С честью сделал работу свою
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №7(471), 2017
С честью сделал работу свою
Павел Виноградов
журналист
Санкт-Петербург
157
С честью сделал работу свою
Сергей Лавров, Виталий Чуркин и генеральный секретарь Совета ЕС Хавьер Салана в штаб-квартире ООН

20 февраля 2017 года в 9 часов 30 минут в службу «911» Нью-Йорка позвонили из российского представительства при ООН. Сообщили, что у мужчины сердечный приступ. К месту происшествия прибыли полицейские и пожарные — они были ближе всех. Пациенту пытались делать сердечно-легочную реанимацию. Потом приехала «скорая», которая доставила больного в Пресвитерианскую больницу при Колумбийском университете. Там постоянный представитель России при ООН Виталий Иванович Чуркин, не приходя в сознание, скончался — за несколько часов до своего 65-летнего юбилея.

«Его безвременный уход из жизни — тяжелейшая, по-настоящему невосполнимая потеря для российской внешней политики. И оттого что это произошло столь внезапно, боль утраты чувствуется особенно остро, — сказал в обращении к близким дипломата Владимир Путин. — Человек глубочайшего интеллекта и необыкновенной энергии, редкого обаяния и чувства юмора, он пользовался искренним уважением коллег и огромным авторитетом у зарубежных партнеров. Заслуги Виталия Ивановича трудно переоценить. Ему доверялись ответственные посты в центральном аппарате Министерства иностранных дел и за рубежом. Но наиболее ярко его способности проявились в период работы постоянным представителем России при ООН».

21 февраля в память о Виталии Чуркине заседание Совета ООН по опеке началось с минуты молчания. За протокольными фразами соболезнований проглядывало истинное потрясение. «Мы шокированы известием о кончине посла Чуркина», — сказал Фархан Хак, заместитель официального представителя генсека ООН. «Президент Дональд Трамп со скорбью узнал о неожиданной кончине постоянного представителя России при ООН Виталия Чуркина, — было сказано в заявлении Белого дома. — Несмотря на то, что США иногда не соглашались с российскими партнерами, Чуркин сыграл важнейшую роль в сотрудничестве с США по ряду ключевых вопросов международной безопасности».

Именно это и стало сразу ясно после смерти Виталия Ивановича: западные дипломаты, которые противостояли ему от имени своих стран и которым он сам противостоял не только твердо, но и с едким остроумием, были совершенно искренне опечалены его уходом. «Опустошена в связи со смертью постпреда России при ООН Виталия Чуркина. Маэстро дипломатии и чрезвычайно неравнодушный человек, который сделал все возможное, чтобы преодолеть разногласия между США и Россией», — написала в Twitter бывший представитель США при ООН Саманта Пауэр. Та самая Саманта, за публичные перепалки с которой Чуркин заслужил в народе прозвище «тролля 80-го уровня». «Я шокирована и глубоко опечалена этой новостью. Виталий был для ООН огромной силой. Умный, нацеленный, в высшей степени эффективный», — вторит ей занимавшая этот пост раньше Сюзан Райс, тоже немало пикировавшаяся с нашим постпредом. Со стороны они иногда походили на постоянно препирающуюся старую супружескую пару. Теперь Райс говорит, что Чуркин был грозным противником, но всегда оставался другом. Позже та же Саманта Пауэр рассказал в колонке, написанной для New York Times, как Райс, уходя с поста, сказала ей про Чуркина, что они «будут нуждаться друг в друге».

Еще Саманта призналась, что Чуркин был ее единственным коллегой по ООН, которого она пригласила в свой дом на День благодарения. «Для меня очевидно, что даже те, кто оказывался оппонентом России в Совбезе, имели величайшее уважение к интеллекту, способностям и знаниям всех процедур ООН, которые демонстрировал посол Чуркин, — говорит Джеймс Бейс, старший корреспондент телеканала «Аль-Джазира». — В прошлом году он сильнее всех раскритиковал меня за мой вопрос по политике (России. — Ред.) в Сирии. На следующий день он был (ко мне. — Ред.) так же дружелюбен, как и всегда. Кажется, он никогда не воспринимал все эти вещи в личном плане». Похоже, при всем накале страстей на международной арене, при яростных дипломатических битвах эти люди действительно могли быть добрыми знакомыми и даже друзьями.

Что уж говорить о его российских коллегах, которые испытали от этой внезапной смерти тотальный шок. «Великий дипломат. Неординарная личность. Яркий человек. Мы потеряли родного человека», — написала официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. «Это невосполнимая утрата. Я не нахожу слов, чтобы передать чувства горечи боли, сострадания его семье, супруге. Это удар, который просто тяжело перенести», — отозвался заместитель главы МИД России Сергей Рябков. «Он до конца отдал себя работе, до конца отдал себя своему долгу, своей стране, своим убеждениям. Он работал в обстановке откровенного противодействия и противостояния, когда нашу страну ставили в центр всех негативных сюжетов. Все это он пропускал через себя», — говорит председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев. А министр иностранных дел РФ Сергей Лавров даже опубликовал в мидовском Facebook стихотворение, написанное им для Чуркина в 1994 году:

Не придумаешь лучше момента –
День рожденья отметить в бою.
Специальный посол Президента
С честью сделал работу свою.

Но в хоре скорбных заявлений и проникновенных некрологов визжащим диссонансом проявилась реакция официального Киева. Постпред Украины, которая сейчас исполняет обязанности председателя Совбеза ООН, не стал выступать с заявлением, посвященным трагическому событию. Столь явное неуважение к покойному вызвало мощную реакцию отторжения. «В этом вся нынешняя украинская «власть»: ничего хорошего делать не могут, только всем все портят, в том числе и себе», — написала Мария Захарова. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков с трудом подбирал слова: «На фоне этой утраты такое поведение наших украинских коллег... Да Бог им судья! Здесь нечего сказать».

Очевидно, почувствовав, что перегнули палку, украинские дипломаты пытались сгладить впечатление. Но получилось еще хуже. «Было предложение российской стороны принять заявление председателя Совета безопасности относительно трагического происшествия, которое предусматривало проведение отдельного заседания по этому вопросу, но таких случаев никогда не было в истории ООН», — не очень внятно объяснил поведение украинского МИДа его глава Павел Климкин. При этом он вспомнил «украинскую», по его мнению, пословицу: «О мертвых либо хорошо, либо ничего». Которая на самом деле латинская. На что Мария Захарова отозвалась: «Латынь они, видимо, тоже люстрировали»…

Подлинное отношение киевского режима к смерти российского постпреда в полной мере прорвалось в Интернете. «На смерть Чуркина: гореть в аду всем, кто против Украины», — написал, например, в своем Facebook лидер Радикальной партии Олег Ляшко. Наиболее откровенно эти чувства выразила некая националистическая блогерша: «…Радость смерти Чуркина у украинцев — абсолютно адекватная радость. Более того, ненормальной является скорее обратная реакция». Остается только повторить слова Пескова и констатировать, что украинские власти и те, кто их поддерживает, в этой ситуации вполне проявили свои человеческие качества и уровень образованности…

Виталий Иванович всю жизнь был бойцом на передовой непрекращающегося дипломатического противостояния. Конечно же, у врагов России он вызывал ненависть. Мир впервые обратил на него внимание в 1986 году, когда 34-летний, уже тогда совершенно седой, второй секретарь посольства СССР в Вашингтоне в прямом эфире рассказывал довольно агрессивным американским конгрессменам о том, что произошло в Чернобыле. Он уже тогда умел отбивать словесные атаки. «А вы не думаете, что катастрофа в Чернобыле показала, что СССР на грани краха?» — спросили его. «А вы не думаете, что катастрофа «Челленджера» показала, что США на грани краха?» — ответил дипломат. Жизнь показала, что прав был не он, а его оппонент, но дело не в этом, а в том, что Чуркин всегда до конца стоял за свою страну.

А ведь он мог бы стать актером: в детстве снялся в фильмах «Синяя тетрадь», «Ноль три» и «Сердце матери». Эпизодические роли мальчишек получались у него очень неплохо, наверное, он вполне мог бы продолжить актерскую карьеру. Но не стал. И не жалел об этом. «Я думаю, что я не был бы хорошим актером, а быть не очень хорошим актером не легче, чем быть дипломатом», — говорил он потом. «В ООН тоже приходится выходить на сцену», — сказал он в другой раз и был совершенно прав. Причем сцена эта огромна — на него часто осмотрел весь мир. Да и вообще в эпоху глобальных коммуникаций дипломат должен быть отчасти шоуменом. Чуркин свою роль отрабатывал блестяще.

Путь в большую дипломатию он начал в 1974 году, когда, окончив Московский государственный институт международных отношений, пришел в МИД. Переводчик, референт, старший референт… Многие закончили МГИМО, многие работали в МИДе, но в историю вошли единицы. А он с самого начала присутствовал при исторических событиях и чем дальше, тем больше принимал в них участие. Начал с того, что в качестве переводчика был на женевских переговорах по ограничению стратегических вооружений. С 1979 года работал в мидовском отделе США, а с 1982-го — в советском посольстве в Вашингтоне под началом Анатолия Добрынина. Это был зубр советской дипломатии, остававшийся послом при шести американских президентах и пяти советских генсеках, один из творцов «разрядки международной напряженности». Добрынин и назначил Чуркина озвучивать информацию по Чернобылю, поскольку тот знал английский лучше всех в посольстве — так, что ооновские синхронисты не поспевали за его скороговоркой. А еще до этого, в 1983 году, Виталий Иванович давал объяснения от имени советской стороны после того, как СССР сбил южнокорейский авиалайнер

Следующим его шефом была не менее значимая фигура — глава МИД Эдуард Шеварднадзе, при котором он стал пресс-секретарем. В этой же должности он перешел в МИД России, где вскоре стал заместителем министра Андрея Козырева. Шла перестройка, СССР поворачивался лицом к недавнему противнику, а Козырев придерживался откровенно проамериканской позиции. Виталий Иванович тогда регулярно появлялся на экранах США, представляя новую Россию. Но краткий период российско-американской дружбы подошел к концу во время распада Югославии. Именно тогда Чуркин был назначен спецпредставителем президента РФ на переговорах по окончанию войны в этой стране. «Весной 1992-го мы одновременно были назначены заместителями министра, я курировал ООН, а он — Балканы... — вспоминает Сергей Лавров. — В этом качестве почти весь февраль 1994 года он провел в охваченной конфликтом Боснии и Герцеговине, добиваясь объективного расследования экспертами ООН взрыва на сараевском рынке Маркале, ответственность за который пытались голословно взвалить на сербов». Это была тяжелая, изнурительная работа, Чуркин буквально жил в дороге — из Москвы в Белград, Нью-Йорк, Сараево, Загреб, Женеву, снова в Белград, в круглосуточном режиме ведя переговоры, постоянно отвечая на вопросы журналистов. Отвечал, как всегда, аргументировано, четко и спокойно.

С 1994 по 1998 годы его бросили на еще одно очень непростое направление — будучи послом в Бельгии, он был одновременно российским представителем при НАТО. Постпредом при ООН Чуркин стал в апреле 2006 года. Этот последний период его жизни был, пожалуй, самым сложным в его дипломатической карьере. «Цветные революции» и вмешательство Запада в конфликты в других государствах, расширение НАТО на восток, северокорейская ядерная программа, события на Украине, ввод российских войск в Сирию. А потом — закат американской гегемонии и трансформация однополярного мира в многополярный...

Россияне впервые запомнили его фамилию в 2008 году, когда грузинские войска, вторгшись в Абхазию и Южную Осетию, получили отпор от России, за что Запад тут же ее обвинил. Седой мужчина в очках спокойно принимал на себя этот ураган, отбиваясь логично, методично и эффективно. Тогда даже далекие от дипломатии люди поняли, что лучшего представителя в ООН не найти. В последние годы его признание в России стало поистине всенародным. Он часто ездил по Москве в метро, и его постоянно узнавали. Один раз уличный музыкант-гармонист устроил в его честь концерт в подземке. В другой раз некий мужчина пригласил его в ресторан, а когда тот отказался, на следующий день прислал в его приемную ящик дагестанского марочного коньяка…

Его перепалки с представителями партнеров-противников миллионы россиян смотрели как выдающиеся боксерские поединки — болея за своего, конечно. Но это было нечто большее, чем спорт: от его победы или поражения зависело очень многое. «Он слыл искусным дипломатом, поднаторевшим в использовании правил и протокола ООН в интересах своей страны, в том числе права вето в Совбезе. Он шесть раз применил его для того, чтобы блокировать резолюции, предусматривавшие наказание сирийского правительства, верного союзника Москвы. Он противопоставлял любой западной критике поведения России в сирийском конфликте нападки на роль Запада в Йемене и других местах», — пишет New York Times. Недаром противники видели в нем опаснейшее информационное оружие России.

Один из последних его таких поединков произошел в декабре прошлого года. Во время обсуждения ситуации в Алеппо Пауэр обрушилась на действия сирийских правительственных войск. Чуркин напомнил ей о неприглядных действиях ее собственной страны. «Особенно странным мне показалось выступление представителя Соединенных Штатов, которая построила свое выступление как будто она мать Тереза», — добавил он. Когда бушевал скандал с осквернением храма Христа Спасителя в Москве панк-группой Pussy Riot и Пауэр встретилась с ее участницами, Чуркин посоветовал постпреду США пригласить девиц выступить в Вашингтонском кафедральном соборе, Ватикане или и у Стены Плача в Иерусалиме. Чуркин был «грозным врагом, заботливым другом и яростным защитником России, которую он обожал и которой гордился», — вспоминает теперь Саманта.

Когда постпред ООН Великобритании Мэттью Райкрофт потребовал прекратить атаки ВСК России в Сирии, Чуркин в ответ предложил ему: «Прекратите сейчас поддерживать разный сброд по всему миру — экстремистов, террористов и разных прочих любителей раскачать ситуацию в той или иной стране. Вообще прекратите вмешиваться в дела других суверенных государств, оставьте эти колониальные привычки, оставьте мир в покое». «Абсолютно опустошен новостью о смерти моего друга и коллеги Виталия Чуркина. Дипломатический гигант и замечательный человек. Покойся с миром», — написал Райкрофт после смерти своего оппонента.

Народное творчество часто приписывало Чуркину фразы, которые он не говорил, да и сказать не мог. Например, ответ представителю Катара: «Если вы еще раз заговорите в таком тоне, такой вещи, как Катар, завтра не будет». Однако, как известно, в каждой шутке лишь доля шутки, и порой в дипломатичных оборотах Чуркина оппоненты действительно ясно слышали грозное предупреждение от сверхдержавы. Впрочем, все эти хлесткие фразы — лишь видимая часть айсберга тяжелой, кропотливой и крайне необходимой стране работы. Она творится вдали от глаз публики, в полутемных залах и закрытых кабинетах. А потом в информационном пространстве появляются результаты этих трудов — порой сенсационные.

Особенно тяжелыми выдались последние месяцы, когда на Россию обрушился шквал истерических обвинений. России пришлось отвечать за все, от брексита до победы Трампа. «В жизни дипломата и в жизни страны бывают непростые периоды, сейчас такой период мы и переживаем. Я бы предпочел, чтобы все было по-другому, но коль скоро мы оказались в такой ситуации, как-то приходится на нее реагировать и продолжать в ней существовать», — говорил он в одном из последних своих интервью. «Его последние годы работы в Нью-Йорке в исключительно сложной обстановке — это дипломатический подвиг», — говорит Алексей Пушков, член Совета Федерации и бывший глава комитета Госдумы по международным делам. Чуркин казался железным — словно так и будет вечно сражаться и побеждать. Но нет железных людей, и мы в очередной раз горько в этом убедились.

Когда умирает человек такого уровня и рода занятий, всегда появляются конспирологические теории. Чуркин не исключение: пошли слухи про отравление. Усиливает их то, что последние месяцы выдались для российской дипломатии трагичными: в конце прошлого года в Турции террористом был убит посол Андрей Карлов, а в начале января в Греции неожиданно скончался консул Андрей Маланин. И вот теперь Чуркин… Стали предполагать, что то ли международный терроризм мстит нашей стране за вмешательство в Сирии, то ли спецслужбы США пытаются предотвратить сближение администрации Трампа с Россией. Слухи были подхвачены зарубежной прессой. Сначала Associated Press сообщило, ссылаясь на главного медицинского эксперта Нью-Йорка, что причину смерти Чуркина американские врачи установить не смогли, а потому были назначены дополнительные экспертизы. В том числе и токсикологические… Впрочем, патологоанатомы утверждают, что подобное исследование в таких случаях — стандартная процедура. «Случай со смертью такого высокопоставленного дипломата всегда очень резонансный. Вероятно, американцы подстраховываются», — считает, например, кандидат медицинских наук Эдуард Туманов.

Однако слухи не утихают — несколько изданий, например филиппинский телевизионный канал ABS-CBN Television, сообщили, что в почках покойного найден яд. Якобы отравляющее вещество было добавлено накануне в поздний ужин дипломата. Истина будет установлена не раньше чем через несколько недель — именно столько длятся такого рода экспертизы. Конечно, вариант убийства очень и очень сомнителен. Однако подозрение вызывает то, что дипломат вовсе не выглядел больным. Корреспондент телеканала RT Алексей Ярошевский 7 февраля брал у Чуркина интервью. «Он был очень хорошо настроен, отвечал на все вопросы без секунды на раздумье. И предположить две недели назад, что случится такая трагедия, было просто невозможно. Он был в полном здравии», — рассказывает журналист. В любом случае инфаркту предшествуют определенные изменения в организме, и внезапно он может постичь лишь человека, не следящего за своим здоровьем. Но ведь работающие за рубежом дипломаты медосмотр проходят регулярно…

Что бы ни случилось, главное, что Россия потеряла очень важного для нее человека. Заслуги Виталия Чуркина очевидны для всех, и награды, присвоенные ему посмертно, их лишь подчеркнули. Президент России наградил его орденом Мужества, а президент Сербии Томислав Николич — орденом Сербского флага первой степени. «Пока у нас есть такие друзья в ООН, я не волнуюсь», — сказал он. Похоронили выдающегося дипломата с воинскими почестями на Троекуровском кладбище в Москве.

За более чем 40 лет дипломатической работы у него, конечно, скопилось множество интереснейших сведений. Известно, что он работал над книгой воспоминаний, а когда его спросили, как она будет называться, пошутил: «Пусть это будут «Неоконченные мемуары»… У Виталия Чуркина остались сын Максим и дочь Анастасия, журналистка, работающая в лондонском корпункте RT. По отзывам знакомых, они столь же прямы, честны, остроумны, как и отец.

Сейчас обязанности постоянного представителя России при ООН исполняет его заместитель Петр Ильичев. Он уже прошел боевое крещение, когда решение президента России о частичном признании документов ДНР и ЛНР вызвало крайне негативную реакцию США. В полном соответствии с традициями своего предшественника, предпочитавшего аргументированный отпор, Ильичев напомнил, что критики решения часто поступают аналогично. Например, в отношении документов непризнанного государства Тайвань. Похоже, дело Виталия Ивановича Чуркина продолжается достойно.


25 Марта 2017


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
84305
Виктор Фишман
67414
Борис Ходоровский
59888
Богдан Виноградов
46983
Дмитрий Митюрин
32445
Сергей Леонов
31420
Роман Данилко
28933
Сергей Леонов
24284
Светлана Белоусова
15236
Дмитрий Митюрин
14930
Александр Путятин
13395
Татьяна Алексеева
13159
Наталья Матвеева
13043
Борис Кронер
12570
Наталья Матвеева
11079
Наталья Матвеева
10756
Алла Ткалич
10339
Светлана Белоусова
10027