Женщина-призрак с «Авроры»
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №17(481), 2017
Женщина-призрак с «Авроры»
Яна Титова
журналист
Санкт-Петербург
377
Женщина-призрак с «Авроры»
Считается, что Лариса Рейснер стала прототипом женщины-комиссара из «Оптимистической трагедии»

Жизнь этой женщины чуть ли не целиком состояла из череды обманов – она лгала даже в тех случаях, когда в этом не было никакой необходимости, словно бы просто из любви к искусству. Даже дату своего рождения она всегда называла неправильно. На свет Лариса Рейснер появилась в ночь с 1 на 2 мая 1895 года, причем после полуночи, так что днем ее рождения следовало считать 2 мая. Но, став взрослой, она указывала во всех документах, что родилась 1-го. Первый день мая, мистический праздник – Вальпургиева ночь и День солидарности трудящихся, казался ей более подходящей датой…

ПАПИНА ДОЧКА

Отец Ларисы и ее младшего брата Игоря, Михаил Андреевич Рейснер, был профессором юриспруденции и преподавал в разных университетах, часто переезжая из одного города в другой. Мать, Екатерина Александровна, принадлежала к древнему дворянскому роду Хитрово. Когда родилась Лариса, ее родители жили в Польше, в Люблине, но вскоре переехали в Томск, где на свет появился их второй ребенок. В 1905 году семья поселилась в Санкт-Петербурге. Лариса с отличием окончила гимназию и поступила в Психоневрологический институт. В те времена девушек на медицинские специальности брали не слишком охотно, но именно в этом вузе в тот момент преподавал Михаил Рейснер, так что поступить туда для Ларисы не составило труда – отец выполнял все желания любимой дочери.

Параллельно с учебой в этом институте девушка стала посещать в качестве вольного слушателя лекции по истории политических учений в Санкт-Петербургском университете. Кроме того, она интересовалась историей литературы и сама пробовала писать рассказы и пьесы. Первую пьесу под названием «Атлантида» Лариса написала в 1913 году – и ее сразу же напечатали в альманахе «Шиповник». Скорее всего, не без содействия ее отца: само по себе произведение было излишне пафосным, с картонными персонажами.

После этой публикации Лариса почувствовала себя «великим писателем и публицистом» и захотела издавать собственный журнал. Родители поддержали и это ее начинание: Михаил Рейснер стал выпускать вместе с дочерью журнал «Рудин», причем в первом номере этого издания было объявлено, что в нем будут критиковать и высмеивать все плохое, что существует в России…

«Рудин» сделал Ларису Рейснер известной в журналистских и литературных кругах, и ее взяли на работу в журнал «Летопись» и в газету «Новая жизнь», которую издавал Максим Горький. Познакомившись со многими петербургскими журналистами и литераторами, она стала часто бывать на их собраниях и читать там свои стихи. Многие мужчины хвалили их, но эти похвалы вряд ли были искренними – им просто нравилось общаться с красивой и обаятельной девушкой.

ПЕРСОНАЖ ГОРОДСКОЙ ЛЕГЕНДЫ

На одном литературной сборище Лариса Рейснер познакомилась с поэтом Николаем Гумилевым, незадолго до этого вернувшимся в Россию из Европы и расставшимся со своей женой Анной Ахматовой. Поначалу он увлекся молодой и красивой поэтессой, хотя стихи ее прямым текстом назвал бездарными. Вскоре он охладел к ней, однако она с тех пор до конца жизни в красках расписывала якобы имевший между ними место страстный роман и говорила, что Гумилев сделал ей предложение, а она решительно отказала ему, хотя и безумно его любила.

После Февральской революции 1917 года Лариса стала общаться с моряками Балтийского флота, агитируя их примкнуть к большевикам. Расказыали, что незадолго до выстрела «Авроры» на его борт поднялась «женщина необыкновенной красоты», которая и дала сигнал к залпу. А позже этот слух трансформировался в легенду о том, что на корабль пришел «призрак необыкновенно красивой женщины», и в таком виде эту легенду до сих пор рассказывают приезжающим в Северную столицу туристам.

ЗАМУЖЕМ ЗА ЛИТЕРАТУРНЫМ ГЕРОЕМ

После октябрьского переворота 1917 года Михаил Рейснер получил работу в Народном комиссариате юстиции. Туда же устроился и брат Ларисы Игорь. Сама же Лариса оказалась в Комиссариате просвещения, а кроме того, стала работать в газете «Известия». Однажды она отправилась по заданию этой газеты в Москву, и на вокзале ей предложили ехать туда военным эшелоном, которым командовал человек по имени Федор Раскольников. Ларису сразу же заинтересовал обладатель столь говорящей фамилии – знакомство с «героем Достоевского» стало бы одним из тех ярких событий в ее жизни, которые она так старательно «коллекционировала». Рейснер села в этот военный поезд и закрутила с Раскольниковым роман. Оба провели в Москве несколько дней, занимаясь своими делами, но каждый день встречаясь, а потом вместе вернулись в Петроград. Их брак был зарегистрирован в поезде – в те годы это делалось очень просто и быстро, – и на Московский вокзал они вышли, уже будучи мужем и женой. Правда, вскоре выяснилось, что Раскольников – не настоящая фамилия мужа Ларисы, а партийная кличка, взятая им вместо куда более прозаичной фамилии Ильин.

Супруг выполнял самые неожиданные просьбы жены. Например, нелегально провел ее на заседание Совета народных комиссаров. Федор надеялся, что во время бурных споров ее никто не заметит, но не тут-то было. Лариса заявилась на заседание в броской одежде и ярко-красных ботинках на высоких каблуках, и все присутствующие позабыли о цели собрания и принялись откровенно ее разглядывать. Устоял перед этой «атакой» только Владимир Ленин – некоторое время он старательно делал вид, что не замечает творящегося на собрании безобразия, а потом потребовал вывести из зала всех посторонних и устроил Раскольникову разнос за нарушение правил.

В 1918 году Раскольников и Рейснер отправились в Казань: Федор командовал одним из отрядов, воюющим с белой армией, а Лариса писала репортажи о военных действиях. Вскоре белые взяли Казань, и супругам пришлось по отдельности бежать оттуда в город Свияжск, где Рейснер в ожидании мужа познакомилась с Львом Троцким, который в тот момент был вторым человеком в России после Ленина. Он тоже показался ей интересной личностью, достойной того, чтобы войти в ее «коллекцию», и в итоге, когда Раскольников добрался до Свияжска, он застал свою жену и Троцкого наедине в ее комнате, причем Троцкий был не совсем одет, а постель Ларисы – разобрана и смята. Неизвестно, чего больше испугался обманутый муж – то ли ссоры со всемогущим Львом Давидовичем, то ли расставания с супругой, без которой к тому времени уже не представлял своей жизни, но он заявил ей, что «все понимает и прощает».

Жизнь в Свияжске была полна опасностей: город осаждали белые, Раскольников командовал его обороной, а Лариса постоянно вертелась рядом с ним, несмотря на его возмущенные протесты. По всей видимости, еще убегая из Казани, Рейснер обнаружила, что получает удовольствие от риска. И так же как раньше она делала все, чтобы получить удовольствие от всеобщего внимания, теперь она стремилась испытать новые острые ощущения и лезла в боевые действия, хотя муж пару раз приказывал своим солдатам взять ее в охапку и унести в безопасное место.

Позже, когда Раскольникова назначили командовать Волжской военной флотилией, Рейснер побывала с ним в нескольких городах и деревнях, захваченных Красной армией, и там завела привычку забираться в разграбленные и полуразрушенные богатые дома, мерить наряды убитых хозяек и позировать в таком виде перед Федором и его подчиненными.

Затем Раскольникова перевели служить в Москву, где они с Рейснер заняли один из богатых особняков, где в самые голодные годы Гражданской войны вели невероятно пышный образ жизни: устраивали приемы, угощали гостей всевозможными вкусностями. По городу даже ходили слухи, что Лариса принимает ванны из шампанского, хотя это, скорее всего, все же было преувеличением. Но то, что Раскольников с женой не отказывали себе в других излишествах, очевидно.

– Мы строим новое государство, – говорила Рейснер. – Мы нужны людям. Наша деятельность созидательная, а потому было бы лицемерием отказывать себе в том, что всегда достается людям, стоящим у власти.

В 1919 году Федор Раскольников командовал Балтийским флотом и пытался захватить Таллин, в то время занятый английскими судами. Его взяли в плен, и Лариса активно участвовала в его освобождении: она сама привела семнадцать пленных англичан к тому месту, где их должны были обменять на ее мужа. Раскольников после этого уверился, что она любит его, а связь с Троцким была для нее мимолетным увлечением.

КОГДА МУЖ НАДОЕЛ

Через год Лариса и Федор переехали в Петроград, где поселились в еще более шикарном особняке и продолжили вести бурную светскую жизнь. Молодой женщине хотелось вернуться в литературное сообщество, и она стала много общаться с Александром Блоком, Борисом Пастернаком, Осипом Мандельштамом и другими известными писателями и поэтами. Несколько раз Рейснер приглашала в свой особняк гостей, которых чуть позже, в тот же вечер, арестовывали прямо в ее доме.

Затем Федору предложили пост полпреда советского правительства в Афганистане, и они с Ларисой уехали туда. Начался относительно спокойный период в их жизни, которому Рейснер, уставшая от авантюр, поначалу была даже рада. Будучи женщиной, она не могла активно участвовать в делах мужа – в Афганистане этого бы, мягко говоря, не поняли, так что у нее появилось много свободного времени, и она стала писать книгу об этой стране. Через некоторое время Лариса обнаружила, что беременна, но вскоре у нее случился выкидыш, и после этого ее отношения с мужем начали портиться.

В конце концов Лариса сказала Федору, что поедет в Москву, чтобы добиться его перевода из Афганистана в СССР, а сама, как только оказалась там, написала ему, что собирается развестись. Муж пытался уговорить ее остаться, но у Рейснер к тому времени уже был новый возлюбленный – журналист Карл Радек, единственный, кто не боялся открыто шутить над советской властью и ее представителями.

В 1923 году любовники отправились в Гамбург с заданием организовать там восстание, с которого должна была начаться мировая революция. Но эта авантюра окончилась неудачей. После этой поездки Лариса написала книгу «Гамбург на баррикадах», а потом выпустила еще несколько сборников очерков о жизни людей в разных регионах России и в Германии.

ГЛОТОК СЫРОГО МОЛОКА

В 1926 году Лариса приехала в гости к своим родителям и брату, и все они по неосторожности выпили некипяченого молока, после чего заболели брюшным тифом. Родные Ларисы смогли преодолеть болезнь, сама же она – нет.

Все оказалось очень банально: даже самые ярые любители конспирологии не смогли найти никаких намеков на убийство или самоубийство.

Максимум, что смогла придумать о последних днях Ларисы Рейснер народная молва, – это более романтичную версию того, как она заразилась тифом. Появилась легенда, что Лариса заболела, съев эклер с кремом, который был сделан из некипяченого молока, в гостях у Радека.

Не оставили слухи и легенды в покое и мать Ларисы Екатерину. Она пережила дочь всего на год, после чего по нелепой случайности снова выпила сырого молока, заболела все тем же тифом и на этот раз не выжила. После этого появился слух, что она покончила с собой, не сумев справиться с потерей дочери. Эта версия даже попала в некоторые официальные биографии Ларисы Рейснер.


25 сентября 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
116592
Сергей Леонов
95640
Владислав Фирсов
90814
Виктор Фишман
77667
Борис Ходоровский
68796
Богдан Виноградов
55220
Дмитрий Митюрин
44680
Татьяна Алексеева
40586
Сергей Леонов
39469
Роман Данилко
37506
Светлана Белоусова
35729
Александр Егоров
34931
Борис Кронер
34535
Наталья Дементьева
33252
Наталья Матвеева
33120
Борис Ходоровский
31999