Ольга Аросева: рыцарь театра
ЖЗЛ
«Секретные материалы 20 века» №24(384), 2013
Ольга Аросева: рыцарь театра
Евгения Назарова
журналист
Санкт-Петербург
693
Ольга Аросева: рыцарь театра
Кадр из фильма «Берегись автомобиля!»

В тот день, когда будущая народная артистка Ольга Аросева появилась на свет, ее отец был так переполнен чувствами, что хотел рассказать об этом всему миру. Дипломат и революционер Александр Аросев бежал по московским улицам и кричал: «У меня родилась третья!» Какой-то прохожий спросил его: «А какая она?» И счастливый отец, не задумываясь, выпалил: «Она? Радостная!»

Александра Яковлевича Аросева расстреляли 10 февраля 1938 года, много позже реабилитировали за отсутствием состава преступления. К Наталье, Елене и Ольге на долгие годы приклеился ярлык «дочь врага народа». Старшую заставили отречься от отца, и она, обливаясь слезами, произнесла страшные слова под давлением партии. Ольга этого не сделала – даже несмотря на то, что ее не приняли в комсомол, а позже не выпускали за границу на гастроли с Театром сатиры и не давали званий. 13 октября ее не стало – Ольга Аросева ушла из жизни в возрасте 87 лет, онкология взяла верх над здоровьем этой неутомимой женщины.

Говорят, страшный диагноз ей поставили еще 15 лет назад. Все это время Аросева регулярно проходила обследования и продолжала играть на сцене: за год до смерти была занята в главных ролях сразу в трех спектаклях. «За несколько дней до ухода она мне позвонила и сказала: «Я буду играть! Я буду играть! Только я тебя прошу перед спектаклем, мы будем репетировать, так как мы всегда репетируем!» – поделился воспоминаниями режиссер Роман Виктюк.

«Все было правильным»

«А я этих дурацких вопросов – для чего мы рождаемся? – себе не задаю. Я наслаждаюсь тем, что я актриса, что выхожу на сцену и сегодня, что несу людям удовольствие. Я ни о чем, что было в жизни, не жалею. Все, что делала, было осознанным и, как мне кажется, правильным», – эти слова принадлежат Ольге Аросевой, пани Монике из «Кабачка 13 стульев», водительнице троллейбуса Любе из «Берегись автомобиля!», да и просто всенародно любимой артистке. А еще, проработав в Театре сатиры порядка шестидесяти лет с небольшими перерывами, она стала его символом, «рыцарем театра», как на панихиде назвали артистку те, кто пришел с ней проститься. Такую верность Аросева хранила только профессии и неоднократно говорила о том, что работа – ее главная любовь. Четыре раза побывав в статусе официальной супруги, она признавалась, что предпочитает необременяющие гражданские отношения. Отвечая на вопрос о том, является ли мужчина обязательной составляющей женского счастья, Ольга Аросева говорила: «Все ведь зависит от мужчины. Если хороший, то наверное. А нужен ли тот, кто просто брюки носит? Этого я не могу сказать. Про свою личную жизнь скажу одно: мужья были слабее меня». Но при этом расставалась с мужчинами без скандалов.

Вопреки устоявшемуся мнению о том, что театр – это террариум единомышленников, актриса дружила со многими коллегами по цеху до самой смерти, любила гостей и теплые компании. «Радостная» – что еще сказать…

Заграничное детство

Между тем обилие комедийных ролей ее слегка удручало. Понимая, что состоялась именно в этом жанре, Ольга Аросева, тем не менее, мечтала о драматических ролях. Ей казалось, она справится и с ними, имея за плечами багаж не самого счастливого прошлого.

Ольга Александровна родилась 21 декабря 1925 года в более чем благополучной семье видного партийного деятеля. Ее отец, профессиональный военный, прапорщик царской армии, в 1917 году привел свои войска на сторону революции. Артобстрел Кремля был произведен именно по его приказу. Мать, Ольга Вячеславовна Гоппен, имела польские корни и окончила Институт благородных девиц, работала секретарем-референтом у Полины Жемчужиной, жены Вячеслава Молотова. Детство будущей актрисы прошло в Европе: отца с дипломатической миссией отправляли то в Париж, то в Стокгольм, то в Прагу. С раннего детства Ольга дружила с актером Евгением Весником. «Его папа был торгпредом в Берлине, а мой – торгпредом в Чехословакии, и мы с Женькой вместе выступали на сцене посольства: пели куплетики по-немецки. У нас с ним вышла одинаковая судьба: у меня арестовали папу, у него – обоих родителей. Его даже хотели отдать в детский дом, но он сбежал, хлебнул много горя – голодал, воевал. Женя был очень сильным, порядочным, богатым духом, остроумным человеком, но с непростым характером. А как характер может быть хорошим у того, кто много пережил? Мы с ним похоже воспринимали жизнь и всегда помогали друг другу. Помню, как ходили вместе по каким-то инстанциям, писали заявления, ходатайства по делу о реабилитации моего отца», – вспоминала позже актриса. Весник тоже был женат четыре раза. То и дело появлялись слухи, что они с Ольгой Аросевой так близки, что Весник ходит к ней консультироваться по поводу выбора очередной жены. Слухи, как говорится, были сильно преувеличены, но один забавный эпизод Аросева все же рассказала. Однажды, сидя рядом с Весником на какой-то из его свадеб, она услышала робкую просьбу новоиспеченного мужа: «Слушай, спроси, а кем она работает?» Творческие натуры очаровываются быстро…

Письмо Сталину

Первая катастрофа в жизни Аросевой случилась, когда девочке было всего пять: мать влюбилась в другого мужчину и сбежала прямиком из Стокгольма на Сахалин. Дети при этом остались жить с отцом. Возможно, именно это спасло им жизнь – узнав, что у дочерей «врага народа» есть мать, их в 1937-м, после ареста Александра Яковлевича, не тронули, а отпустили к ней. Отчим принял их хорошо, но и новые семейные радости длились недолго – началась война.

А ведь еще недавно Ольга и Елена Аросевы давали свое первое интервью газете «Комсомольская правда» после «исторической» встречи со Сталиным… Это случилось в 1935 году, когда Александр Аросев еще и подумать не мог, какая судьба его ждет. В тот день он взял дочерей с собой на авиапарад в Тушино. Вот как вспоминала об этом сама артистка: «Я без труда узнала стоявших рядом Ворошилова, Андреева, Кагановича, тогдашнего первого секретаря комсомола Косарева. Известно, что малорослый Сталин подбирал себе такое же «по размеру» окружение. Но взрослые дяди казались мне высокими. Я ничего не могла рассмотреть из-за их спин. Вдруг рядом раздался голос с сильным восточным акцентом: «Что же вы, большие, встали, а маленьким девочкам ничего не видно? Чьи это девочки? Аросева?» Человек в солдатской шинели и фуражке защитного цвета шел сквозь толпу. Легко двигался в тесноте, потому что люди перед ним немедленно расступались. Он взял меня и Лену за руки и повел в первый ряд зрителей. Поле и небо открылись, и стало все прекрасно видно. Мы смотрели и разговаривали. Сталин был насмешливо церемонен, называл меня, девятилетнюю, на «вы». Подарил мне букет, который поднесла ему спрыгнувшая с самолетного крыла парашютистка». Когда отца арестовали, Ольга написала Сталину письмо, уверенная в том, что ее отец ни в чем не виноват. Ответа не последовало.

По словам Ольги Аросевой, она так нигде и не доучилась, хотя была студенткой сначала циркового, затем – театрального училища. Единственным полноценным документом об образовании, как любила говорить актриса, остались «корочки» с курсов водителей троллейбуса, которые она окончила по настоянию Эльдара Рязанова. А в цирковом училище Аросева позже даже преподавала, ее студентами были Илья Олейников и Геннадий Хазанов. В оба заведения Ольга отправилась по стопам старшей сестры Елены. Окончить курс помешало поступление в труппу Ленинградского театра комедии под руководством Николая Акимова, который находился в то время на гастролях в Москве. Причем в театре Аросева оказалась обманом – в труппу ее взяли по документам Елены, окончившей к тому времени Московское городское театральное училище. В 1950-м, после того как Акимова лишили должности главного режиссера, Ольга Александровна вернулась в Москву и перешла в Театр сатиры, который впоследствии стала называть своей семьей.

Под крылом у Раневской

Годы в Ленинграде были бедными и голодными, зато именно к этому периоду биографии Аросевой относится начало нежной дружбы с Фаиной Раневской. В свое время Раневская ходила на приемы к Полине Жемчужиной в надежде получить комнату, потому что ей было негде жить, там и подружилась с матерью Аросевой. Та как-то рассказала звездной гостье, что две ее дочери учатся на артисток, и Раневская неожиданно прониклась такой симпатией к девочкам, что даже приходила к Елене на выпускной спектакль в МГТУ.

Ольга Аросева была на тридцать лет младше Фаины Георгиевны и вскоре попала под ее покровительство. Когда юная актриса переехала в Ленинград, Раневская, по словам Аросевой, ее буквально выкормила. В то время Фаина Георгиевна снималась в фильме «Золушка» и жила в гостинице «Астория», но часто приходила в Театр комедии навестить свою подопечную, приносила пирожки из располагавшегося этажом ниже Елисеевского магазина, интересовалась у Акимова, как у Аросевой идут дела. Однажды позвонила режиссеру и потребовала, чтобы Ольге добыли новые сапоги – старые разваливались прямо на девушке. «Не надо сапоги! – закричала Аросева. – Пусть лучше даст мне главную роль!»

Не секрет, что афоризмы Раневской сегодня многие помнят лучше, чем фильмы с ее участием. Однако, как рассказывала Ольга Аросева, многие цитаты ей приписывают, и шутки Фаина Георгиевны никогда не были злыми. «Фаина была человеком удивительной доброты, – вспоминала Аросева. – Как-то при мне такой был случай. Я зашла навестить ее в гостиницу «Астория», где она во время съемок жила. И в этот момент к ней пришла какая-то женщина, уже пожилая, ее лет. Говорит: «Фая, мы с тобой в Таганроге в гимназии учились. Вот, смотри, фотография класса, вот ты…» Раневская растрогалась, усадила ее пить чай и спрашивает: «А почему ты в таком легком пальто, на дворе же осень?» – «У меня, Фаечка, нет другого». Фаина поднялась, взяла свое пальто и отдала ей. Когда женщина ушла, я говорю: «Фаина Георгиевна, вы что, с ума сошли? Она вам показала фотографию, где есть вы, но нет ее! И в чем вы теперь собираетесь ходить?» – «А у меня есть очень теплый халат». Был у нее такой клетчатый, как плед. А потом добавила: «Как же тебе не стыдно! Надо лучше думать о людях».

«Берегись автомобиля!»

Работа в театре и кино подарила Ольге Аросевой дружбу с удивительными людьми и множество забавных историй, о которых она любила рассказывать в многочисленных интервью. В редакцию «Кабачка 13 стульев» приходили мешки писем для актрисы, подчас самого удивительного содержания, вроде «Вот, вы были в таком красном платье, оно вам, по-моему, маловато; пришлите мне, оно мне будет хорошо» или «Не надоели вам шляпки? У вас их так много, пришлите мне». На сцену однажды кинули шляпку вместо букета цветов – для пани Моники.

Зрители любили и ее Любу, водительницу троллейбуса из картины «Берегись автомобиля!». Правда, забракованный Госкино, сценарий рисковал остаться на полке, но этого не произошло. «Нам хотелось, – писал Эльдар Рязанов, – сделать добрую, грустную комедию о хорошем человеке, который кажется ненормальным, но на самом деле он нормальнее многих других. Ведь он обращает внимание на то, мимо чего мы часто проходим равнодушно. Этот человек – большой, чистосердечный ребенок. Его глаза широко открыты на мир, его реакции непосредственны, слова простодушны, сдерживающие центры не мешают его искренним порывам. Мы дали ему фамилию Деточкин». Экспертам Госкино сценарий в целом понравился, кроме того, что герой воровал машины: было бы, мол, куда лучше, если бы он просто сообщал в ОБХСС, что такой-то человек – жулик и живет на нетрудовые доходы. В итоге фильм на некоторое время «законсервировали» из опасения, что советские граждане под впечатлением от картины начнут угонять друг у друга машины. Рязанову и Брагинскому пришлось превратить сценарий в повесть и в 1964 году опубликовать в журнале «Молодая гвардия». Повесть получила много хороших рецензий, и в итоге ЦК наконец позволил снимать.

Съемки «Берегись автомобиля!» проходили в течение 1965 года, премьера состоялась в мае 1966-го; в прокате этого года фильм занял 11 место – его посмотрели 29 млн зрителей.

Скромная инкассаторша

По словам Аросевой, в те времена из западни амплуа выбраться было проще, ведь сыгранная роль не крепилась к актеру намертво. Хотя Эльдар Рязанов в свое время сомневался, стоит ли брать Аросеву в картину «Старики-разбойники» именно из-за роли пани Моники. В итоге Ольгу Александровну утвердили, но режиссер потребовал, чтобы в образе инкассатора Анны Павловны не было ничего общего с Моникой. Каждый раз, когда Аросева гримировалась, Рязанов ходил вокруг и повторял: «Не вздумай красить ресницы! Вот только попробуй сделать в прическе хоть один завиток! С роли сниму! Твоя героиня – скромная инкассаторша в вязаной кофточке, а не финтифлюшка Моника…».

На этих съемках, которые проходили во Львове, на Западной Ураине, было много смешного. «Как-то ночью снимаем эпизод имитации ограбления: я в роли инкассатора несусь за следователем Юрием Никулиным, а за мной бежит Лева Дуров в образе шофера инкассаторской машины. На бегу я стреляю из пистолета – меня специально обучали. В этот момент из ближайшего дома в открытое окно высовывается мужик в майке – ну типичный бандеровец – и с такой неподдельной надеждой в голосе восклицает: «Что, уже началось?» От смеха я споткнулась, согнулась пополам и, разумеется, играть дальше не могла. Дубль был сорван, пришлось переснимать. От Рязанова, конечно, влетело, но впечатление дорогого стоило», – рассказывала актриса.

Высоцкий и телефонистки

Одним из ближайших друзей Аросевой был актер Борис Рунге, с которым они вместе снимались в «Кабачке 13 стульев» и работали в Театре сатиры. «Мы очень дружили. Были знакомы очень давно, даже родители были знакомы, – вспоминала актриса, – Борина мама работала в посольстве Латвии у моего отца. Мы учились вместе в московском городском театральном училище. У нас был один и тот же педагог – Владимир Васильевич Готовцев. Боря был братом, другом, больше, чем мужем, больше, чем любовником – он был партнером моим. Мы вместе ездили на гастроли. У нас был свой творческий вечер. Популярность была дикая! Невозможно было в ресторан войти. Если через 5 минут нам не присылали бутылку коньяку, Боря говорил: «Что это такое, нас не узнали!» Как-то раз, зная, что Борис испытывает массу неудобств, живя в квартире без телефона, Аросева отправилась на станцию просить, чтобы Рунге провели линию. «Ах, вот если бы к нам с концертом приехал Высоцкий!» – заголосили телефонистки. По просьбе Ольги Александровны Высоцкий отправился петь для сотрудников станции в первый же свободный вечер. В течение двух часов, что шел концерт, Борису Рунге установили телефон.

Когда Бориса не стало, актриса так переживала, что начала заикаться. Помог хороший специалист и, как всегда, работа. Накануне очередного спектакля, который собрались отменять в связи с состоянием здоровья актрисы, врач позвонил в театр и потребовал, чтобы спектакль состоялся – по его мнению, на сцене к Аросевой должна была вернуться речь. Так и вышло: актриса вышла на подмостки и безукоризненно отыграла партию до конца.

Не удивительно, что театр стал ее семьей и домом, из которого не хотелось уходить. Однажды на улице возле театра к Ольге Аросевой подошел мужчина, положил ей руку на плечо и с сочувствием произнес: «Все работаешь? Вот сволочи!», уверенный в том, что немолодую артистку заставляют выходить на сцену. Но Аросеву никто не заставлял – до последних дней она оставалась востребованной в профессии и отвечала своим зрителям взаимностью.

На гражданскую панихиду по Ольге Аросевой, которая проходила в Театре сатиры, пришли тысячи ее поклонников и десятки друзей и коллег. «У меня не было в кино каких-то суперролей», – говорила сама актриса, и тем не менее для миллионов своих зрителей она стала за эти годы и народной, и родной. «Мне кажется, главный ее талант был даже не актерский, даже не человеческий, а талант любви к жизни. Вот ее жизнелюбие, ее какая-то внутренняя сила, которая притягивала к ней людей», – сказала на похоронах Лия Ахеджакова. Ольга Аросева действительно не терпела уныния ни в жизни, ни на сцене, умела сочетать веселье и строгое отношение к работе.

Аросеву похоронили на Головинском кладбище в Москве – неподалеку от надгробного памятника на символической могиле нежно любимого отца…


30 ноября 2013


Последние публикации

Выбор читателей

Сергей Леонов
106328
Сергей Леонов
94487
Виктор Фишман
76303
Владислав Фирсов
71577
Борис Ходоровский
67715
Богдан Виноградов
54352
Дмитрий Митюрин
43533
Сергей Леонов
38451
Татьяна Алексеева
37440
Роман Данилко
36614
Александр Егоров
33665
Светлана Белоусова
32850
Борис Кронер
32636
Наталья Матвеева
30656
Наталья Дементьева
30297
Феликс Зинько
29720