Сокровища «красного графа»
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №1(491), 2018
Сокровища «красного графа»
Александр Обухов
публицист
Санкт-Петербург
1023
Сокровища «красного графа»
Алексей Николаевич Толстой

10 января (29 декабря по Юлианскому календарю) исполнится 225 лет русскому поэту, прозаику, драматургу и публицисту Алексею Николаевичу Толстому. Его часто называют «третьим Толстым» (ведь в литературе до него были Алексей Константинович Толстой и Лев Николаевич), а ныне вспоминают в основном с фамилиями тех литераторов, кто в 30-х — 40-х годах прошлого века пел дифирамбы Сталину и его окружению и писал только на потребу времени. Но в случае Толстого говорят об основоположнике русского исторического романа, блестящем стилисте и авторе эпопеи о судьбах русской интеллигенции… А ко всему перечисленному еще надо добавить и неувядающий «Золотой ключик», до сих пор остающийся одной из самых лучших книжек для детей.

Уж очень много вместил в себя граф Алексей Николаевич, подтверждая известные слова Достоевского о том, что «широк русский человек». Друг-соперник Толстого Иван Бунин так описывал «Алешку»: «Он был веселый, интересный собеседник, отличный рассказчик, прекрасный чтец своих произведений, восхитительный в своей откровенности циник; был наделен немалым и очень зорким умом, хотя любил прикидываться дураковатым и беспечным шалопаем, был ловкий рвач, но и щедрый мот, владел богатым русским языком, все русское знал и чувствовал, как очень немногие… По наружности он был породист, рослый, плотный, бритое полное лицо его было женственно, пенсне, при слегка откинутой голове, весьма помогало ему иметь в случаях надобности высокомерное выражение; одет и обут он был всегда дорого и добротно, ходил носками внутрь — признак натуры упорной и настойчивой, — постоянно играл какую-нибудь роль, говорил на множество ладов, все меняя выражение лица, то бормотал, то кричал тонким бабьим голосом, иногда в каком-нибудь «салоне» сюсюкал, как великосветский фат, хохотал чаще всего как-то неожиданно, удивленно, выпучивая глаза и давясь; крякая ел и пил много и жадно, в гостях напивался и объедался, по его собственному выражению, до безобразия, проснувшись на другой день, тотчас обматывал голову мокрым полотенцем и садился за работу: работник он был первоклассный». Конечно, все это далеко от хрестоматийного советского писателя, каким Толстого изображали биографы в недавние времена.

Темное происхождение

Для того чтобы понять умонастроение человека, надо обратиться к его происхождению и детству. Ведь недаром классик говорил, что «все мы родом из детства». Происхождение же Алексея Толстого выглядит более чем загадочным. В корнях «третьего Толстого» переплелись сразу две великие писательские фамилии — Толстой и Тургенев. Первая — по отцовской линии, вторая — по материнской. Его отец, граф Николай Александрович Толстой, воспитывался в Николаевском кавалерийском училище, в 1868 году был произведен в корнеты и служил в лейб-гвардии гусарском полку. Вскоре за буйный характер (дуэли и кутежи) корнета исключили из полка и запретили жить в обеих столицах. Николай Толстой переехал в Самарскую губернию, где встретил Александру Леонтьевну Тургеневу. Молодая провинциальная барышня, искавшая себя в литературе, вбила в голову, что она сумеет перевоспитать гуляку и бретера. На первых порах она терпела все безобразия графа, родила ему двух сыновей и дочь и даже успевала заниматься литературным трудом. Однако в начале 80-х годов XIX века графиня Толстая познакомилась в Самаре с молодым помещиком Алексеем Аполлоновичем Бостромом, показавшимся ей, по контрасту с мужем, «светом в окошке». В 1881 году Александра Леонтьевна бросила мужа, который дошел до того, что однажды стрелял в нее, и ушла к Бострому.

Граф Николай Александрович умолял ее вернуться, тем более что на его стороне были отец и мать Александры Леонтьевны. Муж заявил, что он виноват во всем, обещал исправиться и принять жену без всякого упрека. Сердце Сашеньки дрогнуло. Она продиктовала мужу условия возвращения: «Никакой близости, жизнь вместе с целью воспитания детей». Граф был согласен на все. Воссоединившиеся супруги сразу же уехали в Санкт-Петербург, где граф издал на свои деньги автобиографический роман Александры Леонтьевны «Неугомонное сердце».

Муж не терял надежды вернуть благорасположение Александры и подарил ей семейную реликвию — бриллиантовую брошь «Бурбонская лилия». Это была уникальная драгоценность, созданная парижскими ювелирами для королевы Марии-Антуанетты. После казни королевы брошь увезли в Россию, где она оказалась у деда Николая Александровича Толстого. Считая, что все «формальности» после этого улажены, граф и слышать теперь не хотел о «безбрачном проживании», применив к супруге физическую силу. Графиня Толстая записала в своем дневнике, что это случилось 3 апреля 1882 года. Спустя два месяца Александра Леонтьевна окончательно ушла из дома к Бострому. А 29 декабря того же года родился Алексей Николаевич Толстой. Старшие братья и другие члены большой семьи Толстых никогда не считали его «настоящим Толстым». Так, полу-Бостром, полу-Толстой…

Трижды Александра Леонтьевна подавала прошение о внесении ее сына в Самарскую дворянскую книгу и трижды получала отказ. И только в 1901 году, после смерти графа Николая Александровича, его сын получил официальные документы, подтверждающие фамилию Толстой и графский титул. Алексею перепала и некая доля в наследстве, равная 30 тысячам рублей. Провожая его на учебу в Санкт-Петербург, мать вручила эти деньги, а также достала из шкатулки «Бурбонскую лилию». «Возьми ее и храни, — сказала Александра Леонтьевна, — она помнит не только королеву Марию-Антуанетту, но и твое появление на свет». Но от своих родителей юный граф унаследовал кое-что большее, нежели знаменитую реликвию. Можно со всей определенностью сказать, что литературный талант ему достался от матушки, а вот все те замашки, о которых свидетельствовал Бунин, — от отца.

Своим трем женам (Ю. Рожанской, С. Дымшиц и Н. Крандиевской) Алексей Толстой, по всей видимости, не только не дарил «Бурбонскую лилию», но даже и не рассказывал о ней. Исключение составила его последняя муза и жена Людмила Ильинична Баршева (урожденная Крестинская). Но не буду забегать вперед.

«Граф уехали в Верховный Совет»

Оставим литературоведам изучение творческого пути мэтра русской словесности и перенесемся в 20-е годы прошлого столетия, когда Алексей Николаевич Толстой вернулся из эмиграции в Россию, теперь уже советскую. Диктатуре пролетариата литератор-граф был позарез необходим — дабы показать, что даже такие идейные противники, обладающие недюжинным талантом, приходят к выводу о правильности свершившихся в России перемен. «Красному графу» были созданы благоприятные условия для жизни и творчества. Сначала он, вместе с многочисленными родственниками, поселился в огромной квартире в Ленинграде, а затем перебрался в особняк, расположенный в Детском Селе (ныне город Пушкин). Вот как описывал ленинградскую квартиру писателя юный Ираклий Андронников, ставший затем известным пушкинистом и лермонтоведом: «Квартира нас поразила. Везде ковры. На стене географические карты, на шкафу — глобус. В шкафу — новейшие книги по физике, химии, философии, классики. Сочинения А. Н. Толстого. Мебель Александра I… Комната, в которой нас посадили за стол, украшенная полотнами мастеров XVII и XVIII веков, произвела на нас еще более сильное впечатление. Мы боялись насорить, уронить, разбить».

В Детском Селе над дверью особняка на Пролетарской улице, 6 (до революции улица называлась Церковной), сияла медная табличка «Гр. Толстой», двойной смысл которой был очевиден. Сокращение «гр.» можно было расшифровывать как «гражданин», но все понимали, что расшифровывать надо как «граф». Определенность во все это вносила старая экономка Ю. И. Уйбо, отвечавшая посетителям: «Их сиятельство граф в Верховный Совет уехали».

В это время Толстой создает свои самые замечательные произведения: «Хождение по мукам» и «Петр I». Конечно, к середине 30-х годов черные тучи начинают сгущаться и над «красным графом». Дело в том, что писатель попал в щекотливое положение: во втором томе «Хождения по мукам» изобразил Льва Троцкого. Понимая, что после высылки Троцкого из страны ему могут это припомнить, Толстой срочно заменил Троцкого на Сталина. Вроде бы пронесло.

Однако в это же время началось соперничество Алексея Николаевича с всесильным шефом НКВД Генрихом Ягодой (Енох Гершенович Иегуда) из-за невестки Горького Надежды Алексеевны Пешковой (домашнее прозвище Тимоша). Существует версия, что «фармацевт» (так Ягоду звали в своем ведомстве из-за хорошего знания ядов) даже пошел из-за Тимоши на убийство Максима — сына Горького. А тут какой-то писатель объясняется ей в любви. Толстому передали, что грядет его арест, тем более «грехов» за ним водилось много. «Сколько у меня есть времени?» — спросил граф. Оказалось, что две недели. За эти две недели был создан роман «Хлеб», повествующий о «великих делах товарища Сталина во время Гражданской войны». Так Толстой создал «охранную грамоту», перед которой «фармацевт» спасовал. Кстати говоря, Ягода вскоре был смещен со своей должности и в 1938 году расстрелян. Что же касается «красного графа», то в 30-х — 40-х годах он стал трижды лауреатом Сталинской премии. Любовь к Тимоше из-за таких катаклизмов быстро сошла на нет, но до самой смерти Толстого они оставались добрыми друзьями.

К этому времени относится и разрыв писателя со своей третьей женой. Наталья Крандиевская, с которой Алексей Николаевич прожил двадцать лет, вместивших в себя и эмиграцию, и триумфальное возвращение, не хотела больше терпеть любовные выкрутасы супруга. В надежде на то, что «Алешенька» побежит возвращать, Крандиевская переехала на ленинградскую квартиру. Но тот не побежал и не возвратил. Граф нашел утешение в объятиях Людмилы Баршевой, служившей у него секретаршей. Та была на восемнадцать лет моложе Крандиевской и на двадцать четыре года моложе самого Толстого. Кстати говоря, Крандиевская сама рекомендовала молодую барышню мужу в качестве секретаря.

Вот как современник описывал четвертую жену Алексея Николаевича: «В ней не было ничего от того спортивного, несколько простоватого, но в своем роде очень привлекательного типа, к которому принадлежали лучшие московские девушки советского времени. У жены знаменитого писателя внешность была совершенно не советская. Это была скорее изящная парижанка, но уж никак не москвичка сталинской эпохи. На красивом лице незаметен загар, но зато можно обнаружить мастерский грим первоклассной косметики, положенный со вкусом и умением. Фигура у нее была стройная, женственная и миниатюрная. Одета она была очень хорошо, даже великолепно. В маленькой руке, затянутой в светло-серую перчатку, чудесная сумка из крокодиловой кожи. Ко всему прочему Людмила Ильинична оказалась дамой на редкость привлекательной и любезной».

Бриллианты для «бриллиантика»

Своему «бриллиантику» Толстой и подарил «Бурбонскую лилию». При этом молодой жене было рассказано, что перед отъездом из России брошь якобы граф продал в Москве. А вот вернувшись на родину, он обнаружил ее в витрине ювелирного магазина. У писателя тогда дела шли хорошо, и он, ничтоже сумняшесь, выкупил реликвию за 500 тысяч рублей. Весь этот рассказ можно было «повесить на уши» только очень молодой женщине. Начать с того. что в Советском Союзе в витрину ювелирного магазина никогда не выкладывали драгоценности такого значения и такой стоимости. Кстати говоря, по самым приблизительным оценкам, «Бурбонская лилия», состоявшая из тридцати шести бриллиантов и крупного рубина, с учетом ее истории «тянула» как минимум на один миллион тогдашних рублей. Так что какие приключения выпали на долю этой реликвии за период 1901–1937 годов, знал только сам «красный граф».

Вскоре молодожены переехали в Москву. Правительство предоставило им большую квартиру у Белорусского вокзала и дачу в Барвихе. Квартира, по мнению Толстого, оказалась неудобной, и тут на помощь графу пришла… Тимоша. Надежда Алексеевна Пешкова, продолжавшая после смерти Горького жить в великолепном особняке, построенном до революции для фабриканта Рябушинского, предложила своему бывшему обожателю переехать во флигель усадьбы. Так Толстые поселились в великолепном особняке на Спиридоновке. Как и везде, Толстого окружали бронза, позолота, хрусталь и венецианское стекло. Стены дома были увешаны образцами русской (К. Брюллов, И. Аргунов, Ф. Рокотов) и западноевропейской живописи XVII–XIX веков. У Толстого была даже единственная в России картина знаменитого нидерландского художника Иеронима Босха. Все, кто попадал в апартаменты писателя, называли их «пещерой сокровищ Али-Бабы».

В годы Великой Отечественной войны Алексей Николаевич посвятил свой талант публицистике, написав десятки статей и очерков, призывавших истребить фашистских захватчиков. Толстой принимал деятельное участие в работе Комиссии по расследованию нацистских преступлений. Говорят, что он очень близко к сердцу воспринимал все те ужасы, которые ему пришлось увидеть. А 23 февраля 1945 года выдающегося русского писателя не стало.

Бандиты Советского Союза

После смерти Алексея Николаевича его вдова унаследовала все сокровища графа, а также его огромный архив. Для себя она выделила три комнаты, превратив остальную часть дома в мемориальный музей писателя. Именно в этом доме 14 ноября 1980 года произошло дерзкое ограбление, приведшее к утрате знаменитой «Бурбонской лилии».

14 июля этого года Людмила Ильинична, будучи уже в преклонном возрасте, получила приглашение на прием в посольстве Франции по случаю национального праздника французов — Дня взятия Бастилии. Вдова Толстого приколола на шелковое платье уникальную брошь. На светском рауте к ней подошла советская студентка, вышедшая замуж за французского предпринимателя и не спешившая на новую родину. Очарованная блеском «Бурбонской лилии», девушка попросила Людмилу Ильиничну рассказать о своем сокровище. Затем она быстро подошла к министру внутренних дел СССР Николаю Щелокову, находившемуся на приеме со своей супругой Светланой Владимировной. Подойдя к Людмиле Толстой, министр попросил повторить рассказ о знаменитом раритете. Выслушав даму, министр наставительно заметил: «Да, такие вещи надо беречь! Всякое случается».

Спустя четыре месяца трое бандитов, которых возглавлял рецидивист Анатолий Бец, проникли в квартиру Людмилы Ильиничны под видом сотрудников милиции. Пожилую даму и ее домработницу бандиты заперли в ванной комнате, перерезали шнур телефона и приступили к «планомерному изучению» квартиры. Самое интересное заключалось в том, что основные сокровища вдовы писателя в виде золотых украшений и драгоценных камней находились в тайнике под ванной, о котором налетчики не знали. Но вот «Бурбонская лилия», как на грех, лежала на туалетном столике в спальне. Кроме драгоценной броши, бандиты забрали несколько полотен «малых голландцев», выломали золотые и серебряные оклады икон.

Налет на квартиру вдовы писателя вызвал настоящий переполох. Ведь неподалеку располагались несколько иностранных посольств и находилось здание, где проживали члены Политбюро, в том числе и «хозяин Москвы» В. В. Гришин. Начались поиски Беца. Вскоре вся троица была схвачена. По словам Беца, «Бурбонская лилия» оказалась в Баку, у одного из приятелей налетчика. В мае 1981 года бандита под усиленной охраной отконвоировали в Баку. И тут произошло неожиданное: Бец совершил побег. На него снова был объявлен всесоюзный розыск. Через несколько лет его выследила тбилисская милиция, и при «попытке к бегству» тело бандита изрешетили пулями. В ходе дальнейшего следствия установили, что в самом начале следствия кто-то создал Бецу условия для побега. Когда же появились сведения, что «Бурбонская лилия» снова при нем, бандит был уничтожен. Следы драгоценного артефакта вновь потерялись.

Все перипетии этой детективной истории нашли свое отражение в телесериале режиссера Александра Котта «Охотники за бриллиантами».

Но самое интересное в этой истории то, что студентке, которая беседовала с Людмилой Ильиничной Толстой на приеме в посольстве, а затем указала на уникальную брошь Щелокову, во время следствия разрешили в срочном порядке выехать к мужу во Францию — якобы во избежание международного скандала. Вот почему некоторые исследователи связывают это преступление с самоубийствами Светланы и Николая Щелоковых, последовавшими за вступлением Юрия Андропова в должность генерального секретаря в ноябре 1982 года. В этом же году скончалась Людмила Ильинична Толстая, завещав всю обстановку квартиры и личные вещи писателя Государственному литературному музею.


30 Декабря 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
85969
Виктор Фишман
69257
Борис Ходоровский
61563
Богдан Виноградов
48822
Сергей Леонов
35675
Дмитрий Митюрин
35078
Сергей Леонов
32563
Роман Данилко
30455
Светлана Белоусова
16964
Борис Кронер
16615
Дмитрий Митюрин
16578
Татьяна Алексеева
15282
Наталья Матвеева
14953
Александр Путятин
14191
Светлана Белоусова
13637
Наталья Матвеева
13492
Алла Ткалич
12575