганнибала не были приняты во внимание. 17 января 1731 года Абрама и Евдокию обвенчали. 

Пушкин говорил, что жена Наталья Николаевна была его сто тринадцатой любовью. Прадедушка Абрам не уступал правнуку Александру в любвеобильности, но на интимные похождения мужчин до брака смотрели и смотрят сквозь пальцы, а вот невесты обязаны быть непорочными голубицами. В материалах «Бракоразводного дела» записано, что на следствии Евдокия призналась, что до свадьбы отдалась поручику Кайсарову. Это был единственный способ протеста против брака с нелюбимым человеком, и Евдокия заплатила за него очень дорогую цену. Представьте, какие шекспировские страсти бушевали в первую брачную ночь, когда Абрам обнаружил, что невеста предавалась блуду. К счастью, Ганнибал не задушил Евдокию, как Отелло Дездемону. Молодые супруги помирились, но поручика Кайсарова перевели в отдаленный Астраханский гарнизон. 

Через месяц после свадьбы Ганнибал получил назначение в город Пернов (ныне город Пярну в Эстонии). Абрам Петрович преподавал морским офицерам черчение и математику, а Евдокии заняться было нечем. В записках Пушкина сказано: «Прадед мой в семейственной жизни был несчастлив. Первая жена его, родом гречанка, родила ему белую дочь. Он заподозрил ее в измене, развелся с ней и принудил постричься в монастырь. А дочь ее Поликсену оставил при себе, дал ей тщательное воспитание, богатое приданое, но никогда не пускал ее себе на глаза». Однако Пушкин ошибался, в материалах «Бракоразводного дела» ни слова не сказано о том, что у супругов был ребенок. Окончательная размолвка произошла по другой причине. 

Евдокия познакомилась с мещанкой Моршей. Вечерком в доме Морши собиралась компания, чтобы перекинуться в картишки. Играть садились вчетвером: Евдокия, Морша, ее младшая дочь Мария и Яков Шишков. Молодой офицер был козырным тузом в колоде перновских кавалеров. Морше досталась роль червонной дамы его сердца, но вскоре ее карта была бита. Из материалов дела следует, что «в воскресенье в Великом посту 1731 года сели играть в карты на желания. Шишкову выпал король, и он выиграл. Он пожелал, чтобы Евдокия его целовала, что капитанша и учинила. После этого Евдокия Андреевна в отсутствие мужа нередко призывала к себе Шишкова через писаря Тимофеева, и при таких свиданиях завелись у них любовные разговоры. От того у них любление пошло и шло до конца февраля 1732 года».

В маленьком Пернове «любление» недолго оставалось незамеченным. Сплетни поползли по городу и достигли ушей мужа. Абрам Петрович сам провел дознание и выяснил, что «Шишков говорил: если бы капитанша была умна и послала в аптеку и купила чего и дала бы мужу, и он бы недолго стал жить». 28 февраля 1732 года капитан-инженер Ганнибал подал в канцелярию донос на Якова Шишкова. Было заведено «Дело о нарушении супружеской верности», но Ганнибал, не дожидаясь результатов, сам учинил расправу. К комнате Евдокии он приставил круглосуточный караул. «Ганнибал неоднократно брал ее в свои покои. Там, в стене, повыше роста человеческого были ввернуты кольца. Туда вкладывались руки несчастной, и ее тело повисало на воздухе. В комнате заранее приготовлены были розги, батоги, плети, и муж бил и мучил несчастную смертельными побоями, принуждая признаться, что они с Шишковым хотели его отравить, а если не признается, то грозил ее убить». 

Пытки продолжались месяц. В конце марта 1732 года Евдокию поместили в Госпитальный дом, тюрьму для осужденных преступников. Арестанты Госпитального дома содержались на средствах родных или милостыню христолюбивых сограждан. Ганнибал на питание жены не давал ни гроша. Покалеченная пытками, с вывернутыми суставами, вечно голодная отцветшая красавица целыми днями стояла у окошечка в надежде, что какая-нибудь добрая душа подаст ей корочку хлеба...

Развод по-африкански

А тем времен Абрам Петрович сошелся с дочерью капитан Шеберга Христиной. Они жили как муж и жена. Христина подарила Абраму Петровичу очаровательного черненького малыша и малышку. Надо было подумать об их будущем. Незаконнорожденные мальчики не имели права поступать в учебные заведения, их приписывали к крестьянскому сословию. Православному африканцу и немке лютеранского вероисповедания следовало обвенчаться. Но как это сделать, если развод с Евдокией еще не состоялся? Абрам Петрович и Христина поехало в Ревель, чтобы найти покладистого священника. После долгих поисков настоятель полковой церкви во имя Федора Стрателата Петр Ильин согласился повенчать странную пару, но потребовал предоставить «венечную память». Так называлось разрешение на венчание. В «венечной памяти» обязательно указывалось, что для заключения брака нет никаких препятствий. Ганнибал преодолел и это препятствие. Священник Николаевской Ревельской церкви Иван Филлиппов выдал «венечную память». В 1736 году Абрам Ганнибал и Христина Шеберг повенчались.

Теперь следовало решить судьбы Евдокии. Для Абрама Петровича это не представляло особой трудности, поскольку офицеры в Пернове находились в его подчинении. Приговор был очень суров: «Прелюбодеице Евдокии Андреевне учинить наказание – гонять по городу лозами, а прогнавши, отослать на прядильный двор на работу вечно». Оставалось только утвердить приговор в высшей инстанции, но Евдокия Андреевна наконец решила противостоять мужу. 1 марта 1737 года в Священный синод поступила челобитная Евдокии Ганнибал, которая утверждала, что оговорила себя под пытками. Она просила освободить ее из-под стражи, чтобы «голодной смертью не помереть». 

А тем времен семья двоеженца Ганнибала продолжала расти. Пушкин писал: «Родной дед мой, Осип Абрамович Ганнибал, отец моей матери, родился в 1744 году, и настоящее имя его было Януарий. Прабабка моя, его мать Христина, плохо говорившая по-русски, не согласилась звать его трудным для ее немецкого произношения именем Януарий. Она говорила: «Шорн шорт делат мне шорны репят и дает им шертофски имя». И вместо Януария закрепила за дедом имя Осипа».

Прошло шесть лет, прежде чем Священный синод рассмотрел челобитную Евдокии и принял решение: освободить ее, перевезти в Петербург и отдать родным на поруки. 

После одиннадцати лет заключения Евдокия оказалась на свободе. Ей бы успокоиться, не сожалеть о пережитой боли, напрасно потраченных годах и увядшей красоте, но сердцу так хотелось любви. Евдокия влюбилась в Абумова, трудившегося в Академии наук подмастерьем, и забеременела. Для нее это грозило возвращением в тюрьму. Духовник Евдокии, священник Андреевского собора, посоветовал ей покаяться во всех грехах. 17 мая 1746 года Евдокия подала прошение «о разводе с Ганнибалом, уже женившимся на другой, с которой тот прижил нескольких детей». Евдокия родила девочку, названную Агрипиной. Ребенок был очень слабенький и умер. 

Решение о разводе было принято 9 сентября 1753 года. Абрам Петрович Ганнибал прожил с Христиной уже двадцать один год. За обман при венчании и двоеженство на него наложили епитимью и денежный штраф. Евдокию сослали в монастырь, поскольку «таковая сквернодевица в столичном граде быть не может». 

24 января 1754 года Евдокию под конвоем отправила в Староладожский монастырь. Солдату Щеколдину приказали обращаться с ней бережно, на дорожные расходы дали три рубля. В монастыре Евдокия и окончила свои печальные дни.

В 1762 году Абрам Петрович подал в отставку и поселился на мызе Суйде. В любви и согласии со своей теперь уже законной женой Христиной он прожил здесь два десятка лет. У супругов было одиннадцать чернокожих детей, из которых до взрослых лет дожило семеро.

Умер Абрам Петрович Ганнибал 20 апреля 1781 года в возрасте 85 лет и был похоронен в Суйде, возле Воскресенской церкви, рядом с женой Христиной, умершей за два месяца до него.

Рассказ о прадеде поэта лучше всего закончить стихами. В поэме «Сон о Ганнибале» Давида Самойлова есть такие строки: «Мне все равно гречанку жаль! / (И я ни женщине, ни веку не судья.)


5 августа 2019


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
87584
Виктор Фишман
70141
Борис Ходоровский
62381
Богдан Виноградов
49642
Сергей Леонов
46217
Дмитрий Митюрин
36467
Сергей Леонов
33341
Роман Данилко
31157
Борис Кронер
18687
Светлана Белоусова
18622
Дмитрий Митюрин
17369
Светлана Белоусова
17164
Татьяна Алексеева
16830
Наталья Матвеева
16078
Наталья Матвеева
15578
Александр Путятин
14770
Татьяна Алексеева
14170